Главная » Книги

Аверченко Аркадий Тимофеевич - Рассказы (юмористические)

Аверченко Аркадий Тимофеевич - Рассказы (юмористические)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24


А. Т. Аверченко

Рассказы (юмористические) (1910-1911)

  
   Аверченко А. Т. Собрание сочинений: В 6 т.
   Т. 1: Веселые устрицы
   Т. 2: Круги по воде
   M.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2006.
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   Книга первая
   Поэт
   Здание на песке
   Лентяй
   Славный ребенок
   Специалист
   Праведник
   Двойник
   Дачный театр
   Два мира
   Приключение номера 24345
   Еврейский анекдот
   Преступники
   Нервы
   Ниночка
   Большое сердце (Рождественский рассказ)
   Еропегов
   Апостол
   Душевная драма (Жизнь человека)
   Широкая масленица
   Рыцарь индустрии
   День госпожи Спандиковой
   Страшный человек
   Загадка природы
   День человеческий
   Тайна
   Веселый вечер
   Дружба
   Книга вторая. Зайчики на стене
   Предисловие
   Отец
   Городовой Сапогов
   Граф Калиостро
   Яд
   Незаметный подвиг
   Геракл
   Сухая масленица
   По ту сторону
   Магнит
   Ихневмоны
   Жена
   Альбом
   Два преступления господина Вопягина
   Шутка
   В зеленой комнате
   Исчадие города
   Анекдоты из жизни великих людей
   Дурная наследственность
   Одинокий Гржимба
   Вино
   Чудеса
   Петухов
   Случай с Патлецовыми
   Аргонавты
   Смерть девушки у изгороди
   Мальчик с затекшим глазом
   Книга третья
   Дебютант
   Корень зла
   Коса на камень
   Сплетня
   Дурак
   Измена
   Жалкое существо
   Друг
   Люди четырех измерений
   Новоселье
   Оскорбление действием
   История одного рассказа
   Первый дебют (Рождественская история)
   Поездка в театр
   Пьяный
   Служитель муз
   История одной картины. Из выставочных встреч
   Настоящие парни
   Катька
   Солидное предприятие. Записки делового человека
   Жертва цивилизации
   Бойкий разговор
   В ресторане
   Камень на шее
   Легенда старого озера
  

Книга первая

  

ПОЭТ

  
   - Господин редактор, - сказал мне посетитель, смущенно потупив глаза на свои ботинки, - мне очень совестно, что я беспокою вас. Когда я подумаю, что отнимаю у вас минутку драгоценного времени, мысли мои ввергаются в пучину мрачного отчаяния... Ради бога, простите меня!
   - Ничего, ничего, - ласково сказал я, - не извиняйтесь.
   Он печально свесил голову на грудь.
   - Нет, что уж там... Знаю, что обеспокоил вас. Для меня, не привыкшего быть назойливым, это вдвойне тяжело.
   - Да вы не стесняйтесь! Я очень рад. К сожалению, только ваши стишки не подошли.
   - Э?
   Разинув рот, он изумленно посмотрел на меня.
   - Эти стишки не подошли?!
   - Да, да. Эти самые.
   - Эти стишки?! Начинающиеся:
  
   Хотел бы я ей черный локон
   Каждое утро чесать
   И, чтоб не гневался Аполлон,
   Ее власы целовать...
  
   Эти стихи, говорите вы, не пойдут?!
   - К сожалению, должен сказать, что не пойдут именно эти стихи, а не какие-нибудь другие. Именно начинающиеся словами:
  
   Хотел бы я ей черный локон...
  
   - Почему же, господин редактор? Ведь они хорошие.
   - Согласен. Лично я очень ими позабавился, но... для журнала они не подходят.
   - Да вы бы их еще раз прочли!
   - Да зачем же? Ведь я читал.
   - Еще разик!
   Я прочел в угоду посетителю еще разик и выразил одной половиной лица восхищение, а другой - сожаление, что стихи все-таки не подойдут.
   - Гм... Тогда позвольте их... Я прочту! "Хотел бы я ей черный локон..."
   Я терпеливо выслушал эти стихи еще раз, но потом твердо и сухо сказал:
   - Стихи не подходят.
   - Удивительно. Знаете что: я вам оставлю рукопись, а вы после вчитайтесь в нее. Вдруг да подойдет.
   - Нет, зачем же оставлять?!
   - Право, оставлю. Вы бы посоветовались с кем-нибудь, а?
   - Не надо. Оставьте их у себя.
   - Я в отчаянии, что отнимаю у вас секундочку времени, но...
   - До свиданья!
   Он ушел, а я взялся за книгу, которую читал до этого. Развернув ее, я увидел положенную между страниц бумажку. Прочел:
  
   Хотел бы я ей черный локон...
   Каждое утро чесать
   И, чтобы не гневался Аполл...
  
   - Ах, черт его возьми! Забыл свою белиберду... Опять будет шляться! Николай! Догони того человека, что был у меня, и отдай ему эту бумагу.
   Николай помчался вдогонку за поэтом и удачно выполнил мое поручение.
   В пять часов я поехал домой обедать.
   Расплачивась с извозчиком, сунул руку в карман пальто и нащупал там какую-то бумажку, неизвестно как в карман попавшую.
   Вынул, развернул и прочел:
  
   Хотел бы я ей черный локон
   Каждое утро чесать
   И, чтоб не гневался Аполлон,
   Ее власы целовать... и т. д.
  
   Недоумевая, как эта штука попала ко мне в карман, я пожал плечами, выбросил ее на тротуар и пошел обедать.
   Когда горничная внесла суп, то, помявшись, подошла ко мне и сказала:
   - Кухарка чичас нашла на полу кухни бумажку с написанным. Может, нужное.
   - Покажи.
   Я взял бумажку и прочел:
   - "Хотел бы я ей черный ло..." Ничего не понимаю! Ты говоришь, в кухне, на полу? Черт его знает... Кошмар какой-то!
   Я изорвал странные стихи в клочья и в скверном настроении сел обедать.
   - Чего ты такой задумчивый? - спросила жена.
   - Хотел бы я ей черный ло... Фу ты черт!! Ничего, милая. Устал я.
   За десертом - в передней позвонили и вызвали меня... В дверях стоял швейцар и таинственно манил меня пальцем.
   - Что такое?
   - Тсс... Письмо вам! Велено сказать, что от одной барышни... Что оне очень, мол, на вас надеются и что вы их ожидания удовлетворите!..
   Швейцар дружелюбно подмигнул мне и хихикнул в кулак.
   В недоумении я взял письмо и осмотрел его. Оно пахло духами, было запечатано розовым сургучом, а когда я, пожав плечами, распечатал его, там оказалась бумажка, на которой было написано:
  
   Хотел бы я ей черный локон...
  
   Все от первой до последней строчки.
   В бешенстве изорвал я письмо в клочья и бросил на пол. Из-за моей спины выдвинулась жена и в зловещем молчании подобрала несколько обрывков письма.
   - От кого это?
   - Брось! Это так... глупости. Один очень надоедливый человек.
   - Да? А что это тут написано?.. Гм... "Целовать"... "каждое утро"... "черты... локон..." Негодяй!
   В лицо мне полетели клочки письма. Было не особенно больно, но обидно.
   Так как обед был испорчен, то я оделся и, печальный, пошел побродить по улицам. На углу я заметил около себя мальчишку, который вертелся у моих ног, пытаясь всунуть в карман пальто что-то беленькое, сложенное в комочек. Я дал ему тумака и, заскрежетав зубами, убежал.
   На душе было тоскливо. Потолкавшись по шумным улицам, я вернулся домой и на пороге парадных дверей столкнулся с нянькой, которая возвращалась с четырехлетним Володей из кинематографа.
   - Папочка! - радостно закричал Володя. - Меня дядя держал на руках! Незнакомый... дал шоколадку... бумажечку дал... Передай, говорит, папе. Я, папочка, шоколадку съел, а бумажечку тебе принес.
   - Я тебя высеку, - злобно закричал я, вырывая из его рук бумажку со знакомыми словами: "Хотел бы я ей черный локон"... - ты у меня будешь знать!..
   Жена встретила меня пренебрежительно и с презрением, но все-таки сочла нужным сообщить:
   - Был один господин здесь без тебя. Очень извинялся за беспокойство, что принес рукопись на дом. Он оставил ее тебе для прочтения. Наговорил мне массу комплиментов (вот это настоящий человек, умеющий ценить то, что другие не ценят, меняя это то - на продажных тварей) и просил замолвить словечко за его стихи. По-моему, что ж, стихи как стихи... Ах! Когда он читал о локонах, то так смотрел на меня...
   Я пожал плечами и пошел в кабинет. На столе лежало знакомое мне желание автора целовать чьи-то власы. Это желание я обнаружил и в ящике с сигарами, который стоял на этажерке. Затем это желание было обнаружено внутри холодной курицы, которую с обеда осудили служить нам ужином. Как это желание туда попало - кухарка толком объяснить не могла.
   Желание чесать чьи-то волосы было усмотрено мной и тогда, когда я откинул одеяло с целью лечь спать. Я поправил подушку. Из нее выпало то же желание.
  

* * *

  
   Утром после бессонной ночи я встал и, взявши вычищенные кухаркой ботинки, пытался натянуть их на ноги, но не мог, так как в каждом лежало по идиотскому желанию целовать чьи-то власы.
   Я вышел в кабинет и, севши за стол, написал издателю письмо с просьбой об освобождении меня от редакторских обязанностей.
   Письмо пришлось переписывать, так как, сворачивая его, я заметил на обороте знакомый почерк:
  
   Хотел бы я ей черный локон...
  

ЗДАНИЕ НА ПЕСКЕ

  

I

  
   Я сидел в уголку и задумчиво смотрел на них.
   - Чья это ручонка? - спрашивал муж Митя жену Липочку, теребя ее за руку.
   Я уверен, что муж Митя довольно хорошо был осведомлен о принадлежности этой верхней конечности именно жене Липочке, а не кому-нибудь другому, и такой вопрос задавался им просто из праздного любопытства...
   - Чья это маленькая ручонка?
   Самое простое - жене нужно было бы ответить:
   - Мой друг, эта рука принадлежит мне. Неужели ты не видишь сам?
   Вместо этого жена считает необходимым беззастенчиво солгать мужу прямо в глаза:
   - Эта рука принадлежит одному маленькому дурачку.
   Не опровергая очевидной лжи, муж Митя обнимает жену и начинает ее целовать. Зачем он это делает, бог его знает.
   Затем муж бережно освобождает жену из своих объятий и, глядя на ее неестественно полный живот, спрашивает меня:
   - Как ты думаешь, что у нас будет?
   Этот вопрос муж Митя задавал мне много раз, и я каждый раз неизменно отвечал:
   - Окрошка, на второе голубцы, а потом - крем.
   Или:
   - Завтра? Кажется, пятница.
   Отвечал я так потому, что не люблю глупых, праздных вопросов.
   - Да нет же! - хохотал он. - Что у нас должно родиться?
   - Что? Я думаю, лишенным всякого риска мнением будет, что у вас скоро должен родиться ребенок.
   - Я знаю! А кто? Мальчик или девочка?
   Мне хочется дать ему практический совет: если он так интересуется полом будущего ребенка, пусть вскроет столовым ножиком жену и посмотрит. Но мне кажется, что он будет немного шокирован этим советом, и я говорю просто и бесцельно:
   - Мальчик.
   - Ха-ха! Я сам так думаю! Такой большущий, толстый, розовый мальчуган... Судя по некоторым данным, он должен быть крупным ребенком... А? Как ты думаешь... Что мы из него сделаем?
   Муж Митя так надоел мне этими вопросами, что я хочу предложить вслух:
   - Котлеты под морковным соусом.
   Но говорю:
   - Инженера.
   - Правильно. Инженера или доктора. Липочка! Ты показывала уже Александру свивальнички? А нагрудничков еще не показывала? Как же это так?! Покажи.
   Я не считаю преступлением со стороны Липочки ее забывчивость и осторожно возражаю:
   - Да зачем же показывать? Я после когда-нибудь увижу.
   - Нет, чего там после. Я уверен, тебя это должно заинтересовать.
   Передо мной раскладываются какие-то полотняные сверточки, квадратики.
   Я трогаю пальцем один и робко говорю:
   - Хороший нагрудничек.
   - Да это свивальник! А вот как тебе нравится сия вещь?
   Сия вещь решительно мне нравится. Я радостно киваю головой:
   - Панталончики?
   - Чепчик. Видите, тут всего по шести перемен, как раз хватит. А колыбельку вы не видели?
   - Видел. Три раза видел.
   - Пойдемте, я вам еще раз покажу. Это вас позабавит.
   Начинается тщательный осмотр колыбельки. У мужа Мити на глазах слезы.
   - Вот тут он будет лежать... Большой, толстый мальчишка. "Папочка, - скажет он мне, - папочка, дай мне карамельку!" Гм... Надо будет завтра про запас купить карамели.
   - Купи пуд, - советую я.
   - Пуд, пожалуй, много, - задумчиво говорит муж Митя, возвращаясь с нами в гостиную.
   Рассаживаемся. Начинается обычный допрос:
   - А кто меня должен поцеловать?
   Жена Липочка догадывается, что этот долг всецело лежит на ней.
   - А чьи это губки?
   Из угла я говорю могильным голосом:
   - Могу заверить тебя честным словом, что губы, как и все другое на лице твоей жены, принадлежат именно ей!
   - Что?
   - Ничего. Советую тебе сделать опись всех конечностей и частей тела твоей жены, если какие-нибудь сомнения терзают тебя... Изредка ты можешь проверять наличность всех этих вещей.
   - Друг мой... я тебя не понимаю... Он, Липочка, кажется, сегодня нервничает. Не правда ли?.. А где твои глазки?
   - Эй! - кричу я. - Если ты нащупаешь ее нос, то по левой и правой стороне, немного наискосок, можешь обнаружить и глаза!.. Не советую даже терять времени на розыски в другом месте!
   Вскакиваю и не прощаясь ухожу. Слышу за своей спиной полный любопытства вопрос:
   - А чьи это ушки, которые я хочу поцеловать?..
  

II

  
   Недавно я получил странную записку:
   "Дорог Александр Сегодня она, кажется, уже! Ты понимаешь?.. Приходи, посмотрим на пустую колыбельку она чувствует себя превосход. Купил на всякий слу. карамель. Остаюсь твой счастливый муж, а вскорости и счастли. отец!!!?! Ого-го-го!!"
   "Бедняга помешается от счастья", - подумал я, взбегая по лестнице его квартиры.
   Дверь отворил мне сам муж Митя.
   - Здравствуй, дружище! Что это у тебя такое растерянное лицо? Можно поздравить?
   - Поздравь, - сухо ответил он.
   - Жена благополучна? Здорова?
   - Ты, вероятно, спрашиваешь о той жалкой кляче, которая валяется в спальне? Они еще, видите ли, не пришли в себя... ха-ха!
   Я откачнулся от него.
   - Послушай... ты в уме? Или от счастья помешался?
   Муж Митя сардонически расхохотался:
   - Ха-ха! Можешь поздравить... пойдем, покажу.
   - Он в колыбельке, конечно?
   - В колыбельке - черта с два! В корзине из-под белья!
   Ничего не понимая, я пошел за ним и, приблизившись к громадной корзине из-под белья, с любопытством заглянул в нее.
   - Послушай! - закричал я, отскочив в смятении.
   - Там, кажется, два!
   - Два? Кажется, два? Ха-ха! Три, черт меня возьми, три!! Два наверху, а третий куда-то вниз забился. Я их свалил в корзину и жду, пока эта идиотка акушерка и воровка нянька не начнут пеленать...
   Он утер глаза кулаком. Я был озадачен.
   - Черт возьми... Действительно! Как же это случилось?
   - А я почем знаю? Разве я хотел? Еще радовался, дурак: большой, толстый мальчишка!
   Он покачал головой.
   - Вот тебе и инженер!
   Я попробовал утешить его.
   - Да не печалься, дружище. Еще не все потеряно...
   - Да как же! Теперь я погиб...
   - Почему?
   - Видишь ли, пока что я лишился всех своих сорочек и простынь, которые нянька сейчас рвет в кухне на пеленки. У меня забрали все наличные деньги на покупку еще двух колыбелей и наем двух мамок... Ну... и жизнь моя в будущем разбита. Я буду разорен. Всю эту тройку негодяев приходится кормить, одевать, а когда подрастут - учить... Если бы они были разного возраста, то книги и платья старшего переходили бы к среднему, а потом к младшему... Теперь же книги нужно покупать всем вместе, в гимназию отдавать сразу, а когда они подрастут, то папирос будут воровать втрое больше... Пропало... все пропало... Это жалкое, пошлое творение, когда очнется, попросит показать ей ребенка, а которого я ей предъявлю? Я думаю всех вместе показать - она от ужаса протянет ноги... как ты полагаешь?
   - Дружище! Что ты говоришь! Еще на днях ты спрашивал у нее: "А чья это ручка? Чьи ушки?"
   - Да... Попались бы мне теперь эти ручки и губки! О, черт возьми! Все исковеркано, испорчено... Так хорошо началось... Свивальнички, колыбельки... инженер...
   - Чем же она виновата, глупый ты человек? Это закон природы.
   - Закон? Беззаконие это! Эй, нянька! Принеси колыбельки для этого мусора! Вытряхивай их из корзины! Да поставь им на спине чернилами метки, чтобы при кормлении не путать... О, Господи!
   Выходя, я натолкнулся в полутемной передней на какую-то громадную жестяную коробку. Поднявши, прочел:
   "Детская карамель И. Кукушкина. С географическими описаниями для самообразования".
  
  

ЛЕНТЯЙ

  
   На скамейке маленького заброшенного сквера бок о бок со мной сидел человек.
   Этот человек сразу обратил на себя мое праздное внимание, отчасти своей нелепой позой, отчасти же не менее нелепым и странным поведением... Он сидел, скорчившись, подняв колени в уровень с лицом и запрятав руки в карманы брюк. На одной ноге у него лежала развернутая книга, которую он читал, лениво водя по строкам полузакрытыми глазами. Дочитав страницу, он не переворачивал ее, а поднимал глаза кверху и начинал смотреть на маленькую, ползущую по небу тучку или переводил взгляд на металлическую решетку сквера.
   Легкий весенний ветерок ласково налетал на нас, шевелил полы моего пальто, шевелил сухие прошлогодние листья у наших ног и переворачивал страницу книги моего зазевавшегося соседа.
   Услышав шелест перевернутой страницы, сосед вновь опускал глаза на книгу и продолжал читать ее с благодушно-сонным видом.
   Но, перевернув таким образом несколько страниц, ветерок превратился в ветер и, дунув на нас, свалил книгу с колен сидевшего около меня господина.
   Господин скользнул равнодушным взглядом по валявшейся на дорожке книге и, закрыв глаза, задремал.
   - Послушайте... Эй! Слушайте... у вас упала книга, - сказал я, дергая его за рукав.
   Он открыл глаза и задумчиво посмотрел на книгу.
   - Да. Упала.
   - Так надо бы ее поднять!
   Он обернулся ко мне, и в его сонных глазах засветилась хитрость.
   - Не стоит вставать из-за этого... И вы сидите... Кто-нибудь другой поднимет.
   - Да почему же? - удивился я.
   В этот момент из-за поворота показалась женщина в платке, с корзинкой в руках. Поравнявшись с нами, она увидела книгу, инстинктивно наклонилась и сказала, поднимая ее:
   - Книжечка, господа, упала!
   После чего положила ее на скамейку и, недоумевающе посмотрев на нас, пошла дальше.
   Мой сосед открыл сонные глаза и подмигнул мне:
   - Видите! Говорил я вам.
   - Неужели вам было трудно самому поднять книгу?
   - А вы думаете - легко!
   Я разговорился с ним.
   Около меня сидел Лентяй, такой чистокровный и уверенный в своей правоте Лентяй, каких мне до сих пор не приходилось видывать.
   - В сущности говоря, - жаловался он мне, - на человека взвалена в жизни масса работы! Он должен пить, есть, одеваться, умываться, а если он религиозный, то и молиться Богу... Я уже не говорю о том обидном факте, что это даже не считается работой. Вы подумайте! Кроме всего этого, он еще должен работать! Миленькая планета, черти бы ее разодрали по экватору надвое!
   - Как же вы живете? - спросил я.
   - Какая же это жизнь,- простонал он. - Это мучение.
   Наморщив брови, он, с явным желанием ошеломить меня, сказал:
   - Представьте себе: вчера я должен был ехать к портному заказывать костюм!
   Так как я остался равнодушным, то он продолжал:
   - Да... заказывать костюм! Чтоб он лопнул по всем швам! Выбирать материю, подкладку, снимать мерку...
   Я не выразил ему никакого сочувствия.
   - Поднимите, говорит, руки! Снимите пиджак... Не горбитесь, вытяните ногу! А? Как это вам нравится...
   - Жизнь ваша ужасна! - серьезно сказал я. - Отчего бы вам не покончить ее самоубийством?
   Он откровенно сказал:
   - Я уже думал об этом... Но понимаете, такая возня с этими дурацкими крюками, веревками... А тут еще эти письма писать... поздравительные, или как их там, что ли... Повозился, повозился, так и бросил.
   Он поднял глаза к небу и сказал:
   - Ах, черт возьми! Солнце уже заходит... Не можете ли вы сказать мне, который час?
   - Мои стоят, - сказал я, взглянув на часы.
   - Э, чтоб она пропала, эта преподлая планетишка! Крутится, крутится, а чего - и сама не знает.
   - Часы можно проверить в магазине напротив сквера, - посоветовал я.
   - Можно, - сказал он, ласково посмотрев на меня.
   Я встал.
   - Я пойду, посмотрю.
   - Ах, мне так совестно затруднять вас! - воскликнул он, не вынимая рук из карманов. - Может быть, подождем прохожего, спросим у него.
   Возвратившись, я нашел его в той же позе.
   - Без двадцати семь!
   - Что вы говорите! Чтоб это бабье попалил небесный огонь!
   - Какое бабье?
   - Да мне нужно сейчас в Александровский сад.
   - Прекрасно! - сказал я. - Я тоже собираюсь туда. Отправимтесь вместе.
   Лентяй не обрадовался, а умоляюще посмотрел на меня.
   - Ради Бога! Не могли ли бы вы оказать мне одну огромную услугу... Раз вы идете в Александровский сад, то это так кстати... А уж я вам потом чем-нибудь отплачу... Тоже схожу куда-нибудь... Или нет! лучше подарю очень забавную вещицу: китайский портабак... А?..
   - Сделайте одолжение! - сконфузился я. - Я и так...
   - Вот что... На третьей скамейке боковой аллеи будет сидеть барышня в сиреневой шляпе. Это - моя невеста. Я ее очень люблю, и мы назначили свидание друг другу...
   - Так отчего же вам не пойти! - вскричал я, пораженный.
   Он виновато улыбнулся.
   - Я лучше здесь посижу. Знаете, придешь - расспросы разные, ласки... ухаживать за ней нужно, занимать разговором... Это страшно утомительно... чтоб они треснули, эти романы! А потом нужно провожать ее домой... Я уж лучше после когда-нибудь.
   - Что же ей сказать? - угрюмо спросил я.
   - Скажите, что я болен, что у меня температура... что доктора с ног сбились...
   - А если она все-таки захочет видеть вас?
   - Скажите, что у меня заразительная форма. Может быть, она испугается.
   Пожав плечами, я протянул ему руку.
   - До свиданья!
   - Всего хорошего... Вот мой адрес... Очень буду рад, если зайдете! К невесте вы успеете как раз... теперь около семи часов.
   Он вынул часы. Я воскликнул:
   - Оказывается, у вас есть часы?!
   - Да, - добродушно подтвердил он. - А что?
   - Ничего... Прощайте!
  

---

  
   Барышню я нашел в указанном месте.
   Подойдя, раскланялся и вежливо сказал:
   - Я от вашего жениха. Он болен и прийти не может!
   - Как болен?! Да я его видела сегодня утром...
   - Но сейчас он в опасном положении... У него... гм... температура.
   - Какая температура?
   - Такая, знаете... высокая! Что-то градусов сорок. Должен вам сообщить тяжелую весть: он лежит!
   - Да он всегда лежит! Как только дома, так и лежит.
   - Он страшно убивался, что не может вас видеть. Поставил себе термометр и говорит мне...
   - Он поставил себе термометр? - строго спросила барышня.
   - Да... знаете, Реомюра, такой никелиро...
   - Сам поставил?
   Я покраснел.
   - Сам.
   Она посмотрела мне в глаза.
   - Зачем же вы лжете? Он сам никогда не мог бы сделать этого... Боже! Что это за человек? Нет, довольно! Передайте ему, чтобы он и на глаза мне не показывался!
   - Если вы хотите ему насолить, то прикажите показываться вам на глаза три раза в день, - посоветовал я. - При его лени это лучший способ мщения.
   Она рассмеялась.
   - Ну, ладно. Скажите ему, чтобы он приехал завтра с утра. Мы поедем с ним по магазинам.
   - Так его! - жестко проворчал я.
   Расстались мы друзьями.
  

---

  
   Я стал бывать у Лентяя, и между нами возникла какая-то странная дружба. При встречах я ругал его, на чем свет стоит, а он добродушно улыбался и говорил:
   - Ну, бросьте... ну, стоит ли... ну, охота...
   Вчера я зашел к Лентяю и застал его по обыкновению лежащим в кровати.
   Около него валялась масса изорванной газетной бумаги и пальто, очевидно, снятое и брошенное на пол впопыхах, по возвращении с обычной прогулки в сквере.
   Лентяй повернул ко мне голову и радостно сказал:
   - А-а, это вы! Признаться, я уже жду вас с полчаса...
   - А что случилось?
   - Не можете ли вы оказать мне одну дружескую услугу?
   - Пожалуйста!
   - Нет, мне, право, совестно! Я так всегда затрудняю вас.
   - Да говорите! Если это для меня возможно...
   - Я знаю, это вас затруднит...
   - Э, черт! Вы меня больше затрудняете вашими переговорами!.. Скажите, что вам нужно?
   - Не могли ли бы вы дать мне зонтик, который стоит в углу в передней?
   - Что это вы! Неужели на вас дождь каплет?
   - Нет, но проклятый портсигар, чтоб ему лопнуть вдоль и поперек, завалился за кровать.
   - Ну?
   - А в зонтике есть ручка с крючком. Я зацеплю его и вытащу.
   - Так лучше просто засунуть руку за кровать.
   Он почтительно посмотрел на меня.
   - Вы думаете?
   Я достал ему портсигар и спросил:
   - Что это за бумага валяется вокруг вас?
   - Газетная. Дурак Петр, чтоб ему кипеть на вечном огне, забыл на кровати разостланную сегодняшнюю газету.
   - Ну?
   - А я пришел и лег сразу на кровать. Потом захотелось прочесть газету, да уж лень было вставать...
   - Ну?
   - Так я вот и обрывал ее по краям. Оторву кусочек, прочту и брошу. Очень, знаете ли, удобно. Только вот с фельетоном я немного сбился. Как раз на середке его лежу.
   Я открыл рот, чтобы обрушиться на него градом упреков и брани, но в это время в открытое окно ворвался чей-то отчаянный пронзительный крик.
   Мы оба вздрогнули, и я подскочил к окну.
   На воде канала, находившегося в двадцати шагах от дома, барахтался какой-то темный предмет, испуская отчаянные крики... На почти безлюдном в это время берегу бестолково бегали какая-то женщина и мальчишка из лавочки... Они махали руками и что-то визжали.
   - Человек тонет! - в ужасе обернулся я к Лентяю. Под ним будто пружина развернулась.
   - Э, проклятый! - подбежал он к окну.- Конечно, тонет, чтоб его перерезало вечерним поездом!
   И, сбросив пиджак, он камнем вывалился из окна. У Лентяя был такой вид, что, будь окно в третьем этаже, он вывалился бы из него так же поспешно. К счастью, квартира Лентяя была в первом этаже.
   Помедлив минуту, я выпрыгнул вслед за ним и помчался к берегу.
   Лентяй был уже в воде. Он плыл к барахтавшемуся человеку и кричал ему:
   - Как можно меньше движений! Делайте как можно меньше движений!
   Я уверен, что этот совет он давал просто из присущей ему лени.
   Но сам Лентяй на этот раз обнаружил несвойственную ему энергию и сообразительность. Через пять минут мы уже вытаскивали на берег плачущего извозчика, который имел глупость упасть в канал, и моего Лентяя, - безмолвного, мокрого, как умирающая мышь.
   Зубы у него были стиснуты и глаза закрыты.
   Извозчик сидел на берегу и всхлипывал, а какой-то подошедший лавочник наклонился к лежащему Лентяю, пощупал его и сказал, снимая фуражку:
   - Шабаш! Кончилась христианская душа!
   - Как кончилась? - в смятении воскликнул я. - Не может быть! Он отойдет... Мы его спасем... Братцы! Помогите отнести его в квартиру... Он тут же живет... тут...
   Мокрый извозчик, баба, лавочник и мальчишка подняли тело Лентяя и, предводительствуемые мною, с трудом внесли в его квартиру.
   Вся компания взвалила его на кровать, дружно перекрестилась и тихонько на цыпочках вышла, оставив меня с телом одного.
   Тело пошевелилось. На меня глянул хитрый глаз Лентяя:
   - Ушли? - спросил он.
   - Боже! Вы живы!! А я думал...
   - Вы извините, что я вас затруднил. Мне просто не хотелось мокрому возвращаться на своих ногах, и я думаю: пусть это дурачье, чтоб их перевешали, понесет меня на руках. Я вас не затрудню одной просьбой?
   - Что такое?
   - Нажмите кнопку, которая над моей головой! Хотя мне, право, совестно...
  
  

СЛАВНЫЙ РЕБЕНОК

  

I

  
   Проснувшись, мальчик Сашка повернулся на другой бок и стал думать о промелькнувшем, как сон, вчерашнем дне.
   Вчерашний день был для Сашки полон тихих детских радостей: во-первых, он украл у квартиранта полкоробки красок и кисточку, затем, пристав описывал в гостиной мебель и, в-третьих, с матерью был какой-то припадок удушья... Звали доктора, пахнущего мылом, приходили соседки; вместо скучного обеда все домашние ели ветчину, сардины и балык, а квартиранты пошли обедать в ресторан - что было тоже неожиданно любопытно и не похоже на ряд предыдущих дней.
   Припадок матери, кроме перечисленных веселых минут, дал Сашке еще и практические выгоды: когда его послали в аптеку, он утаил из сдачи двугривенный, а потом забрал себе все бумажные колпачки от аптечных бутылочек и короб

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 1362 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа