Главная » Книги

Дорошевич Влас Михайлович - Сказки и легенды, Страница 21

Дорошевич Влас Михайлович - Сказки и легенды


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

align="justify">  Иногда ему казалось, что она лучше даже еды. Но это длилось недолго.
  И он снова понимал, что еда все-таки лучше всего. Есть хочется чаще.
  Женщина приставала так неотвязно, что он пошел за нею.
  - Не беги так! Что нового ты можешь показать мне? Ты?
  Он пошел, чтоб назвать ее неумной, рассердиться, попугать, быть может, отколотить и посмеяться, как она будет убегать.
  - Придет! Захочет есть!
  Ему доставляло удовольствие чувствовать свое превосходство над нею. Они дошли до озера. Она дрожала от нетерпения.
  - Посмотри скорей в воду! Посмотри!
  Он заглянул, затрясся, закричал. На него смотрел человек.
  Он схватил огромный камень и бросил, чтоб размозжить ему голову.
  Подождал несколько мгновений и снова осторожно заглянул.
  - Что сделал?
  Человек смотрел на него. Такой же безобразный и страшный. Был жив и, значит, страшен.
  А женщина хохотала, сидя на траве, и всплескивала руками.
  - Ты позвала другого человека, чтоб меня убить?
  Он сломал молодое деревце и кинулся на нее.
  Она в ужасе закричала:
  - Остановись! Остановись! Ведь, это ты же! Не убивай! Смотри! Я буду глядеть в воду, и там буду я! Я уж давно потихоньку гляжу каждый день. Я не боюсь, чего же боишься ты? Неумный! Неумный! Пойди сюда! Вот смотри. Видишь - я? Я? Я? Теперь видишь, что это я? А вот и ты! Смотри, ты! Ну, подними палку! Видишь, ты поднимаешь палку и там? Опусти! Видишь, ты опускаешь и там! Смотри, я тебя обнимаю. Видишь? За что же ты хотел меня убивать?
  Он оттолкнул ее и долго, лежа, опершись о берег обеими руками, рассматривал себя, низко наклонившись над водой.
  - Как я красив!
  Наглядевшись, он поднялся в страхе.
  - Это - чудо!
  Все, что он понимал, он считал:
  - Дрянью. Ничего не стоит.
  Все, чего не понимал, называл:
  - Чудом.
  - Это чудо. Я давно замечал, что все кругом полно чудес, которых я не понимаю.
  И он задумался.
  Женщина хотела к нему приласкаться.
  - Радость новое?
  Он оттолкнул ее.
  - Я думаю.
  Когда ему хотелось целоваться, он находил ее красивой и целовал.
  Когда больше не хотелось целоваться, он говорил:
  - Я думаю.
  - Но что ж это? - спросила она. - Ты умный. Что это?
  - Это...
  Он выдумал новое слово:
  - Это отражение!
  Как будто это что-нибудь объясняло.
  Он отогнал ее:
  - Оставь меня. Я думаю.
  Он думал с ужасом, с трепетом.
  "Кто же создал меня, такого красивого? Я создал из камня топор. Он могуч. Он срубает деревья. Но насколько могущественнее я! Я, его создавший! Я могу его сломать и сделать себе другой, и сломать другой и сделать третий". Он поглядел еще раз в воду.
  - Я чудно красив. Как же должен быть красив тот, кто меня создал? Он должен быть прекрасен!
  Слезы подступили у него к горлу. Он думал:
  "Я силен. Я бью женщину. Я ломаю деревья. Я убиваю животных. Камнем я перешибаю им ноги. Каменным топором разрубаю головы. Я очень силен. Каков же должен быть тот, кто меня создал? Он должен быть всемогущ".
  Он задрожал при этой мысли. И думал:
  "Я умен. Я очень умен. Я знаю, что в траве ползают змеи, укус которых ядовит и смертелен. Я знаю, что по земле ходят тигры. И я сплю на ветвях деревьев, чтоб ко мне не могла заползти змея, чтоб меня не мог достать тигр. Так я умен. Каков же должен быть он, чтоб создать такого умного? Он должен быть премудр!"
  Он был полон умиленья.
  - И как он наградил меня всем! Красотою, силою, умом. Он должен быть добр! О, как он должен быть добр! Как мне назвать его? Я назову его Брамой.
  Это слово показалось ему прекрасным, как всякое слово, какое он выдумывал.
  И человек в восторге упал на колени, простирая руки к небу:
  - О, Брама, великий, всемогущий, премудрый, прекрасный и полный любви, я узнал тебя чудом, увидев свое отражение!
  Так сотворен был Брама.
  Это было весною мира, на самой заре человечества. В одно и то же утро мужчина создал Браму, а женщина выдумала зеркало.

    ВИЗИРЬ

  (Сказка для детей)
  От автора
  Вчера со мной случилось необыкновенное происшествие. Ко мне явился редактор детского журнала и предложил написать сказку для детей. Я растерялся. Все равно, как мне предложили бы сыграть в обруч, в лошадки или в казаки-разбойники.
  Но так как он обещал мне, по его словам, безумный гонорар...
  Не показать же мне себя перед ним "несовременным человеком"! Я сел и написал. А написав, подумал:
  - Не лучше ли, вместо детского журнала, напечатать сказку здесь? Родители могут ее прочесть и, если хотят, дать прочитать детям. А если не хотят, - не надо. Это их дело.
  Я писал сказку, во всяком случае, с самыми лучшими намерениями. Итак.
  Во славу аллаха, великого и всемогущего. Я буду рассказывать вам сказку, а вы сидите и слушайте. Жил-был на свете маленький мальчик. Так - лет семи.
  В этом нет ничего удивительного. Мальчик был - прелесть. Любил своего папу и своих мам. Его папа был магометанин и имел шесть жен. Как называть жену своего отца? Конечно: - Мамой.
  И он звал их всех мамами.
  Слушался папы и целых шести мам, - только подумайте! Милого мальчика заметил сам аллах. Так скромная фиалка цветет в траве, и ее не видно. А человек слышит ее благоухание и говорит:
  - Где-то здесь цветет фиалка!
  Аллах, который любит детей, сказал:
  - Я награжу милого мальчика тем, что исполню все его желания. Хороший мальчик не может пожелать ничего плохого.
  И велел ангелам бросить на пути мальчика палочку-выручалочку.
  Мальчик увидел красивую палочку, поднял ее, - и в ту же минуту перед ним появился великий Дух. Такой великий!
  Величиной со слона. Вы никогда не видели слона? Ну, с египетскую пирамиду. Вы и египетской пирамиды не видали? Ну, с дом. Дом-то видали?
  Увидав его, мальчик испугался и заплакал. А Дух улыбнулся и сказал:
  - Это мне надо бояться тебя, милый мальчик. В руках у тебя не простая палочка. Это палочка-выручалочка. Пока она у тебя в руках, что ты захочешь, то так и будет. Прикажи мне сделаться маленьким, и я сделаюсь.
  - Сделайся!
  И великий Дух вдруг сделался таким маленьким, таким маленьким. Что мальчик расхохотался.
  С горошину! Правда, удивительно?
  - Чего же ты хочешь? - спросил Дух.
  Мальчик задумался. А думать некогда.
  Его спрашивают:
  - Чего ты хочешь?
  А он даже не знает, что сказать. Нельзя же показаться таким глупым. Мальчику вспомнилось.
  Когда мамы требовали у папы новых платьев, папа отвечал им:
  - Что я вам? Визирь?
  Когда папа кричал на мам, мамы на него кричали:
  - Ты не кричи! Что ты нам? Визирь?
  "Визирь, должно быть, что-нибудь очень большое и важное", - думал мальчик. И теперь, когда его спросили: - Чего ты хочешь? Он отвечал.
  Нет ничего удивительного. Нельзя же показать себя глупым!
  - Хочу быть визирем!
  Дух удивился:
  - Визирем?
  Но махнул рукой.
  И в ту же минуту мальчик очутился во дворце. Где все дерево резное, пол из цветного мрамора, потолок из перламутра. А в арках висят зеленые и белые попугаи и говорят то же, что все приближенные:
  - Здравия желаем, ваша светлость!
  - Как будет угодно вашей светлости!
  Правда, удивительно? Нет ничего удивительного. При них говорят, и они повторяют. На голове у мальчика была высокая чалма, на плечах семь халатов, все шитые золотом, у пояса такая большая сабля, что он был привязан к сабле, а не сабля к нему, на руке четки из изумрудов, а в руке палочка-выручалочка. Мальчик посмотрел:
  - Тут ли? Тут.
  Он видел только спины приближенных. Потому что они все стояли на коленях и уткнувшись лицом в землю. Пресмешно!
  Когда мальчику надоело смотреть на их спины, затканные золотом, он сказал им:
  - Встаньте!
  Они встали, и мальчик увидел бородатые, старые лица.
  К нему подошло несколько самых почтенных, поклонились ему двенадцать раз и спросили:
  Что он, новый визирь, намерен делать нового в своем ведомстве?
  Мальчик растерялся и сказал:
  - Я ничего не знаю!
  Почтенные люди отошли, успокоенные и довольные, поглаживая бороды:
  - Все новые визири начинают с того, что объявляют: "Я ничего в своем ведомстве не знаю". Визирь как визирь!
  К мальчику приблизился его главный помощник, поклонился двенадцать раз, положил перед ним большую кипу бумаги и сказал:
  - Твоя светлость! Вот дела, требующие разрешения.
  Мальчик заплакал:
  - Я еще не умею читать!
  Главный помощник поклонился еще двенадцать раз и сказал:
  - Аллах создал день в двенадцать часов. И этим показал, что визири не должны читать бумаг. Если бы визири должны были читать бумаги, - аллах создал бы день в тридцать шесть часов. Просто подпиши. Мальчик заплакал еще горьче:
  - Да я и писать не умею!
  Главный помощник поклонился ему по этому случаю еще двенадцать раз и сказал:
  - Визири, которые и умеют писать, от важности не пишут, а ставят просто какую-то корючку. Поставь и ты какую-нибудь корючку.
  И все, глядя, как мальчик ставит под бумагами корючку, не читая, утешились и успокоились:
  - Визирь как визирь. Нет ничего удивительного.
  Когда он поставил корючки подо всеми бумагами, мальчика спросили:
  - Не желает ли твоя светлость отдать каких-нибудь приказаний?
  Мальчик, - он был хороший мальчик, - вспомнил о своем папе.
  - В этой стране, - сказал он, - живет Хаби-Булла. Он мне отец. Дайте ему по этому случаю столько цехинов, сколько он захочет. У него есть шесть жен. Все мне мамы. Дайте им столько платьев, сколько они потребуют.
  И услышав это, все окончательно вздохнули с облегчением:
  - Совсем визирь как визирь!
  И решили:
  - Лучшего выбора нельзя было сделать. Какое доброе сердце!
  Если он так заботится о родных, - как же он позаботится о родине?
  И все пошло, как по фисташковому маслу, - как говорят там, на Востоке.
  Кто нужно, - составляли бумаги, визирь ставил под ними свою закорючку, и дела шли своим порядком.
  Все было, как при прошлом, при позапрошлом, как при всяком визире.
  И никто во всей стране не замечал даже, что визирь - маленький мальчик.
  - Ну, как же, - говорите вы, - не заметить? У всех, кто его видел, ведь, были глаза? Как же не заметить, что перед вами мальчик? Это удивительно. Ничего нет удивительного. Просто вы не знаете придворных обычаев. Все, конечно, видели, что это - мальчик, но никому в голову не могла прийти такая дерзкая мысль:
  - Визирем - мальчик! Нет усов и бороды.
  Все говорили на ухо друг другу:
  - Должно быть, он евнух.
  (Я думаю, что это место не годится для детей. Дети будут спрашивать: "Что такое евнух?" Объяснить не только маме, но и папе будет довольно трудно. - Примечание В.М. Дорошевича.)
  Те, у кого были дочери-невесты, вздыхали:
  - Как жаль!
  Прочие с желчью говорили:
  - Хорошо евнухам. Они не думают о женах, - думают только о себе. Оттого и создают себе положение! А тут создавай положение для жен!
  Он был мал ростом.
  А потому все, когда он проходил, становились на колени. Чтоб, - спаси аллах, - не быть ростом выше самого визиря.
  Особенно высоких ругали их жены:
  - Где же такому дылде, как ты, выслужиться? Визирь тебе по колено. Конечно, ему обидно! Станет он тебя приближать! И все ходили, согнувши колени, чтобы казаться ниже ростом. Из вежливости.
  Случалось, что мальчик, увидев играющих детей, сам начинал с ними играть.
  В жмурки, в пятнашки, в мячик, сшитый из тряпок. Такие там, на Востоке, мячики. Тогда все в умилении восклицали:
  - Какое сердце! Какое золотое сердце! Это удивительно! Как он любит детей!
  - Визирь знает, что дети - это завтрашний день человечества. Нет ничего удивительного.
  - Визирь думает не только о сегодняшнем, но и о завтрашнем дне.
  И все решили:
  - Он предусмотрителен!
  Мальчик был любопытен, как мальчик.
  Он беспрестанно спрашивал:
  - Брат моего отца, что это такое?
  Но так как это делал визирь, находили, что это очень умно. Часто визирей хвалят за то, за что детей просто секут.
  - Какая любознательность!
  - Он все хочет узнать сам!
  - Он входит во все!
  Если это были уж очень детские вопросы, - все прищуривали один глаз и говорили:
  - У-у! Хитрая штучка! Он прикидывается ребенком, чтобы выведать все!
  Когда визири собирались на совет, мальчик, как хороший мальчик, при старших молчал. И все находили:
  - Новый визирь - тонкий человек! Он не бросает слов на ветер. Молчит и гнет свою линию.
  А так как он ко всем визирям относился почтенно, как к старшим, то его все любили, и никто из визирей не боялся. Всякий визирь отзывался о нем:
  - Самый лучший из визирей, каких мы только видели!
  И мало-помалу за ним утвердилась слава:
  - Премудрый визирь! Это удивительно.
  А может быть, и нет ничего удивительного. Как вдруг однажды случилось происшествие. От которого все пошло вверх дном.
  Вам особенно, дети, надо внимательно слушать, чтобы вы не ели много сладкого.
  Однажды была назначена большая и длинная, очень длинная церемония.
  На которой должны были быть все визири. Хорошо было мальчику, когда у него было шесть или семь мам, - я не помню уж, как начал рассказывать.
  Одна запретит одно, другая - другое, третья - третье, четвертая - четвертое, пятая - пятое, шестая - шестое, седьмая- седьмое, восьмая - восьмое. Ребенок привык иметь столько матерей. А как не стало ни одной!
  Мальчик наелся с утра рахат-лукума, халвы, пастилы, винных ягод, изюма, фисташек, миндаля, грецких орехов да еще чернослива.
  А церемония была, говорю, длинная.
  Уже в начале церемонии мальчик хотел попроситься выйти. Но подумал, что это неловко. Хотел подождать до конца.
  В средине церемонии переступил с ноги на ногу и думал: "Все изюм! Зачем только я ел его с черносливом!" И, не дождавшись конца церемонии, бросил палочку-выручалочку и, поддерживая обеими руками шитые золотом шаровары, куда-то побежал. Куда, - неизвестно.
  И в ту же минуту, как он бросил палочку-выручалочку, все вдруг увидели:
  - Да, ведь, у нас визирем был мальчик! Удивительно!
  Это всегда бывает с людьми, когда они выпустят из рук палочку.
  Конец был очень печальный. Отец высек мальчика:
  - Зачем пропадал из дому!
  Сечь за то, что был хорошим визирем! За то, за что визирей награждают, детей секут. Где ж на земле справедливость?
  Все удивлялись:
  - Мальчик оказался визирем как визирем!
  В этом нет ничего удивительного. Быть визирем, как видите, милые дети, вовсе нетрудно. И когда кругом вас все кричат:
  - Как такой-то может быть визирем?!
  или:
  - Почему так часто меняются визири?!
  Вы, умные дети, не обращайте никакого внимания. В этом нет ничего удивительного. Те, кто кричат, - бяки.

    СКАЗКА О СКАЗКЕ

  Однажды Истине пришло в голову попасть во дворец. Во дворец самого Гарун-аль-Рашида. Аллах акбар! (Аллах велик! (араб.).)
  Создав женщину, ты создал фантазию.
  Она сказала себе:
  - А почему бы и нет? Много гурий в раю пророка, много красавиц в земном раю, - в гареме халифа. В садах пророка не была бы я последней из гурий, среди жен падишаха я, быть может, была бы первой из жен, и среди одалисок - первой из его одалисок. Где кораллы ярче моих губ, и дыхание их - как воздух полудня. Стройны мои ноги, и как две лилии - грудь моя, - лилии, на которых выступили пятнышки крови. Счастлив тот, кто склонит голову на мою грудь. Чудные сны приснятся ему. Как луна в первый день полнолуния, светло лицо мое. Как черные бриллианты горят мои глаза, и тот, кто в минуту страсти заглянет в них близко-близко, как бы велик он ни был! - увидит себя в них таким маленьким, таким маленьким, что рассмеется. Аллах создал меня в минуту радости, и вся я - песнь своему творцу.
  Взяла и пошла.
  Одетая только в свою красоту. На пороге дворца ее с ужасом остановил страж.
  - Чего ты хочешь здесь, женщина, забывшая надеть не только чадру!
  - Я хочу видеть славного и могущественного султана Гарун-аль-Рашида, падишаха и халифа, нашего великого повелителя. Аллах один да будет повелителем на земле.
  - Да будет во всем воля аллаха. Как твое имя? Бесстыдство?
  - Мое имя: Истина. Я не сержусь на тебя, воин. Истину часто принимают за бесстыдство, так же, как ложь за стыд. Иди и доложи обо мне.
  Во дворце халифа все пришли в волнение, узнав, что пришла Истина.
  - Ее приход часто означает уход для многих! - задумчиво сказал великий визирь Джиаффар.
  И все визири почувствовали опасность.
  - Но она женщина! - сказал Джиаффар. - У нас принято, что всяким делом занимается тот, кто в нем ничего не понимает. И потому женщинами ведают евнухи.
  Он обратился к великому евнуху. Хранителю покоя, чести и счастья падишаха. И сказал ему:
  - Величайший из евнухов! Там пришла женщина, полагающаяся на свою красоту. Удали ее. Помня, однако, что все это происходит во дворце. Удали ее по-придворному. Так, чтоб все было красиво и пристойно.
  Великий евнух вышел на крыльцо и мертвыми глазами взглянул на обнаженную женщину.
  - Ты хочешь видеть халифа? Но халиф не должен видеть тебя в таком виде.
  - Почему?
  - В таком виде приходят на этот свет. В таком виде уходят с него. Но ходить в таком виде на этом едете нельзя.
  - Истина только тогда и хороша, когда она голая истина.
  - Твои слова звучат правильно, как закон. Но падишах выше закона. И падишах не увидит тебя такой!
  - Такою создал меня аллах. Берегись, евнух, осуждать или порицать. Осуждение было бы безумием, порицание - дерзостью.
  - Я не смею осуждать или порицать того, что создал аллах. Но аллах создал картофель сырым. Однако, прежде чем есть картофель, его варят. Аллах создал мясо барашка полным крови. Но чтобы есть мясо барашка, его сначала жарят. Аллах создал рис твердым, как кость. И чтобы есть рис, люди варят его и посыпают шафраном. Что сказали бы о человеке, который стал бы есть сырой картофель, сырое баранье мясо и грызть сырой рис, говоря: "Такими создал их аллах!" Так и женщина. Для того, чтобы быть раздетой, она должна быть сначала одета.
  - Картофель, баранина, рис! - с негодованием воскликнула Истина. - А яблоки, а груши, душистые дыни? Их тоже варят, евнух, прежде, чем есть?
  Евнух улыбнулся так, как улыбаются евнухи и жабы.
  - У дыни срезают корку. С яблок и груш снимают кожу. Если ты хочешь, чтоб мы поступили также с тобою...
  Истина поспешила уйти.
  - С кем ты говорил сегодня утром, у входа во дворец и, кажется, говорил сурово? - спросил Гарун-аль-Рашид у хранителя его покоя, чести и счастья. - И почему во дворце было такое смятение?
  - Какая-то женщина, бесстыдная до того, что желает ходить так, как ее создал аллах, хотела тебя видеть! - ответил великий евнух.
  - Боль родит страх, а страх родит стыд! - сказал халиф. - Если эта женщина бесстыдна, поступите с ней по закону!
  - Мы исполняем твою волю, прежде чем она произнесена! - сказал великий визирь Джиаффар, целуя землю у ног повелителя. - С женщиной так и поступлено!
  И султан, с благосклонностью глядя на него, сказал:
  - Аллах акбар!
  Аллах акбар! Создав женщину, ты создал упрямство. Истине пришло в голову попасть во дворец. Во дворец самого Гарун-аль-Рашида.
  Истина надела власяницу, подпоясалась веревкой, взяла в руку посох и снова пришла ко дворцу.
  - Я - Обличение! - сурово сказал она стражу. - Именем аллаха я требую, чтобы меня допустили к халифу.
  И страж в ужасе - стражи всегда приходят в ужас, когда ко дворцу халифа приближается посторонний, - страж в ужасе побежал к великому визирю.
  - Опять та женщина! - сказал он. - Она прикрыта власяницей и называет себя Обличением. Но по глазам я увидел, что она - Истина. Визири пришли в волнение.
  - Какое неуважение к султану - идти против нашей воли!
  И Джиаффар сказал:
  - Обличение? Это уж касается великого муфтия.
  Призвал великого муфтия и поклонился ему:
  - Да спасет нас твоя праведность! Поступи благочестиво и по-придворному.
  Великий муфтий вышел к женщине, поклонился ей до земли и сказал:
  - Ты - Обличение? Да будет благословен твой каждый шаг на земле. Когда муэдзин с минарета пропоет славу аллаху и правоверные соберутся в мечеть для молитвы, - приходи. Украшенное резьбою и перламутром кресло шейха я с поклоном уступлю тебе. Обличай правоверных! Твое место в мечети.
  - Я хочу видеть халифа!
  - Дитя мое! Государство - это могучее дерево, корни которого глубоко ушли в землю. Народ - это листья, которые покрывают дерево, и падишах - это цветок, который цветет на этом дереве. И корни, и дерево, и листья, - все для того, чтобы пышно цвел этот цветок. И благоухал, и украшал дерево. Так создал аллах! Так хочет аллах! Твои слова, слова Обличения, - поистине живая вода. Да будет благословенна каждая росинка этой воды! Но где ж ты слышала, дитя, чтобы поливали самый цветок? Поливают корни. Поливай корни, чтоб пышней цвел цветок. Поливай корни, мое дитя. Иди отсюда с миром, твое место в мечети. Среди простых правоверных. Там обличай!
  И со слезами злости на глазах ушла Истина от ласкового и мягкого муфтия.
  А Гарун-аль-Рашид спросил в тот день:
  - Сегодня утром, у входа в мой дворец ты говорил с кем-то, великий муфтий, и говорил кротко и ласково, как всегда, - а во дворце почему-то была в это время тревога? Почему?
  Муфтий поцеловал землю у ног падишаха и ответил:
  - Все беспокоились, а я говорил кротко и ласково, потому что это была безумная. Она пришла во власянице и хотела, чтобы ты тоже ходил во власянице. Смешно даже подумать! Стоит ли быть властителем Багдада и Дамаска, Бейрута и Бельбека, чтобы ходить во власянице! Это значило бы быть неблагодарным аллаху за его дары. Такие мысли могут приходить только безумным.
  - Ты прав, - сказал халиф, - если эта женщина безумна - к ней надо отнестись с жалостью, но сделать так, чтобы она не могла никому повредить.
  - Твои слова, падишах, служат похвалою для нас, твоих слуг. Так нами и поступлено с женщиной! - сказал Джиаффар.
  И Гарун-аль-Рашид с благодарностью взглянул на небо, пославшее ему таких слуг:
  - Аллах акбар!
  Аллах акбар! Создав женщину, ты создал хитрость. Истине пришло в голову попасть во дворец. Во дворец самого Гарун-аль-Рашида.
  Истина приказала достать себе пестрых шалей из Индии, прозрачного шелка из Бруссы, золотом затканных материй из Смирны.
  Со дна моря она достала себе желтых янтарей. Убрала себя перьями птичек, таких маленьких, что они похожи на золотых мух и боятся пауков.
  Убрала себя бриллиантами, похожими на крупные слезы, рубинами, как капли крови, розовым жемчугом, который кажется на теле следом от поцелуев, сапфирами, подобными кусочкам неба.
  И, рассказывая чудеса про все эти чудесные вещи, веселая, радостная, с горящими глазами, окруженная несметной толпой, слушавшей ее с жадностью, восторгом, с замиранием сердца, - подошла ко дворцу.
  - Я Сказка. Я - Сказка, пестрая, как персидский ковер, как весенние луга, как индийская шаль. Слушайте, слушайте, как звенят мои запястья и браслеты на руках, на ногах. Они звенят так же, как звенят золотые колокольчики на фарфоровых башнях богдыхана китайского. Я расскажу вам о нем. Смотрите на эти бриллианты, они похожи на слезы, которые проливала прекрасная принцесса, когда милый уезжал на край света за славой и подарками для нее. Я расскажу вам о прекраснейшей в мире принцессе. Я расскажу вам о любовнике, который оставлял на груди своей милой такие же следы от поцелуев, как эта розовая жемчужина. А ее глаза в это время становились от страсти матовыми, большими и черными, как ночь или этот черный жемчуг. Я расскажу об их ласках. Об их ласках в ту ночь, когда небо было синим-синим, как этот сапфир, а звезды блистали, как это алмазное кружево. Я хочу видеть падишаха, пусть аллах пошлет ему столько десятков лет жизни, сколько букв в его имени, и удвоит их число и снова удвоит, потому что нет конца и предела щедрости аллаха. Я хочу видеть падишаха, чтобы рассказать ему про леса из пальм, завитые лианами, где летают вот эти птички, похожие на золотых мух, про львов абиссинского Негуса, про слонов раджи Джейпура, про красоту Тадж-Магаля, про жемчуга повелителя Непала. Я - Сказка, я пестрая Сказка.
  И заслушавшийся ее историй, страж позабыл о том, чтобы доложить о ней визирям. Но Сказку уж увидели из окон дворца.
  - Там сказка! Там пестрая Сказка!
  И Джиаффар, великий визирь, сказал, поглаживая бороду и с улыбкой:
  - Она хочет видеть падишаха? Пустите ее! Нам ли бояться вымыслов? Тот, кто делает ножи, ножей не боится.
  И сам Гарун-аль-Рашид, услышав веселый шум, спросил:
  - Что там? Перед дворцом и во дворце? Что за говор? Что за шум?
  - Это пришла Сказка! В чудеса разодетая Сказка! Ее слушают сейчас в Багдаде все, все в Багдаде, от мала до велика, и наслушаться не могут. Она пришла к тебе, повелитель!
  - Аллах да будет один повелитель! И я хочу слышать то же, что слышит каждый из моих подданных. Пустите ее!
  И все резные, и слоновой кости, и перламутровые двери открылись перед Сказкой.
  И среди поклонов придворных и ниц упавших рабов Сказка прошла к халифу Гарун-аль-Рашиду. Он встретил ее ласковой улыбкой. И Истина в виде Сказки предстала перед халифом.
  Он сказал ей, ласково улыбаясь:
  - Говори, дитя мое, я тебя слушаю. Аллах акбар!
  Ты создал Истину. Истине пришло в голову попасть во дворец. Во дворец самого Гарун-аль-Рашида. Истина всегда добьется своего. Кизмет! (Судьба! (тюрк.).)

    КОММЕНТАРИИ

  Из почти семидесяти сказок и легенд, составивших эту книгу, половина взята непосредственно из газетной периодики - со страниц "Одесского листка", "России", "Русского слова". Половину составили произведения, извлеченные из малодоступных для современного читателя отдельных дореволюционных и первых послереволюционных изданий В.М. Дорошевича.
  В 1901 г. известный издатель И. Д. Сытин выпустил сборник очерков, фельетонов и сказок А. В. Амфитеатрова и В.М. Дорошевича "Китайский вопрос". В него вошли девять произведений цикла "Из ста золотых сказок". В 1902 г. в том же издательстве вышел сборник Дорошевича "Легенды и сказки Востока", который составили значительно обновленный тот же цикл "Из ста золотых сказок" и произведения, написанные в результате последнего путешествия по Ближнему Востоку. Несколько сказок вошли в книгу Дорошевича "На смех. Юмористические рассказы" (Спб., издание М. Г. Корнфельда, 1912, "Юмористическая библиотека "Сатирикона"). Отдельными изданиями вышли "Счастье. Татарская сказка" (М., издание журнала "Жизнь и люди", 1910), "История об одной кормилице", "Человек", "Истина", "Портрет Моисея" (Одесса, издание М. О. Медвинского, 1915). Библиографией зафиксированы "Сказки". Роскошное художественное издание журнала "Солнце России" (Пг., 1917) (Владиславлев И. В. Русские писатели. Опыт библиографического пособия по новейшей русской литературе. - М.: Книгоиздательство "Наука", 1918, с. 43.), но эта книга не встретилась составителю ни в крупнейших библиотеках страны, ни в частных собраниях. Имеется свидетельство, что сказки Дорошевича "переведены на арабский, турецкий и татарский языки" (Кауфман А. Король фельетонистов. В.М. Дорошевич (К 30-летию литературной деятельности). - Солнце России, 1911, No 5, с. 2.); ознакомиться с этими переводами также пока не удалось.
  В 1921 г. берлинское издательство "Литература" выпустило небольшой сборник "Восточные сказки", включивший четыре произведения. 4 июня того же года Дорошевич, только что возвратившийся из освобожденного от белых Крыма в Петроград, писал своему старому знакомому, петроградскому литератору и издателю А. Е. Кауфману:
  "Посылаю Вам свою книгу "Легенды и сказки Востока" для переиздания.
  Правилось только мной".
  (Центральный государственный архив литературы и искусства СССР, ф. 252, оп. 1, ед. хр. 47.)
  Этот экземпляр с правками Дорошевича неизвестен. Само же переиздание не состоялось. И не потому, что в декабре 1921 г. Кауфман умер, а в феврале следующего года смерть настигла Дорошевича. Скорее всего, издатель предложил вместо переиздания старой книги выпустить новый сборник, составленный из произведений, публиковавшихся в "Русском слове" после 1902 г., т. е. после выхода "Легенд и сказок Востока". Видимо, во второй половине 1921 г. велась работа по подготовке такой книги, которую прервала смерть обоих. И все-таки в 1923 г. в издательстве "Петроград" вышел новый сборник Дорошевича "Сказки и легенды". В него вошли тринадцать вещей, написанных в период с 1903 по 1916 г.
  В 1926 г. издательство "Земля и фабрика" выпустило сборник "Не те пятки. Восточные сказочки". Семь сказок и легенд вошли в однотомник "Рассказы и очерки" (М., Московский рабочий, 1962; 2-е изд., 1966), широко и разнообразно представляющий творчество Дорошевича.
  Настоящее издание является наиболее полным собранием сказок и легенд Дорошевича. Тексты публикаций в периодике сверены с книжными изданиями. Произвести сверку с рукописями не удалось, так как архив Дорошевича не сохранился. Следует иметь в виду и то обстоятельство, что чрезвычайно занятый газетной работой Дорошевич почти не принимал участия в подготовке отдельных изданий своих произведений. Ее, как правило, осуществляли сотрудники сытинского издательства, используя газетные публикации, в том числе и те, которые не были свободны от типографских ошибок, таких как пропуски в тексте, произвольная замена одних географических названий другими, разное написание имен собственных, явная путаница в синтаксисе и т. д. Поэтому часть ошибок перешла с газетных полос в книги. При подготовке настоящего издания эти недостатки устранены, а особые случаи оговорены в комментариях.
  Публикуя тексты по правилам современной орфографии, мы тем не менее оставили некоторые старые грамматические формы (например, "парий" вместо современного "пария"), поскольку они запечатлели специфику тогдашнего литературного языка. Сохранен и достаточно сложный синтаксис Дорошевича - характерное выражение его неповторимого "каскадного" стиля. Написание географических названий, китайских и арабских имен собственных сохранено таким, каким оно дано в газетных и книжных публикациях. В том числе и в тех случаях, когда в разных произведениях одно и то же имя дается по-разному.
  Указаны первопубликация произведения (за исключением тех случаев, где она не установлена), источник, по которому дается текст, последующие переиздания.
  СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИИ
  Китайский вопрос. - А. В. Амфитеатров и В.М. Дорошевич. Китайский вопрос. М., Товарищество И. Д. Сытина, 1901.
  Легенды. - В.М. Дорошевич. Легенды и сказки Востока. М., Товарищество И. Д. Сытина, 1902.
  На смех. - В.М. Дорошевич. На смех. Юмористические рассказы. СПб., издание М. Г. Корнфельда, 1912.
  Восточные сказки. - В.М. Дорошевич. Восточные сказки. Берлин, Литература, 1921.
  Сказки. - В.М. Дорошевич. Сказки и легенды. Пг. - М., Петроград, 1923.
  Рассказы. - В.М. Дорошевич. Рассказы и очерки. М., Московский рабочий, 1966.
  ЖЕНЩИНА (Индийская легенда)
  "Будильник", 1889, No 26. Печатается по изданию: В. Дорошевич. Папильотки. Сборник юмористических набросков. Издание редакции журнала "Будильник". М., 1893.
  Стр. 26. Магадэва, Махадева ("Великий бог") - широко распространенный в индийской мифологии эпитет бога Шивы, одного из главных божеств триады индуизма. Мощный бог-разрушитель, он может выступать и в роли созидателя - образ, характерный для многих индийских легенд Дорошевича.
  О ПРОИСХОЖДЕНИИ КЛЕВЕТНИКОВ (Индийская легенда)
  "Одесский листок", 1895, No 92, 7 апреля. Печатается по изданию - Легенды. Вошла в Рассказы.
  Стр. 33. Брамины, брахманы, браманы - каста жрецов в древней Индии.
  Стр. 34. ...священных волн Ганга... - В индуизме река Ганг считается священной. По индуистским представлениям, ее воды очищают от грехов, избавляют от болезней и даруют небесное блаженство тем, кто избирает их местом своего погребения. К берегам Ганга совершаются паломничества.

    СОН ИНДУСА

  "Одесский листок", 1897, No 153, 12 июня. Печатается по изданию - Легенды.
  Стр. 35. Дженерик - тележка, которую везет рикша. Стр. 36. Сриаканте - одно из имен Парвати, жены бога Шивы (см. коммент. к стр. 26).
  ...посидеть под священным деревом. Вотри ел под которым снизошло вдохновение на Будду... - Согласно преданиям, основатель буддийской религии в пору своих скитаний, аскетических подвигов и размышлений, сидя под деревом, достиг "бодхи" - состояния духовного" просветления. Название этого состояния перешло на объекты, с которыми соприкасался Будда, в силу чего они приобрели священный характер (дерево Бодхи).
  Тримурти - триединство главных богов индуистского мифологического пантеона: Брахмы, Вишну и Шивы. Функции трех богов никогда строго не разграничивались в индуизме.
  Брахма - бог-созидатель, творец мира, открывающий триаду верховных богов индуизма; Вишну - бог-хранитель вселенной.
  Серасвоти, Сарасвати - в индийской мифологии богиня красноречия и покровительница наук и искусств.
  Стр. 38. Нирвана - центральное понятие религиозной буддийской философии, выражающее высшее блаженное состояние, полное освобождение от жизненных забот и стремлений.
  "Victoria Regia" - многолетнее водное растение, имеет плавающие листья с загнутыми вверх краями до двух метров в диаметре; большие цветки его раскрываются только вечером и смыкаются к утру.
  Стр. 40.Иланг-иланг - высокое дерево индо-малайского происхождения с ароматными цветками.
  БИЧЕР СТОУ (Негритянские легенды)
  "Одесский листок", 1899, No 82, 28 марта.
  Стр. 40. "Хижина дяди Тома" (1852) - популярный роман американской писательницы Гарриет Бичер-Стоу (1811- 1896), запечатлевший трагизм положения негров в Америке до отмены рабовладельческой системы.
  ...той "пирамиды из черепов" - с которой нас познакомила картина В. В. Верещагина. - Картина русского художника Василия Васильевича Верещагина (1842 - 1904) "Апофеоз войны" (1871 - 1872) воспроизводит одну из "пирамид", которые по приказу среднеазиатского правителя Тимура (1336 - 1405) складывали из черепов его поверженных врагов.
  Нью-Орлеан, Новый Орлеан - город на юге США (штат Луизиана), Албэни, Олбани - город на северо-востоке США (штат Нью-Йорк).
  ...ветхозаветных святых w Давида и Голиафа. - Персонажи библейского мифа, рассказывающего об их поединке, к лику святых не причислены.
  Стр. 42. Огден - город на западе США (штат Юта). Стр. 43. Вашингтон Джордж (1732- 1799) - первый президент США, был сторонником постепенной законодательной отмены рабства.
  ЦЫПЛЕНОК (Восточная сказка)
  "Россия", 1899, No 216, 30 ноября. Печатается по изданию: В.М. Дорошевич. Собрание сочинений, т. IV. Литераторы и общественные деятели. М.: Т-во И. Д. Сытина, 1905.
  Поводом для написания сказки были появившиеся в печати сообщения о серьезном заболевании Л. Н. Толстого, угрожавшем его жизни. По свидетельству С. А. Толстой, писатель "заболел 21 ноября сильнейшими болями в желудке и печени, пульс упал на двое суток, температура была 35 и б". Спустя "почти шесть недель... Льву Николаевичу стало лучше" (С. А. Толстая. Дневники. В двух томах. Том первый. 1862- 1900. М., Художественная литература, 1978, с. 455).
  Стр. 47. Пенджаб - географическая и историческая область в Индии и Пакистане, занимающая территорию между средним течением реки Инд и Северными Гималаями; один из древнейших центров индийской цивилизации.
  II
  ИЗ СТА ЗОЛОТЫХ СКАЗОК ЧЕГО НЕ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ БОГДЫХАН
  Китайский вопрос. Печатается по изданию - Легенды.

    ВОЛШЕБНОЕ ЗЕРКАЛО

  Китайский вопрос. Печатается по изданию - Легенды.
  "Россия", 1900, No 454, 31 июля. Печатается по изданию - Легенды.

    БЕЛЫЙ ДЬЯВОЛ

  "Россия", 1900, No 476, 22 августа. Печатается по изданию - Китайский вопрос.
  В примечании к газетной публикации, как и в некоторых других случаях, почти целиком повторяющем подзаголовок всего цикла "Из ста золотых сказок", это произведение названо "сказкой о китайском Фаусте".

    О ПОЛЬЗЕ НАУК

  "Россия", 1900, No 482, 28 августа. Печатается по изданию - Легенды. Вошла в Рассказы.

    ИСТОРИЯ ОБ ОДНОЙ КОРМИЛИЦЕ

  "Россия", 1900, No 489, 4 сентября. Печатается по изданию - Легенды.

    ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИИ

&nbs

Другие авторы
  • Достоевский Федор Михайлович
  • Ламсдорф Владимир Николаевич
  • Брянчанинов Анатолий Александрович
  • Мопассан Ги Де
  • Карабчевский Николай Платонович
  • Каблуков Сергей Платонович
  • Гашек Ярослав
  • Уаймен Стенли Джон
  • Коллоди Карло
  • Засодимский Павел Владимирович
  • Другие произведения
  • Некрасов Николай Алексеевич - Стихотворения Н. Молчанова. Том первый
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Путешествия 1870-1874 гг.
  • Ломоносов Михаил Васильевич - Даты жизни и творчества М. В. Ломоносова
  • Вольфрам Фон Эшенбах - Титурель
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 20
  • Катенин Павел Александрович - Жан Расин. Сон Гофолии
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Из теории и практики классовой борьбы
  • Чехов Антон Павлович - Рассказы и повести 1892-1894 гг.
  • Туган-Барановский Михаил Иванович - Кант и Маркс
  • Бунин Иван Алексеевич - М. В. Михайлова. "Чистый понедельник": горькая дума о России
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
    Просмотров: 475 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа