Главная » Книги

Крашевский Иосиф Игнатий - Калиш (Погробовец)

Крашевский Иосиф Игнатий - Калиш (Погробовец)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

  

Юзеф Игнацы Крашевский

Калиш (Погробовец)

Историческая повесть

  
   Крашевский Ю. Собрание сочинений: В 10 т. Т. 3: Калиш (Погробовец): Историческая повесть; Борьба за Краков (При короле Локотке); С престола в монастырь (Любони): Романы / Пер. с польск.- M.: TEPPA, 1996.- (Библиотека исторической прозы).
  

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

  
   Современный театр мировой войны в той его части, которая особенно интересует Россию, является историческим театром полуторатысячелетней борьбы славянства с германизмом.
   Княжество Познанское, Силезия, Западная Галиция с Краковом и губернии: Калишская, Варшавская, Петроковская, Радомская, Келецкая - вот первоначальная Польша.
   Великоморавское княжество погибло в 907 году под натиском мадьяр. Вслед затем немцы, отразив в 955 году мадьяр, сами направили свои походы в земли славянских князей. С этой целью были устроены еще при родоначальнике Саксонской династии, Генрихе I Птицелове, особые пограничные военные области - мархии, во главе которых были поставлены м_а_р_к_г_р_а_ф_ы (от марк - граница и граф - королевский чиновник). В 940 году такая северная мархия (Nordmarck) прославилась благодаря маркграфу Герону, ставленнику императора Оттона Великого. Герон пригласил к себе тридцать полабских князей и во время пира велел всех убить. Это было началом борьбы, продолжающейся и поныне.
   Герон перешел реку Одер и встретился с полянами. Это славянское племя занимало земли около озера Гопла, до Одера и по ту сторону берега Сленза (откуда название Слензк - Силезия). Южная, или Малая, Польша, с Краковом была в руках вислян. Северная, или Великая, Польша с Крушвицей (островной город на озере Гопло) принадлежала князю полян. Около 850 года воспитатель при дворе князя, некто Хосцислав, стал родоначальником новой династии Пястов (пяст - пестун - воспитатель), подобно тому, как во Франции в 752 году майордом Пипин Короткий покончил с династией Меровингов и начал свою династию Каролин-гов, названную так по имени его сына Карла Великого.
   В 963 году князь Мешко (старопольское слово "медведь", ср. по-русски "мишка"; отсюда Мечислав) после войны с маркграфом Героном покорился немцам и стал их вассалом. Но в то же время Мешко завязал сношения с Чехией, женился на дочери князя Болеслава I, Дубравке, в 965 году, а в 966 году принял христианство. Однако это не удержало немцев от борьбы с полянами. В 967 году наследник Герона, маркграф Вихман, погиб во время сражения с Мешком; его преемник Одон временно прекратил походы, что дало возможность Мешку собрать в одно целое несколько родственных племен. Пользуясь покровительством императора Оттона I, который после 968 года решил изменить свою политику относительно славян, принявших христианство, Мешко в 968 году открывает епископскую кафедру в Познани и в то же время переносит туда свою столицу. Вслед за тем он присоединил Краков и всю землю ляхов, то есть так называемые Червенские грады. Но в глазах немцев рост могущества Мешка показался опасным: в 972 году маркграф Одон пошел войной на славян, однако 24 июня в сражении на берегах речки Цидины, притока Одера, был разбит наголову. Тогда император Оттон I вмешался лично и на следующий год на съезде в Кведлинбурге признал власть Мешка над всем его княжеством, освободил от вассальной зависимости по отношению к маркграфам и принял княжество Пястов в состав германской империи.
   Так возникло польское государство, временно зависящее от императора.
   При жизни Мешка начались и первые столкновения с "руссами". Князь Владимир Святой в 981 году завоевал "Червонную Русь", как это описывает летописец Нестор:
   "Иде Володимер к Ляхам и зайом грады их, Премышль, Червень и ины грады".
   Мешко умер 25 мая 992 года в лагере под Бранибором (теперь Бранденбург), столицей провинции того же имени, во время новой войны с маркграфами и немецкими епископами. Его сын Болеслав Великий (992-1025) продолжал дело отца. В 994 году были присоединены поморские города Щецин и Гданьск (теперь Штеттин и Данциг), принадлежавшие славянскому племени поморян, еще не принявшему христианства, что случилось только в 996 году. В следующем году была предпринята попытка присоединить к христианству и диких пруссаков, живших на правом берегу Вислы (теперешнее побережье от Данцига до Мемеля), кончившаяся неудачей. Впоследствии пруссаков истребили крестоносцы, а позднейшие немецкие поселенцы присвоили себе их имя.
   В 1000 году император Оттон III через Силезию отправился в гости к Болеславу в Познань и Гнезно и здесь освободил его от вассальной зависимости. Но прошло еще 24 года, пока после успешных войн и новых завоеваний (мархия Лужичан - 1002 г., Чехия и Словация - 1003 г., война с императором Генрихом II от 1004-го до 1018 г., Червенские грады и Киев - 1018 г.) Польша стала королевством. Наконец, в 1024 году умер главный враг объединения Польши, император Генрих II, и немедленно в Гнезне архиепископ возложил на голову Болеслава королевскую корону.
   Я остановился подробнее на этом периоде истории Польши, так как он характерен для всей дальнейшей цепи событии. Королевство Болеслава Великого {или Храброго) положило начало независимости государства. Но оно и впредь должно было выносить удары германизма.
   Уже в 1038 году император Генрих III после победоносной войны заставил короля Казимира опять стать вассалом. Вслед за тем возникли нелады и в самой Польше: централизация власти не пришлась по вкусу многочисленным "родам", составлявшим тогда главную опору государства. Эта борьба родов с королевской и княжеской властью способствовала ослаблению государства и лишению его сил в борьбе с германизмом.
   Борьба с императорами не прекращалась. Иногда успех был на стороне Польши (напр., в 1109 году знаменитое Hundsfeld - собачье поле около Вроцлава, где дикие собаки лизали кровь на поле сражения и терзали убитых и раненых немцев в течение нескольких дней), но большей частью громадная империя либо сама, либо руками своих венгерских и чешских вассалов громила Польшу. В 1138 году по смерти Болеслава Кривоуста королевство распалось на уделы с великокняжеским в Кракове.
  
   Удельный период Польши продолжался почти 200 лет (1138- 1320). Последняя его фаза обрисована в романах "Калиш" и "Борьба за Краков", где Крашевский набросал картину и внутреннего расстройства государства. Немецкие колонисты уже и тогда захватывали лучшие куски славянских земель, так как в Германии их давили рыцари-феодалы, а разрозненные славяне не понимали всего значения этого мирного завоевания. Колонисты внесли с собой новый принцип неродового устройства; они соединялись в группы по соседству (Gemeinde, отсюда г_м_и_н_а). Подобные германские гмины образовались и в городах. Во второй половине XIII столетия "магдебургские права" действовали уже во многих польских городах. Деревенские колонисты называли себя "gebuen" (от Bauer - мужик); отсюда произошло польское г_б_у_р, означающее теперь невоспитанного человека. Кроме того землевладельцев, как представителей рода, колонисты называли "slahta", откуда современное ш_л_я_х_т_а.
   Общее положение Европы представлялось в следующем виде. В Германии царствовали по существу рыцари-феодалы, создавшие F_a_u_s_t_r_e_c_h_t (право кулака), и только с избранием в 1272 году Рудольфа Габсбурга началась борьба за сословную монархию. Во Франции подобную же борьбу предприняли Людовик IX Святой (1226-1270) и Филипп IV Красивый (1285-1314). В Чехии, превратившейся в сильное государство, правил король Оттокар II, но со вступлением на престол Рудольфа в 1278 году был разбит наголову; безоружный пленник был убит рыцарем Шенком. С этих пор почти все южные и западные славяне потеряли политическую независимость. Что же касается Польши, то здесь удельные князья не только воевали друг с другом, но даже призывали на помощь немцев. Как говорит историк, в те времена "одна половина Пястов была в плену у другой". Эти моменты как раз описаны в романе "Калиш".
   Среди удельных княжеств выделилось Калишское на севере, благодаря мудрому Болеславу Благочестивому. Эта часть Польши не пострадала во время татарских набегов, кроме того, Калиш и Гнезно были центрами духовной жизни. Здесь соорганизовалась партия объединения Польши, выдвинувшая кандидатом на королевский престол Пшемыслава II, княжившего в Калише и Познани, унаследовавшего Поморье в 1282 году и являвшегося на севере своего рода великим князем. Единственный возможный его противник был великий князь Краковский, но он умер в 1288 году, а после его смерти началась б_о_р_ь_б_а з_а К_р_а_к_о_в в лице Болеслава Плоцкого, Генриха Вроцлавского, Владислава Бжеского и др. Временно побеждал то тот, то другой. Наконец, в 1289 году Генрих Вроцлавский занял Краков и завещал его, умирая в 1290 году, Пшемыславу II.
   Но соединение этих частей оказалось пока еще невозможным. Чешский король Вацлав II сам решил занять Краков, как только умер Генрих. Зато 26 июня 1295 года архиепископ Свинка короновал Пшемыслава II в Гнезне, причем присутствовали и представители Кракова, в то время занятого чехами.
   Пшемыслав II правил недолго. Борьба с родовыми представителями разгорелась уже давно; во главе движения против монархии стали роды Зарембов и Налэнчей, вошедших в соглашение с бран-денбургскими маркграфами. Конец Пшемыслава II описан вполне исторически в романе "Калиш", хотя романист и добавил несколько штрихов от себя.
   После убийства Пшемыслава опять пошли раздоры, коими воспользовался чешский король Вацлав II и в 1300 года короновался в Гнезне. Но народная партия во главе с архиепископом Свинкой продолжала борьбу. Теперь уж надо было бороться и за королевство, и за Краков. Владислав Локоток, уже раньше избранный великим князем Краковским, но изгнанный Вацлавом, был кандидатом народной партии. Борьба продолжалась до 1320 года, когда наконец архиепископ Янислав 20 января короновал Владислава в замке Вавель, в Кракове.
   В борьбе за корону пропала Силезия, пропало Поморье, а орден Крестоносцев угрожал Великой Польше. Но народилось объединенное королевство, и сын Владислава, Казимир Великий (1333-1370) упрочил свой престол и создал сильную Польшу, пока наконец в конце XVIII столетия немцы опять не взяли реванш.
   На наших глазах происходит последний акт великой драмы "Drang nach Osten" (стремление на восток), начатой немцами полторы тысячи лет тому назад. Мы видим, что со своей стороны и мы идем в седьмой раз к Поморью!

В. МРОЧЕК

Декабрь. 1914 г.

  

Калиш (Погробовец)

Историческая повесть из времен Пржемыслава II

  

ЧАСТЬ I

  

I

  
   Среди всех княжеских дворов Польши во второй половине XIII столетия не было другого такого не блестящего и скромного, как калишский двор князя Болеслава, прозванного Благочестивым.
   Прекрасный воин и в то же время богобоязненный муж, князь был женат на столь же честной и благочестивой женщине, Иолян-те, сестре Кинги, жены краковского князя Болеслава. Постоянно досаждали ему войны то со вторгающимися в пределы княжества бранденбуржцами, то с силезскими князьями, то с другими родичами, жадными к земле, а потому вечными непоседами. Так он и не мог почти дня передохнуть, сперва шныряя по границе около Сантока и Дрдзеня, основывая или захватывая крепостцы, а потом уже охраняя не только свои земли, но и наследство молодого Пшемыслава Погробовца, родившегося после смерти познанского Пшемыслава, в качестве назначенного опекуна. Судьба сироты заботила его, тем более что у него самого не было наследника, а лишь три дочери, которым он не мог передать землю, так как она нуждалась в мужской власти.
   Итак, работы было достаточно, и князь Болеслав даже не помышлял засесть на отдых в своем замке; но это был крепкий и здоровый человек, созданный работать и трудиться, никогда не теряющий желания что-либо делать, всегда хорошо настроенный, с покойным выражением лица, чистым сердцем и очень простой в обращении с людьми.
   Среди многочисленных княжеских дворов того времени в Кракове, Серадзе, Познани, Вроцлаве, Лигницы, Ополе и Плоцке - калишский двор менее всего бросался в глаза и вовсе не стремился к блеску.
   Болеслав должен был держать много военного люда, так как ему не давали вздохнуть свободно, но это были как бы младшие братья, как бы честная дружина и дети. Все держали себя с ним свободно, но с оттенком уважения, вызванного его добродушием. Любили его и свои, близкие, любили и чужие, и хотя в ту эпоху требовалось, чтобы вождь выделялся и пользовался почетом, Болеслав все-таки мало заботился о гордой осанке.
   Ходил он как обыкновенный рыцарь, не думая о красивых латах или же дорогом пурпуре и бисере, не любил и драгоценности, а в домашней обстановке носил обыкновенную куртку, кожаные штаны и старую, порядком потертую шапку; не раз чужые послы принимали его за рядового придворного, что лишь смешило князя.
   Вглядевшись в его скромное загорелое лицо с быстрыми черными глазами, всякий мог все-таки догадаться, что это человек благородного происхождения и барин в душе. Смелый и быстрый взор, ласковая и уверенная улыбка, умное и светлое выражение лица. А между тем он не старался принимать гордую осанку, напротив, как бы прикрывал христианским смирением свое происхождение, и любил, когда к нему приходили не с челобитной, а доверчиво, как к отцу.
   В повседневной жизни редко кто был жалостливее его, так как, будучи хорошим христианином, он в каждом видел брата во Христе, хотя в то же время на поле сражения с язычниками или же с саксонцами и бранденбуржцами (эти воевали заодно) был воином дерзким, почти безумным.
   Шел в бой перекрестившись, с молитвой и той песней к Божьей Матери, каковая увековечилась со времен Болеслава Храброго; но, попав в боевую сутолоку, когда в нем разыгрывалась, бывало, рыцарская кровь, превращался в страшного врага.
   Зато когда, успокоившись, шел на ратное поле в сопровождении ксендзов, которых обыкновенно водил с собой к раненым и умирающим, то при виде обезображенных и полумертвых воинов у князя градом катились слезы. Заламывая руки, он жаловался, что все время идут неизбежные войны.
   - Не будет этому конца, - говаривал он, - пока эти земли не получат одного господина, а нас, мелких владетелей, судьба не уничтожит или же пошлет в изгнание. Мы сами искореняем друг друга и разрушаем страну, порученную нам Богом.
   Жалобы эти были, однако, напрасными, так как более мелкие польские владения не только не объединялись, но еще более раздроблялись. Мазовецкие земли расползались, в силезских все больше и больше росло собственников, Краков и Сандомир шли порознь, Познань и Гнезно вели свою линию. Чем больше было наследников, тем больше росло властолюбивых врагов. Брат грабил брата, племянник - дядю, нередко сын шел против отца. Некоторые из них, обессилев, призывали пруссаков и Литву. На шее у Мазовша и Поморья сидели немецкие крестоносцы, завоевания которых росли и законно, и незаконно.
   Время было тяжелое. Не доверяли друг другу; опасно было ехать в гости по приглашению, так как нередко случалось, что гостя хватали, сажали в тюрьму и угрозами вынуждали отдавать часть своих владений. Боялись ехать в костел поодаль, не имея достаточной охраны, так как и у алтаря мог подстерегать путника брат, сват либо родич. Не спасали браки, кумовства, родственные связи.
   Страсти расходились вовсю: набожные люди доходили до безумия; разврат переходил в бесстыдство; а рядом с этим сдержанность достигала монашеского воздержания даже в браке. Здесь Болеслав Стыдливый не жил с собственной женой, там поморский Мщуй держал при себе монахиню из слупского монастыря. Дела творились страшные, как у дикарей, характерные для людей страстных, необузданных, одинаково ревностных как в погоне за добром, так и за злом. Меры не существовало. Женщины того времени подавали пример чрезвычайной набожности, и кое-кто из мужчин следовал за ними.
   На Болеслава Благочестивого оказывала влияние тихая, ласковая, но скорее сестра, чем жена, Иолянта: все время она грустила по монастырю. Болеслав был сдержан во всем, кроме рыцарского увлечения, однако, не пошел по стопам зятя Пудыка. Это было примерное супружество, причем Болеслав добился от жены, чтобы она, не забывая Бога, помнила и о нем, и о детях.
   Сестра Кинга постоянно склоняла ее к более суровой жизни и уговаривала готовиться - после смерти мужа - поступить в монастырь и вместе с ней последние годы жизни посвятить Богу. Иолянта умела согласовать набожность с семейными обязанностями.
   Три дочери выросли у матери, заботливой и воспитавшей их в смирении и вере.
   Когда бранденбуржцы давали передышку князю Болеславу а он мог посидеть в калишском замке - он чувствовал себя вполне счастливым. Воин не потерял простого, детского почти обхождения. Он садился с женой и детьми у печи, разговаривал с ними и с прислугой, смеялся и довольствовался жизнью простого помещика.
   Многие из состоятельных лиц, пожалуй, больше князя тратили на роскошный стол и одежду. Калишский князь дозволял забавляться другим, сам же он не нуждался ни в какой роскоши.
   Казна была полна, но требовалось из нее дать приданое дочерям и содержать рыцарей; для своих нужд князь и жена тратили очень мало. Каждая военная добыча пополняла казну.
   Княгиня Иолянта, кроме праздничных дней и приема гостей, надевала шерстяное серое платье, белую косынку на голову; драгоценностей - никаких. Девочки ходили в одном белье, а зимою - в простых шерстяных платьях. Князь надевал куртку, подпоясывался ремешком, шелка не признавал, разве только по большим праздникам, отправляясь в церковь - и то для Бога, не для людей.
   Понятно, что при таком господине и придворные не особенно могли щеголять, что иногда им и не нравилось, в особенности, когда приезжал кто-либо из родичей-князей, привычных к германской роскоши.
   В Калише редко появлялись за столом серебряная и золотая посуда или же восточные ковры и материи, разве только в честь какого-либо иерарха церкви или ради семейного торжества.
   Когда князь Болеслав принужден был приодеться и навешать на себя золотые вещи, то чувствовал себя словно в цепях, по возможности поскорее освобождаясь от них.
   Князь и жена были очень набожны, но это не мешало им заботиться о повседневной жизни.
   Духовник, одновременно исполнявший обязанности канцлера, был постоянно с князем. Иногда его сменял другой старик-священник. Имелись и воеводы, и подкоморьи, и придворные чиновники, но все это были друзья дома. Болеслав никому не позволял падать ниц, более близких очень любил, а ложь - даже ради мести - была ему противна.
   При этом князь обладал вкусами помещика. Любил лошадей и стада, тщательно расспрашивал об урожае, разговаривал и шутил с простыми садовниками, словно с равными себе. Случалось, что, встретив по дороге бедного старика, шел с ним, весело болтая и вызывая на разговор.
   В его характере было желание всегда быть веселым и не морщить чело ради внушительного вида. Людей сумрачных подозревал, что они таили в мыслях что-либо скверное.
   Последние годы прошли для князя беспокойно, так как ему усиленно досаждали бранденбуржцы.
   Как раз в это время скончалась мать Пшемыслава Погробовца, и ему пришлось заботиться о землях наследника, как о своих.
   Едва успел он сжечь Санток, чтобы не дать в нем укрепиться германцам, едва основал на границе три крепостцы, как уже бранденбуржцы вновь отстроили пограничную крепость, да еще выстроили Сулинец, чтобы засесть в нем и выжидать момента. Пришлось поэтому брать Сулинец, а так как его отчаянно защищали, то поляки подходили под его свежевыстроенные стены под прикрытием щитов - словно под мостовым настилом, - топорами сбили глину и подожгли; тогда лишь крепость была взята.
   Попал в плен саксонец Сабель, однако Санток так и не удалось взять обратно. На следующий год снова пришлось разорить Сантоцкую область, чтобы не дать отдыха бранденбуржцам и саксонцам, а на стены Сольдына взбираться по лестницам. Обе стороны постоянно переходили к нападению, а из-за Сантока пролилось немало крови.
   Воспитаннику князя Болеслава, Пшемыславу Погробовцу, дома называвшемуся запросто Пшемко-Сиротой, в то время было почти шестнадцать лет.
   Юноша удивительно красивый, сильный, видный, живой, рвался из рук дяди-опекуна не ради стремления к власти, так как был мальчиком послушным, а ради рыцарских потех.
   Что же касается князя Болеслава, то он его как раз и не отпускал в поход, опасаясь и любя, как единственного наследника. Знал князь, что отпустить молодежь на свободу - самое опасное. Поэтому удерживал его, как мог, однако в то время удержать от похода шестнадцатилетнего юношу, когда поход был единственным призванием каждого князя, было не под силу и величайшему авторитету.
   Между тем весною 1272 года опять пришлось либо вырвать Санток из германских рук, чтобы они в нем не уселись основательно, либо по меньшей мере не давать им ни минуты покоя.
   Князь Болеслав собрался было лично в поход, как вдруг в утро сырого мая схватил лихорадку. Сейчас созвали баб, они давали ему зелья, горькие до отвращения, отгоняли лихо крестным знамением, ксендз отслужил молебен, однако лихорадка упорствовала и не уходила. Всегда легче схватить ее, чем от нее избавиться.
   Князь, хотя и выносливый вообще, ходил печальный и терял терпение, так как болезнь случилась ужасно не вовремя. Кончалось лучшее время для похода, высоко росли травы, погода для воинства ни жаркая, ни холодная. Послать же дружину без себя князь не решался, так как некому было его заменить. Когда ему приходилось громко и весело распорядиться, рыцари мчались за ним, не разбирая.
   Как бы то ни было, во второй половине мая князь готов был даже идти в поход несмотря на болезнь. По его словам, однажды он уже после хорошей встряски верхом и вспотев, избавился на войне от лихорадки.
   Княгиня Иолянта, никогда ни в чем ему не перечившая, не сопротивлялась и теперь, но все-таки беспокоилась.
   Однажды в прелестный майский вечер князь Болеслав, Иолянта и их младшая дочь сидели на крыльце калишского замка. Город, хотя и достаточно укрепленный для того времени, все-таки не блистал роскошью. Дома в большинстве были деревянные и низкие.
   Князь в куртке, сидя за столом, потягивал теплое вино с пряностями, чтобы его теплом прогнать лихорадку; княгиня тихо разговаривала с дочерью, сидящей поодаль. Вдруг паж вбежал с радостной вестью, что из Познани едут гости.
   А так как Пшемка-Сироту все любили, то кругом обрадовались.
   - Говори: гость, а не гости! - закричал князь пажу, который стоял с веселыми глазами, ожидая благодарности за приятную новость. И поставил кубок на стол.
   - Но ведь гости, ваша милость, - возразил паж, - так как не один лишь князь Пшемко, но и еще с ним много рыцарей.
   Княгиня поднялась, беспокойно поглядывая на мужа.
   - Ба, Пшемко любит, - ответил князь, - чтобы кругом него был блеск, много народа, должен был поэтому нарядить придворных, а вот этому показалось, что он едет не один.
   Говоря это, князь пошел к дверям, ведущим на двор, встретить гостей, как раз слезавших с лошадей.
   Действительно, отряд был многочисленный и блестящий. Во главе ехал юный, шестнадцатилетний, высокий, с длинными золотистыми кудрями, голубыми глазами, ловкий, гибкий, сильный, гордо и властолюбиво посматривавший Пшемко.
   Его можно было принять за более взрослого, чем он был в действительности. Уже пробились бородка и усы, и - нетронутые еще сталью - как бы пухом золотистым покрывали его весело улыбающееся личико.
   Хотя и в дороге, князь был в стальной кольчуге, красиво отделанной драгоценностями, в плотно облегающем фигуру платье с блестящим поясом, у которого болтался элегантный кинжал, на ногах золоченые шпоры, а на плечо накинут легкий темно-красный с золотой стрелкой плащ.
   Видно было, что он любил прифрантиться и обращал внимание, что на себя надеть. Его шлем, в золотых полосках, сиял покрытыми драгоценностями крылышками.
   Пшемко выглядел таким красавцем, таким барином, что, посмотрев на него, дядя поднял руки и весело воскликнул:
   - Ну и пан! Ну и красавец!
   И, взглянув на стоящих кругом, увидел, что паж был прав, так как Пшемко приехал не один, а торжественно, и в обществе почтенных мужей, словно с посольством.
   Рядом на убранной лошади ехал серьезный муж, тоже приодетый и вооруженный, как на бал, Пшедпелк, воевода Познанский, за ним Мсцибур, каштелян, и трое старших рыцарей, дальше Павлик Налэнч и Заремба, по прозвищу Монах, воспитывавшиеся вместе с князем.
   Все они прифрантились по примеру князя, так как Пшемко любил, чтобы вокруг него все выглядело красиво.
   Он не перенял от дяди его простых привычек, но и от отца не мог унаследовать этого стремления к блеску, так как старик Пшемысль, набожный муж, проводивший ночи в молитве, тоже не любил роскоши; его покойная мать Елисавета равным образом не обращала на это внимания.
   Как это нередко случается, Пшемко перенял эту склонность либо от дедов-прадедов, либо она появилась как результат его горячей крови и юношеской фантазии.
   Все его окружающее, вплоть до последнего обозного служителя, должны были наряжаться. Лошади тоже поблескивали, позванивали, на их головах торчали султаны, на груди разные побрякушки.
   Весь отряд, сопровождавший познанского князя, блестел и сиял. Сам он, спрыгнув с коня, снял шлем и подошел к дяде, смиренно кланяясь и припадая к рукам.
   Дядя обнял его за шею и прижимал, как сына; когда же Пшемко выпрямился, князь Болеслав стал наслаждаться его видом.
   - Шестнадцать лет! Мальчишка! - смеялся князь. - А вот вырос, возмужал, словно ему двадцать! Куда ты так торопишься?
   - Понятно, тороплюсь, дорогой дядя, тороплюсь! - засмеялся Пшемко: - Хочется в поход! Пора! Все мои сверстники уже воевали, а я должен читать с духовником или во дворе бросать копье в щит, когда мои руки чешутся пустить нож в саксонцев или...
   - Ох, этого удовольствия еще тебе хватит, - вздохнул Болеслав. - Германцы так скоро не переведутся! Подожди!
   Разговор был прерван воеводой Пшедпелком, подошедшим поздороваться.
   Болеслав приветливо его встретил, поздоровался с ним, а затем с другими лицами, сопровождавшими племянника, и с улыбкой повел всех старших в замок.
   Так как в комнатах было душно, то все уселись снова на крыльце, где уже не было княгини Иолянты. Старик-ксендз Мальхер стоял поодаль. Это был любимец князя и его жены, набожный, ласковый человек, мирного нрава, очень скромный, как говорили тогда - благословенный.
   Пшемко подошел к нему и поцеловал ему руку, согласно обычаю, а старик, тронутый, благословил юношу.
   Князь Болеслав, вспомнив свое горе, стал жаловаться на лихорадку.
   - Если б хоть это зло пристало попозже! - воскликнул он. - Мне необходимо идти в поход на этих проклятых разбойников, на Санток, на Стшельце... а вот никуда не гожусь! Еще пока трясет, ничего - не обратил бы внимания, но как начнется жар да голову ломит - тут человек не владеет собой.
   Пшемко посмотрел на своего воеводу, перемигнулись.
   - Дорогой дядя, - сказал он, - если б это было не грешно и не так скверно, я бы сказал, что радуюсь этой болезни. Лихорадка пройдет, а теперь она может исходатайствовать у вас разрешение отправиться мне на Санток вместо вас.
   Князь Болеслав вскинул руки вверх.
   - Не разрешу, - воскликнул, - не разрешу! С этими разбойниками не твое дело возиться; в первый поход я сам тебя поведу.
   Пшемко, огорченный, повернулся к воеводе.
   - Говорите же вы, поддержите меня! Воевода шагнул вперед.
   - Милостивый князь, - сказал он, - нашему молодому князю пора бы попробовать помериться силами с врагом, и нам трудно его удерживать: так и рвется в бой.
   - Да еще рано ему, рано, - хладнокровно возразил князь Болеслав. - Когда придет время, позвольте судить мне. Он у нас один.
   И подошел обнять Пшемка.
   - Дядя, милый! Пусти меня! Пусти! Вернемся в сохранности! Пшедпелк будет моим кумом в этом крещении кровью. Это муж опытный...
   - Не спорю, - воскликнул князь, - но и я кум не хуже! Воевода опустил голову и отошел назад.
   - Да ведь я и сам хотел повести тебя, если б не эта противная лихорадка! - говорил старик. - Эх! Поймала ж она меня! Вовремя, нечего сказать! Пока что - саксонцы и бранденбуржцы окапываются, вбивают столбы, строят замки, усиливаются. Дать им тут укрепиться, так потом еле выкуришь. Пользуются передышкой, а тут весна, а тут пастбища, тут и отдохнувшая дружина!
   - Так махните лишь рукой! Разрешите, ради Бога! Мы с воеводой завтра же двинемся!
   В этот момент вошел Ян Янко, калишский каштелян, доверенное лицо князя и его товарищ и друг; тоже немолодой, но крепкий сухой мужчина с загорелым лицом в морщинах, с уже поредевшими волосами, широкой грудью и короткими ногами, выгнутыми от верховой езды.
   Одет был попросту, по-домашнему, как и князь, и поэтому, вероятно, косо посматривал на расфранченных придворных молодого князя.
   - Вот вовремя явился, - повернулся к нему Болеслав. - Ты, старый друг, помоги! Смотри, вот этот молокосос рвется из рук. Слыхал? Хочется ему под Санток!
   Янко сосредоточенно взглянул на Пшемка и на воеводу, но вместо того чтобы поддержать хозяина, повел плечами.
   - Ну что ж, - проворчал, - ваша милость с лихорадкой остались бы дома, а мы с молодым князем и с воеводой отправились бы попугать саксонцев. Почему бы и нет?
   - Так и ты, негодный изменник, против меня? - засмеялся озадаченный князь.
   Каштелян поклонился.
   - Простите, ваша милость, старый слуга полагает, что это вышло бы недурно.
   - Без меня устроить все! - добавил князь.
   - С вашей милостью было бы нам лучше, - ответил откровенно друг, - это верно! Но если вы, князь, поедете больным, а нам придется вас охранять в походе, то германцы нас побьют!
   Князь Болеслав осмотрелся кругом, а воевода Познанский прибавил:
   - Нашему барину, дай Бог ему здоровье, пора ведь попробовать боя. А мы-то вдвоем с каштеляном зачем? Убережем его пуще глаза, каждый из нас за него отдал бы оба глаза!
   - Дядя, - вмешался и Пшемко, подходя к нему и весело улыбаясь, - ведь ты был мне всегда отцом, будь же и теперь ласков! У меня все внутри горит, так тянет ринуться в бой!
   - В этот первый раз я и хотел быть с тобой, - печально промолвил дядя, - а ты уходишь от меня! Ведь мне следует подать тебе твой рыцарский пояс, когда я тебя воспитывал и заботился о тебе. Ты же, неблагодарный, торопишься и от меня отказываешься.
   Пшемко даже стал перед ним на колени и сложил руки.
   Старик, озабоченный, придвинулся и молча прижал его к себе. Не отвечал пока ничего. Дело юного князя, казалось, было выиграно, но решительное слово еще не прозвучало.
   Воевода и каштелян стояли молча, посматривая на князя, в раздумье как бы смахнувшего слезу.
   - Но ведь ты у меня один! - медленно и нежно сказал он. - Боюсь за тебя. Рядом со мной было бы тебе безопаснее!
   - Мы ведь тоже не упустим его из виду! - вскричал сердечно Янко. - Вашей милости нужен отдых. Болезнь, когда предстоит поход, когда надо спать в поле под росой, а обогреться негде, да еще вспотеть, устать... нет ничего хуже! С лихорадкой воевать нельзя, а воевать надо. Пусть молодой барин попробует!
   - Пускай попробует, - замолвил словечко и воевода Познанский.
   Остальные, стоя поодаль, тоже стали говорить, упрашивая князя. Болеслав колебался, встал и еще раз обнял юношу.
   - Да, - говорил, - ведь я на твоей голове основываю все свои расчеты на будущее! Манит меня на ней нечто больше, чем княжеская шапка. Кто знает? Быть может, возродится корона?
   Пшемко покраснел, его глаза засверкали; но Болеслав вдруг умолк, опустил глаза долу и стал печальным.
   - Божья воля! Божья воля! - тихо прошептал он. - Пусть будет так, как он хочет и как вы настаиваете, но только берегите его! Берегите!
   Пшемко стал на колени и тотчас же вскочил, подняв руку вверх и повернувшись к своей дружине.
   - Воевода! Каштелян! - крикнул громко, радостным и победоносным голосом. - На Санток! На Санток!.. Хотя бы и сегодня!
  

II

  
   Несколько дней спустя князь Болеслав сидел опять один со своей лихорадкой и стариком-ксендзом Мальхером в калишском замке, в это время шире, чем обыкновенно весной, окруженном весенними водами Просны.
   Пшемко с воеводой и каштеляном в качестве опекунов отправился в поход на Санток. Дяде было о чем заботиться. Этот юноша был его мечтой, надеждой, будущим. Болеслав мысленно строил на нем будущее возрождение страны. Хотелось ему, чтоб юноша стал умным, набожным, мужественным и воздержанным человеком, чтоб он сумел снискать у людей любовь и уважение.
   Князь был очень озабочен его воспитанием - в смысле той эпохи, - окружая Пшемка лучшими и способнейшими мужами. Ксендз-канцлер Тылон был его учителем, воевода Пшедпелк руководил его рыцарскими упражнениями и учил обязанностям князя. Оба мужа все время были около него и воспитывали в духе надежд дяди. Часто и сам Болеслав призывал его к себе и занимался с ним, но, чувствуя свою мягкость, долго его не удерживал. Слишком он его любил и поэтому на многое глядел сквозь пальцы.
   В таких условиях Погробовец вырос стройным юношей, во всех отношениях безупречным, разве только, что в нем уже поигрывала кровь Пястов, кровь, которую у иных представителей рода еле успокаивали самые набожные женщины той эпохи.
   Манили его красивые личики и манили настолько, что, хотя воспитатели не были слишком строгими, а Тылон смотрел сквозь пальцы, всех их, однако, беспокоила это раннее возмужание.
   Духовенство собиралось его женить несмотря на шестнадцатилетний возраст. Воевода тоже был согласен с ними.
   Но женитьба влекла за собой личную независимость, а князь Болеслав, не завидуя власти племянника и охотно соглашаясь отдать ему опекаемое, все-таки боялся, чтобы юный князь в пылу увлечения не испортил с таким трудом налаженных дел.
   Теперь, раз Пшемка отпустили в поход, приходилось мириться с неизбежным, то есть женить его и дать ему власть.
   Опекун больше думал об этом, чем о лихорадке.
   - Батюшка Мальхер, - говорил он старику, - ты такой хороший советник, скажи же мне, что делать с нашим Пшемком? Вот он отправился в поход, да сохранит его Господь! Воевода и каштелян поручились головами, что от него не отступят ни на шаг. Юность всегда порывиста. Бог даст, вернется, - надо будет отпустить его на волю.
   Ксендз Мальхер начал тихим голосом:
   - Так и следует. Ваша милость, именно сейчас, при жизни, отпустите ему удила, а вы увидите, как он этим воспользуется. Это лучшее средство. Слишком зарвется - тогда его остановите. Если бы впоследствии ему предоставили сразу власть, без предварительного опыта, мог бы он слишком расшалиться.
   - Что верно, то верно, - сказал Болеслав. - Я бы охотно помогал ему и следил за ним. Воевода сообщает, что он очень уже заглядывается на женщин, так что надо его женить.
   Ксендз одобрил сказанное.
   - Молод он, верно, - прибавил, - ну да согласно совету святого Павла лучше жениться, чем изводиться.
   - Опять-таки выбрать жену - не простое дело, - вздыхал старый князь. - Есть сотни германских девушек, и их дали бы нам с удовольствием, но когда я гляжу на Силезию и на другие наши земли, которые заполонили немцы вслед за германскими принцессами, то отказываюсь от немки. Русской тоже не хочу, слишком гордые они и самовластные... Дальше искать трудно.
   Вздыхал тяжело бедный опекун.
   - Лишь бы только была набожная женщина, - добавил ксендз.
   - Таких, как моя, мало на свете, - ответил Болеслав, - а святых, как Ядвига, Саломея и Кинга, Пшемку не надо, так как он должен иметь наследников. Простому смертному легко жениться, лишь бы девушка пришлась по душе, а вот властителю больших поместий надо со всем считаться.
   Ксендз Мальхер внимательно слушал, но молчал, не желая вмешиваться в политику.
   - Я бы просватал ему одну из моих дочерей, - говорил Болеслав, - хотя это и близкое родство, да вот возраст не подходит, и расчет скверный! Калиш он все равно возьмет после моей смерти; ему нужна другая жена, которая либо принесла бы с собой в приданое землю, либо надежду наследства.
   И, попивая горькую настойку, старик плевался и вздыхал.
   - Сколько возни, батюшка, с этим моим приемным сыном! Больше, чем с собственными детьми. Нужна ему теперь поскорее жена, чтобы девки не забрали над ним власти, что не приведи Господь. Какой-нибудь год еще можно ему протянуть, а там надо прикрепить к дому, чтобы у помещиков не отбивал жен или не искал монахинь, как Мествин, и Бога не гневил.
   Встал князь и начал прогуливаться. Едва ушли в поход на Санток, как уже князь стал беспокоиться. С нетерпением ожидал известий.
   - Эти саксонцы, - говорил он, подходя к ксендзу, - бешено дерутся. Идти на них впервые, так и нарваться нетрудно. Эх, нехорошо я сделал, что отпустил Пшемка; уж лучше было идти на Литву; да где тут удержать такого!
   - Бог милостив! - утешал ксендз.
   Так прошел день, другой, третий; беспокойство росло, Болеслав уже сердился, что ни Янко, ни Пшедпелк ничего не сообщали, а между тем он им велел держать наготове курьеров.
   Это упорное молчание наводило на печальные размышления.
   - Кто знает, - говорил спустя дня два Болеслав, - эти прохвосты саксонцы хитрая штука, они могли разузнать заранее о походе и устроить засаду!
   Старик-ксендз и княгиня Иолянта напрасно старались его успокоить. Слова не помогали. Князь собирался уже послать гонцов за подкреплениями; до такой степени его мучило отсутствие известий.
   Более рассудительный ксендз Мальхер точно рассчитал, что при самой большой скорости никакая весть не могла еще прийти. Но и это соображение не помогло.
   Дядя постоянно упрекал себя, что так неосторожно отпустил юношу.
   - Он ведь готов и воеводу, и каштеляна подговорить к какой-нибудь безрассудной выходке, - жаловался он. - Этот Санток всегда нам приносил несчастье. Брали мы его, брали и не могли взять, а сколько нашей крови пролилось!
   Но вот на четвертый день прискакал гонец от воеводы Познанского с приветом и известием, что неприятеля нигде не встретили, так как он попрятался по замкам и крепостям. Поэтому они вторглись в Сантоцкую область, разоряя ее, но драться было не с кем, и юный вояка жаловался...
   Саксонцы заблаговременно сообразили, что не смогут противиться соединенным отрядам Болеслава Калишского, Земомысла Куявского, тоже приславшего помощь, и Пшемка Познанского, а потому попрятались по крепостям в ожидании, когда минует буря.
   Юный князь, не имея возможности проявить свое мужество, был в отчаянии. Болеслав, узнав об этом, отправил гонца обратно, кратко приказав:
   - Не хочет Бранденбуржец драться, так сжечь ему весь край! Выкурить его из ямы!
   По получении известий старик вздохнул полной грудью, не так уж опасаясь за жизнь любимого племянника. Это уже была охота и грабеж, а не война! Юноше опасность не грозила.
   Пока длился весенний поход, все время приходили вести одни и те же, что сантоцкие земли разоряются и добыча громадная. Это было необходимое возмездие, но не бой, которого так опасался старик. Но пока кончалась экспедиция, лихорадка князя Болеслава миновала; как только настали дни потеплее, старик почувствовал себя вполне бодрым, тем более, что уже не беспокоился о племяннике.
   Прошло несколько недель, и вот в Калише появились первые отряды со стадами и пленными. Возвращалось победное воинство.
   Воевода Познанский с частью своей добычи отправился прямо домой; так же поступили и куявские войска. Пшемко и каштелян вернулись как-то вечером в Калишский замок.
   У ворот стоял князь Болеслав, поджидая любимца. Тот спрыгнул с коня, радостно здороваясь.
   - Слава Богу! Цел вернулся! Победитель! - встретил его старик, улыбаясь и радуясь. - Слава Богу!
   - А мне стыдно - такая победа! - возразил Пшемко. - И воевать-то пришлось нам со стариками и бабами... Да жечь и разрушать! Добычи много, а удовольствия никакого. Если б не удалось уговорить воеводу идти на Сольдын, так бы я и не увидел солдат.
   У Пшемко горело лицо.
   - О! У Сольдына была работа! - продолжал он. - Крепостца, правда, не

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 626 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа