Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Том 42, Произведения 1904-1908, Полное собрание сочинений, Страница 38

Толстой Лев Николаевич - Том 42, Произведения 1904-1908, Полное собрание сочинений



а красном лицо и, чтобы отплатить ему, согласился учить его сыновей, готовя­щихся в корпус, математике и французскому языку".
  
   Далее, в описании приезда Альбины к Мигурскому, в фразе: "Из-под капора с заиндевевшими ресницами сияли из румяного лица жизнера­достные блестящие глаза, с которыми он думал, что навсегда простился", - после слова "жизнерадостные" прибавлено: "широко расставленные". При переписке рукописи л. 1, нижняя часть л. 2, л. 3, нижняя часть л. 4, лл. 5 и 6, верхняя часть л. 9, л. 10, нижняя часть л. 14, л. 15, ниж­няя часть л. 17 и лл. 18-32 переложены в рукопись N® 7, после чего в дан­ной рукописи осталось всего 15 лл., из которых 1 л. 4®, 3 лл. склеен­ные из кусков, 1 л. почтового формата (вставка на л. 11) и 10 обрезков. Начало: л. 1: "Это было в 1830 году весною"; конец: л. 15: "сам увлекался делом и начинал".
   7. Мапшнописная копия предыдущей рукописи. Заключала перво­начально 34 лл., исписанных с одной стороны. Начало: "Это было в 1830 году весною"; конец: "которому непрестанно молилась"
   Автор делает значительные изменения в главе I - в характеристике семьи Ячевских и в рассказе о приезде к ним Мигурского. Отец Ячевский в предыдущей рукописи был охарактеризован следующими словами:
  
   "Пан Ячевский был больной, беспокойный конфедерат времен Понятовского, старик, мучивший свою семью своими и действи­тельными и выдуманными болезнями и хуже болезней - бес­престанно изменяемыми способами лечения".
  
   Теперь он характеризуется так:
  
   "Пан Ячевский был шести(десяти)пятилетний старик, патриот времен Понятовского, ненавидящий всеми силами своей пат­риотической души апокалипсическую, как он называл ее, блудницу Екатерину вторую, погубившую Польшу".
   Далее, в описании жены Ячевского к словам: "Пани Ячевская была когда-то красавица из небогатой семьи, вышедшая очень молодой замуж" прибавляется:
  
   "за немолодого мужа. Пани Ячевская была вся поглощена преданностью обожаемому мужу и желанием служить ему, чем могла. А могла она служить теперь только хозяйственными заботами и ухаживанием за ним. И удивительное дело - это-то ухаживание за ним, за матерьяльными его нуждами только раздражало его".
  
   В характеристике Альбины прибавляется: "любимица отца"; прибав­ляются также, но тут же и вычеркиваются слова: "радость всей семьи, балованная". Далее из характеристики Альбины вычеркивается эпитет "некрасивая", а вместо слов: "с широко расставленными голубыми гла­зами" читаем теперь: "с широко расставленными большими блестящими серыми глазами".
   В начале главы III в описании польской революции вычеркнута фраза:
  
   "Восторг поляков высших сословий в первое время восстания, при первых успехах, был так велик, что заражал всех - и городских жителей, и хлопов, и в особенности женщин".
  
   Далее после фразы: "Но восторг поляков при первых успехах продол­жался недолго" прибавлено:
  
   "Десятки тысяч бессловесных рабов в виде солдат было при­гнано в Польшу, и количество их задавило поляков".
  
   В последней главе вносятся новые подробности в рассказ о несчастном конце предприятия Мигурских и отчаянии Альбины. Этот тект см. в ва­риантах под N 17.
   В остальных главах рассказа были произведены лишь небольшие ис­правления, вследствие чего большая часть листов была переложена в цель­ном или разрезанном виде в следующую рукопись, а именно: нижняя часть л. 2, лл. 4-6, верхняя и нижняя части л. 7, л. 8, верхняя и нижняя части л. 9, лл. 10-11, верхняя часть л. 12, нижняя часть л. 13, лл. 14-16, нижняя часть л. 17, лл. 19-23, верхняя часть л. 24, лл. 26-32 и л. 34, после чего в данной рукописи осталось всего 12 лл., из которых 4 лл. -4®, 1л. - склеенный из кусков и 7 обрезков. Начало л. 1: "Это было в 1830 году весною"; конец л. 12: "Она пронзительно вскрик".
   8. Машинописная копия предыдущей рукописи. Содержала первона­чально 34 л., исписанных с одной стороны. Начало: "Это было в 1830 году весною"; конец: "и что жизнь его б[ыла] великим благом для человечества".
   Глава I вновь значительно перерабатывается автором. Впервые дается описание наружности старика Ячевского, соответствующее окончатель­ному тексту, сообщаются новые данные из биографии Ячевского.
   После слов: "Ячевский ненавидел апокалипсическую, как он называл ее, блудницу Екатерину вторую" зачеркнуто: "погубившую Польшу" и прибавлено:
  
   "и изменника ее (жалкого) мерзкого любовника Понятовского".
  
   Далее сообщаются новые данные из биографии Ячевского:
  
   "В двенадцатом году он командовал полком в войсках На­полеона, которого он обожал и был на открытии Александром I сейма в Варшаве, а после 25 года вдовцом женился на молодой шляхтенке и поселился в деревне".
  
   Характеристика второй жены Ячевского, данная в предыдущей руко­писи, от слов: "Пани Ячевская была вся поглощена", кончая: "раздра­жали его" - изменяется теперь следующим образом:
  
   "Она вся была поглощена домашними заботами, воспитанием нелюбимого отцом сына и желанием служить обожаемому мужу. (И она все силы свои) Но приятный, веселый собеседник с со­седями и товарищами по охоте и нежный отец к дочерям, пан Ячевский был всегда ворчлив с женою, и ее ухаживание за ним раздражало его".
  
   В описании отношения Мигурского к Альбине вычеркнута фразя:
  
   "Но стоило Альбине убежать из комнаты (она всегда бегала, а не ходила) для того, чтобы оставить Мигурского наедине с Вандой, и Мигурский становился стеснен и грустен".
  
   В характеристике Альбины в фразе: "Нравилась, главное, ее востор­женная, ласковая ко всем жизнерадостность" вычеркнуты слова: "ласко­вая ко всем", и прибавлена фраза, дошедшая до окончательного текста:
  
   "Точно как будто она только что сейчас узнала вполне всю прелесть жизни и спешила воспользоваться всеми ее радостями".
  
   В конце главы II перерабатывается объяснение Альбины с отцом после ее попытки бежать из дома. В предыдущей рукописи было так:
  
   "Мать сказала отцу. Он призвал ее к себе и посмеялся над ней. Она оскорбилась, вспыхнула и объявила ему, что она не послушается его и все-таки уйдет из дома. Отец велел запереть ее. Мать уговаривала ее, но Альбина ничего не хотела слышать и говорила, что она все-таки убежит, как только ее выпустят. Мать пригласила ксендза, чтобы уговорить ее. Ксендз долго усовещевал ее и наконец добился от нее обещания, что она не уйдет из дома".
  
   Теперь это место дается в следующей редакции:
  
   "Мать сказала отцу. Он объявил ей, чтобы она выбросила из головы эти глупые мысли и сидела бы смирно, помогая матери и занимаясь братом. Но Альбина, всегда покорная отцу, возмутилась и сказала, что она не послушается его и все-таки уйдет из дома. Отец прогнал ее от себя. Мать нежно уговари­вала ее и наконец добилась того, что Альбина обещала ничего не предпринимать, не сказавши (родителям) ей".
  
   В главе VI описание постигшего Мигурских горя - смерти детей - в предыдущей рукописи начиналось так:
  
   "Но вдруг на семейную жизнь их обрушилось, как балка с по­толка, страшное, непонятное, как им казалось, жестокое, не­нужное горе".
  
   Из этой фразы вычеркивается сравнение: "как балка с потолка".
   В главе VII перед рассказом Росоловского о прогнании сквозь строй раньше говорилось:
  
   "Мигурский понимал, как тяжело было бы Росоловскому рас­сказывать про это дело, и потому, хотя и часто видал его, никогда не расспрашивал ни о самом этом деле ни об его ужас­ных последствиях. Но в один вечер Росоловский разговорился и рассказал всё, что знал и видел".
  
   Теперь сказано иначе:
  
   "В первый же вечер посещения Росоловским Мигурских он, естественно, стал рассказывать про всё это дело".
  
   Вносятся изменения и в самый рассказ Росоловского о прогнании гквозь строй. Даем эту новую версию рассказа в вариантах под N 10.
   В начале главы IX выпущена фраза:
  
   "Отчаяние Альбины трогало всех видевших ее. Она играла свою роль так, что часто муж, слушая ее из чулана, изумлялся на силу ее дарования".
  
   В конце той же главы дается более подробное описание того ящика, в котором Мигурский должен был совершить свой побег.
   В начале главы X, описывая душевное состояние Альбины во время бегства, Толстой делает вставку:
  
   "Погода, дорога, лошади, добродушный казак Данило Лифанов, всё было так хорошо".
  
   Эта короткая вставка тут же зачеркивается, и на всем протяжении последних глав рассказа, начиная с главы X, описывающих историю побега Мигурского и его трагический финал, автором делаются значитель­ные исправления и дополнения, вносящие новые подробности, оживляю­щие рассказ.
   На отдельном листе делается большая вставка - описание природы степного края, по которому проезжали беглецы. На том же листе (29) рукописи делается другая большая вставка - характеристика няни Лудвиги и описание душевного подъема обоих Мигурских в ожидании удачного окончания побега.
   Третья большая вставка (л. 31), относящаяся к главе XI, описывает приезд беглецов в слободу Покровскую, настороженность казака, подо­зревавшего что-то неладное, и встревоженность Альбины.
   Далее, в описании возвращения Альбины на постоялый двор, дается новая картина природы, дошедшая почти неизмененной до последней редакции.
   В заключении рассказа впервые появляются строки, посвященные Николаю I. Это заключение вместе с главой XII, по-новому описывающей трагический финал замысла Мигурских, см. в вариантах под N 18.
   При переписке верхняя и нижняя части л. 3, л. 32, верхняя часть п. 7, лл. 8-13, нижняя часть л. 15, л. 21, нижняя часть л. 31 и верхняя часть л. 32 переложены в рукопись N 9, после чего в данной рукописи осталось 35 лл., из которых 8 лл. 4®, 11 лл. склеенных из кусков, 4 лл. почтового формата и 12 обрезков. Нижняя часть л. 18 (вероятно одна строка) утрачена.
   9. Машинописная копия предыдущей рукописи. Содержала первона­чально 40 лл., исписанных с одной стороны. Начало: "В 1830 году весною, к пану Ячевскому"; конец: "была великим благом для челове­чества".
   В главе I вновь сделан ряд существенных изменений и дополнений, например, характеристика отношений старика Ячевского к его второй жене.
   Переделывается, приближаясь к окончательному тексту, и объяснение Альбины с отцом после ее неудачной попытки бежать из дома.
   Начало главы III, дающее характеристику настроения польского народа во время революции 1830 года и после подавления ее, сначала поправляется, затем вычеркивается целиком и пишется заново па двух отдельных листках. Это новое начало главы III приводится в вариантах под N 5.
   Значительные исправления внесены в главу V - описание жизни Мигурского в ссылке и приезда к нему Альбины. Дается более подробный рассказ о их переписке перед приездом Альбины, об отправке ею на его имя денег и его отказе принять их.
   В конце главы VI распространяется описание подавленного состоянии Альбины после смерти детей. Это описание см. в вариантах под N 7.
   В главе VIII более подробно излагается план побега, причем инициа­тива осуществления плана побега Мигурского исходит теперь не от Аль­бины, как это было в первой и во всех последующих рукописях, а от Росоловского. Этот кусок текста приводится в вариантах под N 12.
   Снова перерабатывается трагическая развязка события. См. в вариан­тах под N 19.
   При переписке верхняя часть листа 1, нижняя часть л. 2, нижняя часть л. 3, верхняя часть л. 4, верхняя часть л. 6, нижняя часть л. 8, л. 9, нижняя часть л. 12, верхняя часть л. 15, л. 17, верхняя часть л. 21, средняя часть л. 22, нижняя часть л. 23, л. 25, средняя часть л. 26, лл. 27-37, верхняя и средняя части л. 38 - переложены в рукопись N11, после чего в данной рукописи осталось всего 34 лл., из которых 5 лл. 4®, 2 лл. 8®, 2лл. 4. почтового формата, 4 лл. склеенных из кусков и 21 - обрезки. Ниж­няя часть л. 16 (несколько строк) и нижняя часть л. 24 утрачены.
   10. Машинописная копия лл. 35 и 36 предыдущей рукописи. 2 лл., исписанных с одной стороны и нумерованных теми же цифрами 35 и 36. Новая редакция развязки рассказа, данная Толстым в этой рукописи, приводится в, вариантах под N 20.
   При переписке нижняя часть л. 1 (35) и весь л. 2 (36) переложены в следующую рукопись. Начало оставшегося обрезка: "А вот и барынька сама"; конец: "вся трясясь от рыданий".
   11. Машинописная копия рукописей NN 9 и 10. Содержала первона­чально 42 лл., исписанных с одной стороны. Начало: "В 1830 году весною к пану Ячевскому"; конец: "все его глупые силы".
   В главе I, дающей характеристику семьи Ячевских и описывающей приезд к ним Мигурского, дается ряд новых подробностей, приближаю­щих эту главу к окончательному тексту. То же следует сказать и относи­тельно главы II (приготовления Альбины к бегству из дома).
   По-новому излагается начало главы III (рассуждения автора относи­тельно польской революции 1830 года). См. в вариантах под N 6.
   В главе V более подробно описывается встреча Мигурским Альбины, приехавшей разделить его изгнание. См. в вариантах под N 8.
   В главе VI делается большая вставка на тему о том, что Мигурский и Альбина только после женитьбы по-настоящему узнали друг друга. В той же главе более подробно и ярко (близко к окончательной редакции) описывается отчаяние Альбины после смерти детей.
   В главе VIII с другим оттенком рассказывается о согласии Альбины на план Росоловского (см. вариант N 13). Многочисленные исправления вносятся и в описание приготовлений к побегу.
   В главе IX более подробно описывается душевное состояние Альбины на кладбище перед могилами детей. См. вариант N 14.
   Ряд исправлений вносится в главу X - описание побега.
   Вновь переработана трагическая развязка рассказа. См. в вариантах под N 21.
   Распространяются заключительные строки рассказа, посвященные Николаю I, которые приводим в вариантах под N 23.
   При переписке рукописи нижняя часть л. 2, нижняя часть л. 4, сред­няя часть л. 5, нижняя часть л. 6, средняя и нижняя части л. 7, лл. 8-12, верхняя и нижняя части л. 13, верхняя часть л. 14, л. 17, верхняя часть л. 18, верхняя и нижняя части л. 19, лл. 20-23. нижняя часть л. 25, верхняя часть л. 26, л. 27, нижняя часть л. 28, лл. 31-33, средняя часть л. 34, лл. 36-39 и верхняя часть л. 40 переложены в следующую руко­пись, после чего в данной рукописи осталось всего 32 лл., из ко­торых 4 л. 4®, 2 лл. 8®, 3 лл. склеенных из кусков и 23 - обрезки.
   12. Машинописная копия предыдущей рукописи. Заключала перво­начально 46 лл., исписанных с одной стороны. Начало: "В 1830 году весною"; конец: "все его глупые силы".
   Исправлений Толстого значительно меньше, чем в предыдущих руко­писях. Переделка коснулась конца главы II (разговор Альбины с отцом по поводу ее намерения бежать из дома), начала главы IV (смерть Ячевского и восторженное отношение Альбины к Мигурскому), главы IV (отношение Мигурских друг к другу после женитьбы), конца главы VI (отчаяние Альбины после смерти детей). Значительно переделывается глава VII. Впервые дается характеристика Росоловского. Рассказ Росо­ловского в новой редакции см. в вариантах под N 11.
   Далее вносятся исправления в главу VIII (приготовления к побегу) и очень значительно переделывается, приближаясь к окончательному тексту, последняя глава - раскрытие побега и арест Мигурского.
   Впервые дается описание наружности полицеймейстера, явившегося арестовать Мигурского: он был "маленький, коренастый, безобразный, с черными бакенбардами", говоривший "громко, хриплым повелитель­ным голосом". На отдельном листе делается большая вставка, описываю­щая душевное состояние Альбины при аресте мужа.
   В заключительной части более подробно описывается жизнь Мигурских на поселении в Сибири. См. в вариантах под N 22.
   При переписке рукописи верхняя часть л. 44 переложена в рукопись N 13, а лл. 1-5, верхняя часть л. 6, лл. 8-10, 12-16, верхняя часть л. 17, л. 20, верхняя часть л. 28, л. 29, л. 32, нижняя часть л. 33, лл. 36-39 и 42-43 переложены в рукопись N 14. В данной рукописи осталось всего 25 лл., из которых 11 лл. 4®, 8 лл. склеенных из кусков, 1 л. почтового формата и 5 - обрезки.
   13. Машинописная копия лл. 22, 30,31,44, 45 (со вставкой) и 46 преды­дущей рукописи. Содержала первоначально 8 лл., исписанных с одной стороны. Были переписаны наиболее испещренные авторскими поправ­ками листы, относящиеся к главам: VI (отчаяние Альбины после смерти детей), VIII (обсуждение планов побега) и особенно к последней XII главе. Дается характеристика провожавшего Альбину казака Данилы Лифанова, близкая к окончательному тексту.
   При переписке рукописи нижняя часть л. 5 и лл. 6-8 переложены в сле­дующую рукопись, после чего в данной рукописи осталось всего 5 лл. в том числе 3 лл. 4®, 1 л. склеенный из кусков и 1 обрезок.
   14. Полная машинописная копия всего рассказа. 50 лл., исписанных с одной стороны. Начало: "В 1830 году весною"; конец: "все его глупые силы".
   Автор сделал во всех главах ряд исправлений.
   В главе I вычеркнуто описание наружности Мигурского. В главе V вычеркивается фраза в характеристике Мигурского "несмотря на всё то отвращение, которое испытывал Мигурский ко всему русскому".
   Более всех перерабатывается последняя XII глава - донесение ка­зака и арест Мигурского. Полицеймейстер теперь "осанистый, толстопу­зый человек".
   Вводятся новые подробности в описании ареста Мигурского, отчаяния Альбины и впечатления, произведенного этим арестом на казака.
   На последней странице обложки, в которую была заключена рукопись, написан черновик письма к Г. Е. Бычкову от 13 февраля 1906 г.
   15. Первая корректура рассказа для "Круга чтения" в издании "Посредник". Штамп типографии т-ва И. Н. Кушнерева и К® с датой 18 апреля 1906 г. Четырнадцать гранок с многочисленными исправлени­ями Толстого. Начало: "В 1830 году весною"; конец: "все его глупые силы".
   В главе I к характеристике старика Ячевского после слова "широко­лобый" прибавляется: "широкоплечий, широкогрудый". Вводятся новые подробности об отношении старика Ячевского ко второй жене. Из описа­ния отношения Мигурского к Альбине в его приезд к Ячевским вычер­киваются слова: "Нравилось то, что всех поражало в ней: необыкновенный драматический талант".
   В главе 11 прибавляются некоторые фактические подробности о ходе польского восстания 1830 года. В фразе: "Она [Альбина] рассматривала карту, рассчитывала, где и когда должны быть окончательно побеждены русские" слово "русские" заменено словом "москали".
   В главе III слова: "варваров русских" заменены словами: "еще более ненавистных москалей".
   В главе IV в фразе: "провожавшими ее в дальний неведомый край к москалям" слова: "к москалям" заменены словами: "варварской Московии". В главе V в характеристике батальонного командира слова: "из бур­бонов выслужившийся" заменены: "выслужившийся из солдат". В опи­сании отношения батальонного командира к Мигурскому слова: "понимая положение... молодого человека, лишившегося всего ради того, что желал свободы своему народу" заменены:
  
   "понимал положение молодого человека, лишившегося всего ради любви к своей родине, такой же самой, которую он испы­тывал к своей".
  
   Новые подробности вносятся в описание приезда Альбины к Мигурскому. В главе VI в описание жизни Мигурских делается вставка, которая тут же и зачеркивается.
  
   "То, что он узнал по Альбине о женщинах вообще, разочаровало его, разрушило его романтическое представление о женщине".
  
   В главе VII зачеркивается почти целиком и почти весь пишется заново рассказ Росоловского о том, как прогоняли сквозь строй. Начало нового текста написано на нижней, незаполненной части шестой гранки. Текст этот был переписан Ю. И. Игумновой, и сделанная ею копия была под­клеена к тон же гранке. Толстой просмотрел копию и сделал в ней новые исправления.
   Делаются вставки и исправления и во все дальнейшие главы рассказа до самого конца. В главе X сокращена характеристика Людвиги. В пре­дыдущей рукописи было сказано:
  
   "Людвига, как большая часть старых дев, несмотря на свою полную телесную целомудренность, всегда во всем видела ро­маны и, несмотря на свою некрасивость, придумывала собст­венные романы. При всяком отношении с мужчиной она тотчас же подозревала в этом мужчине любовные на нее виды и мигала и смеялась и закрывала лицо платком. Это самое выражала она теперь по отношению..."
  
   Из всей этой характеристики теперь оставлено только:
  
   "Людвига, несмотря на свою некрасивость, при всяком отно­шении с мужчиной тотчас же подозревавшая в этом мужчине любов­ные на нее виды, подозревала теперь это самое по отношению..."
  
   К характеристике казака, провожавшего Альбину, после слов: "здо­ровенному, добродушному казаку уральцу" прибавлены слова, усили­вающие драматизм последующих событий:
   "с необыкновенно ясными и добрыми голубыми глазами".
  
   В главе XII из описания полицеймейстера вычеркивается "толстопузый". В описании переживаний Альбины при виде арестованного мужа вычер­кивается фраза:
  
   "Вместе с этим чувством было еще чувство умиления перед его добротой, любовью: он думал не о себе, а только о ней".
  
   Далее в той же главе исключено:
  
   "Трезорка оставил теперь полицеймейстера и, чувствуя что-то неладное, подбежал к Альбине и стал ласкаться к ней".
  
   В заключении рассказа выпущены целиком два абзаца о жизни Мигурских на поселении. См. вариант N 22.
   В последних строках, посвященных Николаю I, изменена фраза: "гор­дился тем, что он не нарушил заветов своей бабки великой Екатерины".
   16. Дубликат седьмой корректурной гранки. Рукою Игумновой на него были перенесены исправления, сделанные Толстым в первом экземпляре этой гранки.
   Просмотрев гранку, Толстой в переписку Ю. И. Игумновой внес новые исправления.
   Гранка содержит конец главы VII (рассказ Росоловского о прогнании сквозь строй) и первые четыре абзаца главы VIII.
   17. Дубликат корректурных гранок с первой до четырнадцатой. На эти гранки рукою Ю. И. Игумновой были перенесены исправления, сделанные Толстым на первом экземпляре гранок. Просматривая гранки, Толстой сделал в них еще ряд исправлений и вставок на гранках пятой (гл. VI). шестой (гл. VI и VII), восьмой (гл. VIII) и двенадцатой (гл. XII). Не полях гранки шестой (гл. VI и VII) имеются две вклейки - копии рукою Ю. И. Игумновой исправленного Толстым текста; Толстым сделаны в них новые исправления. Такая же большая вклейка, также с новыми исправле­ниями Толстого, имеется и на полях девятой гранки (гл. VIII). Гранка седьмая (конец гл. VII и начало гл. VIII) целиком заменена копией рукой Ю. И. Игумновой с новыми исправлениями Толстого. Средняя часть гранки девятой была вырезана и на место ее подклеена копия рукою Ю. И. Игумновой, в которой Толстым были произведены новые поправки. Часть вырезанного текста с исправлениями Толстого приложена тут же.
   Кроме корректур в гранках, была еще корректура в листах, правлен­ная автором. Что такая корректура существовала, следует из того, что в печатном тексте рассказа во многих главах есть отличия по сравнению с текстом корректуры в гранках. Так, в начале главы III в фразе: "бес­смысленно повинующиеся десятки тысяч русских людей... под начальст­вом то пьяного немца Дибича, то грубого солдата Паскевича и еще более грубого и тупоумного высшего распорядителя Николая I" в печатном тексте выброшены все характеристики упоминаемых здесь лиц: "пьяного немца", "грубого солдата", "еще более грубого и тупоумного". В начале гл. V фраза: "Николай Павлович, желая мучить поляков не только физи­ческими страданиями и бедностью, но и унижением, требовал, чтобы начальство грубо обращалось с ними" в печатном тексте переделана так: "Николай Павлович требовал, чтобы разжалованные поляки не только несли всю тяжесть суровой солдатской жизни, но и терпели все те униже­ния, которым подвергались в это время рядовые солдаты". В следующем предложении: "Но те простые люди, которые должны были исполнять эти его распоряжения, будучи нравственно выше его, несмотря на опас­ность неисполнения его воли, где могли, не исполняли ее", слова: "те простые люди" заменены- "большинство тех простых людей", а слова: "будучи нравственно выше его" заменены - "понимали всю тяжесть поло­жения этих разжалованных". В следующем предложении: "... командир того батальона, в который был зачислен Мигурский, понимал положение бывшего богатого образованного молодого человека, лишившегося всего ради любви к своей родине, такой же самой, которую он испытывал к своей" выпущены слова: "ради любви к своей родине такой же самой, которую он испытывал к своей".
   В главе XI изменен ночной разговор Альбины с Мигурским. Вместо:
  
   "- Что ты, милая? Мигурский отвечает ей:
   - Что ты, что?"
  
  
   Далее в словах Мигурского после: "Курить хочу" выпущено: "Да, знаю, что нельзя. Да мне прекрасно, ты не волнуйся". Наконец, в заключи­тельном абзаце рассказа, посвященном Николаю I, последние слова в кор­ректуре в гранках читаются так:
  
   "особенно для русских людей, на развращение и одурение которых были направлены все его глупые силы".
  
   В печатном же тексте последние строки таковы:
  
   "особенно для русских людей, на развращение и одурение которых были бессознательно направлены все его силы".
  
   Кроме этих существенных изменений, во многих местах рассказа Толстым был внесен ряд более мелких исправлений.
   Рассказ печатается по первопечатному тексту в первом издании "Круге чтения". При этом исправляются по рукописям и корректурам многочис­ленные ошибки переписчиц (список исправлений см. на стр. 677).
   Для второго издания "Круга чтения" рассказ автором не просматри­вался.
  
  

ЖИВЫЕ МОЩИ. И. С. ТУРГЕНЕВА

  
   Рассказ из "Записок охотника" И. С. Тургенева. Толстым сделаны в нем ряд сокращений.
   1) Выпущено начало рассказа (шесть абзацев);
   2) в рассказе Лукерьи об осматривавшем ее докторе исключено: "И ты, говорит, не моги мне противиться, потому что мне за мои труды орден на шею дан, и я для вас же, дураков, стараюсь";
   3) в рассказе о пении Лукерьи выпущена фраза: "Во лузях" пела Лукерья";
   4) выпущен целиком первый сон Лукерьи;
   5) выкинута передача Лукерьей легенды о Жанне д'Арк и размышление автора по этому поводу;
   6) в предпоследнем абзаце из рассказа десятского о Лукерье исключен конец от слов: "Богом убитая".
   Кроме сокращений, сделана еще перестановка текста: второй сон Лу­керьи помещен после третьего (после слов: "Лукерья подняла глаза кверху... задумалась").
  
  

ЗАКОН БОГА И ЗАКОН МИРА СЕГО. ПЕТРА ХЕЛЬЧИЦКОГО

  
   Под этим заглавием в "Круге чтения" были помещены материалы из первой части книги Петра Хельчицкого "Сеть веры". Опуская детали и толкования отдельных мест Библии, Толстой взял самое существенное из книги Хельчицкого, в некоторых местах сделав стилистические исправле­ния в переводе. Заглавие статьи, очевидно, было дано Толстым.
   Полный текст "Сети веры" был перепечатан с академического издания 1893 года книгоиздательством "Посредник" в 1907 г.
   По постановлению Московской судебной палаты от 8 ноября 1911 г., статья "Закон бога и закон мира сего" была вырезана из первого издания второго тома "Круга чтения". Во втором издании статья не появилась по цензурным соображениям.
   Печатаем статью "Закон бога и закон мира сего" по первому печатному (до вырезок по постановлению судебной палаты) тексту первого издания второго тома "Круга чтения" (стр. 330-338).
  
  

ЛАМЕННЕ

  
   Французского мыслителя Ф. Ламенне Толстой считал одним из самых близких ему по духу писателей. В письме к П. И. Бирюкову от 30 апрели 1909 г. Толстой просил передать членам комитета по чествованию Ламенне его "глубокое уважение и почтения памяти" этого писателя, который, по мнению Толстого, "и по своей жизни и по своим писаниям далеко не оценен не только европейской, но и французской публикой" (т. 79, стр. 174). Д. П. Маковицкий в своих воспоминаниях о Толстом рассказывает: "Лев Николаевич любил французов. Самым дорогим из них был ему Ламенне. Он несколько раз читал его вслух (обыкновенно из "Круга чтения") и всегда с особенным глубоким сочувствием. Я раз выпалил, что Ламенне фразистый, искусственный и этим выделяется от других писателей в "Круге чтения". Этим я больно задел за живое Льва Николаевича, и он горяло вступился за Ламенне". (1)
   Толстой поручил своему зятю Н. Л. Оболенскому составить краткий очерк жизни Ламенне. Для этой цели Оболенский воспользовался книгой С. Котляревского "Ламенне и современный католицизм", М. 1904.
   Сохранились следующие рукописи, относящиеся к статье "Ламенэ".
   1. Статья Н. Л. Оболенского с исправлениями и вставками Толстого. 5 лл. (4 лл. F® и 1 л. - обрезок), исписанных, кроме л. 5, с обеих сто­рон. Пагинация с л. 2 постранично: 1-7. Начало: "Большие умы и горя­чие сердца"; конец: "Он умер 27 февр. 1854г." Заглавие: "Ламенэ". Толстой исправил и дополнил текст статьи, написал на отдельном листе новое начало и дал заглавие.
   2. Машинописная копия предыдущей рукописи с исправлениями Тол­стого. Первоначально содержала 9 лл. 4®, исписанных с одной стороны. Толстой внес в текст ряд исправлений преимущественно стилистиче­ского характера.
   При переписке лл. 2-4, 7-9 были переложены в следующую рукопись,
  
   (1) Д. П. Маковицкий, "Толстой в жизни". "Юбилейный сборник. Лев Николаевич Толстой", ГИЗ, М. 1929: стр. 249.
  
  
   после чего осталось 3 лл. Начало: "Большие умы и горячие сердца"; конец: "Пусть безопасность и собственность".
   3. Машинописная копия предыдущей рукописи с исправлениями Толстого, Первоначально содержала Элл. 4®, исписанных с одной стороны. Толстой снова внес в текст ряд исправлений стилистического характера и, по-видимому, написал новое окончание, автограф которого не сохранился. Копия этого окончания имеется в рукописи N 4.
   При переписке л. 1 и части листов 3,4,8,9 были переложены в рукопись N 4, после чего в данной рукописи осталось 4 лл. 4® и 5 обрезков. Начало: "числа близких и страх и ненависть большинства"; конец: "коммен­тарии к четырем Евангелиям".
   4. Копия предыдущей рукописи машинописью и рукой В. А. Кузминской и Е. В. Оболенской с исправлениями Толстого. 12 лл., исписанных с одной стороны. Лл. 1, 11 и части листов 3, 5, 12 переложены из преды­дущей рукописи. Начало: "Большие умы и горячие сердца"; конец: "и всего человечества".
   Исправления Толстого, стилистического характера, немногочисленны.
  
  

ОТКРОВЕНИЕ И РАЗУМ. Ж.Ж. РУССО

  
  
   Выдержка из "Исповедания веры савойского викария", входящего в со­став IV книги трактата Руссо "Эмиль, или о воспитании".
   В составленном Толстым в 1891 г. списке "Эмиль" Руссо значится в числе литературных произведений, произведших на него в молодые годы "огромное" впечатление (т. 66, стр. 67). В письме к И. И. Горбунову-По-садову и Е. И. Попову от 23 марта 1892 г., отвечая на вопрос о книгах по воспитанию, Толстой писал: "Эмиль" Руссо непременно должен стоять в главных" (т. 66, стр. 183).
   Перевод был выполнен А. А. Русановой.
  
  

БОЖЕСКОЕ И ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ. Л. Н. ТОЛСТОГО

  
   Замысел рассказа, позднее получившего заглавие "Божеское и чело­веческое", относится к концу 1897 г. В Дневнике под 13 декабря этого года в числе сюжетов, которые "стоит и можно обработать, как должно", Тол­стым под N 13 записан сюжет "казнь в Одессе" (т. 53, стр. 170). В Одессе 8 августа 1879 г. были повешены по обвинению в подготовке покушения на Александра II трое революционе­ров - Лизогуб, Чубаров и Давиденко. Но, по всей вероятности, Толстой с самого начала имел в виду обрисовать лишь одного из них - Дмитрия Лизогуба, чья личность и судьба, особенно привлекательные, были известны ему и по рассказам лиц, близко знавших Лизогуба, и, вероятно, по био­графиям его, - одной, принадлежащей С. М. Степняку-Кравчинскому и напечатанной в его книге "Подпольная Россия", и другой, написанной неизвестным лицом, вероятно товарищем Лизогуба, напечатанной на пи­шущей машинке и сохранившейся среди бумаг Толстого. (1)
  
  
   (1) Из биографии, написанной Степняком-Кравчинским, Толстой, видимо, почерпнул лишь общие сведения о духовном и отчасти внешнем облике Лизогуба-Светлогуба. Из конкретных фактов, сообщаемых в ней, Толстой мог заимствовать указание на то, что Лизогуб был крайне удивлен, услышав свой смертный приговор, и на то, что во время переезда из тюрьмы к эшафоту он был невозмутимо спокоен и даже улыбался. Больше, видимо, заимствовал Толстой из второй из упомянутых биографий. Иа нее он мог прежде всего почерпнуть сведения о религиозной настроенности Лизогуба в детстве и в юности. Тут говорится о том, что, холодно относясь к обрядовой сто­роне религии, мальчик увлекся евангельскими идеями равенства и братства и меч­тал стать миссионером среди язычников. Далее - он отказывается от услуг одного лица, желавшего быть учителем его брата, только потому, что это лицо исключило из преподавания закон божий. Но потом, говорит биограф, "как всякий умный и научно мыслящий человек, Лизогуб стал атеистом". В той же биографии довольно подробно говорится о том, как Лизогуб, под влиянием правительственных пресле­дований, из мирного пропагандиста стал террористом, т. е. о том же, о чем речь идет в третьей главе повести. В описании казни и сопровождавшей ее обстановки есть такие черты сходства между этой биографией и повестью. В биографии сказано: позади каре из войск, окружавших эшафот, была масса народа; впереди народа стояли экипажа одесских богачей, а дамы с биноклями и лорнетами сидели на коз­лах". В рукописи, описанной под N 16, этому месту соответствует следующее: "Во­круг помоста с виселицей стояли черными линиями ряды солдат... За войсками вид­нелось несколько колясок с господами и дамами, смотревшими на него в лорнеты и бинокли", в биографии сказано, что Лизогуб, взглянув на виселицы, потом на толпу, улыбнулся. В рукописи, описанной под N 5, говорится о том, что, увидав виселицу, Светлогуб сперва дрогнул, но затем оправился, "и бледное лицо его про­должало чуть заметно улыбаться". Так же, как в седьмой главе "Божеского и чело­веческого", в биографии сказано, что при подъезде колесницы и месту казни раз­дался бой барабанов, затем он стих и сменился чтением приговора, после чего подошел священник, но Лизогуб отказался поцеловать крест, предложенный царским служителем, "осмелившимся в такую минуту говорить о божеской любви и мило­сердии". Биограф далее говорит об ужасных минутах ожидания смерти "молодым, здоровым организмом"; Толстой - о том, что "сильное, молодое тело" Светлогуба не принимало смерти.
   В других случаях Толстой в обрисовке Светлогуба сознательно отступал от тех фактических данных, которые давали знакомые ему биографии Лизогуба. Лизогуб не был кандидатом Малороссийского университета (он учился в Петербургском уни­верситете и не окончил его). Ко времени суда над Лизогубом его мать уже умерла. Лизогуб провел в заключении около года, Светлогуб же менее двух месяцев. Оба биографа подчеркивают, что в жизни Лизогуба не было любви к женщине, и ничего неизвестно о том, чтобы и его любили женщины. Лизогуб был казнен не отдельно, а вместе с двумя другими осужденными - Чубаровым и Давиденко и т. д.
   Помимо Светлогуба, Толстой воспользовался в рассказе живыми прототипами при обрисовке фигур генерал-губернатора и старика-раскольника. Значительно смягченный прототип генерал-губернатора, подписавшего смертный приговор Светлогубу, - граф Тотлебен, видный участник севастопольской обороны и русско-турец­кой войны, впоследствии новороссийский генерал-губернатор. Прототип старика раскольника, как указывает А. М. Хирьяков ("Летопись". 1915, декабрь, стр. 254) - старообрядец Михаил Максимыч, гостивший в Ясной Поляне, так же, как и раскольник повести, имевший кличку "Табашная держава" и особенно почитавший апо­калипсис.
   Д. П. Маковицкий в неопубликованной части своих "Яснополянских записок" в записи от 27 ноября 1905 г. говорит о том, что приехавший в ту пору в Ясную По­ляну шлиссельбуржец И. П. Ювачев (Миролюбов) рассказывал о своем процессе и сидении в Шлиссельбургской крепости очень сходно с тем, что рассказано Тол­стым относительно того и другого в

Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
Просмотров: 356 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа