Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Том 42, Произведения 1904-1908, Полное собрание сочинений, Страница 32

Толстой Лев Николаевич - Том 42, Произведения 1904-1908, Полное собрание сочинений



es d'un croyant", "Избранные мысли Джона Рёскина", выпуск III и "О доверии к себе" Ральфа Эмерсона.
   Главное отличие "Круга чтения" от "Мыслей мудрых людей на каждый день" состояло, во-первых, в том, что "Мысли мудрых людей" содержали по одной, много - по две или по три мысли на каждое число, причем эти две или три мысли не всегда были связаны между собой по содержанию; "Круг чтения" включал от четырех до пятнадцати мыслей разных авторов на каждый день, и все мысли каждого дня были посвящены одной и той же теме. Во-вторых, кроме отдельных мыслей, в "Круге чтения" были поме­щены также большие рассуждения по разным вопросам и отрывки из художественных произведений. Эти отрывки из статей и художественных произведений Толстой решил поместить по одному через каждые семь дней, начиная с 7 января. Толстой сначала называл эти выдержки "воскресными чтениями", но потом по совету помогавшего ему в работе X. Н. Абрикосова решил называть их "недельными чтениями". Таких "недельных чтений" должно было быть всего, по числу недель в году, пятьдесят два. Толстой выбирал их из художественных произведений как своих, так и других авторов и из статей близких ему по духу рус­ских и иностранных писателей. В текстах "недельных чтений", так же как и отдельных мыслей, входивших в состав "Круга чтения", Толстой производил некоторые изменения и главным образом сокращения, в том числе и в произведениях даже таких авторов, как Тургенев, Герцен, Достоевский, Чехов, Лесков.
   В сентябре 1904 г. у Толстого появилась мысль поместить в "Круг чтения" в виде "недельных чтений" ряд биографий, людей, духовно ему близких. 22 сентября он записывает в Дневнике: "Надо выписать биогра­фии" (т. 55, стр. 91). О том же писал он 20 сентября И. И. Горбунову-Посадову: "Получил ваше письмо и книги, дорогой Иван Иванович. Очень благодарен. Помогите мне еще: хочется поместить по воскресеньям в календарь биографии, или, скорее, жития неправославных (хотя могут быть и эти) святых и мучеников. Сообщите мне, что знаете. Нет ли книг. Данила Ачинского найдите пожалуйста. Вашего Дамиана пришлите. Нет ли биографического словаря?" (т. 75, стр. 166-167).
   О том же 25 октября Толстой писал В. В. Стасову: "Нет ли у вас книги или книг биографий великих добродетелью людей - вроде житий не канонизированных людей или книг, из которых можно выбрать их. Если есть таковые, пожалуйста пришлите с женой" (т. 75, стр. 178).
   Исполняя просьбу Толстого, Стасов 28 октября отправил ему с Софьей Андреевной следующие книги: В. О. Ключевский, "Добрые люди древней Руси"; Е. Голубинский, "История канонизации святых в русской церкви"; Е. Поселянин, "Русские подвижники 19-го века". Получив эти книги, Толстой 31 октября писал Стасову: "Спасибо большое за книги, хотя это и не всё то, что я просил: мне нужно истинно великих людей не одних русских (русских, допущенных цензурой, даже не может быть; от них тошнит), а всемирных. Биографии Джиордана Бруно, Гус, Галилей, Серве и еще какие вспомнятся" (т. 75, стр. 179).
   Весь октябрь 1904 г. Толстой был исключительно занят "Кругом чтения". За весь этот месяц нет ни одной записи в Дневнике о какой-либо другой работе. 8 октября он записывает: "Больше двух недель не писал. Очень занят Кругом Чтения. Подвигается, еще много работы" (т. 55, стр. 93). 22 октября: "Сто лет не писал. Всё время занят Кругом Чтения. Много работал и много сделал. Но чем дальше, тем [больше] видишь, что могло быть лучше. Не знаю, где остановлюсь. Приятно со­знавать, что в этом деле во мне есть только увлечение самой работой" (т. 55, стр. 93).
   9 октября 1904 г. С. А. Толстая писала своему сыну Андрею Львовичу, находившемуся в то время в действующей армии на Дальнем Востоке: "Папа увлечен очень новым собранием изречений мудрецов" (ГМТ).
  

III

  
   26 октября 1904 г. приехавший в Ясную Поляну из Англии от В. Г. Черткова Д. П. Маковицкий записал слова Толстого о его работе:
   "Я всё это время был занят одной только работой - "Кругом чтения", не выпускал ни капли мысли на другую работу. 2-3 месяца не читал газет, и как это хорошо". (1)
   Д. П. Маковицкий передал Толстому пожелание В. Г. Черткова, чтобы он, составляя "Круг чтения", не считался с цензурой, на что Толстой от­ветил:
   "При составлении "Круга чтения" я имею в виду именно нецензурное и постараюсь сохранить то, что вычеркнет цензура". (2)
   29 октября 1904 г. в "Яснополянских записках" Д. П. Маковицкий пишет:
   "Лев Николаевич приглашает всех домашних работать над "Кругом чтения", а тех, кто уже начал, поощряет к дальнейшей работе. При мне Льву Николаевичу в работе над "Кругом чтения" помогали: Мария Львовна Оболенская, Н. Л. Оболенский, Н. М. Сухотина, Александра Владимировна
  
  
   (1) Д. П. Маковицкнй. "Яснополянские записки", вып. 1, изд. "Задруга1, М. 1922, стр. 21-22.
   (2) Там же, стр. 24.
  
  
   Толстая, Ю. И. Игумнова, В. В. Нагорнова, X. Н. Абрикосов, Горбунов-Посадов, Александра Львовна Толстая, Михаил Львович Толстой, Е. В. Оболенская.
   Часа в два из кабинета Льва Николаевича выходит Мария Львовна с кучей бумаг. Все принимающие участие в переписке садятся в зале за круглый стол, и всем хватает работы. По словам X. Н. Абрикосова, Мария Львовна удивительно умеет объединять всех в работе отцу. Больше всех помогает Льву Николаевичу в работе над "Кругом чтения" X. Н. Абрикосов. Лев Николаевич иногда подходит к груде материалов для "Круга чтения" и говорит:
   - Это - абрикосовская фабрика.
   Лев Николаевич теперь кончил черновую работу над "Кругом чтения". (1)
   30 октября 1904 г. Д. П. Маковицкий записывает: "Лев Николаевич просит всех строго критиковать его "Круг чтения" и указывать на все неясности и неточности выражений". (2)
   На следующий день, как сообщает Маковицкий, Толстой, давая Н. Абрикосову работу для "Круга чтения", сказал: "Вы пересмотрите английские календари и выберите из них практические советы для тех дней, в которых собраны разные мысли отвлеченные, для простого народа скучные: пускай он найдет хоть практический совет на этот день. Я выбрал таких практических советов всего три, пренебре­гал ими; а между тем они нужны. Например: "Не откладывай на завтра , что можешь сделать сегодня". (3)
   По сохранявшимся черновым рукописям, относящимся к "Кругу чтения", можно проследить, какую именно работу поручал Толстой тем лицам, которые помогали ему в этом его труде. Он по большей части отмечал сам те мысли русских и иностранных писателей, которые считал нужным внести в "Круг чтения". Многие из переводов мыслей иностран­ных писателей были сделаны им самим; но, кроме того, по черновым ма­териалам "Кгуга чтения" видно, что в работе над переводами помогали ему еще С. Л. Толстой, М. С. Сухотин, Н. М. Сухотина, О. К. Толстая, В. Толстая. С. Д. Николаев, П. А. Буланже, М. Л. Оболенская. Распределение всего материала по отделам и по дням года производилось главным образом X. Н. Абрикосовым, что видно из соответствующих надписей, сделанных его рукой на многих листках черновой рукописи "Круга чтения". На некоторых листках имеются такого же рода пометы, сделанные Д. В. Никитиным и И. К. Дитерихсом. В ряде листков названия отделов указаны самим Толстым.
  

IV

  
   Ноябрь 1904 г, вновь проходит у Толстого в напряженной работе над "Кругом чтения". 5 ноября в его Дневнике записано: "Не писал с 22 октября. Всё занят "Кругом чтения". В достоинстве сомневаюсь. Скорее склоняюсь думать, что плохо" (т. 55, стр. 99).
  
   (1) Д. П. Маковицкий, "Яснополянские записки", вып. 1, изд. "Задруга", М. 1922, стр. 31.
   (2) Там же, стр. 32.
   (3) Там же, стр. 36.
  
   10 ноября В. В. Стасов, отвечая на письмо Толстого от 31 октября, писал, что он посылает ему книгу Тиссандье "Жертвы науки", в которой есть краткие сведения о Джордано Бруно, Серве и других лицах, и спра­шивал, интересует ли Толстого изданная в 1866 г. и запрещенная цен­зурой книга Соколова "Отщепенцы". (1) Толстой в письме от 22 ноября благодарил Стасова и просил прислать "Отщепенцы" (т. 75, стр. 185).
   И. И. Горбунов-Посадов 16 ноября послал Толстому три книжки о Сократе, две о Джордано Бруно и по одной об Яне Гусе и Конфуции. Но Толстой книгами, посланными ему Стасовым и Горбуновым-Посадовым не воспользовался. К составлению "житий неканонизированных людей", как писал он Стасову 25 октября, Толстой не приступил.
   Вероятно, в начале ноября 1904 г. Толстой обратился к В. Г. Черт­кову с просьбой прислать ему для "Круга чтения" выдержки из его писем к разным лицам, хранившихся у В. Г. Черткова в копиях. Чертков отве­чал на это письмо 2 декабря нов. ст. Он охотно брался исполнить желание Толстого, но спрашивал указаний по следующим вопросам: 1) извлекать ли выдержки из всех сочинений Толстого или только из его писем, пола­гая с своей стороны, что следует извлекать из всех сочинений; 2) "избе­гать ли нецензурное? Если, - писал В. Г. Чертков, - в этом "Круге чтения" вы намеренно избегаете нецензурное, то это было бы очень жаль, так как заграничные издания на иностранных языках имеют такое же зна­чение, как русское. А для русского всегда можно заменить нецензурные места цензурными. 3) На какие темы вы предпочитаете иметь ваши мысли?" Вместе с этим письмом Чертков посылал Льву Николаевичу оглавление того "Свода мыслей Л. Н. Толстого" по различным вопросам, который уже в течение многих лет составлялся им из всех сочинений Толстого.
   Толстой отвечал Черткову 27 ноября 1904 г. Он писал:
   "Был очень напряженно занят Кругом чтения, и теперь кажется, что весь вышел, и в голове труха, и ничего писать не могу... По случаю мыслей из вашего Свода хотел бы следующее, но боюсь утруждать вас, и если вам будет охота и время это сделать, то сделайте, а нет, то я "по­шутил". Хотел же бы я, чтобы вы сделали следующее. Выберите из мы­слей хорошее, краткое (иногда можно и не короткое, если цельное и стоит того) и сильное, по своему соображению, и пришлите мне. Отделы мои главные: Бог, Разум, Закон, Любовь, Всё в себе, Божественная природа че­ловека, Вера, Лжеучения, Соблазны, Устройство жизни (государственное), Слово - осуждение, Сострадание (к животным), Самоотречение, Бессмер­тие, Благо, Доброта, Единение (людей между собой и с богом), Молитва, Насилие, Приближение царства божия, Равенство, Свобода, Совершенст­вование, Труд и еще другие. Цензурность или нецензурность не имеют ни­какого значения. Я пришлю к вам всё целиком, когда будет готово, и бу­ду еще просить вас редактировать, изменять, выключать" (т. 88, стр. 344). Однако желание Толстого не было исполнено В. Г. Чертковым. 18 апреля нов. ст. 1905 г. он писал Толстому: "Мучает меня и то, что я не исполнил столь деликатно выраженного вами желания получить выдержки ваших писаний для составляемого вами "Круга чтения". Отчасти
  
   (1) "Лев Толстой и В. В. Стасов. Переписка". Л. 1929, стр. 362.
  
  
   виновато этому мое бессильное душевное состояние, отчасти гро­мадность имеющеюся у меня материала, делающего выборку очень затруднительною. Я начал было эту выборку, и довольно много списано для вас на отдельных листках. Но касается это пока лишь одного из указанных предметов. И мне казалось, что не стоит посылать вам столь односторонний подбор. А потом, узнав, что вы уже держите корректуру, я прекратил дальнейшие выписки" (ГМТ).
   В начале декабря 1904 г. Г. А. Русанов послал Толстому две тетради сделанных им выписок из неопубликованных писем и Дневников Тол­стого, предлагая ему выбрать из них подходящие для "Круга чтения". В своем письме к Толстому от 6 декабря Русанов писал: "Я всегда вос­хищался выписанными мною местами и надеюсь, что вы найдете возмож­ность многим из них, если не всем, дать место в вашем сборнике" (ГМТ).
   Толстой отвечал Русанову 19 декабря:
   "Очень благодарен за ваши тетради. Я ими пользуюсь. Удивляюсь груду, который вы на это положили, и умиляюсь на вашу деятельность пристрастие к моим писаниям" (т. 75, стр. 195).
   Из двух тетрадей выписок из писем и Дневников Толстого, сделанных Русановым, сохранилась первая. В ней 66 страниц, на которых выписаны 85 мыслей. Мысли размечены X. Н. Абрикосовым по отделам "Круга чтения". Большинство из них были помещены Толстым в его сборнике.
   21 ноября 1904 г. Толстой записывает в Дневнике: "Всё занят Кругом чтения и боюсь, что даром трачу остатные силы. Есть другие, более важные вещи. Но бог лучше меня знает, что нужнее" (т. 55, стр. 99).
   Наконец, 1 декабря 1904 г. в Дневнике Толстой записывает: "Кончил пристально заниматься Кругом чтения. Начал Кто я?" (т. 55, стр. 104).
   К концу работы над "Кругом чтения" построение сборника стало совершенно иным, чем было вначале. Первоначально каждый день "Круга чтения" содержал лишь подбор изречений разных мыслителей, в том числе и самого Толстого, на определенную тему. С течением времени у Толстого явилась мысль построить "Круг чтения" по другому плану. Он решил начинать каждый день с религиозно-философского или этического поло­жения, соответствующего теме данного дня и заканчивать его выводом или практическим советом - правилом поведения, вытекающим из основного теоретического положения и следующих за ним мыслей. Эти вводные и заключительные мысли каждого дня нужно было написать вновь. Таким збразом каждый день начинался и заканчивался изречениями, написанными Толстым специально для "Круга чтения" и появлявшимися без его подписи. Таких изречений было написано Толстым более семисот.
   Вводные мысли в некоторых случаях вырастали из названий отделов, которые обозначались в начале каждого дня. (Названия отделов принадлежали Толстому.) Так, день 1 января (по печатному тексту 2 января) шел обозначение - "Необходимость веры"; это название темы Толстой распространяет в целое предложение, выражающее основную мысль этого тела "Круга чтения": "Одно из самых грубых суеверий есть суеверие научных людей о том, что человек может жить без веры".
   Что касается заключительных мыслей, выражающих практические правила поведения, то первоначально они были изложены Толстым в виде наставлений, как, например: "Не говорите, что вы можете жить без веры. Жизнь человека без веры - жизнь животного" (1 ян­варя); "Не подчиняйся требованиям ложной веры, не признаваемой тобой. В подчинении этим требованиям главная причина бедствий людей" (2 ян­варя); "Берегитесь бесполезного знания. Как во всем, так и в особенности в знании, что не нужно, всегда вредно" (4 января) и т. д. Но при дальней­шей работе Толстой, не желая выступать в роли учителя, в большинстве случаев исключил повелительную форму и придал форму, иногда при­ближающую заключительную мысль по ее построению к вводной мысли того же дня. Так, приведенные нами выше примеры были переделаны Толстым следующим образом: "Жизнь человека без веры - жизнь жи­вотного" (1 января, по печатному тексту - 2 января); "Подчинение тре­бованиям ложной веры-главная причина бедствий людей" (2 января, по печатному тексту - 16 января); "Как во всем, так и в особенности в знании, то, что не нужно, всегда вредно" (4 января, по печатному тексту - 25 января).
   Внешний вид рукописи "Круга чтения" этого периода работы был таков. Мысли каждого дня были заключены в обложку, сделанную из сложен­ной вдвое четвертушки писчей бумаги. На первой странице этой обложки Ю. И. Игумновой были обозначены месяц и число данного дня "Круга чтения" и X. Н. Абрикосовым - название темы (отдела) составляющих его мыслей. Затем на этих же обложках Толстым были написаны - на первой странице - вступительные, а на третьей - заключительные мысли каждого дня. Впоследствии эти вступительные и заключительные мысли - автографы Толстого, были переписаны от руки или на пишущей машинке на таких же вдвое согнутых четвертушках писчей бумаги, кото­рые и служили обложками для составлявших "Круг чтения" дней.
   Все вступительные и заключительные мысли всех дней "Круга чтения", так же как и все другие мысли Толстого, были напечатаны в "Круге чте­ния" без подписи автора.
  

V

  
   Хотя черновая работа над созданием "Круга чтения" и была закончена, но в течение всего декабря 1904 г. Толстой часто возвращается к этому труду, внося в него дополнения и исправления. 7 декабря он за­писывает в Дневнике: "Делаю кое-что для Круга чтения" (т. 55, стр. 104). 11 декабря: "Два дня переводил Паскаля. Очень хорош. Спинозу прочел и выбрал" (т. 55, стр. 104). 22 декабря: "Пропустил много дней... Работал над "Кругом чтения", вписал Спинозу" (т. 55, стр. 107-108).
   21 декабря 1904 г, в "Яснополянских записках" Д. П. Маковицкий сообщает:
   "Он [Лев Николаевич] кончил "Круг чтения" и в 3 часа принес его и отдал X. Н. Абрикосову, чтобы он сделал в нем еще некоторые переме­щения и послезавтра свез в Москву для передачи И. И. Горбунову-Посадову, который будет его печатать". (1)
  
   (1) Д. П. Маковицкий, "Яснополянские записки", вып. 1, стр. 41.
  
  
   "Круг чтения" содержал теперь ежедневное чтение на все дни года и еще 22 дня "запасных", как называли их в Ясной Поляне. Назначение этих "запасных" дней Толстой первоначально представлял себе следующим образом: "Их надо распределить на такие дни, в которых говорится о спе­циальных вопросах, например, о вегетарианстве. Таким образом на эти дни прибавится чтения, и будет сильнее". (1) Однако при дальнейшей работе над "Кругом чтения" Толстой отказался от мысли соединять два дня раз­личного содержания, и "запасные" дни пошли на замену дней более сла­бых или опасных в цензурном отношении, а некоторые из них совершенно не вошли в печатный текст. (2)
   Разумеется, Толстой предполагал еще много работать над "Кругом чтения" в корректурах. 25 декабря 1904 г. он писал своей дочери Т. Л. Сухотиной: "Круг чтения послал в Москву, но не скоро кончу" (т. 75, стр. 197).
   Имея в виду, что в Москве книга несомненно выйдет с значительными цензурными пропусками, Толстой надеялся на издание В. Г. Чертковым в Англии полного текста "Круга чтения", как писал он Г. А. Русанову 19 декабря 1904 г.
  

VI

  
   Получив для издания переписанную рукопись "Круга чтения", ре­дактор книгоиздательства "Посредник" И. И. Горбунов-Посадов в начале января 1905 г. обратился к Толстому с рядом технических вопросов, касающихся печатания книги. Он спрашивал, каким шрифтом набирать вводные мысли к дням ("эпиграфы", как он называл их), делать ли промежутки между ними и дальнейшим текстом, каким шрифтом набирать обобщающие мысли, Толстым подчеркнутые, и недельные чтения ("воскре­сения"), когда посылать корректуры в Англию В. Г. Черткову - до или после исправления их Толстым. Особенно он просил указаний отно­сительно системы расположения недельных чтений.
   На это письмо по поручению Толстого отвечал Горбунову-Посадову Д. П. Маковицкий 5 января:
   "Дорогой друг. Лев Николаевич поручил ответить тебе на вопросы:
   1) Эпиграфы перед каждым днем набирать тем же шрифтом, как и остальной текст.
   2) О промежутках или не выразился, или хотел, чтобы были равные.
   3) "Воскресение", если оно длинное, лучше мелким шрифтом набирать.
   4) Руководящие мысли или курсивом или крупным шрифтом.
   5) Черткову посылать после поправок Льва Николаевича.
   6) Если "Воскресения" не соответствуют недельным рубрикам, то надо на место этих поставить соответствующие рубрики с дней, которые вос­кресному чтению соответствуют. "Воскресения" чередовать, чтобы не было однообразно. Воскресные чтения переставить так, чтобы чередовался чужой рассказ с рассуждением".
  
   (1) Д. П. Маковицкий, "Яснополянские записки", вып. 1, стр. 55. - Все "запасные" дни "Круга чтения", не вошедшие в печатный текст, печатаются нами в рукописных вариантах. См. стр. 439-469.
   Далее, в ответ на сомнение Горбунова-Посадова в том, следует ли по­мещать в "Круг чтения" рассказ Чехова "Душечка", Маковицкий сообщал, что рассказ этот "надо поместить, Лев Николаевич настаивает на этом". Затем Маковицкий указывал, к каким отделам "Круга чтения" отно­сится ряд недельных чтений, о которых спрашивал Горбунов в своем письме.
   К письму Маковицкого Толстой сделал следующую приписку: "Очень благодарен за присылку. Всё очень хорошо. Чтения недельные надо расставить, избегая однообразия, через каждые семь дней, пригнав к ним дни, соответствующие рубрикам. Всё делайте, как сами найдете лучшим... Хотелось бы написать рассказы на "Чтения", да сил мало. Л. Толстой".
   При своем письме Горбунов-Посадов приложил два списка всех наме­ченных недельных чтений. Первый список, полученный им из Ясной Поляны был написан рукою X. Н. Абрикосова; недельные чтения были расположены в нем в алфавитном порядке тех отделов "Круга чтения", к которым они относились. Возвращая этот список Толстому, Горбунов-Посадов отметил в нем знаком N3 те недельные чтения, которые он счи­тал особенно опасными в цензурном отношении. Чтения эти были следующие: 1) "Назарены" (извлечение из изданной "Посредником" книжки В. Ольховского [В. Д. Бонч-Бруевича], "Назарены в Венгрии и Сербии"); 2) "Заблуждение" А. И. Архангельского (отрывок из его книги "Кому служить?", в то время еще не напечатанной); 3) отрывок из "Исповедания веры савойского викария" Руссо; 4) извлечения из издан­ных "Свободным словом" в Англии книжек об отказавшихся от военной службы Е. Н. Дрожжине, А. Шкарване и П. В. Ольховике; 5) извле­чение из книги Ф. Ламенне "Les Evangiles"; 6) извлечения из статьи французского писателя XVI века Лабоэти "Добровольное рабство"; 7) из­влечение из статьи Толстого "Патриотизм и правительство".
   Второй список, составленный самим Горбуновым-Посадовым, содер­жал распределение недельных чтений с указанием тех отделов "Круга чтения", которым они соответствовали. Относительно некоторых произве­дений Горбунов не мог решить, к каким отделам они относятся, и просил на этот счет указаний Толстого. Толстой на том же самом списке в шести местах сделал соответствующие указания.
   Составленный Горбуновым список содержит первоначальный пере­чень недельных чтений, из которых некоторые не вошли в окончательный текст.
   Из перечисленных в этом списке недельных чтений не вошли в "Круг чтения": "Течение воды" Конфуция; "Сютаев и Зосима" (по книге А. С. Пругавина "Религиозные отщепенцы" ) и рассказы Толстого: "Два брата и золото", "Ильяс", "Девчонки умней стариков", "Ассирийский царь Ассархадон", "Три сына", "Много ли человеку земли нужно?", "Два старика" и "Чем люди живы". Были исключены из "Круга чтения" в корректурах: "Ормузд и Ариман" Аполлова, "Часовщик", "Царь и пу­стынник" ("Три вопроса") и "Три старца" Толстого и рассуждения Пас­каля "Люди не будут в силах избавиться от смерти..." и "Первое, что представляется человеку, когда он представляет себя..."
   Так как число подобранных недельных чтений значительно превысило требуемое количество, то у Толстого явилась мысль - дать в "Круге чтения", кроме недельных, еще и месячные чтения. Однако в русском издании поместить их оказалось невозможным, так как ни одно из них не могло быть пропущено цензурой. Вследствие этого месячные чтения появились только в немецком переводе "Круга чтения", сделанном А. Шкарваном и изданном в Дрездене в 1907 г. Состав этих месячных чтений в немецком переводе "Круга чтения" таков: 1) выдержка из Ламенне, 2 и 3) вы­держки из сочинения А. И. Архангельского "Кому служить?", 4) выдержка из статьи Толстого "Патриотизм и правительство", 5) выдержка из рас­суждения Лабоэти "Добровольное рабство", 6) сведения об отказавшихся от военной службы Е. Н. Дрожинне и А. Шкарване и письмо А. Шкарвана "Почему нельзя служить военным врачоу", 7) письмо отказавшегося от военной службы крестьянина Харьковской губернии П. В. Ольховика, 8) выдержка из сочинения А. И. Архангельского "Кому служить?", 9) выдержка из "Исповедания веры савойского викария Руссо, 10) выдержка из сочинения А. И. Архангельского "Кому служить?" 11) вы­держки из сочинения крестьянина Т. И. Бондарева "Трудолюбие и тунеядство, или торжество земледельца" с предисловием Толстого и 12) "Сказка об Иване дураке" Толстого. Две последние вещи были указаны самим Толстым А. Шкарвану, запрашивавшему его через Д. П. Маковицкого, что ему поместить в виде месячных чтений на ноябрь и декабрь, так как от И. И. Горбунова-Посадова он не получил относительно этого соответствующих указаний.
  

VII

  
   Отослав "Круг чтения" в печать, Толстой 21 января 1905 г. записал в Дневнике: "В последнее время я почувствовал, как я духовно опустился после той духовной, нравственной высоты, на которую меня подняло мое пребывание в общении с тени лучшими, мудрейшими людьми, которых я читал и в мысли которых вдумывался для своего Круга Чтения. Несомненно можно духовно поднимать и спускать себя тем обществом присут­ствующих или отсутствующих людей, с которыми общаешься" (т. 55, стр. 120).
   Толстой продолжал подыскивать подходящие недельные чтения и с этой целью перечитывал Диккенса, а позднее Мопассана. У Диккенса в его романе "Лавка древностей" Толстому сначала показалось подхо­дящей для "Круга чтения" глава о тюрьме, которая, однако, все-таки не была им помещена. (1) У Мопассана Толстой ничего подходящего не нашел, кроме уже ранее помещенного им в "Круг чтения" "Одиночества".
   Продолжал Толстой и пополнение мыслей "Круга чтения". 8 января 1905 г. Д. П. Маковицкий прочел ему запись следующих слов Бисмарка, произнесенных им однажды в кругу близких людей: "Тяжело у меня на душе. Во всю свою долгую жизнь никого не сделал я счастливым: ни своих друзей, ни семьи, ни даже себя самого. Много, много наделал я зла... Я был виновником трех больших войн, из-за меня погибло более 800 000 людей
  
   (1) Д. П. Маковицкий, "Яснополянские записки", вып. 1, стр. 74.
  
  
   на полях сражения; их теперь оплакивают матери, братья, сестры, вдовы... И всё это стоит между мною и богом". На Толстого эти слова Бисмарка произвели сильное впечатление. Он сказал Маковицкому: "Ах, это удивительно, удивительно. Достаньте мне это по-немецки и, если книга не дорога, то купить бы ее... Где бы это поместить в "Круге чтения"? (1)
   Эта выдержка была сейчас же отправлена И. И. Горбунову-Посадову и помещена в "Круге чтения" в отделе "Покаяние".
   И. И. Горбунов-Посадов перед сдачей "Круга чтения" в печать про­смотрел всю рукопись, приведя ее с внешней стороны в удобный для набора вид. Кроме того, им были сделаны некоторые перемещения в по­рядке печатания дней. Первоначально в рукописи Толстого на 1 января было помещено чтение о вере, но затем Толстой поместил на первый день чтение о науке, как представляющее больший интерес для интелли­гентного читателя. И. И. Горбунов-Посадов с своей стороны сделал так­же ряд перемещений. В первый месяц - январь - им были перемещены из других месяцев чтения на животрепещущие для того времени темы: о войне, земельной собственности, религиозном деспотизме и т. д.
   28 января 1905 г. Горбунов-Посадов отослал Толстому набранные три страницы мыслей "Круга чтения" и одну страницу недельного чтения. В письме он просил Толстого ответить, удовлетворяют ли его шрифты (недельное чтение было набрано мельче, чем мысли), уведомляя о том, что им переведены и обозначены русским алфавитом все иностранные подписи авторов, извещал, что он получил от Д. П. Маковицкого "Покая­ние" Бисмарка. Приведя слова П. А. Буланже, что он, Буланже, испра­вил перевод этой записи, Горбунов-Посадов спрашивал, будет ли ему прислан из Ясной Поляны этот исправленный перевод. В заключение письма Горбунов-Посадов выражал удовлетворение тем, что Толстой, как ему передавали, намеревался сам написать о близком ему по духу свобо­домыслящем религиозном крестьянине В. К. Сютаеве (а не помещать в "Круг чтения" выдержки о нем из книги А. Пругавина "Религиозные отщепенцы").
   На это письмо Толстой отвечал 30 января 1905 г.:
   "Всё прекрасно. Шрифт, мне кажется, хорош для чтения, да я вообще в этом ничего не понимаю, и вы наверное сделаете прекрасно... Покаяние Бисмарка, если не пришлю, то пусть Буланже вновь исправит или вы сами... Сютаева и Зосиму надеюсь заменить. Боюсь, что много буду из­менять в корректуре, вы не стесняйтесь, тогда скажите мне, что так нельзя" (т. 75, стр. 213-214).
   Было решено, по желанию Толстого, печатать "Круг чтения" в двух томах.
  
  

VIII

  
   6 февраля 1905 г. И. И. Горбунов-Посадов приехал в Ясную Поляну с корректурой первых месяцев "Круга чтения". 7 февраля Д. П. Маковицкий записывает: "С Ив. Ив. Горбуновым Лев Николаевич просматривал корректуру "Круга чтения". Позвал к себе в кабинет и меня, чтобы я запоминал
  
   (1) Д. П. Маковицкий, "Яснополянские записки", вып. I, стр. 75.
  
  
   из того, что скажет Иван Иванович то, что Лев Николаевич мог бы забыть". (1) Под 9 февраля у Маковицкого записано: "Лев Николаевич попросил меня сравнить корректуру "Круга чтения" с черновой руко­писью. Под некоторыми мыслями не было подписей; про одну из таких Лев Николаевич вспомнил, что она - Сенеки". (3)
   Привезенная Толстому корректура не была выправлена корректором, что сильно затруднило чтение ее Толстым. Он обещал Горбунову-Посадову вернуть ему поправленную корректуру с А. Б. Гольденвейзером 13 февраля, то есть через неделю после получения. Д. П. Маковицккй записывает 13 февраля:
   "У Льва Николаевича было сегодня много дела, особенно с корректу­рой "Круга чтения". Он спешил с этой работой, потому что обещал сегодня ослать ее И. И. Горбунову и не хотел изменять своему слову, несмотря ва то, что eмy очень хотелось на место "Часовщика" (3) и некоторых других сдельных чтений написать новые рассказы. Жаловался на трудности работы над этими корректурами "Круга чтения".
   - Делаю маленькие и большие усилия не сердиться, - сказал он. - Иван Иванович обещал заняться корректурой, Павел Александрович Буланже - тоже, а корректура самая скверная, полна ошибок, местами непонятно, надо сличать с черновиками, подыскивать, так как даже дни перемещены. Много марал. Совсем устал". (4)
   11 февраля Толстой писал своей дочери М. Л. Оболенской: "Взялся корректуры за "Круга чтения". Это уже совсем плохо... Сейчас вечер, стал за корректурами" (т. 75, стр. 220). То же писал он и И. II. Горбунову-Посадову 13 февраля: "Просмотрел все корректуры. Очень недоволен своей работой. Часовщик совсем не годится. Тоже хочется заменить "Самоотречение" Ламенне и "Разум" Шопенгауэра, заменить или прибавить. Так что погодите печатать (а посмотрите еще, да строже)... Нездоровится, голова не ясна. И не могу решить, печатать или не печатать? Лучше не печатать. Постараюсь окончить на неделе и тогда пришлю вам. Напишите, можете ли подождать" (т. 75, стр.222-223). То же записано Толстым и в Дневнике под 18 февраля 1905 г.: "Круг чтения мне не понравился" (т. 55, стр. 124).
   В ответном письме от 15 февраля И. И. Горбунов-Посадов писал Толстому: "Только что получил ваше письмо о "Круге чтения". Очень грустно, что вы так недовольны своей работой. Вы столько отдали ей. Не слишком лп вы строги к ней?.. Пусть корректуры будут у вас, сколько бы ни понадобилось, великий грех был бы торопить вас" (ГМТ). К работе над корректурами Толстой привлек приехавшего в Ясную Поляну 16 февраля Ф. А. Страхова. На вопрос Страхова: "Могу ли быть вам полезен для "Круга чтения"?", - Толстой ответил ему:
   "- Да, проредактируйте его. Знаю, что вы это сделаете надлежащим образом". (5)
  
  - Д. П. Маковицкий, "Яснополянские записки", вып. 2, стр. 32.
  - Там же, стр. 35.
   (30 Под заглавием "Часовщик" появился в печати отрывок пз письма Толстого к Н. Л. Озмидову от 4 октября 1886 г. (см. т. 63, стр. 382-386).
   Д. П. Маковицкий, "Яснополянские записки", вып. 2, стр. 40-41. Там же, стр. 47.
  
  
   На следующий день 17 февраля, как сообщает Маковицкий, Страхов читал корректуры и беседовал с Толстым о некоторых мыслях, которые он находил сомнительными, в том числе мысль Шопенгауэра о неизменяемости характера каждого человека, после чего Толстой согла­сился выпустить из этой цитаты три строки. Далее Страхов указывал, что после евангельского текста: "люби ближнего, как самого себя" в "Круге чтения" следует мысль Паскаля: "Нужно любить только бога и ненавидеть только себя", которая, по его мнению, не вполне соответствует мысли евангельского текста. Толстой на это сказал: "Лучше выпустить пер­вое, чем то, что надо ненавидеть себя". (1)
   Толстой был очень рад тому, что Страхов помогает ему в работе, и выразил желание, чтобы он подольше оставался в Ясной Поляне. (2) 20 фев­раля Толстой вместе с Страховым исправлял помещенные в "Круге чте­ния" мысли Лихтенберга, причем Толстой продиктовал свой перевод не­которых мыслей этого философа. (3) 22 февраля Страхов беседовал с Тол­стым о недельных чтениях, предлагая поместить в них рассказы Лескова "Под Рождество обидели" и "Христос в гостях у мужика", а также два рассказа своей сестры Л. А. Авиловой: "Без привычки" и "Первое горе". Был разговор также о помещении в "Круг чтения" "Рождественской сказки" Щедрина. "Вообще, - сказал Толстой в этом разговоре, - "Круг чтения" не такой, каким мог бы быть. Можно много бы больше собрать хорошего" (1).
   В дальнейшем Ф. А. Страхов прочитывал все корректуры "Круга чтения" до самого конца. Исправления, предлагавшиеся им, состояли в уточнении отдельных выражений и в стилистических изменениях.
   Толстой был доволен работой Ф. А. Страхова, хотя вносил исправле­ния и значительные сокращения в его рассуждения, включенные в "Круг чтения". В самом начале работы Страхова над "Кругом чтения" Толстой записал в Дневнике 18 февраля 1905 г.: "Страхов взял на себя работу. И я очень рад" (т. 55, стр. 124). А 5 октября того же года он писал самому Страхову: "Я всё покончил с 1-й частью Круга чтения, благодаря вашему драгоценному содействию" (т. 76, стр. 39).
  

IX

  
   Выше уже было приведено письмо Толстого к И. И. Горбунову-Посадову от 5 января 1905 г., в котором Толстой уведомлял его о своем желании написать новые рассказы для "Круга чтения". То же самое повторил Тол­стой в разговоре с П. А. Буланже 9 января:
   "Слаб, и боли около сердца. А занимаюсь молодыми мечтаниями: хочется написать для "Круга чтения" на "воскресенья" короткие рас­сказы, - тем двадцать есть. Работа легкая - но в ущерб другой, трудной работе, которой занят теперь".(5) (Толстой писал тогда статью о государстве, названную им впоследствии - "Единое на потребу".)
  
   (1) Д. П. Маковицкий, "Яснополянские записки", вып. 2, стр. 48.
   (2) Там же, стр. 51.
   (3) Там же, стр. 53.
   (4) Там же, стр. 57-58.
   (5) Там же, вып. 1, стр. 76-77.
  
   В течение февраля Толстой не перестает думать о новых рас­сказах для "Круга чтения". 11 февраля он писал своей дочери М. Л. Оболенской: "Хочется писать маленькие рассказы к Воскре­сеньям" (т. 75, стр. 220).
   Когда И. И. Горбунов-Посадов 6 февраля 1905 г. приехал в Ясную Поляну с первыми корректурами "Круга чтения", Толстой сообщил ему двадцать восемь тем задуманных им рассказов. (1) Список этих двадцати восьми сюжетов сохранился в Записной книжке Толстого. Вот этот спи­сок:
   "1) Ушедший странствовать от жены. 2) Кормилицы. 3) Жена пьяницы. 4) Оскорбитель враг во власти. 5) Убийца, ужаснувшийся непротивлению. 6) Радость юродства. 7) Сновидение царя. 8) Александр - Кузьмич. 9) Персиянинов. 10) Паскаль. И) Бродяга - князь. 12) Ребенок и старик. 13) Устюша. Три сестры. 14) Бестужева-Рюмина казнь. 15) Блудный сын. 16) Блудная жена. 17) Труп. 18) Отказ от военной службы. 19) Ека­терина на судне. 20) Николай и казнь. 21) Шпион кается. 22) Землевла­делица и мужики. 23) Любитель умирает во время спектакля. 24) Ангел велит убить ребенка. 25) Старик идет по воде к обедне. 26) Убийство Настасьи. 27) Менгдена сыновья. 28) Мужики едут судиться" (т. 55. стр. 301-302).
   Впоследствии к этим двадцати восьми сюжетам были прибавлены еще следующие шесть:
   "29) Девушка горничная, преследуемая, как крыса. 30) Елисавета и Лашетарди, пелеринаж к Троице. 31) Нехлюдов - деревенский. 32) Пе­реселенцы. 33) Жировой. 34) Казак беглый" (т. 55, стр. 302).
   Из всех этих тридцати четырех сюжетов Толстым были использованы для "Круга чтения" только три. (2)
   22 февраля 1905 г. Толстой начинает писать рассказ "Чем был и чем стал", названный им впоследствии "Корней Васильев". Этот рассказ на­писан на сюжет, указанный в вышеприведенном списке под номером 1. В конце февраля он пишет статью о Паскале. Под 4 мая 1905 г. в Дневнике записано: "За это время... написал рассказ на молитву" (т. 55, стр. 138). Это - сюжет, помеченный в списке под N 24.
   Кроме того, в последних числах февраля Толстой - несомненно также для "Круга чтения" - написал рассказ "Алеша Горшок". Но написанное показалось ему "совсем плохо", и он "бросил" его" (т. 55, стр. 125). Рас­сказ в "Круг чтения" не вошел и появился уже после смерти Толстого, в 1911 г.
  

X

  
   Печатание первого тома "Круга чтения" продолжалось в течение всего 1905 года. Толстой прочитывал корректуры и в гранках и в листах, изменял, сокращал и дополнял, кое-что совсем вычеркивал; исправлял и недельные чтения и более слабые заменял другими. В продолжение всего
  
   (1) Д. П. Маковицкий, "Яснополянские записки", вып. 2, стр. 30.
   (2) Объяснение неиспользованных Толстым сюжетов пз этого списка см. в т. 55, стр. 583-588.
  
   этого года между Толстым и Горбуновым-Посадовым шла оживленная переписка.
   1 марта 1905 г. Горбунов-Посадов уведомлял Толстого, что из дня 17 февраля (о вере) выкинуто из страха перед цензурой две мысли, вследст­вие чего он прибавил к этому дню еще целый запасный день - о равенстве. Такое соединение в одном дне мыслей на разные темы сначала допускалось Толстым, но в корректурах он скоро увидал нестройность, получающуюся вследствие такого соединения. 4 марта он писал Горбунову-Посадову:
   "Я хорошенько не понял, почему вы в вчерашних корректурах вставили "О равенстве", когда дело идет о вере? Впрочем, делайте для русского изда­ния, как найдете лучшим и нужным" (т. 75, стр. 229).
   В дне 14 апреля, посвященном вегетарианству, также были прибав­лены две мысли отвлеченного характера на тему о "служении". Читая корректуры, Толстой одну из этих мыслей вычеркнул, а другую перенес в другой отдел.
   В середине марта в письме без даты Горбунов-Посадов просил Толстого заменить подзаголовок книги, которая в то время называлась: "Круг чтения. Избранные, собранные и расположенные на каждый день Львом Толстым мысли многих писателей о вере, жизни и поведении". "Слово вера, - писал Горбунов-Посадов, - необходимо заменить другим, так как это слово вера сделает то, что книгу немедля передадут в духовную цензуру и т. д. Признаюсь, слово "поведение" звучит как-то очень нраво­учительно, педагогично. Нельзя ли бы было что-нибудь вроде: мысли многих писателей об истине и жизни. Мне кажется, что понятие о пове­дении входит в жизнь. Или

Другие авторы
  • Волчанецкая Екатерина Дмитриевна
  • Ратгауз Даниил Максимович
  • Аксаков Константин Сергеевич
  • Неведомский Николай Васильевич
  • Баженов Александр Николаевич
  • Кованько Иван Афанасьевич
  • Северцов Николай Алексеевич
  • Петрарка Франческо
  • Тарловский Марк Ариевич
  • Соловьев Николай Яковлевич
  • Другие произведения
  • Михайловский Николай Константинович - Литературные воспоминания
  • Розен Егор Федорович - Стихотворения
  • Карамзин Николай Михайлович - О случаях и характерах в российской истории, которые могут быть предметом художеств
  • Шекспир Вильям - Песенка Дездемоны
  • Неверов Александр Сергеевич - Большевики
  • Опиц Мартин - Б. И. Пуришев. Опиц и немецкая поэзия первых десятилетий Xvii в.
  • Аксаков Иван Сергеевич - Письма к А. Д. Блудовой
  • Шекспир Вильям - Укрощение строптивой
  • Мериме Проспер - Этрусская ваза
  • Салиас Евгений Андреевич - Письмо Евгении Тур
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
    Просмотров: 301 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа