Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Том 42, Произведения 1904-1908, Полное собрание сочинений, Страница 15

Толстой Лев Николаевич - Том 42, Произведения 1904-1908, Полное собрание сочинений



х положе­ние происходит от того, что средства, с которыми они при­шли на помощь народу, слишком малы, и что этого не было бы и они принесли бы большую пользу, если бы у них было много денег. Представим себе, что люди эти нашли источни­ки помощи, собрали большие, огромные суммы денег и стали помогать. И не прошло бы недели, как случилось бы то же самое. Очень скоро все средства, как бы велики они ни были, разлились бы в те углубления, которые образовала бедность, и положение осталось бы то же.
   Но, может быть, есть еще третий выход? И есть люди, ко­торые говорят, что он есть и состоит в том, чтобы содействовать просвещению людей, и тогда уничтожится это неравенство.
   Но выход этот слишком очевидно лицемерный; нельзя просвещать население, которое всякую минуту находится на краю погибели от голода. А главное, неискренность людей, проповедующих этот выход, видна уже по тому, что не может человек, стремящийся к установлению равенства, хотя бы через науку, поддерживать это неравенство всей своей жизнью.
   Но есть еще четвертый выход - тот, чтобы содействовать уничтожению тех причин, которые производят неравенст­во - содействовать уничтожению насилия, производящего его.
   И выход этот не может не прийти в голову тем искренним людям, которые будут пытаться в жизни своей осуществлять свое сознание братства людей.
   "Если мы не можем жить здесь, среди этих людей, в де­ревне, - должны будут сказать те люди, которых я представ­ляю себе, - если мы поставлены в такое ужасное положение, что мы неизбежно должны зачахнуть, завшиветь и умереть медленной смертью или отказаться от единственной нравст­венной основы нашей жизни, то это происходит от того, что одни богаты, а другие нищие, неравенство же это происходит от насилия, и потому, так как основа всего - насилие, то надо бороться против него". Только уничтожение этого наси­лия и вытекающего из него рабства может сделать возмож­ным такое служение людям, при котором не было бы неиз­бежности жертвы своей жизнью.
   Но как уничтожить это насилие? Где оно? Оно в солдате, в полицейском, в старосте, в замке, который запирает мою дверь. Как же мне бороться с этим насилием? Где, в чем?
   Так ли, как борются люди, живущие насилием и борю­щиеся с насилием насилием же?
   Но для человека искреннего это невозможно. Насилием бороться с насилием значит ставить новое насилие на место старого. Помогать просвещением, основанным на насилии, значит делать то же самое. Собрать деньги, приобретенные насилием, и употреблять их на помощь людям, обделенным насилием, значит насилием лечить раны, произведенные насилием.
   Если же и бороться с насилием не насилием, а пропове­дью ненасилия, обличением насилия и, главное, примером ненасилия и жертвы, то все-таки для человека, живущего христианской жизнью среди жизни насилия, нет другого вы­хода, как жертва, - и жертва до конца.
   Человек может не найти в себе силы броситься в эту про­пасть, но человеку искреннему, желающему исполнить со­знанный им закон бога, нельзя не видеть свою обязанность. Можно не идти на эту жертву, но если хочешь следовать тре­бованиям любви, то надо так и знать и говорить, считать себя виноватым, если не отдал всего и всю свою жизнь, а не обма­нывать себя.
   И так ли страшна жертва до конца, как это кажется. Ведь дно нужды не глубоко, и мы часто, - как тот мальчик, кото­рый с ужасом провисел целую ночь на руках в колодце, в который он упал, боясь воображаемой глубины, а под мальчи­ком на пол-аршина было сухое дно.
  

Л. Н. Толстой.

  
  

18-е ноября

  
   Добро нельзя измерять ни нуждой получающего, ни жер­твою дающего, а только тем общением в боге, которое уста­навливается между дающим и получающим.
  

1

  
   Жизнь не всегда благо. Благо только хорошая жизнь.
  

Сенека.

  

2

  
   Природа устроила так, что обиды помнятся больше, чем добрые поступки. Добро забывается, а обиды упорно держат­ся в памяти.
  

Сенека.

  

3

  
   Это не добродетель, а только обманчивый слепок и подо­бие ее, когда мы приведены к исполнению долга ожиданием награды.
  

Цицерон.

  

4

  
   Не клевещи, чтобы клевета и бесчестие не обратились на тебя самого, ибо всякий злой дух нападает спереди, клевета же всегда сзади.
   Не поддавайся гневу, потому что человек, поддавшийся гневу, забывает свои обязанности и упускает свои добрые дела.
   Берегись сладострастия, потому что его плодами будут хворь и раскаяние.
   Не держи зависти в сердце, чтобы не отравить своего су­ществования.
   Не впадай в грех из стыда.
   Будь прилежен и молчалив, живи своим трудом и откла­дывай из своего заработка для неимущих. Этот обычай будет самым достойным делом в твоей деятельности.
   Не воруй чужого добра и не упускай своей собственной работы, ибо кто не кормится собственной работой, а застав­ляет других прокармливать себя, тот людоед.
   С человеком лукавым не затягивайся в спор и лучше ос­тавь его совсем в покое.
   С человеком жадным не вступай в союз и не доверяйся его руководству.
   Не вступай в объяснения с глупцом, от злодея не бери денег и с клеветником не имей дела.
  

Восточная мудрость.

  
  

5

  
   Когда спрашивают, что же такое, собственно, чистая нрав­ственность, которою, как пробным камнем, мы должны ис­пытать нравственное содержание каждого поступка, то я должен сознаться, что только философы могли сделать решение этого вопроса сомнительным, ибо для здравого человеческо­го смысла этот вопрос давно уже решен, правда, не с помо­щью отвлеченных общих рассуждений, а посредством разли­чия совершаемых добрых и злых поступков, которые мы раз­личаем так же несомненно, как правую и левую руку.
  

Кант.

  

6

  
   Твори добро друзьям своим, чтобы они еще более любили тебя, твори его своим врагам, чтобы они сделались когда-ни­будь твоими друзьями.
   Когда ты говоришь о враге твоем, помни, что может прийти День, когда он станет твоим другом.
  

Клеовуд.

  

7

  
   Все люди более или менее приближаются к одному из двух противоположных пределов: один - жизнь только для себя, другой - только для бога.
  

8

  
   Приставлять одно доброе дело к другому так, чтобы меж­ду ними не было промежутка, - вот что я называю счастли­вой жизнью.
  

Марк Аврелий.

  

------

  
   Добро истинное совершатся нами только тогда, когда мы не замечаем его, а выходим из себя, чтобы жить в другом.
  
  

19-е ноября

  
   Вещественное зло, совершенное человеком, может в этом мире не вернуться на того, кто совершил его, но то злое чув­ство, которое вызвало дурной поступок, наверное оставит свой след в душе человека и так или иначе заставит его стра­дать.
  

1

  
   Решение безгрешного состоит в том, чтобы не причинять печали другим, хотя бы он мог через это и получить великую выгоду.
   Решение безгрешного в том, чтобы не делать зла тем, кто сделал ему зло.
   Если человек заставит страдать даже тех, которые без причины ненавидят его, он в конце концов будет иметь не­устранимую печаль.
   Наказание делающим зло состоит в том, чтобы сделан­ным им великим добром заставить их устыдиться своих дел.
   Какая польза в учености того, кто не старается избавить от страданий своего ближнего столько же, как и самого себя.
   Если человек поутру хочет сделать зло другому, ввечеру зло посетит его.
  

Индийский Курал.

  

2

  
   Так же, как времена года сами собой достигают своих свойственных каждому времени признаков, так и поступки всех существ - сами собою приводят эти существа в свойст­венные им положения.
   Обиженный может сладко спать и радостно просыпаться и радостно жить, но обидчик погибает.
   Пусть никто не бывает гневлив, хотя бы он и страдал, пусть не оскорбляет никого ни делом, ни мыслью, пусть не произносит такого слова, которое может быть неприятно кому-нибудь, потому что все это препятствует достижению блага.
  

Индийское Ману.

  
  
  

3

  
   Мы не должны бежать из этой жизни потому, что зло ока­зывается связанным с ней. Зло есть наше дело, следствие на­шего незнания истинного закона. Незнание истинного зако­на делает нас несчастными в этой жизни, и оно будет делать нас несчастными всюду. Начнем же с того, что освободимся от нашего незнания, и наши несчастия прекратятся сами собою.
  

Люси Малори.

  

4

  
   Злой человек вредит самому себе прежде, чем повредит другим.
  

Августин.

  

5

  
   Человек может избежать несчастий, ниспосылаемых Не­бом, но от тех несчастий, которые он сам навлекает на себя, нет спасения.
  

Восточная пословица.

  

6

  
   Есть люди, которые нарочно ставят себя в самые мрачные условия жизни для того, чтобы иметь право быть мрачными. Они для того же всегда спешно и упорно заняты. Главное удовольствие и потребность этих людей состоит в том, чтобы, встретив оживление жизни, бросить этому оживлению в глаза свою мрачную, упорную деятельность. Люди эти очень не­счастны, но они должны понять, что они одни виновники свое­го несчастия.
  

7

  
   Тот, кто не делает добро, когда имеет возможность делать его, будет страдать.
  

Саади.

  

8

  
  
   Пусть каждый человек сделает себя таким, каким он учит быть других. Кто победил себя, тот победит и других. Труднее всего победить себя.
   Каждый властен только сам над собою. Зло, сделанное самим собою, самим собою воспитанное, губит человека, как алмаз разбивает камень. Сам делаешь зло - сам от себя страдаешь, сам уничтожаешь зло - сам очищаешься от зла.
   Пусть никто не забывает своего долга из угождения друго­му, кто бы он ни был.
  

Дхаммапада.

  

------

  
   Никакое вещественное благо не может возместить того ущерба души, которое производит совершенное зло.
  
  

20-я ноября

  
   Если добрая жизнь людей вызывает не любовь, а гонение среди людей, живущих злою жизнью, то это не только не ко­леблет уверенности в правильности такой жизни, но, напро­тив, самым несомненным признаком подтверждает ее.
  

1

  
   Остерегайтесь же людей: ибо они будут отдавать вас в су­дилища и в синагогах своих будут бить вас, и поведут вас к правителям и царям за меня, для свидетельства перед ними и язычниками. Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как и что сказать: ибо в тот час дано будет вам что сказать; ибо не вы будете говорить, но дух отца вашего будет говорить в вас.
  

Мф. гл. 10. ст. 17-20.

  

2

  
   Даже смерть не в силах уничтожить торжество того, кто изо всех сил борется за правое дело. Борись же, непреклон­ное, верное сердце, иди вперед, невзирая на счастье и несчастье и будь уверено, что правое дело, за которое ты борешься, победит. Погибнет только все несправедливое, правое же де­ло не может быть побеждено, потому что оно совершается не по твоей воле, а по вечным законам бога.
  

Карлейль.

  
  

3

  
   Препятствие на пути добра, преодоленное напряжением духа, придает мне новые силы; то, что грозило быть прегра­дой к достижению добра, само становится добром, и светлый путь открывается внезапно там, где не видно было исхода.
  

Марк Аврелий.

  

4

  
  
   "Претерпевший до конца спасен будет".
   Как часто человек отчаивается и останавливается или даже поворачивает назад тогда, когда нужно было только не­большое усилие для того, чтобы достигнуть цели.
  

5

  
   Гонения, если только они переносятся с христианской кротостью, производят действие, обратное тому, к которому стремятся гонители. Люди хотят скрыть показавшийся в лесу огонь и, чтобы затушить его, прижимают его к земле всем тем, что у них есть под рукой: листом, травой, хворостом, дровами, и огонь разгорается все больше и больше, и свет его распространяется все дальше и дальше.
  

6

  
   Гонения и потому страдания - необходимое условие ис­полнения христианского закона. Степень страдания внешне­го показывает степень нашего следования Христу, как трение показывает степень напряжения всякой работы.
  

7

  
   Гонения драгоценны тем, что они подламывают всякие искусственные подпорки и вызывают наружу ту настоящую веру, которой живет человек.
  

8

  
   В гонениях опасны не страдания, а соблазн сожаления к се­бе и возникающего из него недоброго отношения к гонителям.
  

------

  
   Не ищи любви людей и не смущайся их нелюбовью. Часто любят за дурное и не любят за хорошее. Старайся угождать не людям, а богу.
  
  

21-е ноября

  
   Нет того особенного подвига, который бы мы могли со­вершить в этой жизни. Вся жизнь наша должна быть этим подвигом.
  

1

  
   При каждом пробуждении задавайся вопросом: что бы доброго совершить сегодня? и думай: ведь солнце, закатясь, унесет с собой частицу предназначенной мне жизни.
  

Индийское изречение.

  

2

  
   Добродетель человека измеряется не его необыкновенными усилиями, а его ежедневным поведением.
  
  

Паскаль.

  

3

  
   Выгода служения богу перед служением людям в том, что перед людьми невольно хочешь выказаться в лучшем свете и огорчаешься, когда тебя выставляют в дурном; перед богом же ничего этого нет. Он знает тебя, каков ты, и перед ним никто тебя оклеветать не может, так что тебе не нужно ста­раться казаться, а нужно только действительно быть лучше.
  

4

  
   Да будет каждая утренняя заря для вас как бы началом жизни, а каждый закат солнца как бы концом ее, и пусть каж­дая из этих коротких жизней оставляет по себе след любовно­го дела, совершенного для других, и доброго усилия над со­бой.
  

Джон Рёскин.

  

5

  
   Я - орудие, которым работает бог. Мое благо истинное в том, чтобы участвовать в его работе. Участвовать же в его ра­боте я могу только тем, чтобы держать в порядке, чистоте, остроте, правильности то орудие, которое дано мне: мою душу.
  

6

  
   Всякое дело, самое сложное и запутанное, становится просто и ясно, если удастся поставить его независимо от лю­дей перед судом одного бога.
  

7

  
   Смысл жизни в том, чтобы наилучшим образом делать то дело, которое от нас требует та сила, которая послала нас в мир. Знать же, делаешь или не делаешь это дело, всегда можно: совесть есть указатель этого. Надо только слушать ее и стараться делать ее все более и более чуткой.
  

------

  
   По отношению к служению богу все наши поступки - те, которые считаются важными, и те, которые считаются ни­чтожными, - одинаково значительны или одинаково незна­чительны. Мы не знаем, какое будет сделано из них употреб­ление, но знаем то, что мы должны делать.
  
  

22-е ноября

  
   Чем меньше человек доволен собою и занят улучшением своей внутренней жизни, тем больше он проявляет себя во внеш­ней общественной жизни.
  

1

  
  
   Мы так привыкли к рассуждениям о том, что одним лю­дям свойственно устраивать жизнь других людей, - людей вообще, что такие рассуждения нам не кажутся странными. А между тем такие рассуждения не могли бы никогда сущест­вовать между религиозными и потому свободными людьми. Такие рассуждения суть последствия признания законности Управления людьми одним человеком или несколькими.
   Так рассуждают и сами управители, и люди, подчиняю­щиеся им.
   Заблуждение это не только совершенно бессмысленно, потому что нет никакого основания, почему одни люди и большинство - должны подчиняться воле других - меньшинству наименее нравственных людей: оно еще и особенно вредно тем, что ослабляет во всех людях сознание необходи­мости исправлять себя, тогда как это единственное действительное средство доброго воздействия на других людей.
  

2

  
   Цель представительного правления не в том, чтобы была осуществлена большая справедливость, а в том, чтобы люди, подчиняясь дурному управлению, не имели права жаловаться на него.
  

3

  
   Если старцы (люди, умудренные опытом) скажут тебе: "разрушай", а молодежь: "созидай", то разрушай, а не сози­дай, ибо разрушение старцев - созидание, а созидание моло­дежи - разрушение.
  

Талмуд.

  

4

  
   Все конституционные хартии ни к чему не ведут, это кон­тракты между господином и рабами: задача не в том, чтобы рабам было лучше, но чтоб не было рабов.
  

Герцен.

  

5

  
   Не только один человек не имеет права распоряжаться многими, но и многие не имеют права распоряжаться одним.
  

Владимир Чертков.

  
  
  

6

  
   Что такое истина? Истина для большинства людей обо­значает правдоподобие, - нечто такое, что можно измерять числом полученных в ее пользу голосов.
  

Томас Карлейль.

  

7

  
   Мерилом справедливости не может быть большинство го­лосов.
  
  

Шиллер.

  

8

  
   Не только саблю и ружье мы назначаем на ту полку в му­зее, где лежат орудия пытки; но не можем не знать, что скоро и полицейское устройство и выборный ящик последуют за ними.
  

Эрнест Кросби.

  

9

  
   Когда я сижу здесь у моря и прислушиваюсь к волнам, с плеском разбивающимся об этот берег, я чувствую себя сво­бодным от всех обязательств, и народы всего мира могут без меня пересматривать свои конституции.
  

Генри Давид Торо.

------

  
   Никогда не строй, но всегда сажай, потому что в первом случае природа будет мешать тебе, разрушая произведения твоего труда, во втором же случае будет помогать твоему делу, даруя рост всему насажденному тобою. То же и в духовной области: делай то, что согласно с вечными законами природы человека, а не то, что согласно с временными установлениями людей или только с твоими желаниями.
  
  

23-е ноября

  
   Определение смысла жизни или очень трудная и неразре­шимая задача - такова она, когда человек спрашивает бога: зачем он его послал в этот мир? - или очень простая, когда человек спрашивает себя: что ему делать?
  

1

  
   Жизнь человеческая, всякую секунду могущая быть обо­рванной, для того чтобы не быть самой грубой насмешкой, должна иметь смысл такой, при котором значение жизни не зависело бы от ее продолжительности или кратковременности.
  

2

  
   Проезжие грязнят и разоряют помещение постоялого двора и потом осуждают владетеля постоялого двора, отдавшего его в полное распоряжение проезжающих. Так же люди осужда­ют бога за зло мира.
  

3

  
   Мудрому человеку так же несвойственно рассуждать много о природе существ, стоящих выше его, как и о природе существ ниже его. Слишком нескромно предполагать, что че­ловек может постичь первых, как и слишком унизительно предполагать, что он может всецело сосредоточивать свое внимание на вторых. Признавать свое вечное относительное величие и ничтожество, познавать и себя и свое место в при­роде, быть довольным своей подчиненностью богу, не в силах будучи постичь его, и управлять низшими тварями с любовью и добротой, не разделяя их животных страстей и не подражая им, - вот что значит быть смиренным по отноше­нию к богу, добрым по отношению к его тварям и мудрым по отношению к себе.
  

Джон Рёскин.

  

4

  
   Для того чтобы жить, не понимая смысла своей жизни, есть только одно средство: жить в постоянном дурмане телес­ном, производимом табаком, алкоголем, морфием, или в посто­янном чувственном дурмане развлечений и всякого рода потех и увеселений.
  

5

  
   Этот мир не шутка, не юдоль испытания только и перехо­да в мир лучший, вечный, а это один из вечных миров, кото­рый прекрасен, радостен и который мы не только можем, но должны сделать прекраснее и радостнее для живущих с нами и для всех, которые после нас будут жить в нем.
  
  

6

  
   То, что совершенствование нашей души есть единствен­ная цель нашей жизни, справедливо уже потому, что всякая другая цель, в виду смерти, бессмысленна.
  

------

  
   Не думай, чтобы недоумение перед смыслом человечес­кой жизни и непонимание его представляло что-либо возвы­шенное или трагическое. Недоумение человека перед смыс­лом жизни подобно недоумению человека, попавшего в об­щество, занятое чтением хорошей книги. Недоумение этого человека, не вслушивающегося или не понимающего то, что читают, и суетящегося среди занятых людей, представляет не нечто возвышенное и трагическое, а нечто смешное, глупое и жалкое.
  
  

24-е ноября

  
   Милосердие состоит не столько в вещественной помощи, сколько в духовной поддержке ближнего. Духовная же под­держка прежде всего в неосуждении ближнего и уважении к его человеческому достоинству.
  

1

  
   Будьте сострадательны к тем бедным, которые нетерпели­вы и озлоблены. Подумайте, как трудно терпеть несчастному бедствия всякого рода, в убогом жилище, между тем как в не­скольких шагах от него проходят люди пресыщенные и рос­кошно одетые.
  

Из "Благочестивых мыслей".

  

2

  
   Не считайте себя милосердными, когда вы уделяете бед­ному не только от избытка вашего, но и жертвуя необходи­мым для жизни. Истинная любовь требует от вас, чтобы сверх этого вы дали ему еще и место в своем сердце.
  

Из "Благочестивых мыслей".

  

3

  
   Тот истинно милосерд, кто не обращает внимания на кле­веты и злословие.
  

4

  
   Не верь без доказательств ничему дурному о ближнем и не передавай никому ничего дурного о другом.
  

Пэн.

  

5

  
   Хорошему человеку, - говорит Теофраст, - непременно придется сердиться на злых. Но если так, то чем лучше чело­век, тем сердитее он должен быть, а между тем он, наоборот, делается тем мягче и свободнее от страстей и никого не ненавидит. Рассудительный человек не станет ненавидеть заблудшихся, иначе он должен бы ненавидеть самого себя. Стоит ему только припомнить, как часто он сам погрешал против добродетели и как многие из его поступков нуждаются в снисходительном суде, и тогда он станет сердиться и сам на себя; ибо справедливый судья и себя судит тем же судом, как своего ближнего. Никто не в состоянии оправдать себя и не­винным можно назвать себя только перед людьми, но не перед своей совестью. Гораздо человечнее встречать заблуж­дающегося кротко, с любовью и не преследовать его, а поста­раться вернуть на правый путь. Ведь заблудившегося на на­шей земле мы не станем гнать прочь, а выведем его на насто­ящую дорогу.
   Исправление заблуждающегося наш долг, и мы должны исправлять его ради него самого и ради других серьезными наставлениями, но без гнева. Какой врач сердится на своего пациента?
  

Сенека.

  
  

6

  
   Будь правдив, не служи гневу, давай просящему, - ведь он просит тебя о немногом; к святым приблизишься ты, ше­ствуя этими тремя путями.
  

Дхаммапада.

  

7

  
   Если кто смущается и соблазняется при виде ближнего своего, впадающего в грех, и под предлогом любви к добру питает злобу, тот не имеет истинного милосердия, основан­ного на любви к богу, ибо все, что истекает от него, носит на себе печать спокойствия и смирения и побуждает нас обра­щать мысли на свои недостатки.
  

Из "Благочестивых мыслей".

  

8

  
   Милосердием и кротостью, отреченьем от себя ты обезору­жишь всякого врага. От недостатка дров тухнет всякий огонь.
  

Сингалезское буддийское.

  

------

  
   Старайся не запрятывать в темные углы постыдные вос­поминания своих грехов, а, напротив, старайся держать их всегда наготове, чтобы воспользоваться ими, когда тебе придется судить о ближнем.
  
  

НЕДЕЛЬНОЕ ЧТЕНИЕ

ЕПИСКОП МИРИЕЛЬ

  
   В 1815 году преосвященный Шарль-Франсуа-Биенвеню-Мириель был епископом в Д.
   Однажды в дверь епископского дома кто-то постучался.
   - Войдите, - отозвался епископ.
   Дверь отворилась разом настежь со всего размаха, как будто ее из всех сил толкнули снаружи.
   Вошел человек, сделал шаг вперед и остановился, не за­творяя за собой двери. За плечами у него был ранец, в руках он держал палку. Лицо его было смелое, сердитое, утомленное и грубое. Огонь камина освещал его.
   Епископ спокойно смотрел на вошедшего. Он только что раскрыл рот, собираясь спросить, что нужно, как вошедший, опершись обеими руками на палку и смерив глазами старика, заговорил:
   - Вот. Имя мое Жан Вальжан. Я каторжник. Девятнад­цать лет провел на галерах. Четыре дня, как меня освободили, и вот иду в Понторлье, туда меня назначили. Четыре дня иду из Тулона. Сегодня прошел тридцать верст. Здесь в трактире меня выгнали за мой желтый паспорт. Пошел в другой трак­тир, и там меня не приняли. "Убирайся!" - говорят. Пошел в тюрьму - сторож не впустил. Пошел в собачую конуру - со­бака укусила меня и выгнала, словно и она - человек, словно и она узнала, кто я. Хотел ночевать в поле - да темно, подумал - соберется дождь, и вернулся в город, чтобы прилечь где-нибудь под воротами. Совсем собрался лечь спать на ка­менной скамье, да какая-то старушка показала мне вашу дверь и говорит: "Постучись туда!" Я и постучался. Что здесь у вас? Трактир? У меня деньги сто девять франков есть, зара­ботанные на каторге. Я заплачу. Деньги есть. Я устал, ведь прошел тридцать верст, да и голоден. Что ж, оставаться?
   - Мадам Маглуар, - сказал епископ своей служанке, - поставьте еще прибор.
   Путешественник сделал три шага вперед и пододвинулся к лампе, стоявшей на столе.
   - Послушайте, - сказал он, как бы не поняв хорошенько распоряжения. - Вы расслышали, что я каторжник? Прямо с каторги, - он вынул из кармана и развернул желтый лист. - Вот мой паспорт. Желтый - видите. Из-за него меня отовсю­ду выгоняли. Хотите, прочитайте? Я умею читать, на каторге выучился. Там есть школа для желающих. Посмотрите, что написано: "Жан Вальжан, освобожденный от каторги, уроже­нец... " это вам все равно. "Пробыл на каторге девятнадцать лет. Пять лет за кражу со взломом; четырнадцать за четыре попытки к побегу. Очень опасный". Вот все и гонят меня вон; а вы впустите меня? А то нет ли у вас конюшни?
   - Мадам Маглуар, постелите чистое белье на постель в алькове.
   Мадам Маглуар ушла исполнять приказание. Епископ обернулся к посетителю.
   - Сядьте, сударь, и обогрейтесь. Мы сейчас будем ужи­нать, во время ужина вам приготовят постель.
   Путешественник, очевидно, понял. Выражение лица его, угрюмое и жестокое, перешло в удивленное, недоверчивое, радостное, и он принялся бормотать, как человек, сбитый с толку:
   - Вот как? Вишь ты! Так оставаться? Не гоните меня! Ка­торжника! Называете сударем. Говорите "вы", а не "ты"! Не говорите: ступай прочь собака, как говорили мне все. Я ждал, что вы меня вытолкаете. Потому-то я уж сразу и сказал вам, кто я такой. А вы зовете ужинать и постель с бельем, как у всех! Девятнадцать лет я не спал в постели! Хорошие же вы люди! Извините, господин трактирщик, как ваше имя? Я за­плачу, сколько бы вы ни потребовали. Вы честный человек. Ведь вы трактирщик?
   - Я священник, - ответил епископ.
   - Священник! - возразил каторжник. - Вы, верно, свя­щенник этой большой церкви? В самом деле, одурел же я, что не заметил вашей скуфьи.
   Говоря это, он положил в угол ранец и палку, спрятал паспорт в карман и сел.
   Пока он говорил, епископ встал и запер дверь, оставшую­ся незатворенной.
   Мадам Маглуар вернулась. Она принесла еще прибор и поставила его на стол.
   - Мадам Маглуар, - сказал епископ, - поставьте при­бор поближе к огню, - и, обращаясь к гостю, прибавил: - ночной ветер холоден в Альпах. Вы, сударь, верно, прозябли?
   Всякий раз, как он произносил слово "сударь" своим се­рьезным, кротким голосом, лицо каторжника сияло.
   Сказать каторжнику "сударь" - то же, что подать стакан воды жаждущему. Унижение жаждет уважения.
   - Как эта лампа тускло горит! - заметил епископ.
   Мадам Маглуар поняла и отправилась в спальню еписко­па за серебряными подсвечниками, которые принесла с зажженными свечами и поставила на стол. Она знала, что епи­скоп любил, чтобы их зажигали, когда у него были гости.
   - Добрый вы, - сказал каторжник, - не презираете меня. Приняли меня. Я не скрыл от вас, откуда я и кто я.
   Епископ ласково взял каторжника за руку: "Вы могли и не говорить мне, кто вы. Этот дом не мой, а божий. Эта дверь не спрашивает у входящего, есть ли у него имя, а есть ли у него горе. Вы страдаете, вас мучают голод и жажда, милости просим, входите. Я вас принимаю не у себя, здесь хозяин тот, кто нуждается в крове. Все, что здесь есть, - все ваше. Для чего мне знать ваше имя? Прежде чем вы назвали себя, я уже знал, как вас назвать".
   Гость с удивлением взглянул на него.
   - В самом деле? Вы знали, как меня зовут?
   - Да, - ответил епископ, - я знал, что вас зовут моим братом.
   - Да, я был голоден, когда вошел сюда, - сказал гость, - но вы так удивили меня, что и голод прошел! Епископ взглянул на него и спросил:
   - Вы очень страдали?
   - Ах, к

Другие авторы
  • Северцов Николай Алексеевич
  • Нагродская Евдокия Аполлоновна
  • Борн Иван Мартынович
  • Порецкий Александр Устинович
  • Аппельрот Владимир Германович
  • Немирович-Данченко Василий Иванович
  • Шполянские В. А. И
  • Рашильд
  • Ковалевский Максим Максимович
  • Плещеев Александр Алексеевич
  • Другие произведения
  • Маяковский Владимир Владимирович - Как кто проводит время, праздники празднуя
  • Воронский Александр Константинович - Пролазы и подхалимы
  • Скабичевский Александр Михайлович - Начало литературной работы. "Рассвет". "Иллюстрация". Педагогическая деятельность
  • Дорошевич Влас Михайлович - После актрисы
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Критика философских предубеждений против общинного владения
  • Крашевский Иосиф Игнатий - Борьба за Краков
  • Москотильников Савва Андреевич - Стихотворения
  • Перцов Петр Петрович - Литературные афоризмы
  • Мошин Алексей Николаевич - На отдых
  • Тургенев Александр Иванович - О Карамзине и молчании о нем литературы нашей
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
    Просмотров: 242 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа