Главная » Книги

Алкок Дебора - Испанские братья, Страница 6

Алкок Дебора - Испанские братья


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

ого, отъ подавленной силы и энерг³и. Онъ стремится въ жизненную дѣятельность и борьбу, а между тѣмъ обреченъ сидѣть на мѣстѣ, или съ трудомъ можетъ подвинуться на нѣсколько сотъ шаговъ. Все это возбуждаетъ во мнѣ только одну жалость, и я даже готовъ отдать свою правую руку на отсѣчен³е, Жуанъ,- прибавилъ онъ съ улыбкою,- что бы онъ могъ дѣлить съ нами наши радостныя надежды.
   - Вотъ ужь кто менѣе всѣхъ изъ нашихъ знакомыхъ подаетъ надежду на обращен³е.
   - Я не думаю такъ. Знаешь ли ты, что онъ нѣсколько разъ давалъ сеньору Кристобало деньги, которыхъ у него такъ мало, для раздачи бѣднымъ?
   - Это ничего не значитъ,- сказалъ Жуанъ.- Онъ всегда былъ щедръ. Помнишь ли, какъ въ дѣтствѣ онъ готовъ былъ прибитъ насъ изъ-за малѣйшаго пустяка и въ то же время дѣлилъ съ нами свои сласти и игрушки и лѣзъ въ драку, если мы отказывались? Между тѣмъ какъ друг³е его братья узнали цѣнность дуката прежде чѣмъ свой Angelus и барышничали между собою какъ голландск³е купцы.
   - И ты не стѣснялся называть ихъ такъ, и смѣло вступалъ въ драеу, обыкновенно возникавшую при этомъ; между тѣмъ какъ я часто срамилъ тебя своими старан³ями о водворен³и мира, во что бы то ни стало,- отвѣчалъ со смѣхомъ Карлосъ.- Но, братъ,- началъ онъ съ большею серьезностью въ голосѣ,- дѣлаемъ ли мы съ своей стороны все возможное, чтобы подѣлиться съ другими тѣмъ сокровищемъ, которое нашли?
   - Я надѣюсь оно скоро будетъ доступно всѣмъ,- сказалъ Жуанъ, который дошелъ въ своемъ просвѣтлѣн³и до того, что считалъ себя въ правѣ думать обо всемъ своимъ собственнымъ умомъ и тяготился игомъ духовенства.- Велика истина и она восторжествуетъ.
   - Конечно въ концѣ концовъ. Но до этого произойдетъ много такого, что для нашихъ смертныхъ глазъ будетъ имѣть видъ поражен³я.
   - Мнѣ кажется, что мой умный братъ по нѣкоторымъ вопросамъ не умѣетъ читать признаковъ времени. Кто сказалъ: "Когда вы увидите, что смоковница покрывается почками,- знаете ли вы, что лѣто уже близко?" Между тѣмъ повсюду уже смоковница въ цвѣту.
   - Но могутъ вернуться морозы.
   - Полно тебѣ, слишкомъ отчаявающ³йся братъ мой. Развѣ ты не могъ сдѣлать другое заключен³е, глядя вмѣстѣ со мною на эти тысячи лицъ, слушавшихъ вчера съ такою жадност³ю каждое слово, срывавшееся съ устъ нашего фра-Константино. Развѣ эти тысячи не за одно съ нами, а также - за правду и свободу.
   - Безъ сомнѣн³я, между ними есть много послѣдователей Христа.
   - Ты всегда думаешь болѣе объ отдѣльныхъ лицахъ, Карлосъ, чѣмъ о всей странѣ. Ты забываешь, что мы сыны Испан³и, благородные кастильцы. Конечно, мы радуемся каждому новому человѣку, переходящему на сторону правды. Но наша Испан³я! наша славная родина, прекраснѣйшая изъ всѣхъ странъ на землѣ! Страна побѣдителей, оруж³е которыхъ подчинились самыя отдаленныя части м³ра! Она, стоявшая во главѣ открыт³й, флоты которой покрываютъ океанъ,- неужто она не поведетъ за собою народы въ велик³й градъ Бож³й, въ м³ръ правды и свободы? Карлосъ, братъ мой, я не могу сомнѣваться въ этомъ!
   Рѣдко донъ Жуану приходилось говорить съ такимъ жаромъ и краснорѣч³емъ. Но любовь къ родинѣ была его преобладающею страстью.
   - Аминь, да устроитъ такъ Господь,- тихо отвѣчалъ на это Карлосъ.
   Донъ-Жуанъ пристально посмотрѣлъ на него.
   - Я думалъ у тебя больше вѣры, Карлосъ,- сказалъ онъ.
   - Вѣры? - повтормъ Карлосъ.
   - Такой, какъ у меня,- сказалъ Жуанъ.- Вѣры въ правду и свободу,- и онъ громко повторилъ эти звучныя испанск³я слова - Verdad y libertad- какъ будто съ этимъ кликомъ онъ думалъ пройти побѣдоносно по всему м³ру.
   - У меня вѣра въ Христа,- отвѣчалъ тихо Карлосъ. И въ этихъ краткихъ фразахъ обнаруживались самыя сокровенныя мысли ихъ души и вся тайна ихъ жизни.
  

XIX.

Приближен³е бури.

  
   Между тѣмъ счастливыя недѣли проходили одна за другой. Голова и сердце Жуана были одинаково заняты и онъ чувствовалъ себя необыкновенно счастливымъ; помимо того, что онъ большую часть своего времени проводилъ съ донною Беатрисой, онъ старался передать ей тѣ новыя истины, которыя день ото дня все болѣе увлекали его. Онъ видѣлъ въ ней способнаго ученика, подающаго больш³я надежды, хотя, при данныхъ обстоятельствахъ, онъ врядъ ли могъ быть безпристрастнымъ судьей.
   Карлосъ увлекался менѣе своего брата ея успѣхами; онъ совѣтовалъ ему быть осторожнымъ въ передачѣ ей ихъ общихъ тайнъ, опасаясь, чтобы онѣ какъ нибудь не дошли до ихъ тети и кузинъ. Хотя Жуанъ и видѣлъ въ этомъ только проавлен³я обычной робости со стороны своего брата, но тѣмъ не менѣе онъ внушилъ доннѣ Беатрисѣ, чтобы та держала въ строгой тайнѣ содержан³е ихъ религ³озныхъ бесѣдъ, и въ то же время старался избѣгать всякихъ намековъ на ересь или лютеранизмъ, которые могли оскорбить ея чувства.
   Но что касается до самого Жуана, то, подъ вл³ян³емъ толкован³й его брата, Лозады и фра-Касс³одора, онъ дѣлалъ быстрые успѣхи въ усвоен³и новаго учен³я. Скоро онъ уже сталъ сопровождать своего брата на собран³я протестантовъ, которые съ искренною радостью привѣтствовали его появлен³е среди нихъ. Открытая добрая натура донъ Жуана одинаково привлекала въ себѣ всѣхъ, хотя онъ и не возбуждалъ къ себѣ такого сильнаго чувства привязанности, какъ его братъ, среди тѣхъ немногихъ, которые его близко знали.
   Отчасти благодаря вл³ян³ю своихъ друзей и товарищей по религ³ознымъ убѣжден³ямъ, а также - своей блестящей репутац³и въ Алькалѣ, Карлосъ былъ приглашенъ читать лекц³и въ духовной коллег³и, глава которой, Фернандо де-Санъ-Жуанъ, былъ убѣжденнымъ и ревностнымъ лютераниномъ. Это назначен³е считалось почетнымъ, нисколько не унижающимъ его положен³я въ обществѣ, а также было полезно и съ той стороны, что дядя его могъ видѣть, что онъ былъ занятъ и не тратилъ время въ безплодныхъ мечтаньяхъ.
   Ему скоро представилось еще другого рода занят³е. Между тѣми многими искренними людьми, которые стремились разъяснить себѣ отношен³е между старою и новою вѣрой, нѣкоторые обращались къ нему въ надеждѣ, что онъ прольетъ свѣтъ на обурѣвавш³я ихъ сомнѣн³я. Это было самымъ подходящимъ для него дѣломъ. Никто лучше его не могъ дать совѣтъ, оказать сочувственную помощь въ той тяжелой борьбѣ, которую ему еще недавно пришлось испытать самому.
   Въ одномъ только братья не соглашались между собою. Жуану, благодаря его сангвинической натурѣ, будущее представлялось только въ розовомъ цвѣтѣ. Въ его глазахъ Испан³я уже перешла на путь "правды и свободы", какъ онъ выражался, Ему представлялось, что его родина будетъ стоять во главѣ новаго славнаго перерожден³я христ³анства. И среди паствы Лозады находилось не мало людей, раздѣлявшихъ эти радужныя мечты и проникнутыхъ особымъ порожденнымъ ими энтуз³азмомъ.
   Но было много и такихъ, которые, радуясь, при каждой доходившей до нихъ вѣсти о распространен³и въ отдаленныхъ мѣстностяхъ новой вѣры, вмѣстѣ съ тѣмъ ощущали невольный трепетъ и привѣтствуя каждаго новобранца, поступавшаго въ ихъ ряды, въ то же время видѣли въ немъ и новую жертву. Они не могли забыть страшнаго слова: - святая инквизиц³я, и по нѣкоторымъ грознымъ признакамъ имъ казалось, что спавшее до сихъ поръ чудовище начинало пробуждаться. Иначе, какъ можно было объяснить новые строг³е декреты противъ ереси, недавно полученные изъ Рима? А также, почему Таррагонск³й Епископъ, Гонзалесъ де-Мунебрага, извѣстный своими жестокими преслѣдован³ями мавровъ и евреевъ, былъ назначенъ помощникомъ главнаго инквизитора въ Севильѣ?
   Но все же въ общемъ преобладала надежда и увѣренность въ будущемъ; и какъ ни невѣроятнымъ это покажется, подъ тѣнью самой Тр³ани, чуть не при открытыхъ дверяхъ, происходили религ³озныя собран³и лютеранъ.
   Разъ вечеромъ донъ Жуану пришлось сопровождать донну Беатрису на какое-то празднество, отъ котораго ему неудобно было отаазаться; между тѣмъ какъ донъ Карлосъ отправился на молитвенное собран³е, происходившее въ ихъ обычномъ мѣстѣ - домѣ донны Изабеллы де-Баэна.
   Донъ-Жуанъ поздно вернулся въ самомъ веселомъ расположен³и духа. Онъ тотчасъ же отправился въ комнату своего брата, здѣсь онъ сбросилъ свой плащъ и стоялъ передъ нимъ, представляя собою красивую фигуру, въ пунцовомъ атласномъ дублетѣ, съ золотою цѣпью на шеѣ и шпагою на боку, въ богато украшенныхъ ножнахъ, на расшитой перевязи.
   - Никогда еще донна Беатриса не казалась мнѣ столь прекрасной,- сказалъ онъ съ волнен³емъ.- Тамъ былъ донъ Мигуэль де-Санта-Крузъ, но она едва удостоила его вниман³я, такъ что онъ готовъ былъ умереть отъ зависти. Но какова дерзость Луиса Ротелло! Мнѣ придется кажется отколотить его тростью, чтобы научить манерамъ. Сынъ простого гидальго, а осмѣливается подымать глаза на донну Беатрису де-Лавелло. Какое нахальство! Но ты не слушаешь меня, братъ, что случилось съ тобою?
   Не удивительно, что онъ задалъ этотъ вопросъ. Лицо его брата было блѣдно и на немъ были видны слѣды недавнихъ слезъ.
   - Большое горе, братъ мой,- отвѣчалъ онъ тихимъ голосомъ.
   - Это одинаково и мое горе. Разскажи мнѣ, въ чемъ дѣло? - спросилъ Жуанъ.
   - Юл³ано арестованъ.
   - Юл³ано! Погонщикъ мулловъ, который провозилъ книги и далъ тебѣ Новый Завѣтъ?
   - Да, тотъ самый человѣкъ, который первый вложилъ въ мои руки книгу, сдѣлавшуюся для меня источникомъ радости и надеждъ на жизнь вѣчную,- сказалъ Карлосъ и губа его задрожала.
   - О, Боже! Но можетъ быть это ложный слухъ.
   - Не можетъ быть сомнѣн³я. Кузнецъ, которому онъ показалъ одну изъ книгъ, предалъ его. Да проститъ его Богъ,- если для такихъ людей возможно прощен³е. - Можетъ это случилось и мѣсяцъ тому назадъ; но мы только теперь узнали объ этомъ. Онъ заключенъ вотъ тамъ... тамъ.
   - Кто сказалъ тебѣ?
   - Всѣ говорили объ этомъ на собран³и. Это общее горе; но сомнѣваюсь, чтобы кто нибудь могъ скорбѣть болѣе меня, потому что онъ былъ моимъ духовнымъ отцомъ. И теперь,- прибавилъ онъ съ грустью, послѣ долгаго молчан³я,- и теперь въ этой жизни мнѣ уже не придется сказать ему, сколькимъ я ему обязанъ.
   - Для него нѣтъ надежды,- проговорилъ въ задумчивости Жуанъ.
   - Надежды! Только одна - въ великое милосерд³е Бож³е. Ее не запрутъ отъ него толстыя стѣны его темницы.
   - Нѣтъ; благодарен³е Богу.
   - Но долг³я, ужасныя страдан³я! Я старался представить себѣ... но я не въ силахъ. И о чемъ я боюсь даже подумать, то ему придется вынести.
   - Онъ простой крестьянинъ, ты благородной крови... въ этомъ есть разница,- сказалъ донъ-Жуанъ, еще не вполнѣ освободивш³йся отъ предразсудковъ своего класса. - Но Карлосъ,- спросилъ онъ съ внезапной тревогой въ голосѣ,- вѣдь ему все извѣстно?
   - Все,- отвѣчалъ тихо Карлосъ,- одного слова его достаточно, чтобы для всѣхъ насъ запылали костры. Но это слово никогда не будетъ произнесено. Сегодня вечеромъ никому изъ насъ не пришло въ голову бояться за себя; мы только страдали за него.
   - Значитъ, вы вполнѣ вѣрите въ него? Этимъ много сказано. Тѣ, которые держатъ его въ своихъ рукахъ, злобны какъ демоны.
   - Безъ сомнѣн³я, они....
   - Тише! - прервалъ его Карлосъ съ выражен³емъ такого неизъяснимаго страдан³я на лицѣ, что Жуанъ моментально замолчалъ.- Есть так³я вещи, о которыхъ можно только говорить въ молитвѣ. О, братъ мой, молись, чтобы Тотъ, за Котораго онь не побоялся положить свою жизнь, поддержалъ его и сократилъ его страдан³я.
   - Конечно, въ этой молитвѣ ко мнѣ присоединятся мнопе. Но братъ мой,- прибавилъ онъ послѣ нѣкотораго молчан³я,- не падай духомъ. Ты знаешь, что всякое великое дѣло должно имѣть своихъ мучениковъ? Ни одна большая побѣда не обходилась безъ того, чтобы мног³е изъ храбрыхъ не остались на полѣ битвы; ни одинъ городъ не былъ взятъ приступомъ безъ того, чтобы не было падшихъ въ брешѣ стѣны? Можетъ-быть этому бѣдному крестьянину досталась въ удѣлъ слава быть первымъ святымъ мученикомъ въ предстоящей намъ борьбѣ и побѣдѣ. Это великое назначен³е! Изъ-за него стоитъ пострадать? - при этомъ темные глаза Жуана загорѣлись огнемъ отваги и энтуз³азма.
   Карлосъ хранилъ молчан³е.
   - Развѣ ты не думаешь такъ, братъ мой?
   - Я думаю, что во имя Христа достойно пострадать,- произнесъ наконецъ Карлосъ.- И только Онъ можетъ поддержать человѣка, чтобы тотъ вышелъ побѣдоноснымъ изъ этихъ ужасныхъ страдан³й. Да не оставитъ Онъ своего вѣрнаго слугу, лишеннаго теперь всякой человѣческой помощи.
  

XX.

На берегу Гвадаликивира.

  
   Вечеромъ слѣдующаго воскресенья братья присутствовали на службѣ въ верхней комнатѣ донны Изабеллы. Она была проникнута особенною торжественностью, потому что у всѣхъ на сердцѣ лежала большая печаль. Но твердый голосъ Лозады произносилъ слова утѣшен³я и надежды; потомъ слѣдовала горячая молитва за пострадавшаго брата.
   - Подождемъ еще возвращаться домой, братъ мой,- сказалъ Карлосъ, когда они простились съ своими друзьями,- вечеръ хорошъ.
   - Куда-же мы пойдемъ?
   Карлосъ назвалъ одну изъ чудныхъ прогулокъ, черезъ оливковыя рощи по берегу рѣки, и Жуанъ повернулъ въ однѣмъ изъ городскихъ воротъ.
   - Зачѣмъ дѣлать такой обходъ? - сказалъ Карлосъ, выказывая желан³е повернуть въ другую сторону.- Это кратчайшая дорога.
   - Вѣрно, но менѣе пр³ятная.
   - Братъ, ты снисходишь къ моей слабости,- сказалъ Карлосъ, взглянувъ на него благодарнымъ взоромъ. - Но это лишнее. Дважды за послѣднее время, когда ты былъ занятъ съ донной Беатрисой, я ходилъ туда одинъ.... и на прадо Санъ-Себаст³анъ.
   И такъ они направились черезъ ворота Тр³аны (замка инквизиц³и) и, перейдя черезъ мостъ на лодкахъ, стали пробираться подъ стѣнами стараго, мрачнаго замка, вознося мысленныя молитвы за несчастнаго узника, томившагося въ его темницахъ. Донъ-Жуанъ, который естественно былъ менѣе своего брата заинтересованъ въ судьбѣ, постигшей Юл³ана, первый прервалъ молчан³е. Онъ замѣтилъ, что Доминиканск³й монастырь, стоявш³й рядомъ съ замкомъ, имѣлъ такой-же мрачный видъ, какъ и самая тюрьма инквизиц³и.
   - Мнѣ кажется онъ мало отличается отъ всѣхъ прочихъ монастырей,- отвѣчалъ равнодушнымъ голосомъ Карлосъ.
   Скоро они вошли въ таинственную тѣнь оливковыхъ рощъ. Молодой мѣсдцъ проливалъ слабый свѣтъ, но ясныя звѣзды южнаго неба горѣли точно ярк³я опущенныя съ него лампы. Карлосъ проникся впечатлѣн³емъ окружающей ихъ тишины. Но это было не въ духѣ его брата, менѣе склоннаго въ размышлен³ю.
   - О чемъ ты задумался? - спросилъ онъ.- Тебя все еще преслѣдуетъ мысль объ узникѣ Тр³аны.
   - О немъ, а также о другомъ, еще болѣе близкомъ для насъ обоихъ; и объ немъ я уже нѣсколько времени, какъ хотѣлъ поговорить съ тобой. Что если мы съ тобой уподоблялись дѣтямъ, ищущимъ звѣзды на землѣ, между тѣмъ какъ она все время с³яла надъ нами въ чудномъ Бож³емъ небѣ?
   - Ты знаешь, братишка, что еще маленькимъ я не всегда понималъ твои притчи. Поэтому оставь въ покоѣ небо и говори языкомъ земли.
   - Какой обѣтъ мы давали съ тобою дѣтьми? Мнѣ иногда думалось, что ты забылъ объ немъ,- и Жуанъ пристально посмотрѣлъ на него.
   - Этого нельзя опасаться. У меня была причина и довольно основательная не напоминать тебѣ объ этомъ, пока я не былъ убѣжденъ въ твоемъ сочувств³и.
   - Моемъ сочувств³и? Къ мечтѣ нашего дѣтства? Карлосъ, какъ могъ сомнѣваться въ этомъ?
   - Я и имѣлъ причины къ сомнѣн³ю, пока не зналъ, будетъ ли свѣтъ, неожиданно брошенный на судьбу нашего отца, источникомъ радости или горя для его сына.
   - Не мучь меня долѣе. Ради самого неба, говори прямо.
   - Теперь я болѣе не сомнѣваюсь.- Для тебя, въ той же мѣрѣ какъ и для меня, Жуанъ, будетъ неизъяснимой радостью узнать, что нашъ дорогой отецъ еще ранѣе насъ прочелъ Слово Бож³е, позналъ истину и чтилъ ее также какъ и мы.
   - Да будетъ благословенно имя Бож³е! - воскликнулъ Жуанъ, остановившись на мѣстѣ и сжимая руки. - Это по истинѣ радостная вѣсть. Но скажи, братъ, какъ ты узналъ объ этомъ? Увѣренъ ли ты, что это не одна мечта?
   Карлосъ разсказалъ ему подробно о первыхъ словахъ, сорвавшихся у Лозады; потомъ истор³ю Долоресъ и наконецъ, что онъ узналъ въ Санъ-Изадро о донѣ Родриго де-Валеръ. Въ своемъ разсказѣ онъ постепенно связалъ одно съ другимъ всѣ эти отрывочныя извѣст³я.
   Жуанъ съ жадностью ловилъ каждое его слово.
   - Отчего ты не говорилъ съ Лозадой? - прервалъ онъ его наконецъ.
   - Подожди, братъ, и выслушай меня до воща. Я сдѣлалъ это недавно. Но до тѣхъ поръ, пока я не былъ увѣренъ въ тебѣ, я воздерживался отъ всякихъ разспросовъ, такъ какъ отвѣтъ могъ быть для тебя только источникомъ однѣхъ мучен³й.
   - Но теперь уже нѣтъ мѣста сомнѣн³ю. - Что же ты услышалъ отъ сеньора Кристобала.
   - Я услышалъ, что д-ръ Эгид³й называлъ графа де-Нуэра какъ одного изъ друзей дона Родриго, и что онъ присутствовалъ во время толкован³я этимъ достойнымъ учителемъ послан³я къ Римлянамъ.
   - Боже! - воскликнулъ въ волнен³и Жуанъ. - Вотъ въ честь кого я былъ названъ моимъ любимымъ именемъ, Родриго. Братъ мой, давно уже я не слышалъ такой радостной вѣсти. При этомъ онъ обнажилъ голову и произнесъ нѣсколько словъ горячей молитвы, въ которой Карлосъ изъ глубины сердца добавилъ аминь, и продолжалъ разсказъ.
   - И такъ, ты полагаешь, братъ, что мы имѣемъ право радоваться?
   - Безъ сомнѣн³я! - воскликнулъ съ горячностью Жуанъ.
   - И отсюда слѣдуетъ, что его проступокъ...
   - Въ нашихъ глазахъ одинъ изъ славныхъ подвиговъ истинной вѣры,- сказалъ Жуанъ, сразу дѣлая то заключен³е, къ которому болѣе медленными шагами пришелъ Карлосъ.
   - И эти таинственныя слова на стеклѣ, бывш³я источникомъ радости и удивлен³я въ нашемъ дѣтствѣ.
   - А! - воскликнулъ Жуанъ.
  

"El Dorado

Jo hé trovado".

  
   - Но я еще не вижу, какое онѣ имѣютъ тутъ отношен³е.
   - Не видишь? Развѣ познан³е Бога во Христѣ, путь открытый намъ въ Его царство, не есть Эль-Дорадо, та золотая страна, гдѣ находятъ сокровище достигнувш³е ее.
   - Все это хорошо,- сказалъ Жуанъ съ видомъ сомнѣн³я.
   - Я не сомнѣваюсь, что именно это подразумѣвалъ нашъ отецъ,- продолжалъ Карлосъ.
   - У меня есть сомнѣн³я на этотъ счетъ.- Тутъ мы расходимся съ тобою. Отецъ навѣрное нашелъ нѣчто въ Новомъ Свѣтѣ.
   Послѣ этого между братьями слѣдовалъ довольно продолжительный споръ и Карлосъ нашелъ, къ удивлен³ю своему, что Жуанъ все еще держался ихъ дѣтской фантаз³и о золотой странѣ. Напрасно онъ старался разувѣрить въ этомъ своего брата, а также убѣдить его, что они никогда уже на увидятъ на землѣ своего отца. У него не оставалось никакого сомнѣн³я, что графъ де-Нуэра, вслѣдств³е своей преданности новой религ³и, былъ "безъ шума устраненъ", говоря языкомъ того времени. Но было ли это сдѣлано на пути, или въ дикихъ странахъ Новаго Свѣта,- этого дѣтямъ его не суждено узнать.
   Но тутъ никак³я убѣжден³я не въ состоян³и были подѣйствовать на его брата. Жуанъ прямо не допускалъ смерти ихъ отца.
   - Онъ подвергся изгнан³ю и лишился всего,- говормъ Жуанъ.- Но я не вижу, почему онъ не можетъ быть въ живыхъ гдѣ нибудь въ этомъ громадномъ полномъ чудесъ Новомъ Свѣтѣ.
   - Я же довольствуюсь мыслями, что всѣ эти годы онъ покоился во Христѣ и что мы его увидимъ, когда наступитъ день Славы Господней.
   - Но меня не удовлетворяетъ это. - Мы должны постараться узнать болѣе.
   - Этого никогда не будетъ. Какъ мы можемъ? - спросилъ Карлосъ.
   - Ты вѣренъ себѣ, братъ... Всегда съ твоими мрачными мыслями, готовый отказаться отъ первой цѣли.
   - Да будетъ такъ,- отвѣчалъ со смирен³емъ Карлосъ.
   - Но я добьюсь того, что разъ рѣшилъ,- сказалъ Жуанъ. Во всякомъ случаѣ, я заставлю высказаться моего дядю,- продолжалъ онъ.- Я всегда подозрѣвалъ, что ему извѣстно кое-что по этому дѣлу.
   - Но какъ это сдѣлать? - спросилъ Карлосъ.- Впрочемъ, дѣлай все что можешь, и да поможетъ тебѣ Богъ. Но только не забывай при этомъ,- добавилъ онъ,- то опасное положен³е, въ которомъ находимся мы и наши друзья, и потому будь остороженъ.
   - Не бойся, разсудительный братъ мой. Самый дорогой и лучш³й братъ въ м³рѣ,- добавилъ онъ съ нѣжностью,- еслибъ только у него было побольше смѣлости.
   Продолжая разговаривать, они быстро повернули въ городъ, такъ какъ уже было поздно.
   Послѣ того прошло нѣсколько недѣль, неотмѣченныхъ никакими особыми событ³ями. Зима уступила мѣсто веснѣ; запѣли птицы. При всѣхъ окружавшихъ ихъ опасностяхъ и тяжеломъ горѣ, которое чувствовалъ каждый изъ нихъ, послѣдователи новой вѣры въ Севильѣ не теряли бодрости и надежды.
   Въ одно изъ воскресен³й пришло письмо съ нарочнымъ изъ Нуэры, съ печальнымъ извѣст³емъ, что старый слуга ихъ дома, Д³его Монтесъ, находился при смерти. Его послѣднимъ желан³емъ было - сдать свое управительство самому молодому господину, сеньору донъ Жуану. Послѣдн³й не могъ колебаться.
   - Я отправлюсь завтра утромъ,- сказалъ онъ Карлосу.- Но будь увѣренъ, что я скоро вернусь; каждый день теперь дорогъ.
   Вмѣстѣ они пошли еще разъ въ домъ донны Изабеллы. Тамъ Жуанъ объявилъ о предстоящемъ отъѣздѣ своимъ друзьямъ и они крѣпко пожимали его руку и сопровождали его лучшими пожелан³ями.
   - Почти нѣтъ надобности въ формальномъ прощаньи, сеньоры и братья,- сказалъ Жуанъ.- И если не въ воскресенъе черезъ двѣ недѣли, то черезъ мѣсяцъ самое позднее я увижу всѣхъ васъ въ этомъ домѣ.
   - Если на то будетъ воля Бож³я,- сказалъ серьезнымъ голосомъ Лозада. И такъ они простились.
  

XXI.

Прорывъ пучины.

  
   Первую часть дороги Карлосъ провожалъ своего брата. Разговоръ ихъ больше касался Нуэры; причемъ Карлосъ посылалъ съ братомъ привѣты всѣмъ домочадцамъ, вмѣстѣ съ прощаньемъ умиравшему старику.
   - Не забудь, братъ,- сказалъ онъ,- передать Долоресъ маленьк³я внижви, которыя я положилъ въ дорожные мѣшки, особенно "Исповѣдь грѣшника".
   - Я ничего не забуду,- даже привезу тебѣ извѣст³я о всѣхъ больныхъ въ деревнѣ.- Ну, Карлось, здѣсь мы рѣшили проститься... нѣтъ, нѣтъ, ни одного шага далѣе.
   - Это не на долго,- сказалъ Жуанъ, въ то время, какъ они сжали руки другъ другу.
   - Да, конечно. Съ Богомъ, мой Рюи.
   - Да будетъ Богъ съ тобою, братъ мой,- сказалъ Карлосъ, трогая свою лошадь и сопровождаемый своимъ слугой.
   Карлосъ долго смотрѣлъ вслѣдъ ему. Повернется ли онъ? Да, онъ повернулся, снявъ свой бархатный montero. Жуанъ посылалъ ему прощальные поклоны; и Карлосъ еще разъ взглянулъ на это красивое, энергичное лицо, съ черными кудрями и блестящими глазами.
   Между тѣмъ Жуану представлялось нѣжное, задумчивое лицо, съ широкимъ блѣднымъ лбомъ, съ развѣвавшимися отъ вѣтра свѣтло-каштановыми волосами и съ тѣмъ выражен³емъ чудной доброты въ губахъ, въ которыхъ впрочемъ уже не видно было прежней слабости.
   Черезъ мгновенье они повернули въ разныя стороны своихъ лошадей. Въѣхавъ въ городъ, Карлосъ сдѣлалъ объѣздъ, чтобы избѣжать встрѣчи съ большою религ³озной процесс³ей и необходимаго при этомъ колѣнопреклонен³я, что становилось для него все болѣе и болѣе тягостнымъ. Потомъ онъ заѣхалъ въ Лозадѣ, чтобы узнать адресъ одного лица, котораго тотъ просилъ его повидать. Онъ засталъ его занятымъ по своей спец³альности и въ ожидан³и его сѣлъ на стулъ въ пр³емной.
   Вскорѣ Лозада вышелъ изъ внутренней комнаты, вѣжливо провожая до дверей соборнаго каноника, которому онъ только что давалъ медицинск³й совѣтъ. Церковникъ былъ видимо въ наилучшихъ отношен³яхъ съ своимъ врачемъ и разсказывалъ ему послѣдн³я городск³я новости, которыя Лозада выслушивалъ съ вѣжливою улыбкой, вставляя иногда вопросъ, или замѣчан³е. Изъ всего этого на Карлоса сдѣлалъ впечатлѣн³е только разсказъ о чудномъ приморскомъ имѣньи, только что купленнымъ Мунебрагой, къ великому огорчен³ю одного родственника каноника, также желавшаго его пр³обрѣсть, но бывшаго не въ состоян³и заплатить за него ту высокую цѣну, которую не задумываясь предложилъ инквизиторъ.
   Наконецъ посѣтитель ушелъ. Въ одно мгновен³е улыбка покинула изнуренное заботами лицо врача. Обратившись къ Карлосу, онъ сказалъ глухо:
   - Монахи Санъ-Изадро бѣжали.
   - Бѣжали! - повторилъ Карлосъ въ ужасѣ.
   - Да, не менѣе двѣнадцати изъ нихъ покинули монастырь.
   - Какъ вы узнали это?
   - Одинъ изъ братьевъ послушниковъ приходилъ сообщить мнѣ объ этомъ сегодня утромъ. У нихъ передъ тѣмъ было еще собран³е, на которомъ было рѣшено, что каждый изъ нихъ долженъ слѣдовать указан³ямъ своей собственной совѣсти; по этому тѣ изъ нихъ, которые признали за лучшее покинуть монастырь, ушли изъ него; остальные - остались.
   На мгновенье они смотрѣли въ молчан³и другъ на друга. Опасность, въ которую повергалъ ихъ этотъ необдуманный поступокъ монаховъ, была до того велика, что емъ казалось, что они уже слышатъ свой собственный смертный приговоръ.
   - Фра-Кристобало и фра-Фернандо также бѣжали?- спросилъ Карлосъ дрожащимъ голосомъ.
   - Нѣтъ; оба они въ числѣ тѣхъ, можетъ быть менѣе благоразумныхъ, но великодушныхъ, которые рѣшили остаться и ждать той судьбы, которую Богъ пошлетъ имъ, Вотъ доставленное мнѣ письмо отъ фра-Кристобало, изъ котораго вы узнаете все, что извѣстно и мнѣ.
   - Я понимаю,- сказалъ Карлосъ, внимательно прочитавъ письмо,- что совѣсть тѣхъ, которые бѣжали, не позволяла имъ даже наружно подчиняться установленнымъ въ ихъ орденѣ обрядностямъ и правиламъ. Кромѣ того, судя по признавамъ времени, они ожидали, что скоро разразится буря надъ группою вѣрныхъ.
   - Дай Богъ, чтобы они могли спастись отъ нея,- отвѣчалъ Лозада.
   - А мы? Да поможетъ намъ Богъ! - почти простоналъ Карлосъ, и письмо выпало изъ его рукъ.- Что намъ дѣлать?
   - Наша поддержка въ Богѣ и въ силѣ руки Его,- отвѣзалъ мужественно Лозада.- Другой защиты намъ не остается. Но дай Богъ, чтобы никто изъ нашихъ въ городѣ не послѣдовалъ примѣру братьевъ. Бѣгство одного человѣка можетъ теперь погубить всѣхъ.
   - Но что будетъ съ тѣми благородными, самоотверженными людьми, оставшимися въ Санъ-Изадро?
   - Жизнь ихъ въ рукѣ Бож³ей, какъ и наша.
   - Я поѣду повидать ихъ, особенно фра-Фернандо.
   - Извините меня, сеньоръ донъ Карлосъ, но вы не сдѣлаете ничего подобнаго; это только вызвало бы подозрѣн³я. Я могу доставить для васъ письмо туда.
   - А вы?
   - У врача всегда есть поводы для такихъ поѣздокъ,- сказалъ съ печальной улыбкой Лозада;- это весьма полезный человѣкъ, который всегда можетъ скрыть подъ своимъ шировимъ плащемъ е_р_е_т_и_к_а д_о_г_м_а_т_и_к_а.
   Въ послѣднихъ словахъ Карлосъ узналъ оффиц³альный языкъ инквизиц³и. Онъ едва удержался, чтобы не вздрогнуть, но больш³е голубые глаза его были полны ужаса.
   Старш³й и болѣе опытный Лозада почувствовалъ жалость къ нему. Находясь на волоскѣ отъ смерти, онъ нашелъ въ себѣ достаточно силы, чтобы произнести нѣсколько словъ утѣшен³я и поддержки Карлосу. Онъ убѣждалъ его не терять хладнокров³я, чтобы не увеличить грозившую опасность.
   - Особенно прошу васъ, сеньоръ донъ Карлосъ,- сказалъ онъ,- не подвергать себя излишнему риску, потому что вы уже полезный для насъ человѣкъ; и вы, если только Богъ сохранитъ вашу жизнь, будете еще полезнѣе въ будущемъ. Если я погибну...
   - Не говорите объ этомъ, дорогой другъ мой.
   - Это воля Бож³я,- сказалъ спокойно пасторъ.- Но излишнее будетъ напоминать вамъ, что не меньшая опасность грозитъ и другимъ. Особенно фра-Касс³одоро и дону Понче де-Леонъ.
   - Первыми падутъ самыя благородныя головы,- прошепталъ Карлосъ.
   - Тогда молодой воинъ долженъ выйдти изъ рядовъ и поднять выпавшее изъ ихъ рукъ знамя. Донъ Карлосъ Альварецъ, мы возлагаемъ на васъ больш³я надежды. Слова ваши доходятъ до сердца, потому что вы говорите то, что знаете, и свидѣтельствуете о томъ, что видѣли, и благодаря тѣмъ умственнымъ дарован³ямъ, которыми Богъ надѣлилъ васъ, они воспринимаются. Вамъ можетъ предстоять еще много работы на жатвѣ Его. Но будете ли вы призваны на дѣло, или вамъ придется пострадать,- будьте сильны духомъ, ничего не бойтесь, потому что Господь всегда будетъ съ вами и поддержитъ васъ.
   - Я полагаю въ Него свою надежду и да поддержитъ Онъ мою слабость,- сказалъ Карлосъ.- Но пока,- добавилъ онъ,- дайте мнѣ какую либо, хотя самую незначительную работу, чтобы я могъ сколько нибудь облегчить ваши труды и заботы, мой дорогой другъ и учитель.
   Лозада съ радост³ю поручилъ ему, какъ бывало и прежде, посѣтить нѣсколькихъ искреннихъ людей, искавшихъ истины, умъ которыхъ былъ обурѣваемъ сомнѣн³ями.
   Слѣдующ³е дни были посвящены имъ такимъ посѣщен³ямъ, а также постоянной молитвѣ, особенно объ оставшихся въ Санъ-Изадро монахахъ, о судьбѣ которыхъ болѣло его сердце.
   Какъ то утромъ онъ довольно долго оставался въ своей комнатѣ, оканчивая письмо въ брату; послѣ чего онъ собирался посѣтить Лозаду. Такъ какъ это былъ постный день и онъ съ этой стороны строго держался церковныхъ правилъ, то вышло такъ, что онъ еще не видѣлъ никого изъ семьи своего дяди.
   При входѣ въ домъ доктора онъ замѣтилъ перемѣну. Ворота были заперты и онъ никого не видѣлъ изъ постоянно входившихъ въ нему пац³ентовъ, Карлосъ почувствовалъ тревогу. Прошло нѣсколько времени, пока въ домѣ откликнулись на его зовъ. Наконецъ кто то спросилъ изъ внутри: - "Кто тамъ?"
   Карлосъ назвалъ свое имя, хорошо знакомое всему дому.
   Потомъ дверь пр³открылась и изъ нея показалось испуганное лицо мальчика слуги, мулата.
   - Гдѣ сеньоръ Кристобадо?
   - Онъ ушелъ, сеньоръ.
   - Ушелъ - куда?
   - Прошлую ночь.... Альгвазилы {Полицейск³е или жандармы.} святой инквизиц³и,- послышался въ отвѣтъ тревожный шепотъ, и за тѣмъ дверь захлопнулась.
   Одъ стоялъ, какъ привованный въ мѣсту, безмолвный и неподвижный, точно въ какомъ-то столбнявѣ. Наконецъ онъ почувствовалъ, что кто-то довольно грубо схватилъ его за руку.
   - Что это, ты обратился въ лунатика, кузенъ донъ Карлосъ? - послышался голосъ Гонзалъво.- Ты бы по крайней мѣрѣ могъ самъ предложить мнѣ руку и не заставлять просить объ томъ жалваго калѣку.- И тутъ слѣдовалъ цѣлый рядъ богохульныхъ проклят³й на свое убожество, не мало смутившихъ Карлоса.
   Но все это точно пробудило его отъ сна.
   - Прости, кузенъ; я тебя не видѣлъ; но я слышу теперь твои слова, которыя доставляютъ мнѣ большое мучен³е.
   Гонзальво не удостоилъ его отвѣтомъ и только съ горечью засмѣялся.
   - Куда ты намѣренъ идти?
   - Домой. Я усталъ.
   Они шли нѣсколько времени молча. Наконецъ Гонзальво внезапно спросилъ его:
   - Ты не слышалъ новость?
   - Какую?
   - Да она у всѣхъ на языкѣ теперь. Городъ просто помѣшался отъ священнаго ужаса. И не удивительно! Ихъ преподоб³е сеньоры инквизиторы только что открыли среди насъ цѣлое гнѣздо богомерзкихъ лютеранъ. Говорятъ, что эти жалв³я твари осмѣлились устроить даже свою службу гдѣ то въ городѣ. А! я не удивляюсь, что ты приходишь въ ужасъ, кузенъ. Ты вѣдь никогда не могъ представить себѣ ничего подобнаго?- Тутъ Гонзальво бросилъ пронизывающ³й взглядъ въ лицо своего родственника и онъ почувствовалъ на своей рукѣ б³ен³е его сердца. - Мнѣ говорили,- продолжалъ онъ,- что уже арестовано около двухсотъ человѣкъ.
   - Двухсотъ! - проговорилъ, задыхаясь, Карлосъ.
   - И аресты продолжаются.
   - Кто-же взятъ? - едва могъ выговорить Карлосъ.
   - Лозада; жаль его. Хорош³й врачъ, хотя плохой христ³анинъ.
   - Хорош³й врачъ и хорош³й христ³анинъ,- сказалъ Карлосъ спокойнымъ повидимому голосомъ, но такъ какъ будто каждое слово было произнесено съ большою болью.
   - Это мнѣн³е ты лучше удержи при себѣ, если такой грѣшникъ какъ я можетъ подать совѣтъ.
   - Кто еще?
   - Ты не догадаешься. Донъ-Жуанъ Панче де-Леонъ,- и то бы могъ это подумать. Такое унижен³е для сына графа Байленъ! Также глава духовной коллег³и санъ Жуанъ и множество ²еромитскихъ монаховъ изъ Санъ-Изодро. Вотъ всѣ, сколько я знаю, заслуживающ³е вниман³я. Кромѣ того, еще нѣсколько жалкихъ торгашей, какъ Медель д'Эспиноза и Луисъ д'Абрего, у котораго твой братъ купилъ роскошное издан³е Евангел³я, подаренное имъ доннѣ Беатрисѣ. Но еслибъ только подобныя твари были замѣшаны, то это еще не большое дѣло.
   - Были и так³е дураки,- продолжалъ донъ Гонзальво,- которые сами забѣжали въ Тр³ану {Сыскное отдѣлен³е и тюрьма инквизиц³и. } и сами оговорили себя, въ надеждѣ уберечь свою шкуру. Дураки, повторяю я опять... коечно, ничего изъ этого не вышло,- и какъ будто желая усилить выражен³е своихъ словъ, онъ сжалъ руку, на которую опирался.
   Наконецъ они достигли воротъ дома донъ Мануэля.
   - Благодарю за помощь,- сказалъ Гонзальво.- Теперь я припоминаю, донъ Карлосъ, что предстоить большой крестный ходъ во вторникъ, съ хоругвдми и мощами, въ честь Мадонны и нашихъ святыхъ заступницъ Юстины и Руфины, чтобы вымолить прощен³е за велик³й грѣхъ, такъ долго существовавш³й въ стѣнахъ нашего города. Ты, мой благочестивый кузенъ, лиценц³атъ богослов³я и будущ³й священникъ, конечно примешь въ ней участ³е со свѣчою въ рукѣ?
   Карлосъ предпочелъ бы оставить безъ отвѣта этотъ вопросъ, но Гонзальво видимо добивался его.
   - Ты будешь участвовать,- повторилъ онъ, глядя ему прямо въ глаза съ улыбкой и касаясь его рукой.- Это будетъ прилично нашей семьѣ, чтобы одинъ изъ членовъ ея принялъ участ³е въ процесс³и; я совѣтую тебѣ это.
   - Нѣтъ,- сказалъ тихимъ голосомъ Карлосъ и направился черезъ patio {Внутренн³й дворъ въ домахъ.}, въ свою комнату.
   Гонзальво стоялъ нѣсколько времени смотря въ слѣдъ ему, и мысленно отказался отъ назван³я "труса", которымъ онъ клеймилъ его ранѣе.
  

XXII.

Царство террора.

  
   Уже поздно вечеромъ Карлосъ вышелъ изъ своей комнаты. Какъ онъ провелъ эти часы - осталось навсегда тайною; но безъ сомнѣн³я онъ выдержалъ страшную борьбу съ стремлен³емъ бѣжать и скрыться гдѣ нибудь. Его разсудокъ говорилъ ему, что этимъ путемъ онъ только прямо ринется на свою погибель; такъ какъ тщательно организованные надзоръ и шп³онство покрывали своею сѣтью не только города, но деревни, не говоря уже о братствѣ "Германдады",- добровольной сыскной полиц³и или охранѣ,- всегда готовой содѣйствовать властямъ.
   Но все-таки, если онъ не могъ спасти себя, то Жуанъ долженъ быть спасенъ во что ни стало. Эта мысль все сильнѣе и сильнѣе охватывала его въ то время, когда, стоя на колѣняхъ, онъ молился въ своей комнатѣ.
   Наконецъ онъ поднялся и добавилъ къ прежде написанному письму къ Жуану нѣсколько строкъ, въ которыхъ умолялъ его ни подъ какимъ видомъ не возвращаться въ Севилью. Но тутъ онъ вспомнилъ, до чего доходила его простота, когда онъ думалъ послать это письмо по королевской почтѣ,- этимъ учрежден³емъ Испан³я обладала ранѣе другихъ странъ Европы. Конечно, при малѣйшемъ подозрѣн³и, письмо его будетъ вскрыто, прочитано и только наведетъ на Жуана ту опасность, отъ которой онъ думалъ спасти его.
   Но скоро ему пришелъ въ голову лучш³й планъ. Чтобы привесть его въ исполнен³е, онъ спустился поздно вечеромъ въ прохладный внутренн³й дворъ, или patio, съ мраморнымъ поломъ и журчащимъ посреди его фонтаномъ, окруженномъ тропическими растен³ями, мног³я изъ которыхъ были въ цвѣту.
   Оказалось, какъ онъ и ожидалъ, одинокая лампа свѣтилась въ отдаленномъ углу, освѣщая фигуру молодой дѣвушки, которая писала у маленькаго выложеннаго мозаикой стола. Донна Беатриса не пошла въ гости съ прочими членами семьи и осталась одна, чтобы написать первое письмо своему жениху, да это и вообще было ея первымъ письмомъ. Какъ ни былъ кратокъ срокъ его отсутств³я, но Жуанъ выговорилъ себѣ это утѣшен³е. Она знала, что на слѣдующ³й день отправляется королевская почта на сѣверъ и пройдетъ черезъ Нуэру, по пути въ Ламанку.
   Она была такъ занята своимъ дѣломъ, что и не замѣтила какъ вошелъ Карлосъ. Въ черныхъ волосахъ ея было нѣсколько жемчужинъ и пунцовыхъ цвѣтовъ и лампа обливала своимъ мягкимъ свѣтомъ ея прелестныя черты. Знакомый ему ароматъ ея любимыхъ духовъ носился въ воздухѣ. Ему невольно припомнился кратк³й, хотя очаровательный сонъ, бывш³й единственнымъ романомъ въ его жизни. Но время было дорого и онъ подавилъ въ себѣ эти воспоминан³я.
   - Донна Беатриса,- произнесъ онъ тихо.
   Она вздрогнула и повернула къ нему лицо, покрывшееся краской.
   - Вы пишете моему брату?
   - Почему вы знаете, сеньоръ донъ Карлосъ? - спросила съ невиннымъ кокетствомъ молодая дѣвица.
   Но Карлосъ, проникнутый ужасною дѣйствительностью, сразу перешелъ къ тому, что у него было на сердцѣ.
   - Я убѣдительно прошу васъ, сеньора, написать ему

Другие авторы
  • Кологривова Елизавета Васильевна
  • Новоселов Н. А.
  • Сильчевский Дмитрий Петрович
  • Леткова Екатерина Павловна
  • Волковысский Николай Моисеевич
  • Ибрагимов Николай Михайлович
  • Зарин Андрей Ефимович
  • Брешко-Брешковская Екатерина Константиновна
  • Хованский Григорий Александрович
  • Флеров Сергей Васильевич
  • Другие произведения
  • Юшкевич Семен Соломонович - Кто-то на скале...
  • Разоренов Алексей Ермилович - К неоконченному роману "Евгений Онегин". Соч. А. Пушкина
  • Чернышевский Николай Гаврилович - В.Л.Кандель. Библиография переводов романа "Что делать?" на языки народов Ссср и на иностранные языки
  • Зотов Рафаил Михайлович - Зотов Р. М,: Биографическая справка
  • Минаев Дмитрий Дмитриевич - Из поэмы "Спаситель"
  • Быков Петр Васильевич - О. Н. Чюмина
  • Плавт - Грубиян
  • Державин Гавриил Романович - Стихотворения
  • Тан-Богораз Владимир Германович - Духоборы в Канаде
  • Шашков Серафим Серафимович - Библиография работ
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
    Просмотров: 227 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа