Главная » Книги

Алкок Дебора - Испанские братья, Страница 4

Алкок Дебора - Испанские братья


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

ознавалъ, что теперь именно онъ, подобно пловцу въ челнокѣ, покидаетъ тихую гавань и пускается на встрѣчу бурь, ожидающихъ его въ открытомъ морѣ.
   - Я согласенъ съ вами, что Священное Писан³е ничего не упоминаетъ о чистилищѣ,- отвѣчалъ его другъ, и оба въ безмолв³и нѣсколько времени смотрѣли на огонь.
   - Так³я открыт³я, я сознаюсь, возбуждали во мнѣ чувство разочарован³я и даже повергали меня въ ужасъ,- сказалъ наконецъ Карлосъ.
   - Я не могу сказать, чтобы мысль прямого перехода отъ смерти въ присутств³е Бога моего повергала меня въ ужасъ.
   - Какъ? Что вы говорите?- воскликнулъ Карлосъ, видимо вэдрогнувъ.
   - Все-таки я позволю себѣ думать, что послѣ всего, что вы узнали изъ Слова Бож³я, вамъ будетъ довольно трудно доказать существован³е чистилища.
   - Нисколько,- и онъ подобно рыцарю, выѣзжающему на арену турнира бросился съ горячностью въ богословск³й споръ съ своимъ новымъ другомъ, возражавшимъ ему какъ лютеранск³й противникъ, роль котораго, такъ думалъ Карлосъ, онъ временно принялъ на себя.
   Но не одинъ храбрый рыцарь былъ повержевъ въ прахъ и встрѣтилъ смерть во время такихъ игрищъ. На каждомъ его положен³и Карлоса ожидалъ отпоръ и онъ былъ разбитъ. Но ему было страшно сознаться передъ самимъ собой въ своемъ поражен³и, когда съ опроверженнымъ учен³емъ для него погибало все, во что онъ привыкъ вѣрить.
   Онъ продолжалъ отчаянную борьбу. Ужасъ казалось изощрилъ его краснорѣч³е и память. Сбитый наконецъ съ поля священнаго писан³я и разума, онъ остановился на схоластическомъ богослов³и. Пользуясь тѣмъ оруж³емъ, которымъ его научили владѣть съ такою ловкостью, онъ строилъ самые хитросплетенные силлогизмы, въ которыхъ надѣялся запутать своего противника. Но де-Сезо силою своего ума разрывалъ эту ткань какъ паутину.
   Тутъ Карлосъ наконецъ созналъ, что битва потеряна и поникнувъ грустно головой произнесъ:
   - Я ничего не могу сказать болѣе.
   - И все что я говорилъ, развѣ не согласно съ Словомъ Бож³имъ?
   Съ крикомъ ужаса Карлосъ повернулся къ нему.
   - Боже милосердный! Неужели мы лютеране?
   - Христосъ спрашиваетъ насъ лишь объ одномъ - изъ числа тѣхъ ли мы, которые слѣдуютъ за нимъ, куда бы Онъ ни пошелъ?
   - О, не туда,- не туда! - воскликнулъ Карлосъ, вскакивая съ мѣста и ходя въ волнен³и по комнатѣ.- Я ненавижу ересь, я страшился одной мысли о ней съ самой колыбели. Все кромѣ этого!
   Остановившись наконецъ противъ де-Сезо, онъ спросилъ:
   - И вы, сеньоръ, подумали ли, куда это поведетъ?
   - Я подумалъ. Я не убѣждаю тебя слѣдовать за мною. Но вотъ что я скажу: когда Христосъ проситъ человѣка покинуть лодку и идти къ Небу по темнымъ, бурнымъ волнамъ, развѣ онъ не протягиваетъ ему руки помощи?
   - Покинуть корабль - Его церковь? Это все равно, что покинуть Его. Покинувъ Его... я погибъ тѣломъ и душою... погибъ... погибъ!
   - Не бойся. У ногъ Его, подъ Его защитой, еще не погибъ ни одинъ человѣкъ.
   - Я буду держаться за него и также за Его церковь.
   - Но ужь если придется кого покинуть... то конечно, не Его.
   - Никогда... никогда, да пособитъ мнѣ Богъ! - и онъ прибавилъ, какъ бы говоря самъ съ собою: - Господи, куда мнѣ идти? У Тебя только Слово вѣчной жизни.
   Онъ стоялъ нѣсколько времени задумавшись, охваченный одною мыслью. Въ это время де-Сезо подошелъ къ окну и открылъ грубую ставню.
   - Ночь ясная,- проговорилъ Карлосъ, какъ во снѣ. - Должно быть взошла луна.
   - Это разсвѣтъ,- отвѣчалъ его товарищъ съ улыбкой.- Пора путникамъ подумать объ отдыхѣ.
   - Молитва лучше сна.
   - Правда; тогда мы, соединенные одной вѣрой, можемъ соединить и наши молитвы.
   И они вмѣстѣ съ Карлосомъ обратились къ Богу за просвѣтлѣн³емъ. Молитву читалъ де-Сезо, видимо привыкш³й изливать свое сердце передъ невидимымъ. Карлосъ почувствовалъ успокоен³е и возвратъ непоколебимой вѣры въ Того, Кто теперь долженъ былъ руководить его путями.
   Когда они поднялись съ колѣнъ, то въ какомъ-то невольномъ порывѣ крѣпко сжали руку другъ другу.
   - Между нами полное довѣр³е,- сказалъ де-Сезо;- такъ, что намъ не нужно обмѣниваться обѣтами въ сохранен³и тайны.
   Карлосъ склонялъ свою голову.
   - Молитесь за меня, сеньоръ,- сказалъ онъ.- Молитесь, чтобы Богъ, пославш³й васъ для моего просвѣтлѣн³я, довершилъ начатое дѣло.
   Утромъ они разъѣхались, каждый по своему пути. И никогда уже болѣе на этомъ свѣтѣ Карлосу не пришлось увидѣть это лицо, или сжать эту руку.
   Человѣкъ, встрѣтивш³йся на его пути, былъ пожалуй благороднѣйшею жертвою изъ той небольшой кучки испанскихъ мучениковъ, которые погибли за новую вѣру. Высокое положен³е въ свѣтѣ, громадныя дарован³я, всѣхъ очаровывавш³я грац³я и простота его манеры,- все это онъ принесъ въ жертву той идеѣ, которой служилъ. Эта величавая, благородная фигура невольно останавливаетъ наше сочувств³е. Но нашъ простой разсказъ долженъ перенести насъ теперь на другое поприще, гдѣ рука объ руку работали знатный вельможа де-Сезо и бѣдный погонщикъ муловъ Юл³ано Фернандецъ.
  

XII.

Севилья.

  
   По возвращен³и въ Севилью, Карлосъ былъ пораженъ, что тотъ кругъ, въ которомъ онъ привыкъ вращаться, ни мало не измѣнился. Его отсутств³е казалось ему болѣе продолжительнымъ, чѣмъ оно было въ дѣйствительности. Кромѣ того, ему представлялось невозможнымъ, чтобы промежутокъ времени, когда въ немъ произошелъ такой переворотъ, прошелъ безслѣдно для другихъ. Но окружавш³й его свѣтъ двигался по прежнему.
   Донна Беатриса все еще была окружена для него опаснымъ очарован³емъ, съ которымъ, благодаря новымъ проснувшимся въ немъ силамъ, онъ съ успѣхомъ боролся. Хотя для собственнаго успокоен³я, онъ радъ былъ избѣгать дома своего дяди и поселиться въ другомъ мѣстѣ.
   По возвращен³и его ожидала большая радость,- письмо отъ Жуана. Это было уже второе полученное имъ; въ первомъ онь только сообщалъ о своемъ благополучномъ пр³ѣздѣ въ Бамбре, главную квартиру императорской арм³и. Назначен³е донъ Жуана какъ разъ совпало съ началомъ краткой войны между Франц³ею и Испан³ей, немедленно слѣдовавшей за вступлен³емъ на престолъ Филиппа II. И теперь, хотя онъ не распространялся о своихъ подвигахъ, было очевидно, что онъ уже обратилъ на себя вниман³е своею храбростью. Кромѣ того на его долю выпалъ удачный случай. Испанцы осаждали въ то время С-тъ Кентенъ. Прежде чѣмъ были окончены ихъ осадныя работы, французскому главнокомандующему,- знаменитому адмиралу Колиньи,- благодаря внезапному, отчаянному нападен³ю, удалось прорваться въ городъ; хотя при этомъ мног³е изъ сопровождавшей его кучки храбрецовъ погибли, или были взяты въ плѣнъ. Въ числѣ послѣднихъ оказался одинъ знатный богатый кавалеръ изъ ближайшей свиты адмирала, который отдалъ свою шпагу донъ Жуану Альварецъ.
   Жуанъ былъ весьма доволенъ своею удачей. Кромѣ отлич³я, для такого молодого солдата, онъ надѣялся получить за своего плѣнника хорош³й выкупъ, который былъ для него очень кстати при началѣ его карьеры.
   Карлосъ могъ теперь, безъ всякой подмѣси эгоистическаго чувства, раздѣлять радость своего брата. Онъ вспомнилъ теперь его дѣтск³я слова: "Когда я пойду на войну, я возьму въ плѣнъ какого нибудь принца, или герцога". Теперь они какъ будто подтверждались при самомъ началѣ его карьеры, и укрѣпили дѣтскую вѣру Карлоса въ его брата. Жуанъ теперь безъ сомнѣн³я достигнетъ всего объ чемъ мечталъ; онъ конечно найдетъ ихъ отца, если только тотъ еще въ живыхъ.
   Карлосъ былъ привѣтливо встрѣченъ всѣми своими родствендивами, кромѣ развѣ одного. Вмѣстѣ съ мягкимъ характеромъ и природнымъ добродуш³емъ въ немъ соединялось еще то достоинство, что онъ никому не становился поперекъ дороги. Въ то же время ему повидимому предстояла благородная, почетная карьера, такъ что онъ долженъ былъ поддержать достоинство своего дома. Единственнымъ исключен³емъ среди пр³язни, которую онъ возбуждалъ у всѣхъ, было то злобное чувство, которое почти открыто выказывалъ ему Гонзальво.
   Это доставляло ему не малое огорчен³е, потому что онъ дорожилъ мнѣн³емъ другихъ и, кромѣ того, потому что, несмотря на всѣ его недостатки, Гонзальво нравился ему болѣе своихъ братьевъ, проникнутыхъ одними мелкими житейскими разсчетами. Сила всегда привлекательна для умственно одаренной и доброй, но слабѣйшей натуры; и это чувство только возрастаетъ, когда болѣе слабый имѣетъ поводъ сожалѣть и чувствуетъ желан³е помочь болѣе сильному.
   По этому не одна только мягкость сдерживала гордыя слова, вертѣвш³яся на губахъ Карлоса при насмѣшкахъ и сарказмахъ его кузена. Онъ догадывался о причинѣ того презрѣн³я, съ которымъ смотрѣлъ на него Гонзальво. Послѣдн³й вѣрилъ, что мужчина, достойный этого назван³я, всегда добьется того, чего захочетъ, или погибнетъ въ борьбѣ, за исключен³емъ тѣхъ случаевъ, когда этому препятствовали непреодолимыя естественныя причины, какъ это было теперь. Зная, чего добивался Карлосъ передъ своимъ отъѣздомъ изъ Севильи, и видя теперь, что тотъ отказался отъ своей цѣли, безъ всякой борьбы, онъ составилъ себѣ объ немъ самое невыгодное мнѣн³е.
   Однажды, когда Карлосъ удовлетворился только сдержаннымъ отвѣтомъ на какую-то грубую выходку Гонзальво, бывшая при этомъ донна Инеса извинилась передъ нимъ за своего брата, когда тотъ вышелъ изъ комнаты. Она нравилась Карлосу болѣе другой своей незамужней сестры, потому что была добрѣе ее и внимательнѣе относилась къ Долоресъ.
   - Вы очень добры, мой другъ,- сказала она,- выказывая такое снисхожден³е въ моему несчастному брату. Я не пойму, отчего онъ относится къ вамъ съ такою непр³язнью. Но онъ часто грубъ съ своими братьями и даже съ отцомъ.
   - Я думаю, что это происходитъ отъ его болѣзни, хотя онъ и поправился, но все-же онъ кажется мнѣ слабѣе, чѣмъ былъ прежде.
   - Увы, это правда. Знаете ли вы его послѣднюю причуду? Онъ говоритъ, что навсегда отказался отъ докторовъ. Онъ повидимому составилъ себѣ объ нихъ такое же дурное мнѣн³е,- простите меня, кузенъ,- какъ и о духовныхъ.
   - Не можетели вы уговорить его обратиться къ вашему дркгу, доктору Лозада?
   - Я пробовала, но понапрасно. Если говорить правду, кузенъ,- сказала она, приближаясь въ нему и понижая голосъ,- то существуетъ другая причина, сдѣлавшая его такимъ. Никто и не подозрѣваетъ объ этомъ кромѣ меня; я всегда была его любимою сестрою. Но только вы должны обѣщать мнѣ, что будете хранить это въ тайнѣ.
   Донъ Карлосъ далъ просимое обѣщан³е, представляя себѣ, что подумала бы его вузина, если бы она догадалась о той тайнѣ, которая хранилась въ его собственной душѣ.
   - Вы слышаля о свадьбѣ дона Жуана де-Каресъ и Богорвесъ съ донной Франциской де-Варгасъ?
   - Да; и считаю его счастливымъ человѣкомъ.
   - Знаете вы его сестру, донну Мар³ю де-Богорвесъ?
   - Я встрѣчалъ ее. Блѣдная, величаваго вида блондинка. Она не любитъ развлечен³й, но очень ученая и благочестявая, какъ мнѣ говорили.
   - Вы едва повѣрите мнѣ, донъ Карлосъ, если я вамъ скажу, что эта блѣдная, тихая дѣвушка составляетъ предметъ всѣхъ помысловъ Гонзальво. Какъ ей удалось покорить это безпокойное молодое сердце, я уже не знаю; но оно принадлежитъ ей одной. Конечно у него были мимолетныя увлечен³я, но это его первая и единственная страсть.
   Карлосъ улыбнулся.
   - Пламя и мраморъ,- сказалъ онъ. - Но все же мраморъ не въ состоян³и поддержать самый пылк³й огонь, и онъ современемъ долженъ угаснуть.
   - Съ самаго начала у Гонзальво не могло быть и тѣни надежды,- отвѣчала донна Инеса, выразительно помахивая своимъ вѣеромъ.- Я даже не знаю, подозрѣваетъ ли молодая дѣвица о его любви. Но это не важно. Хотя мы и Альварецы де-Менаня, но трудно ожидать, чтобы одинъ изъ первыхъ грандовъ отдалъ свою дочь за младшаго сына нашего дома, даже до этого несчастнаго случая при боѣ быковъ. Теперь онъ самъ готовъ сказать, что "ананасы не для обезьянъ", молодыя красавицы не для изувѣченныхъ кавалеровъ. Но все-таки... вы понимаете?
   - Да,- сказалъ Карлосъ; и дѣйствительно онъ понималъ лучше, чѣмъ воображала донна Инеса.
   Выходя уже изъ комнаты, она вдругъ повернулась и сказала ему ласковымъ голосомъ.
   - Я надѣюсь, кузенъ,- ваше здоровье не пострадало отъ пребыван³я среди этихъ суровыхъ горъ?.. Донъ Горч³а говорилъ мнѣ, что онъ два раза видѣлъ васъ вечеромъ выходящимъ изъ квартиры добраго сеньора доктора.
   Для такихъ посѣщен³й были теперь достаточныя основан³я. На прощаньи де-Сезо предложилъ Карлосу дать ему рекомендац³ю къ одному человѣку въ Севильѣ, который могъ сообщить ему дальнѣйш³я толкован³я предмета ихъ разговора. Послѣ его утвердительнаго отвѣта, онъ получилъ, къ своему изумлен³ю, рекомендательное письмо къ доктору Лозада; и это новое знакомство было неоцѣненнымъ даромъ для Карлоса.
   Но онъ былъ плохимъ хранителемъ тайны и щеки его покрылись румянцемъ въ то время, какъ онъ отвѣчалъ:
   - Я польщенъ вниман³емъ моей кузины. Но благодаренье Богу, здоровье мое не хуже прежняго. - Дѣло въ томъ, что докторъ Христобаль человѣкъ большой учености и пр³ятный собесѣдникъ, я разговоръ съ нимъ доставляетъ мнѣ большое удовольств³е. Кромѣ того, я пользуюсь отъ него нѣкоторыми рѣдкими цѣнными книгами.
   - Конечно, для своего зван³я онъ весьма благовоспитанный человѣкъ,- отозвалась снисходительно донна Инеса.
   Карлосъ не посѣщалъ болѣе лекц³й фра-Константино въ Духовной коллег³и, но не пропускалъ ни одной его проповѣди въ соборѣ. Онъ слушалъ его съ восторгомъ, не проронивъ ни одного слова. Часто оглядываясь при этомъ на множество обращенныхъ къ проповѣднику лицъ, онъ повторялъ мысленно:
   - Мног³е изъ моихъ сестеръ и братьевъ уже обрѣли Христа, мног³е ищутъ Его,- и сердце его переполнялось радостью. Но иногда она смѣнялась ужасомъ, когда фра-Константино, увлеченный своимъ краснорѣч³емъ, произносилъ неосторожныя слова, которыя могли быть истолкованы въ еретическомъ смыслѣ.
   - Я часто благодарю Бога за глупость злыхъ людей и за простоту добрыхъ,- какъ-то сказалъ Карлосъ своему другу, послѣ одной изъ такихъ проповѣдей.
   Теперь онъ уже былъ убѣжденъ въ томъ, что только смутно подозрѣвадъ при разговорѣ де-Сезо: онъ сознавалъ себя е_р_е_т_и_к_о_м_ъ, ужасное сознан³е въ тѣ времена для каждаго человѣка, особенно въ католической Испан³и. Къ его счаст³ю это сознан³е, и особенно съ чѣмъ все это было связано, пришло въ нему только постепенно; хотя онъ пережилъ ужасныя минуты, чувствуя себя отрѣзаннымъ отъ всѣхъ дорогихъ воспоминан³й дѣтства и юности, отъ долгаго ряда свято хранимыхъ предан³й, отъ участ³я въ громадномъ церковномъ братствѣ, проникающемъ всю эту жизнь. Его прошлая жизнь была теперь разбита,- всѣ честолюбивыя мечты его рушились, его научныя занят³я, въ которыхъ онъ такъ успѣвалъ, оказывались теперь безполезными. Правда, онъ все еще считалъ возможнымъ сдѣлаться священникомъ римско-католической церкви; но уже не могъ теперь разсчитывать на духовную карьеру. Онъ радъ былъ посвятить себя служен³ю своимъ ближнимъ въ какомъ-нибудь отдаленномъ уголкѣ; причемъ нужно было соблюдать величайшую осторожность, подобно фра-Константино, чтобы не попасть въ руки святой инввизиц³и.
   Самое мучительное изъ всего, что онъ до сихъ поръ испыталъ,- кромѣ страдан³й при отказѣ отъ Беатрисы,- было сознан³е, что всѣ тѣ, среди которыхъ онъ жилъ и которые любили и уважали его, отшатнутся отъ него съ омерзен³емъ, если узнаютъ правду.
   Однажды, проходя по улицѣ съ своей теткой и донной Санчо, они свернули въ сторону, чтобы не встрѣтиться съ процесс³ей уб³йцы, котораго вели на казнь. Это былъ одинъ изъ извѣстныхъ преступниковъ; одновременно съ выражен³ями своего ужаса и радости, что имъ удалось избѣжать такой непр³ятной встрѣчи, сопровождавш³я его дамы произносили слова молитвы о спасен³и души несчастнаго. - Еслибъ только онѣ знали всю правду,- думалъ Карлосъ въ то время, какъ эти закутанныя своими вуалями женщины съ такимъ довѣр³емъ прибѣгали къ его защитѣ,- онѣ сочли бы меня хуже этого опозореннаго существа. Онѣ жалѣютъ его, онѣ молятся о немъ: на меня онѣ посмотрѣли бы только съ омерзѣн³емъ и ужасомъ. А Жуанъ, мой дорогой братъ!.. что сказалъ бы онъ? Эта мысль особенно часто преслѣдовала и мучила его.
   Но съ другой стороны, у него былъ и противовѣсъ всѣмъ этимъ терзан³ямъ срама и стыда. Онъ чувствовалъ глубок³й душевный м³ръ, который съ каждымъ днемъ все сильнѣе проникалъ все его существо. Кромѣ того его поддерживало сознан³е, что онъ не находится въ одиночествѣ. Велико было его изумлен³е, когда разъ Лозада, убѣжденный въ его искренности, открылъ ему тайну о существован³и въ Севильѣ организованной лютеранской церкви, которой онъ самъ былъ пасторомъ. Онъ пригласилъ донъ Карлоса принять участ³е въ ея собран³яхъ, происходившихъ, съ соблюден³емъ всѣхъ предосторожностей, послѣ полуночи въ домѣ одной знатной дамы - донны Изабеллы де-Баэна.
   Карлосъ съ радостью принялъ опасное приглашен³е и, сильно взволнованный, занялъ мѣсто среди этой избранной кучки преданныхъ своей идеѣ мужчинъ и женщинъ, которые должны были раздѣлять съ нимъ тѣ-же радости и ту-же надежду. Но ихъ оказалось не такъ мало, какъ онъ ожидалъ, и они, за немногими исключен³ями, не принадлежали къ бѣдному люду. Мног³е изъ людей, собиравшихся въ верхней комнатѣ донны Изабеллы, составляли цвѣтъ своей земли. Тутъ были и люди таланта и знан³я; высшая испанская знать имѣла здѣсь также своихъ представителей. Изъ первыхъ, Карлосъ призналъ тутъ прелестное, задумчивое лицо молодой донны Мар³и де-Богорвесъ, объ удивительныхъ талантахъ и учености которой онъ уже давно слышалъ и которая получила теперь для него особенный интересъ.
   Тутъ были представители высшей аристократ³и страны,- донъ Доминго де-Гузманъ, сынъ Герцога Медина Сидон³а, и донъ Жуанъ Понче де-Леонъ, сынъ графа Байленъ. Карлосу часто приходилось слышать о щедрыхъ благодѣян³яхъ послѣдняго, вслѣдств³е чего онъ даже обременилъ долгами свои имѣн³я. Но въ то время, какъ Понче де-Леонъ старался облегчить страдан³я другихъ, его собственный духъ угнетала постоянная печаль. Часто прохаживался онъ ночью по большой каменной площадкѣ Прадо Санъ-Себаст³анъ, носившей ужасное прозвище Quemadero, или мѣста сожжен³я,- въ то время, какъ въ его душѣ мрачное предчувств³е ужаснѣйшей изъ смертей боролось со свѣтомъ безсмерт³я.
   Раздѣлялили съ нимъ эти страшныя предчувств³я друг³е члены обреченной кучки преданныхъ идеѣ людей? Безъ сомнѣн³я такъ было съ нѣкоторыми изъ нихъ. Но для большинства, явлен³я и событ³я обыденной жизни скрывали отъ ихъ взоровъ окружающ³я ихъ опасности. Севильеск³е протестанты жили рядомъ съ другими людьми и въ тоже время дѣлали свое дѣло; они постоянно вращались между своими согражданами, не замѣчавшими въ нихъ ничего особеннаго; они даже женились и выходили замужъ; хотя все время на нихъ падала мрачная тѣнь отъ ужасной крѣпости, гдѣ засѣдалъ грозный тайный судъ святой инввизиц³и.
   Но въ этотъ пер³одъ инквизиц³я еще не обнаружила своей ужасной дѣятельности. Главный инквизиторъ, Фернандо де-Вальдецъ, арх³епископъ Севильск³й, старикъ семидесяти четырехъ лѣтъ, отличался жестокостью, когда былъ подвигнутъ къ тому; но въ это время не проявлялъ особой дѣятельности. Кромѣ того онъ былъ поглощенъ скоплен³емъ громаднымъ богатствъ, со всѣхъ сторонъ притекавшихъ къ нему вслѣдств³е множества находившихся отъ него въ зависимости церковныхъ назначен³й. До сихъ поръ огни св. Доминика пылали только для невѣрныхъ мавровъ и евреевъ; пока жертвою ихъ въ Испан³и былъ только одинъ протестантъ, и то въ Вальядолидѣ, а не въ Ceвильѣ. Въ Севильѣ воздвигли гонен³е только на Родриго де-Валеръ, заточеннаго теперь пожизненно въ монастырь, и на д-ра Эгид³уса, благодаря уловкѣ гонителей, отрекшагося отъ вѣры.
   Въ продолжен³е нѣсколькихъ лѣтъ инквизиц³онный судъ какъ будто погрузился въ дремоту. Жертвъ, чтившихъ субботу, или отказывавшихся ѣсть свинину было мало. Но теперь, какъ будто проснувшись отъ сна, чудовище стало пожирать болѣе благородныя жертвы.
  

XIII.

Монахи Санъ-Изодро.

  
   Одна изъ трудностей нашей земной жизни заключается въ томъ, что размышлен³е не всегда предшествуетъ нашимъ дѣйств³ямъ. Мысль и дѣйств³е всегда идутъ рядомъ; это ужасная необходимость, представляется особенно тяжелой, когда въ насъ происходитъ какой нибудь внутренн³й переворотъ.
   Человѣкъ наконецъ убѣждается, что путеводная звѣзда, за которой онъ слѣдовалъ,- ложный путеводитель и что его корабль долженъ неминуемо погибнуть, если онъ будетъ продолжать слѣдовать ей. Онъ долженъ тотчасъ-же найти другое путеводное свѣтило и въ то же время рука его ни на минуту не должна повидать руля, иначе порывъ обстоятельствъ занесетъ его утлое судно, куда онъ и не думаетъ. Это обстоятельство лежитъ въ основан³и тѣхъ непослѣдовательностей, за которыя такъ часто упрекаютъ реформаторовъ.
   Хотя не въ той мѣрѣ, какъ мног³е изъ его братьевъ по вѣрѣ, но Карлосу часто приходилось чувствовать это затруднен³е. Его дядя постоянно уговаривалъ его скорѣе принять священство, чтобы не упустить выгоднаго назначен³я; но съ каждымъ днемъ возрастали его сомнѣн³я,- можетъ ли онъ воспольдоваться такимъ назначен³емъ и даже въ состоян³и ли теперь сдѣлаться священникомъ.
   Въ пер³одъ такихъ колебан³й и неизвѣстности, одинъ изъ его новыхъ друзей, фра-Касс³одоро, краснорѣчивый ²еромитск³й монахъ, бывш³й помощникомъ фра-Константино, однажды сказалъ ему;
   - Если вы намѣрены посвятить свою жизнь религ³и, сеньоръ донъ Карлосъ, то бѣлая туника и коричневая ряса ордена ²еромитовъ подойдетъ вамъ лучше другихъ.
   Карлосъ сталъ обдумывать эти слова; и вскорѣ послѣ того объявилъ свеимъ родственникамъ о своемъ намѣрен³и на нѣсколько времени уединиться въ ²еромитскомъ монастырѣ Санъ Изодро дель-Кампо, находившемся въ двухъ миляхъ отъ Ceвильи. Его дядя одобрилъ это намѣрен³е, видя въ немъ приготовлен³е въ пострижен³ю въ монахи.
   - Еще пожалуй въ концѣ концовъ окажется, племянникъ, что ты умнѣе всѣхъ насъ,- сказалъ онъ.- Въ погонѣ на богатствомъ и почестями, въ наше время, монахи побиваютъ бѣлое духовенство. И во всей Испан³и нѣтъ болѣе почитаемаго святого, какъ Санъ-²еронимо. Ты знаешь поговорку:
  
   "Графъ, желающ³й сдѣлаться герцогомъ,
   Долженъ ѣхать въ Гвадалупу и пѣть въ хорѣ монаховъ".
  
   Присутствовавш³й при этомъ разговорѣ, Гонзальво поднялъ глаза отъ книги и сказалъ желчно:
   - Кто въ продолжен³е трехъ мѣсяцевъ три раза мѣняетъ свое рѣшен³е, тотъ никогда не будетъ герцогомъ.
   - Но я измѣнилъ его только разъ,- отвѣчалъ Карлосъ.
   - Сколько мнѣ извѣстно, ты ни разу не иэмѣнилъ его,- возразилъ донъ Мануэль. - Желалъ бы я, чтобы и твои намѣрен³я, Гонзальво, сложились въ томъ же направлен³и.
   - О да, конечно! Хромые и слѣпые самая подходящая жертва. Небо можетъ удовольствоваться калѣкой, котораго отвергаетъ свѣтъ.
   - Замолчи, непокорный сынъ! - воскликнулъ отецъ, потерявш³й наконецъ терпѣн³е отъ постоянныхъ грубыхъ выходокъ Гонзальво. - Неужто мало того, что ты являешься для семьи безполезнымъ бременемъ, но еще я долженъ выносить твой злостный нравъ. Ты всегда противурѣчишь мнѣ, когда я указываю тебѣ единственный открытый для тебя путь, на которомъ ты можешь достигнуть благоденств³я и поддержать достоинство твоей семьи.
   Тутъ Карлосъ, щадя чувства Гонзальво, вышелъ изъ комнаты; но препирательства между отцомъ и сыномъ продолжались еще долго послѣ его ухода.
   На слѣдующ³й день, донъ Карлосъ поѣхалъ уединенной тропой въ величественному, увѣнчанному башнями монастырю Санъ-Изодро. Среди новыхъ интересовъ, наполнявшихъ теперь его жизнь, молодой кастильск³й дворянинъ съ нѣкоторою гордостью вспомнилъ, что здан³е это двѣсти лѣтъ тому назадъ было воздвигнуто тѣмъ самымъ Алонзо Гузманъ, прозваннымъ Добрымъ, который предпочелъ скорѣе пожертвовать подъ стѣнами Тарифи жизнью своего сына, чѣмъ сдать городъ маврамъ.
   Прежде чѣмъ покинуть Севилью, онъ оставилъ экземпляръ "Свода христ³анскаго учен³я" фра-Константино между страницъ любимаго Гонзальво - Лопе-де-Вега. Онъ ранѣе познакомилъ своихъ родственниковъ съ нѣкоторыми изъ его маленькихъ трактатовъ, которые заключали въ себѣ множество евангельскихъ истинъ, изложенныхъ съ такою осторожностью, что онѣ не только ускользнули отъ цензуры, но книжки эти даже удостоились одобрен³я святой инквизиц³и. Онъ также убѣдилъ ихъ иногда присутствовать вмѣстѣ съ нимъ на проповѣдяхъ въ соборѣ. Дальше этого онъ считалъ неудобнымъ идти, и вообще старался избѣгать разговоровъ съ Долоресъ.
   Монахи Санъ-Изодро встрѣтили его съ тою любовью, которая устанавливается между людьми одного вѣрован³я, особенно если они окружены врагами. Они знали, что онъ уже одинъ изъ посвященныхъ и постоянный членъ паствы Лозада. Благодаря этому, а также горячимъ рекомендац³ямъ фра-Касс³одоро, они отнеслись къ нему съ величайшимъ довѣр³емъ и скоро сдѣлали его участникомъ всѣхъ своихъ тайнъ и затруднен³й.
   Къ своему удивлен³ю онъ очутился въ средѣ протестантскаго братства, сохранявшаго только для видимости всѣ обрядности церкви и ихъ ордена.
   Онъ скоро подружился съ однимъ кроткимъ, молодымъ монахомъ, фра-Фернандо, и просилъ его объяснить ему все казавшееся ему здѣсь непонятнымъ.
   - Я здѣсь немного болѣе года и только что вышелъ изъ послушничества,- сказалъ молодой человѣкъ, бывш³й его ровесникомъ;- но когда я въ первый разъ явился сюда, отцы уже тщательно поучали молодыхъ изъ Священнаго Писан³я и внушали имъ, что суть вѣры не заключается въ соблюден³и однѣхъ наружныхъ обрядностей. Мнѣ также приходилось слышать, какимъ образомъ они дошли до того, что усвоили себѣ эти взгляды.
   - Кто былъ ихъ учителемъ? фра-Касс³одоро?
   - Въ послѣднее время; но не съ начала. Первыя сѣмена истины были посѣяны здѣсь д-ромъ Бланко.
   - Кого вы подразумѣваете? Мы въ городѣ зовемъ д-ромъ Бланко (бѣлымъ докторомъ), за его сѣдины, старика, дѣйствительно принадлежащаго къ вашему святому ордену, но который представляется горячимъ ревнителемъ старой вѣры. Онъ другъ и повѣренный инквизиторовъ и кажется одинъ изъ К_в_а_л_и_ф_и_к_а_т_о_р_о_в-ъ ереси {Такъ назывался ученый богословъ, назначаемый въ помощь себѣ инквизиторами для опредѣлен³я, на сколько сомнительныя мѣста въ богословскихъ сочинен³яхъ приближались къ ереси. }. Я говорю о д-рѣ Taprile Apies.
   - Онъ самый. Вы удивлены сеньоръ; но это правда. Старѣйш³е изъ братьевъ разсказываютъ, что когда онъ появился въ монастырѣ, всѣ они были невѣжественны и преданы суевѣр³ю. Они только машинально шептали молитвы и клали поклоны. Но бѣлый докторъ сказалъ имъ, что это ни къ чему не поведетъ, если сердца ихъ не преданы Богу и они не поклоняются Ему въ духѣ и истинѣ. Они слушали его, убѣдились и стали пристально изучать Священное Писан³е и искать познан³е вновь открытаго имъ.
   - Я пораженъ извѣст³емъ, что такое учен³е исходило изъ устъ Taprile Apies.
   - Братья еще болѣе того были поражены его дальнѣйшимъ поведен³емъ,- отвѣчалъ фра-Фернандо.- Только что они приняли къ сердцу истинное учен³е и старались слѣдовать ему, когда учитель внезапно перемѣнилъ тонъ и стремился возсоздать то, что онъ прежде разрушалъ. Когда наступилъ постъ, онъ только и говорилъ о покаян³и и умерщвлен³и плоти. Онъ требовалъ чтобы братья преклонялись на голомъ полу, носили вериги и власяницы. Они не могли разобраться въ этихъ противурѣчивыхъ учен³яхъ. Нѣкоторые слѣдовали имъ, друг³е держались болѣе простой вѣры, которую полюбили, или старались соединить вмѣстѣ и то и другое. Смятен³е въ монастырѣ било страшное и нѣкоторые изъ брат³и, совсѣмъ сбитые съ толку, покинули его. Но наконецъ Богъ вложилъ въ ихъ сердце обратиться къ д-ру Эгид³ю. Вы конечно знакомы съ его истор³ей, сеньоръ?
   - Не настолько, какъ бы желалъ. Но пока оставимъ это. Что же д-ръ Эгид³й укрѣпилъ ихъ въ новой вѣрѣ?
   - Да, сеньоръ; и онъ разными путями раскрылъ передъ ними истину.
   - А это загадочный человѣкъ, д-ръ Бланко?
   Фра-Фернандо покачалъ своею головою.
   - Я не знаю, перемѣнилъ ли онъ свои мнѣн³я или чувство страха заставило его скрывать ихъ. Я не берусь судить объ этомъ.
   - Вѣрно,- сказалъ Карлосъ.- Не намъ, которые еще не знали испытан³й, судить о тѣхъ, которые пали подъ бременемъ ихъ. Но это должно быть ужасно, фра-Фернандо.
   - Какъ случилось и съ самимъ добрымъ докторомъ Эгид³емъ. О, сеньоръ, если бы вы могли видѣть его, когда онъ вышелъ изъ тюрьмы! Голова опущена, волосы совсѣмъ бѣлые; говоривш³е съ нимъ передаютъ, что сердце его было совсѣмъ разбито. Но все же ему оставалось утѣшен³е и онъ могъ благодарить Бога, когда увидѣлъ, по выходѣ изъ тюрьмы, что истинное учен³е распространилось въ Севильѣ и Вальядолидѣ, особенно же здѣсь между братьями. Его посѣщен³е пастыря было неоцѣненнымъ даромъ для насъ. Но самый драгоцѣнный даръ,- это когда мы получили Слово Бож³е на родномъ языкѣ, доставленное намъ нѣсколько мѣсяцевъ тому назадъ.
   Карлосъ въ волнен³и посмотрѣлъ на него.
   - Мнѣ кажется я знаю, чья рука доставила его вамъ.
   - Врядъ ли вы могли не знать этого, сеньоръ. Конечно вы слышали о Юл³анѣ эль-Чико.
   Лицо Карлоса вспыхнуло, въ то время, какъ онъ отвѣчалъ:
   - Я вѣчно буду благодарить Бога, что я не только слышалъ объ немъ, но видѣлъ его самого. Отъ него-то я и получилъ эту книгу,- и онъ вынулъ свой Новый Завѣтъ.
   - Мы также должны благодарить его. Мы хотимъ, чтобы черезъ наши руки она дошла и до другихъ. Мы не только сами читаемъ ее, но стараемся распростравить ее какъ можно дальше.
   - Странно,- такъ мало знать о человѣкѣ и въ то же время быть столькимъ обязаннымъ ему. Не можете ли вы сообщить мнѣ подробнѣе о Юл³ано, имя котораго я каждый день повторяю въ своихъ молитвахъ?
   - Я знаю только, что онъ бѣдный, непросвѣщенный человѣкъ, уроженецъ Виллаверды, въ Кампосѣ. Онъ отправился въ Герман³ю и поступилъ въ услужен³е къ Жуану Перецъ, который, какъ вы знаете, перевелъ Новый Завѣтъ и напечаталъ. Юл³ано помогалъ ему набирать. Послѣ того, по своей доброй волѣ, онъ взялъ на себя доставлять его въ нашу страну. Вы знаете, какое это опасное дѣло, потому что и за портами, и за Пиринейскими проходами тщательно слѣдили эмиссары ивквизиц³и. Юл³ано избралъ путь черезъ горы, надѣясь пробраться черезъ хорошо знакомые ему проходы. Благодарен³е Богу, въ началѣ прошлаго года, ему удалось благополучно добраться сюда.
   - Извѣстно вамъ, гдѣ онъ находится теперь?
   - Нѣтъ. Можетъ быть онъ гдѣ нибудь и близко отсюда исполняетъ свою святую мисс³ю, распространяя свѣтъ среди тьмы.
   - Чего бы я не далъ, чтобы еще разъ увидѣть его, сжать его руку и благодарить его за то, что онъ сдѣлалъ для меня.
   - А, вотъ и колоколъ къ вечернѣ. Вы знаете, сеньоръ, что сегодня Фра-Кристобаль будетъ читать толкован³е Послан³я въ евреямъ. Вотъ почему я люблю вторникъ больше всѣхъ другихъ дней въ недѣлѣ.
   Фра-Кристобаль д'Ареллано былъ монахъ Санъ-Изодро, отличивш³йся своею ученостью и посвятивш³й себя толкован³ю и распространен³ю новой религ³и. Карлосъ сдѣлался однимъ изъ его учениковъ, чтобы усовершенствоваться въ греческомъ языкѣ, которымъ ему пришлось мало заниматься въ Алкалѣ. Онъ извлекъ много пользы изъ его уроковъ и старался отплатить за это, обучая латинскому языку послушниковъ, въ чемъ онъ имѣлъ большой успѣхъ благодаря своему основательному знакомству съ предметомъ.
  

XIII.

Большое Санъ-Бенито.

  
   Протестантская церковь въ Севильѣ, хотя и недавно существовала, но уже имѣла свою истор³ю. Одно имя, въ связи съ ней слышанное Карлосомъ, было окружено для него особымъ очарован³емъ. Онъ зналъ теперь, что монахи Санъ-Изодро были много обязаны своимъ просвѣщен³емъ д-ру Жуанъ-Жилю, или Эгид³ю. Но ему было извѣстно, что самъ Эгид³й первый свѣтъ истины получилъ раньше отъ другого, болѣе смѣлаго провозвѣстника ея, Родриго де-Валеръ, имя котораго Лозадо связалъ съ именемъ его отца.
   Почему же онъ не постарался почерпнуть дальнѣйш³я свѣдѣн³я, столь дорог³я для него, отъ своего друга и учителя? Нѣсколько причинъ удерживали его отъ того, чтобы коснуться этого вопроса. Самою главною изъ нихъ была почти романтическая привязанность, питаемая имъ къ своему отсутствующему брату, котораго онъ любилъ теперь болѣе всего на свѣтѣ. Намъ нужно самимъ встать въ положен³е испанцевъ шестнадцатаго столѣт³я, чтобы вполнѣ понятъ тѣ чувства, съ которыми они привыкли смотрѣть на ересь. Въ ихъ глазахъ это было не только ужасное преступлен³е, хуже уб³йства; но оно еще клало страшное пятно на человѣка, распространявшееся на все его потомство. Карлосъ часто спрашивалъ себя,- что сказалъ бы гордый донъ Жуанъ Альварецъ, который поклонялся прежде всего славѣ и гордился своимъ славнымъ древнимъ именемъ, еслибъ до него дошло, что единственный и дорогой ему братъ запятналъ себя такимъ ужаснымъ позоромъ? Но одного уже этого удара было довольно, не касаясь памяти его отца. Онъ старался пока не подымать этотъ вопросъ, даже еслибъ, благодаря собственнымъ усил³ямъ (что казалось сомнительнымъ), ему и удалось бы пролить какой нибудь свѣтъ на него.
   Но все таки при первомъ удобномъ случаѣ онъ спросилъ своего друга фра-Фернанда,- не былъ ли Родриго де-Валеръ, Санъ-Бенито котораго виситъ въ соборѣ, первымъ учителемъ очищенной вѣры въ Севильѣ?
   - Правда, сеньоръ. Онъ училъ многихъ. Но самъ онъ, какъ я слышалъ, получилъ эту вѣру только отъ Бога.
   - Должно быть это былъ замѣчательный человѣкъ. Разскажите мнѣ про него, что знаете.
   - Нашъ фра-Касс³одоро часто слышалъ объ немъ отъ доктора Эгид³я; такъ что хотя уста его уже давно сомкнулись, сеньоръ, онъ все еще какъ будто живетъ между нами. Да, уже нѣкоторые изъ нашихъ братьевъ отошли въ вѣчную славу, но они все еще съ нами во Христѣ.
   - Донъ-Родриго де-Валеръ,- продолжалъ молодой монахъ,- происходилъ изъ знатной фамил³и и былъ очень богатъ. Онъ родился въ Лебриксѣ, но поселился въ Севильѣ,- молодымъ, блестящимъ кавалеромъ,- и сталъ во главѣ всякихъ суетностей и моды большого города. Но внезапно все это потеряло для него всякое очарован³е. Къ изумлен³ю большого свѣта, украшен³емъ котораго онъ до сихъ поръ считался, онъ удалился со сцены любимыхъ имъ удовольств³й и празднествъ. Его товарищи не могли понять причину такой внезапной перемѣны, но намъ она понятна - сознан³е истины Бож³ей пронзило какъ стрѣла его сердце. Онъ обратился за утѣшен³емъ не къ посту и умерщвлен³ю плоти, но къ Слову Господню. Оно было доступно ему только въ одномъ видѣ. Онъ возобновилъ въ своей памяти обрывки прежнихъ знан³й, когда еще былъ ученикомъ, на столько, чтобы читать Вульгату. Тутъ онъ нашелъ оправдан³е въ своей вѣрѣ и миръ осѣнилъ его душу.
   - Когда это случилось? - спросилъ Карлосъ слушая его съ большимъ вниман³емъ и мысленно сравнивая все это съ разсказомъ о его родителяхъ, слышаннымъ имъ отъ Долоресъ.
   - Давно, сеньоръ. Двадцать или болѣе лѣтъ тому назадъ. Когда Богъ просвѣтилъ его, онъ вернулся опять въ свѣтъ; но уже новымъ человѣкомъ, знавшимъ только Распятаго Христа. Онъ обратился прежде всего къ церковнослужителямъ и монахамъ, останавливая ихъ съ удивительною смѣлостью даже на городскихъ площадяхъ и доказывая во всеуслышан³е, что ихъ учен³е не было правдой Бож³ей.
   - Это была неблагодарная почва для посѣва Слова Бож³я.
   - Истинно такъ, но онъ чувствовалъ, что ему какъ будто было завѣщано отъ Бога проповѣдыватъ истину предъ всѣми людьми. И онъ скоро возстановилъ противъ себя злобу ненавидившихъ свѣтъ, потому что дѣла ихъ творятся во мравѣ. Будь онъ бѣдный человѣкъ, его прямо бы сожгли на кострѣ, подобно тому, какъ не такъ давно сожгли въ Вальядолидѣ прямодушнаго молодого Франциска ди-Санъ Романо, отважно объявившаго своимъ мучителямъ, когда ему предложили пощаду: - "Развѣ вы завидуете моему блаженству?" Но зван³е и связи дона Родриго спасли его отъ этой судьбы. Я слышалъ даже что въ высшемъ свѣтѣ были люди, раздѣлявш³е его мнѣн³я, и они-то отстояли его.
   - Значитъ слово дошло до нѣкоторыхъ? - спрос³глъ въ волнен³и Карлосъ.- Не слышали ли вы именъ его друзей и защитниковъ?
   Фра-Фернандо покачалъ головою.
   - Даже между собою, сеньоръ, мы избѣгаемъ называть имена,- сказалъ онъ;- потому что и "птицы разносятъ все по свѣту", и когда отъ нашего молчан³я часто зависитъ жизнь другихъ, то въ нашей осторожности нѣтъ ничего удивительнаго. Бываетъ и такъ, что благодаря этому, имена, которыя слѣдовало-бы помнить, съ годами забываются между нами. За исключен³емъ д-ра Эгид³я, послѣдователи и друзья дона Родриго мнѣ неизвѣстны. Но я хотѣлъ сказать, что инквизиц³я, по просьбѣ его друзей, наконецъ согласилась признать его умалишеннымъ. Они отпустили его, ограничившись конфискац³ей его имущества и требован³емъ на будущее время вести себя съ большею осторожностью.
   - Врядъ-ли онъ послушался этого?
   - Далеко отъ того, сеньоръ. На время друзья убѣдили его, чтобы онъ высказывалъ свои мнѣн³я не такъ открыто, и фра-Касс³одоро говоритъ, что за этотъ промежутокъ онъ утвердилъ ихъ въ вѣрѣ, своимъ толкован³емъ послан³я къ римлянамъ. Но онъ не могъ долго скрывать свѣтъ данный ему. На всѣ возражен³я онъ отвѣчалъ, что онъ солдатъ, посланный на штурмъ крѣпости, и не можетъ отступать ни передъ чѣмъ. Если онъ погибнетъ, это ничего не значитъ; на его мѣсто Богъ поставитъ другихъ, которые будутъ продолжать борьбу во славу Его. И вотъ онъ очутился опять въ рукахъ инквизиц³и. Было рѣшено, чтобы отъ нынѣ голосъ его не былъ болѣе слышенъ на землѣ; и его приговорили къ медленной смерти, къ заключен³ю на всю жизнь, но несмотря на всѣ ихъ предосторожности и злобу голосъ его еще разъ раздался въ свидѣтельство Правды Бож³ей.
   - Какъ это случилось?
   - Они вывели его, облаченнаго въ то большое Санъ-Бенито, что виситъ въ соборѣ, вмѣстѣ съ другими раскаявшимися грѣшниками, чтобы онъ слушалъ разглагольствован³я какого-то невѣжественнаго монаха, обличавшаго ихъ ересь и богохульство. Но онъ не побоялся по окончан³и проповѣди встать съ своего мѣста и сталъ предостерегать народъ противъ заблужден³й проповѣдника, показавъ, насколько его толкован³е расходится съ Словомъ Бож³имъ. Удивительно, что они не сожгли его тутъ-же; но Господь удержалъ ихъ руку. Они заточили его наконецъ въ монастырь Санъ-Лукаръ, гдѣ онъ и умеръ въ одиночномъ заключен³и.
   Карлосъ задумался.
   - И какая блаженная перемѣна ожидала его: - свѣтлый сонмъ праведныхъ на небесахъ послѣ мрачной темницы!
   - Нѣкоторые изъ старшихъ брат³й говорятъ, что намъ могутъ предстоять еще худш³я испытан³я,- замѣтилъ фра-Фернандо. - Самъ я не знаю. Я здѣсь изъ самыхъ молодыхъ и долженъ высказывать свои мысли со смирен³емъ; но все-таки я не могу отрицать, видя то, что происходитъ вокругъ меня, что люди съ радостью пр³емлютъ Слово Бож³е. Подумайте, сколько высоко-ученыхъ и благородныхъ мужчинъ и женщинъ въ городѣ уже присоединились въ нашему братству и постоянно привлекаютъ за собою другихъ! Каждый день къ намъ присоединяются вновь обращенные, не говоря уже о множествѣ посѣщающихъ проповѣди фра-Константино, которые, сами того не сознавая, уже стоятъ на нашей сторонѣ. Кромѣ того, вашъ благород

Другие авторы
  • Клушин Александр Иванович
  • Жуковская Екатерина Ивановна
  • Соллогуб Владимир Александрович
  • Петровская Нина Ивановна
  • Тик Людвиг
  • Толмачев Александр Александрович
  • Ган Елена Андреевна
  • Поуп Александр
  • Головин Василий
  • Лафонтен Август
  • Другие произведения
  • Гуревич Любовь Яковлевна - Студия Художественного театра. "Праздник мира" Г. Гауптмана
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - В. А. Черкасов. "Виноград созревал..."
  • Деларю Михаил Данилович - В. Гюго. Красавице
  • Аксаков Иван Сергеевич - Д. П. Святополк-Мирский. Славянофилы и националисты
  • Арцыбашев Михаил Петрович - Рабочий Шевырев
  • Успенский Глеб Иванович - За малым дело
  • Ховин Виктор Романович - Великолепные неожиданности
  • Кронеберг Андрей Иванович - Последние романы Жорж Санд
  • Мещерский Владимир Петрович - Б. Глинский. Князь Владимир Петрович Мещерский
  • Введенский Иринарх Иванович - И. И. Введенский: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
    Просмотров: 361 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа