Главная » Книги

Орловец П. - Приключения Шерлока Холмса против Ната Пинкертона в России, Страница 5

Орловец П. - Приключения Шерлока Холмса против Ната Пинкертона в России


1 2 3 4 5 6 7 8 9

   Но добраться до этой елочки и до этого куста, повидимому, не представлялось никакой возможности.
   Но если бы туда и добраться, то все же дальше некуда было бы дѣться.
   Отвѣсная скала уходила въ самыя небеса.
   А между тѣмъ Шерлокъ Холмсъ все продолжалъ смотрѣть на это мѣсто, словно оно было для него особенно интереснымъ.
   - Что вы смотрите? - спросилъ его Бугасовъ.
   Но Холмсъ не отвѣтилъ ему ничего.
   Онъ молча смотрѣлъ на скалу, словно что-то обдумывая, и на его лбу залегла глубокая складка.
   Вдругъ онъ круто повернулся къ намъ.
   - Нѣтъ ли у кого-нибудь изъ васъ какого-нибудь тяжелаго предмета? - спросилъ онъ.
   Мы стали рыться въ карманахъ.
   - Колесный ключъ пригодится?- спросилъ Бугасовъ.
   - Конечно! - отвѣтилъ Холмсъ.
   - Въ такомъ случаѣ подождите!
   - Куда?
   - Я сбѣгаю внизъ, возьму у извозчика ключъ!
   - Ну ладно!
   Бугасовъ побѣжалъ внизъ и скоро вернулся съ колеснымъ ключомъ, которымъ завинчиваютъ гайки.
   Холмсъ вынулъ изъ кармана длинный и толстый шелковый шнуръ.
   Къ одному изъ концовъ онъ привязалъ ключъ и попросилъ насъ отойти подальше.
   Когда мы отошли на порядочное разстоян³е, онъ вдругъ взмахнулъ шнуромъ и ключъ, описавъ въ воздухѣ дугу, обвилъ деревцо и упалъ къ ногамъ Шерлока Холмса.
   Тогда, связавъ оба конца, онъ схватился за шнуръ своими крѣпкими, цѣпкими руками и сталъ быстро взбираться вверхъ.
   Съ напряженнымъ вниман³емъ слѣдили мы за его движен³ями.
   Вотъ онъ поднялся выше входа въ пещеру, уперся ногами въ скалу, нѣсколько разъ перебралъ веревку руками и, наконецъ, схватился за стволъ елочки, у caмаго ея корня.
   Еще черезъ минуту онъ стоялъ уже рядомъ съ деревцомъ, опираясь о него и осматривая пристально со всѣхъ сторонъ ея тонк³й стволъ.
   Мы видѣли, какъ едва замѣтная улыбка вдругъ заиграла на его губахъ.
   Осмотрѣвъ дерево, онъ выпрямился и, уцѣпившись за свѣсивш³яся вѣтви куста шиповника, быстро взобрался къ нему.
   И вдругъ онъ изчезъ въ его зелени.
   Прошло минутъ пять.
   Но вотъ его тощая фигура снова показалась среди зелени шиповника.
   Схватившись за его вѣтви, онъ сначала спустился къ деревцу, и затѣмъ по шнуру на площадку.
   Затѣмъ онъ стянулъ съ дерева закинутый шнуръ и, обернувшись, къ Бугасову, произнесъ:
   - Вы свободны! Можете ѣхать домой, а я съ Ватсономъ останусь пока здѣсь!
   - Развѣ вы нашли что-нибудь интересное? - съ тревогой въ голосѣ спросилъ Бугасовъ.
   - Ничего особеннаго. Но по нѣкоторымъ причинамъ, о которыхъ я пока не хочу распространяться, намъ придется немного задержаться.
   Бугасовъ открылъ было ротъ, но Холмсъ остановилъ его.
   - Не надо преждевременныхъ разспросовъ,- сказалъ онъ. - Можетъ быть, сегодня вечеромъ, а въ крайнемъ случаѣ завтра, мы увидимся съ вами.
   - Гдѣ?
   - У васъ.
   - Въ такомъ случаѣ я не настаиваю,- сказалъ Бугасовъ слегка разочарованнымъ тономъ. Желаю вамъ отъ души хотя бы частичнаго успѣха.
   Онъ пожалъ намъ руки и изчезъ на тропѣ.
   Вскорѣ снизу до насъ донесся стукъ колесъ, а затѣмъ мы увидѣли фаэтонъ, увозивш³й инженера во Владикавказъ по старой дорогѣ.
  

V.

   - Захватили ли вы съ собой вашъ револьверъ? - обратился ко мнѣ Шерлокъ Холмсъ.
   - Конечно,- отвѣтилъ я.
   - Надѣюсь, и патроны?
   - Само собою разумѣется.
   - Прекрасно.
   - Но, что вы дѣлали тамъ наверху?- спросилъ я, не выдержавъ.
   Холмсъ указалъ мнѣ рукою на деревцо надъ пещерой.
   - Не замѣтили ли вы чего-нибудь достойнаго вниман³я на этомъ деревѣ? - спросилъ онъ меня.
   - Рѣшительно нѣтъ! - отвѣтилъ я, осматривая дерево и по-прежнему не замѣчая ничего.
   - Напрасно! Я думалъ, что вы наблюдательнѣе, дорогой Ватсонъ! - добродушно разсмѣялся онъ.
   - Но въ чемъ дѣло?
   - Обратите вниман³е на низъ ствола!- заговорилъ Холмсъ.- Видите, что стволъ словно протертъ слегка въ двухъ мѣстахъ на одной высотѣ?
   - Ну, вижу.
   - Это слѣдъ отъ веревки. Значитъ не я одинъ подымался по веревкѣ къ этому дереву, рѣшилъ я, лишь только разсмотрѣлъ этотъ слѣдъ. Я поднялся къ дереву и нашелъ около него слѣды. Это были слѣды горской обуви и женской, европейской ноги.
   - Да не можетъ быть! - воскликнулъ я пораженный.
   - Это такъ! - хладнокровно произнесъ Холмсъ. - Лишь только увидѣлъ я эти слѣды, я вмигъ понялъ, какимъ путемъ изчезла барышня...
   - Бугасова?
   - Ну да! Выше меня были отвѣсныя скалы и лишь кустъ шиповника возбуждалъ мое подозрѣн³е. Я добрался до него, раскрылъ его вѣтви и, пройдя за него, увидѣлъ довольно широкое отверст³е пещеры, скрытое отъ людскихъ глазъ зелеными вѣтвями куста.
   - Чортъ возьми!
   - Да, да! Нѣтъ сомнѣн³я, что похититель или похители давно выслѣживали свою жертву, но похищен³е долгое время не удавалось имъ. Они слѣдили каждый шагъ дѣвушки, и когда она, вмѣстѣ съ другими, поѣхала на пикникъ, они незамѣтно поѣхали за ней слѣдомъ. Оставивъ гдѣ-нибудь лошадей, они спрятались въ нижней пещерѣ, ожидая счастливаго момента. И лишь только дѣвушка, отдѣлившись отъ своей компан³и, взбѣжала по тропинкѣ на эту площадку, она была моментально схвачена. Ротъ вѣроятно ей зажали платкомъ, затѣмъ похититель, обхвативъ ее рукой, взобрался съ нею къ дереву, оттуда къ кусту шиповника и затѣмъ исчезъ съ нею въ пещерѣ...
   Я смотрѣлъ на Холмса восторженнымъ взоромъ.
   - Куда ведетъ пещера, я не знаю! - снова заговорилъ Шерлокъ Холмсъ.- Но это мы сейчасъ увидимъ! Возможно, что они снова спустились, лишь только миновала тревога, но возможно также, что эта пещера сквозная, и въ этомъ случаѣ мы будемъ имѣть въ рукахъ первоначальный слѣдъ.
   - Совершенно вѣрно! - подтвердилъ я.
   - Итакъ, за дѣло!
   Онъ снова взмахнулъ шнуромъ съ привязаннымъ къ его концу ключомъ и снова перекинулъ шнуръ черезъ дерево.
   - Сначала влѣзу я, а потомъ вы! - сказалъ онъ.
   Онъ закрѣпилъ концы и сталъ подыматься.
   Лишь только онъ всталъ на ноги около елки, я послѣдовалъ его примѣру.
   Черезъ двѣ минуты я былъ уже возлѣ него.
   Добраться отъ дерева до куста было легче легкаго.
   Раздвинувъ вѣтви шиповника, мы увидѣли довольно большое входное отверст³е въ пещеру.
   Осторожно вошли мы во внутрь ея.
   Вынувъ электрическ³й фонарь, Шерлокъ Холмсъ освѣтилъ ея внутренность.
   Пещера была не высока, немного ниже человѣческаго роста, но уходила далеко вглубь и терялась во мракѣ.
   Припавъ къ землѣ и освѣщая ее фонаремъ, Холмсъ сталъ пристально разглядывать ее.
   - Есть! - сказалъ онъ коротко.
   - Что? - спросилъ я.
   - Не угодно ли посмотрѣть?
   И онъ указалъ на землю передъ собой.
   Взглянувъ по указанному направлен³ю, я ясно различилъ на пыльной землѣ нѣсколько слѣдовъ.
   - Вотъ эти широк³е слѣды - слѣды горной обуви, а вотъ эти женскаго городского ботинка,- пояснилъ Холмсъ.
   Онъ перенесъ свѣтъ вглубь и сказалъ:
   - Впрочемъ надъ этимъ не стоитъ задерживаться! Пойдемте дальше! Это интересуетъ меня гораздо болѣе.
   И освѣщая себѣ путь электрическимъ фонаремъ, мы устремились впередъ.
   По мѣрѣ углублен³я, пещера становилась все уже и уже.
   Но вдругъ мы остановились въ нерѣшительности.
   Пещера окончилась, но дальше шли два узкихъ хода, расходивш³еся подъ угломъ.
   - Куда?- спросилъ я.
   - А это мы сейчасъ посмотримъ!- отвѣтилъ Холмсъ.
   Съ этими словами онъ всталъ около праваго входа и чиркнулъ спичку.
   Спичка горѣла обыкновеннымъ огнемъ.
   Но когда онъ продѣлалъ то же самое у лѣваго входа, пламя спички сильно потянулось въ темный проходъ.
   - Вѣрнѣе всего, что этотъ ходъ имѣетъ сообщен³е съ болѣе высокимъ мѣстомъ!- проговорилъ Холмсъ. - Идемте-ка, Ватсонъ, попытаемъ счастья.
   И, снова освѣщая себѣ путь электричествомъ, мы двинулись по лѣвому ходу.
   Ходъ былъ неровный, дѣлалъ постоянные зигзаги и двигаться было очень трудно.
   Видно было, что это естественная трещина, которую когда-то пробила себѣ вода.
   Итти съ каждымъ шагомъ было все хуже, такъ какъ проходъ становился все уже.
   Въ одномъ мѣстѣ онъ дошелъ до того, что намъ пришлось пролѣзть нѣсколько сажень на четверенькахъ, но потомъ онъ снова расширился и сталъ свободнѣе.
   Надо замѣтить, что этотъ ходъ все время подымался въ гору и притомъ довольно круто.
   Но вотъ, наконецъ, тьма стала рѣдѣть и смѣнилась сначала мутнымъ свѣтомъ, который съ каждымъ шагомъ становился все ярче.
   Холмсъ, все время что-то бурчавш³й себѣ подъ носъ, потушилъ свой фонарь и произнесъ:
   - Мы прошли этимъ проходомъ приблизительно около ста шестидесяти сажень, поднявшись не менѣе чѣмъ на сорокъ сажень.
   - Порядочно! - отвѣтилъ я, чувствуя во всемъ тѣмъ большую усталость и ломоту.
   Спустя нѣсколько минутъ мы вошли въ небольшую пещеру, выходившую уже на свѣж³й воздухъ.
   Изъ нея мы вышли на вершину горы и тутъ остановились.
   Слѣды человѣческихъ ногъ и лошадиныхъ копытъ явственно виднѣлись около входа въ пещеру.
   - Отдохнемте, Ватсонъ! - предложилъ Холмсъ.
   Мы сѣли на камни, и я не надоѣдалъ Холмсу вопросами, видя по его лицу, что мозгъ его усиленно работаетъ надъ разрѣшен³емъ какого-то вопроса.
   Минутъ около двадцати онъ сидѣлъ, низко опустивши голову, весь погруженный въ свои мысли.
   Но вотъ онъ, наконецъ, поднялъ голову и твердо произнесъ:
   - Идемте назадъ, дорогой Ватсонъ! Прежде нежели продолжать наши изслѣдован³я, намъ нужно вернуться въ Владикавказъ и хорошенько приготовиться.
   Повидимому въ его головѣ созрѣлъ какой-то планъ, но онъ не хотѣлъ имъ дѣлиться со мною раньше времени.
   Не говоря другъ съ другомъ ни слова, мы вошли опять въ пещеру и стали осторожно спускаться.
  

VI.

   Прежде чѣмъ описывать наши дальнѣйш³я похожден³я, справедливость требуетъ возвратиться нѣсколько назадъ.
   Дѣлаю я это для того, чтобы, не забѣгая слишкомъ впередъ, описать дѣйств³я и другой знаменитости, работавшей по этому же самому дѣлу.
   Я говорю о знаменитомъ американскомъ сыщикѣ Натъ Пинкертонѣ, взявшемся за это дѣло на четыре дня раньше Холмса. Описывая его похожден³я въ третьемъ лицѣ, я оговариваюсь, что матер³алъ для этого описан³я я взялъ впослѣдств³и частью отъ самого Пинкертона, частью отъ его помощниковъ.
   Натъ Пинкертонъ явился во Владикавказъ на слѣдующ³й день послѣ исчезновен³я Елены.
   Дѣятельно и энергично принялся американецъ за поиски.
   Подробно осмотрѣвъ мѣстность, гдѣ пропала Бугасова, онъ не нашелъ никакихъ слѣдовъ. Пещера за кустомъ шиповника ускользнула отъ его вниман³я, но это обстоятельство не уменьшило его энерг³и.
   - Чортъ возьми, не могли же они про валиться сквозь землю! - проговорилъ онъ, обращаясь къ владикавказскому полицеймейстеру.
   - Да, но куда же они дѣлись? - спросилъ тотъ.
   - На станц³и Балта они не появлялись! - сказалъ Натъ Пинкертомъ. - Я имѣю донесен³я объ этомъ съ тамошняго казачьяго поста. Въ сторону Владикавказа они не могли пробраться тоже, такъ какъ отецъ искалъ ее на Редантѣ круглые сутки, а потомъ подоспѣлъ я, и немыслимо представить себѣ, чтобы они пробрались мимо меня незамѣченными.
   - Но тогда... - началъ было полицеймейстеръ, но Натъ Пинкертонъ перебилъ его.
   - Остается предположить, что они скрылись въ горахъ между Редантомъ и Балтой и ушли въ горы. Но не это главное! Важнѣе всего выяснить цѣль самого похищен³я! Этотъ случай далеко не первый. Сначала еще возможно было предположить, что дѣвушекъ похищаютъ ради выкупа, но это предположен³е разлетается вдребезги, если принять во вниман³е то, что среди похищенныхъ - двѣ трети бѣдныхъ дѣвушекъ, но зато они отличаются красотой.
   - Это вѣрно! - согласился полицеймейстеръ.
   - Итакъ, предположен³е о выкупѣ отпадаетъ. Теперь другое: если вы слѣдите за европейской прессой, то вы знаете...
   - Иностранныхъ газетъ не читаю! - вставилъ полицеймейстеръ.
   - Жаль! А между тѣмъ европейская пресса трубила одно время сильную тревогу по поводу того, что турки, за послѣдн³е годы, стали усиленно пр³обрѣтать себѣ въ жены европейскихъ женщинъ. Въ Европѣ существовало нѣсколько факторовъ, сговаривавшихъ бѣдныхъ дѣвушекъ путемъ подкупа итти въ гаремы къ богатымъ туркамъ. Иногда эти факторы дѣйствовали и обманомъ. Они нанимали, напримѣръ, дѣвушекъ на службу якобы въ Египетъ и друг³я страны, гдѣ у нихъ якобы были конторы и торговыя предпр³ят³я, давали имъ больш³е задатки, а когда довѣрчивыя дѣвушки пускались съ ними въ путь, они сажали ихъ на турецк³е корабли заранѣе сговоренные, завозили ихъ на какой-нибудь малонаселенный берегъ Турц³и, высаживали ихъ тамъ и отдавали въ руки своихъ богатыхъ покупателей, изъ гаремовъ которыхъ стоны и рыдан³я обманутыхъ дѣвушекъ не выходили никогда на свѣтъ Бож³й...
   - Ахъ, чортъ возьми! - воскликнулъ полицеймейстеръ,
   - Да, эти факторы дѣлали прекрасныя дѣла! - улыбнулся Пинкертонъ.- Но только въ Европѣ быстро разнюхали ихъ продѣлки. Два такихъ фактора уже сидятъ въ каторгѣ...
   - Да?
   - О, да! А остальные разбѣжались?
   - Къ чему вы клоните рѣчь?
   - А къ тому, что по моему эти господа оперируютъ теперь въ Росс³и и именно у васъ на Кавказѣ, гдѣ легко продѣлывать эти штуки благодаря массѣ мѣстъ, гдѣ можно спрятаться и откуда можно выйти незамѣтнымъ.
   Полицеймейстеръ заволновался.
   - Но что же дѣлать! Что дѣлать? - заговорилъ онъ жалобнымъ тономъ.
   - Надо отыскать путь, по которому сплавляется этотъ живой товаръ.
   - Да, но какъ?
   - Путемъ логики.
   - Хорошо на словахъ, а вотъ на дѣлѣ-то какъ?
   - А мы попробуемъ разобрать это сейчасъ!- сказалъ улыбаясь Пинкертонъ.- Предполагать, что покупщиками являются горцы - нельзя. Похищен³е стоитъ денегъ, а горцы народъ бѣдный. Значитъ, живой товаръ лишь временно прячется въ горахъ. А затѣмъ вывозится. Но куда? На югъ существуетъ два пути: одинъ сухопутьемъ по Закавказью до турецкой границы, второй - на берегъ Чернаго моря. Первый путь дологъ, дорогъ и опасенъ, значитъ, остается второй. Жертвы привозятся въ какое-нибудь укромное мѣстечко на берегу Чернаго моря, тамъ дѣвушекъ сажаютъ на турецк³я шхуны и онѣ увозятся совершенно незамѣтными. Въ портовыхъ городахъ искать нечего, остается искать въ другихъ мѣстахъ, и я это сдѣлаю!
   - Какъ, вы хотите ѣхать? - заволновался полицеймейстеръ.
   Натъ Пинкертонъ пожалъ плечами.
   - Вы прекрасно понимаете, что искать кого-нибудь въ дебряхъ кавказскихъ горъ совершенно безполезно.
   - Оно конечно...
   - Въ этомъ и дѣло! Пока мы будемъ ихъ искать, рыская по горамъ, ихъ давно спровадятъ за предѣлы досягаемости.
   - Вѣрно-то вѣрно!
   - Поэтому я уѣзжаю на побережье Чернаго моря и будь я не Натъ Пинкертонъ, если я не перехвачу бѣдную дѣвушку вмѣстѣ съ другими и не захвачу всей этой проклятой шайки.
   Съ этими словами американецъ пожалъ руку полицеймейстеру и почти бѣгомъ выбѣжалъ отъ него, бормоча себѣ подъ носъ:
   - Я опережу ихъ, чортъ возьми.
  

VII.

   Прошло три дня.
   Стоялъ жарк³й весенн³й день и Черное море, тихое и спокойное, едва замѣтно колыхало свои темно-син³я воды.
   Въ одной изъ хатъ маленькой прибрежной деревушки, населенной исключительно рыбаками, сидѣлъ за столомъ Натъ Пинкертонъ. Около него, группируясь вокругъ стола, сидѣло человѣкъ семь сыщиковъ, пр³ѣхавшихъ сюда вмѣстѣ съ нимъ. Держа передъ собою карту черноморскаго побережья, американецъ дѣлалъ распоряжен³я, словно главнокомандующ³й передъ боемъ.
   - Они могутъ избрать только этотъ участокъ побережья, къ которому вплотную подходитъ горная цѣпь! - говорилъ онъ. - Значитъ, нашъ ра³онъ равенъ не болѣе ста двадцати верстамъ.
   И онъ указалъ на картѣ предполагаемый ра³онъ.
   - Насъ восемь человѣкъ, и слѣдовательно, на долю каждаго приходится по пятнадцати верстъ береговой полосы. Если же принять во вниман³е берега совершенно неподходящ³е, то на долю каждаго придется верстъ по одиннадцати. Вотъ тутъ у меня написано, кто какимъ участкомъ завѣдуетъ и опредѣлены точныя границы каждаго. Чтобы быть менѣе замѣтными, одѣньтесь въ форму черноморскихъ моряковъ. Слѣдите за каждымъ проходящимъ судномъ, за каждымъ подозрительнымъ человѣкомъ и, если увидите что-нибудь, моментально давайте мнѣ знать на мой пунктъ.
   Сыщики кивнули головой.
   Натъ Пинкертонъ досталъ изъ бумажника тысячу четыреста рублей и далъ каждому сыщику по двѣсти рублей.
   - Это на расходы и обмундировку! - пояснилъ онъ.- Устройтесь возможно скорѣе и живѣе становитесь каждый на свое мѣсто.
   Проговоривъ это, онъ всталъ, давая этимъ понять, что офиц³альный разговоръ оконченъ.
   Разговаривая между собою, сыщики вышли изъ избы.
   Самъ же Пинкертонъ снова нагнулся надъ картой, весь погрузившись въ свою работу.
   Прошло не меньше часу, пока онъ наконецъ поднялъ голову.
   - Степанъ! - крикнулъ онъ.
   На зовъ вошелъ казакъ.
   - Что, лошади осѣдланы? - спросилъ американецъ.
   - Такъ точно! - отвѣтилъ казакъ.
   - Тогда подводи ихъ къ дому!
   Казакъ вышелъ и черезъ три минуты двѣ осѣдланныя лошади уже стояли у двери избы.
   Заперевъ дверь на крючокъ, американецъ быстро переодѣлся простымъ казакомъ, взялъ свою дорожную сумку и, перекинувъ черезъ плечо винтовку, вышелъ изъ избы.
   Быстро вскочилъ онъ въ сѣдло и въ сопровожден³и казака тронулся въ путь крупной рысью.
   Ему хотѣлось во что бы то ни стало осмотрѣть скорѣе весь подозрительный участокъ.
   - Ты хорошо знаешь берегъ? спросилъ онъ казака.
   - Ничего... Знаю! - отвѣчалъ тотъ
   - А не знаешь ли ты тутъ такихъ скрытыхъ бухточекъ, въ которыя обыкновенно останавливаются подозрительныя суда и шхуны?
   - Да ихъ тутъ много!
   - Ну, ладно! Ты мнѣ ихъ указывай! Если выйдетъ дѣло, то получишь отъ меня двадцать пять рублей.
   Физ³оном³я казака прос³яла.
   - Эхъ, баринъ, посовѣтывалъ бы я вамъ одну вещь! - проговорилъ онъ улыбаясь.- Вы вѣдь по сыскной части, а коли не поскупитесь, такъ дамъ я вамъ хорошаго человѣка... Только ему дайте рубликовъ пятьдесятъ...
   Пинкертонъ круто осадилъ лошадь и поѣхалъ рядомъ съ казакомъ.
   - Говори, говори! - сказалъ онъ быстро.
   - Есть тутъ одинъ ингушъ... Мошенникъ первой руки и контрабандой промышлялъ...
   - Ну!
   - За деньги всѣхъ продастъ, а особливо теперь!
   - А что?
   - Да разодрался, онъ сказываютъ, съ турецкими капитанами, которые, шутъ ихъ знаетъ, что возятъ. До стрѣльбы у нихъ дошло. Сказываютъ, ингушъ этотъ хотѣлъ замѣсто денегъ какую-то дѣвку взять, а ему не дали...
   Натъ Пинкертонъ такъ и насторожился.
   - Ну, ну ! - подбадривалъ онъ казака.- Какую дѣвку?
   - А, право, не знаю! Кто ихъ знаетъ? Должно, ихнюю.
   - Вези меня къ нему! - быстро проговорилъ Пинкертонъ.- А какъ только познакомишь, я тебѣ лишнюю десятку дамъ.
   - Тогда своротить влѣво придется,- сказалъ обрадованный казакъ.
   - Сворачивай, голубчикъ, сворачивай, да только поживѣе! - заторопилъ американецъ.
   И повернувъ лошадей, они углубились въ горы.
   Судьба, видимо, улыбалась американцу.
  

VIII.

   Лишь только мы съ Холмсомъ возвратились на военно-грузинскую дорогу, какъ Холмсъ такъ зашагалъ къ городу, что я едва поспѣвалъ за нимъ.
   Всѣ мокрые добрались мы до Владикавказа.
   Взявъ извощика, мы направились къ Бугасову.
   Онъ былъ дома.
   - Ну что? Какъ? Нашли? - засыпалъ онъ вопросами Холмса,
   - Слѣдъ есть! - отвѣтилъ онъ. - Но пока не спрашивайте ничего. Скажите пожалуйста, есть ли у васъ собака?
   - Собака? - удивился инженеръ.- Есть и комнатная и дворовая. Вамъ какую угодно?
   - Ту, которую больше любила ваша дочь!
   - Моя дочь? Да она чуть не спала съ фоксъ-терьеромъ.
   - Скажите: онъ скучаетъ безъ нея?
   - Ужасно!
   - Онъ здѣсь?
   - Здѣсь.
   - Нѣтъ ли у васъ немытаго чулка вашей дочери?
   - Ну, ужъ этого не знаю? - растерялся инженеръ.
   - Въ такомъ случаѣ узнайте! - попросилъ Холмсъ.
   - Сейчасъ! - отвѣтилъ Бугасовъ и вышелъ изъ комнаты.
   Я съ удивлен³емъ слушалъ этотъ странный разговоръ.
   Черезъ нѣсколько минутъ Бугасовъ вернулся къ намъ.
   Въ его рукѣ была пара чулокъ.
   - Нашелъ! - сказалъ онъ, подавая Холмсу чулки дочери.
   - Прекрасно! - произнесъ сыщикъ - Оставьте ихъ пока у себя.
   - А вы?
   - Мы вернемся черезъ часъ.
   И, обратившись ко мнѣ, онъ добавилъ:
   - Пойдемте, Ватсонъ, намъ надо поторопиться! А съ вами мы не прощаемся,- добавилъ онъ Бугасову.
   Мы вышли и, сѣвъ на извощика, Холмсъ приказалъ:
   - Въ кавказск³е ряды!
   Я молча наблюдалъ, что будетъ дѣлать Холмсъ.
   Почти не торгуясь, онъ купилъ два полныхъ костюма горцевъ, плохонькое оруж³е и подержанныя бурки.
   Забравши покупки, мы поѣхали снова къ Бугасову.
   По просьбѣ Шерлока Холмса, онъ проводилъ насъ въ свой кабинетъ и мы стали переодѣваться.
   Прошло четверть часа и мы великолѣпнѣйшимъ образомъ преобразились въ двухъ бѣдныхъ горцевъ.
   Выйдя изъ кабинета, Холмсъ попросилъ дать ему въ чашку растопленаго масла и грязи.
   Посредствомъ этихъ вещей, онъ придалъ и черкескамъ старый видъ, а когда онъ надорвалъ ихъ въ нѣсколькихъ мѣстахъ, то мы приняли видъ совершенныхъ бѣдняковъ.
   - Нельзя ли позвать сюда парикмахера? - попросилъ онъ Бугасова.
   - Конечно, можно! - отвѣтилъ тотъ.
   Онъ отдалъ распоряжен³е и черезъ нѣсколько минутъ парикмахеръ былъ къ нашимъ услугамъ.
   - А ну-ка, сбрейте намъ головы! - попросилъ Холмсъ.
   Маскарадъ совершился быстро и вскорѣ наши выбритыя головы такъ и зас³яли.
   Расплатившись съ парикмахеромъ, Холмсъ снова обратился къ Бугасову:
   - Дайте мнѣ чулки!
   Чулки были принесены.
   - Какъ звать вашего фоксъ-терьера?
   - Бекъ!
   - Чудесное имя! Самое подходящее! Позовите-ка его сюда!
   Бугасовъ отворилъ дверь и крикнулъ:
   - Бекъ! Бекъ! Поди сюда!
   Чудный фоксъ-терьеръ влетѣлъ въ кабинетъ.
   Увидавъ насъ, онъ было опѣшилъ, но Холмсъ приласкалъ его и комнатная собака быстро успокоилась.
   - Поди сюда, Бекъ! - позвалъ сыщикъ и вытянулъ впередъ дѣвушкины чулки.
   И вдругъ произошла изумительная сцена. Бекъ понюхалъ чулки и вдругъ жалобно завылъ.
   - Ага, узналъ! - радостно воскликнулъ сыщикъ.
   Онъ сунулъ чулки къ самому носу собаки, огладилъ ее и, держа чулки на вѣсу, пошелъ къ двери, зовя съ собою собаку.
   И умное животное съ громкимъ лаемъ кинулось за нимъ, словно ожидая отъ него возвращен³я своей госпожи.
   - За мной, Ватсонъ! - крикнулъ Холмсъ.
   Онъ обернулся къ Бугасову и сказалъ:
   - Ваша собака возвратитъ вамъ вашу дочь!
   - О! - простоналъ инженеръ со слезами на глазахъ.
   Не сказавъ больше ни одного слова, Холмсъ вышелъ на улицу.
   Собака съ громкимъ лаемъ продолжала бѣжать за нимъ.
   Подозвавъ извощика, Холмсъ крикнулъ:
   - Живо на Редантъ! Три рубля!
   Извощикъ что есть духу погналъ лошадей.
   Черезъ часъ онъ былъ уже на мѣстѣ.
   Отпустивъ извощика, мы снова вскарабкались по тропинкѣ къ пещерѣ.
   Тѣмъ же путемъ забрались мы на елку, втянувъ Бека на рукахъ за собой.
   Затѣмъ, пробравшись къ кусту шиповника, мы вошли въ пещеру и пошли прежнимъ путемъ по подземелью.
   Лишь только мы вошли въ пещеру за кустомъ, какъ Шерлокъ Холмсъ подозвалъ Бека и, отыскавъ слѣдъ ноги дѣвушки, показалъ его собакѣ.
   Умная собака нервно обнюхала слѣдъ и, весело визжа, бросилась впередъ.
   Скоро свѣтъ верхней пещеры блеснулъ передъ нами.
   Когда мы вышли на свободу изъ этой пещеры, Холмсъ снова далъ собакѣ понюхать всѣ слѣды передъ пещерой, не оставивъ безъ вниман³я и лошадиныхъ слѣдовъ.
   Бекъ безъ словъ понималъ его.
   Стуча носомъ, онъ старательно обнюхивалъ слѣды.
   И когда онъ разнюхалъ ихъ повидимому хорошо, съ громкимъ лаемъ бросился впередъ,
   Быстрымъ шагомъ мы послѣдовали за мимъ.
   - Помните, Ватсонъ, что мы не знаемъ ни одного кавказскаго нарѣч³я! - говорилъ Холмсъ, идя рядомъ со мной.
   - Плохо же мы будемъ разыгрыватъ изъ себя горцевъ! - сказалъ я со смѣхомъ.
   - О, это ничего! - возразилъ весело Холмсъ. - Намъ будетъ очень хорошо, если мы будемъ разыгрывать изъ себя глухонѣмыхъ бѣдняковъ. Нищ³е въ большомъ почетѣ у магометанъ.
   Я понялъ его мысль.
   Дѣйствительно, намъ не оставалось ничего болѣе, какъ изображать изъ себя глухонѣмыхъ.
   Дорога пошла круто подъ гору.
   Она спустилась въ дикое ущелье и пошла по его дну,
   Пройдя верстъ пятнадцать, мы совершенно выбились изъ силъ, а между тѣмъ Бекъ все продолжалъ съ визгомъ стремиться впередъ.
   - Отдохнемъ! - взмолился я.
   - Отдохнемъ! - согласился, наконецъ, и Холмсъ.
   Онъ подозвалъ Бека, привязалъ его шнуромъ и мы сѣли отдыхать.
   Но, полежавъ съ часъ и закусивъ консервами и хлѣбомъ, Холмсъ снова двинулся впередъ.
   Вдругъ Бекъ свернулъ со дна ущелья и побѣжалъ вверхъ по откосу.
   Мы потянулись за нимъ.
   Сначала, безъ всякой дороги, мы взобрались на горный кряжъ, затѣмъ спустились внизъ, потомъ еще раза три опускались и подымались, но въ концѣ концовъ, измученные окончательно, вышли-таки на дорогу и увидали прямо передъ собою аулъ.
   Нашъ переходъ былъ не менѣе тридцати верстъ.
   При входѣ въ аулъ, насъ встрѣтило нѣсколько горцевъ.
   Одинъ изъ нихъ что-то спросилъ насъ на своемъ нарѣч³и.
   Но Холмсъ воздѣлъ руки къ востоку, потомъ показалъ на свои уши, затѣмъ на губы и издалъ рѣзк³й, отвратительный звукъ, который издаютъ обыкновенно нѣмые.
   Горцы участливо закивали головами и что-то забормотали между собою.
   Одинъ изъ нихъ подошелъ къ намъ и жестомъ пригласилъ насъ слѣдовать за собою.
   Слѣдомъ за нимъ, мы вошли въ довольно просторную саклю.
   Указавъ намъ жестомъ на сидѣн³е, горецъ вышелъ, а черезъ нѣсколько минутъ молодая, стройная чеченка поставила передъ нами блюдо съ незатѣйливой ѣдой, состоявшей изъ сыра, чюрека (хлѣбъ) и холодной бараниной.
   Накормивъ насъ, она указала намъ мѣсто для спанья и ушла.
   Мы заснули, какъ убитые, но едва забрезжилъ свѣтъ, какъ Холмсъ поднялся на ноги.
   Мы одѣли бурки, поблагодарили хозяина, жестами ниспосылая милость Аллаха на его голову, и тихо удалились изъ деревни, идя за собакой, которая уже далеко опередила насъ.
   - Прекрасно исполнено! - проговорилъ Холмсъ, когда деревня (аулъ) осталась далеко позади насъ.
   - Да, недурно! - согласился я.- Эдакъ можно обойти безъ гроша весь Кавказъ и даже пополнѣть!
   - А развѣ вы не знали, что магометане самый гостепр³имный народъ. Въ особенности они любятъ нищихъ,, которыхъ среди нихъ очень мало. Если нищ³й заходитъ въ домъ, значитъ Аллахъ посылаетъ милость этому дому.
   - Въ видѣ двухъ сыщиковъ! - разсмѣялся я.
   - Бываетъ всяко! - отвѣтилъ Холмсъ.
   Теперь мы шли узкой, вьючной тропой.
   - Направлен³е все время идетъ на западъ! Такъ я и думалъ! - говорилъ Холмсъ, глядя на Бека.- Они съ женщиной никогда не сдѣлаютъ такого перехода какъ мы...
   И мы молча продолжали шагать и шагать, то взбираясь на крутизны, то спускаясь внизъ.
   Я не стану описывать всего путешеств³я.
   Коротко говоря, мы шли ровно четыре дня, всюду притворяясь глухонѣмыми и ночуя во встрѣчныхъ аулахъ.
   Но прежде чѣмъ продолжать разсказъ, я вернусь немного къ Нату Пинкертону.
  

IX.

   Доѣхавъ съ казакомъ до одного изъ ауловъ, они приблизились къ бѣдной саклѣ, стоявшей на самомъ краю.
   Лишь только остановили они передъ нею своихъ коней, какъ дверь открылась и изъ нея вышелъ оборванный, среднихъ лѣтъ, чеченецъ, съ хитрымъ лицомъ.
   - Здорово, Ахметка! - крикнулъ ему казакъ.
   - А-а! - оскалился чеченецъ, узнавая своего стараго знакомаго. - Иди, или ко мнѣ! Аллахъ послалъ мнѣ гостей!
   Привязавъ коней, они вошли въ саклю.
   - Ну, Ахметка, хочешь заработать двадцать пять рублей? - напрямикъ спросилъ казакъ.
   Глаза чеченца сверкнули.
   - На эти деньги я себѣ лошадь куплю! - сказалъ онъ радостно.
   - Ну, такъ тогда слушай моего товарища! - указалъ казакъ на Ната Пинкертона.
   - Видишь въ чемъ дѣло, Ахметъ! - заговорилъ ласково Пинкертонъ.- Со мной случилось несчаст³е! У меня недавно украли невѣсту, а, вѣдь, я знаю, что ее повезутъ въ Турц³ю! Если ты поможешь мнѣ отыскать ее, я дамъ тебѣ даже пятьдесятъ рублей!
   - Маматъ-Бей! - яростно вскрикнулъ вдругъ Ахметка.- О! Я съ удовольств³емъ отомщу этой собакѣ!
   - Какой Маматъ-Бей? - быстро спросилъ американецъ
   - Онъ покупаетъ отъ горцевъ краденныхъ дѣвокъ! - со злобой проговорилъ Ахметка.- И увозитъ ихъ на своей шкунѣ.
   - А отъ кого онъ покупаетъ? - спросилъ Пинкертонъ.
   - Не знаю! - покачалъ головой Ахметка.- Онъ кровный врагъ мнѣ!
   - Онъ сейчасъ тутъ?
   - Тутъ!
   - Со шкуной?
   - Да! Проклятая шкуна стоитъ въ ста саженяхъ отъ берега!
   - Далеко отъ сюда?
   - Верстъ двадцать!
   - Ты не обманешь меня, Ахметка? - строго спросилъ сыщикъ.
   - Пусть Аллахъ убьетъ меня, если я не всажу ему пулю первымъ! - яростно прорычалъ горецъ. - Скорѣе скачемъ! Сегодня или завтра, онъ долженъ принимать товаръ!
   - Въ такомъ случаѣ намъ нечего разговаривать! Сѣдлай своего коня! - поторопилъ американецъ.
   Въ мигъ они были готовы.
   Горя жаждой мщен³я, Ахметка стрѣлой понесся впередъ.
   Спустя три часа они выѣхали на берегъ моря.
   - Здѣсь надо спрятать коней! - посовѣтовалъ Ахметка.
   Совѣтъ былъ принятъ.
   Соскочивъ съ коней, они привязали ихъ въ укромномъ мѣстѣ и пѣшкомъ направились вдоль берега лѣсомъ.
   Пройдя съ версту, Ахметъ остановился.
   - Вонъ она проклятая! - указалъ онъ рукой на море, виднѣвшееся сквозь деревья.
   Сыщикъ взглянулъ туда. Довольно большая шкуна стояла недалеко отъ берега.
   - Мы засядемъ здѣсь въ лѣсу! - горячился Ахметка. - И лишь только они сойдутъ со шлюпки, мы перестрѣляемъ ихъ какъ куръ.
   - А много ихъ ѣздитъ?
   - Трое. Два гребца и Маматъ-Бей.
   Они обошли лѣсомъ, осмотрѣли мѣсто и, найдя хорошее прикрыт³е, засѣли за скалой, прикрытой лѣсомъ.
  

X.

   Насталъ вечеръ четвертаго дня. Такъ какъ по пути намъ не вст

Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
Просмотров: 225 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа