Главная » Книги

Дойль Артур Конан - Собака Баскервилей

Дойль Артур Конан - Собака Баскервилей


1 2 3 4 5 6 7 8 9

  

Собака Баскервилей

Приключен³е Шерлока Холмса

Конанъ Дойля

съ англйскаго переводъ Е. Н. Ломиковской

Издан³е редакц³и "Новаго Журнала Иностранной Литературы"

С.-Петербургъ

Типограф³я А. С. Суворина. Эртелевъ пер., д. 13

1902

I.

Мистеръ Шерлокъ Холмсъ.

  
   Мистеръ Шерлокъ Холмсъ, имѣвш³й обыкновен³е вставать очень поздно, за исключен³енъ тѣхъ нерѣдкихъ случаевъ, когда вовсе не ложился спать, сидѣлъ за завтракомъ. Я стоялъ на коврикѣ передъ каминомъ и держалъ въ рукахъ трость, которую нашъ поcѣтитель забылъ наканунѣ вечеромъ. Это была красивая, толстая палка съ круглымъ набалдашникомъ. Какъ разъ подъ нимъ палку обхватывала широкая (въ дюймъ ширины) серебряная лента, а на этой лентѣ было выгравировано: "Джэмсу Мортимеру, M. R. С. S. отъ его друзей изъ С. С. Н." и годъ "1884". Это была какъ разъ такого рода трость, какую носятъ обыкновенно старомодные семейные доктора,- почтенная, прочная и надежная,
   - Что вы съ нею дѣлаете, Ватсонъ?
   Холмсъ сидѣлъ ко мнѣ спиной, а я ничѣмъ не обнаружилъ своего занят³я.
   - Почему вы узнали, что я дѣлаю? У васъ, должно быть, есть глаза въ затылкѣ.
   - У меня по крайней мѣрѣ есть хорошо отполированный кофейникъ, и онъ стоитъ передо мною,- отвѣтилъ онъ. Но скажите мнѣ, Ватсонъ, что вы дѣлаете съ тростью нашего посѣтителя? Такъ какъ мы къ несчаст³ю упустили его визитъ и не имѣемъ понят³я о томъ, зачѣмъ онъ приходилъ, то этотъ знакъ памяти пр³обрѣтаетъ извѣстное значен³е. Послушаемъ, какое вы составили представлен³е о человѣкѣ, разсмотрѣвъ его трость.
   - Я думаю,- сказалъ я, пользуясь, насколько могъ, методомъ моего товарища,- что докторъ Мортимеръ удачный пожилой врачъ, пользующ³йся уважен³емъ, разъ знакомые оказали ему вниман³е этимъ подаркомъ.
   - Хорошо! - одобрилъ Холмсъ. Прекрасно!
   - Я также думаю, что онъ, вѣроятно, деревенск³й врачъ и дѣлаетъ много визитовъ пѣшкомъ.
   - Почему?
   - Потому что эта трость, очень красивая, когда была новою, до-того исцарапана, что врядъ ли ее могъ бы употреблять городской врачъ. Желѣзный наконечникъ до-того истертъ, что, очевидно, съ нею совершено не малое число прогулокъ.
   - Совершенно здраво! - замѣтилъ Холмсъ.
   - Затѣмъ на ней выгравировано "отъ друзей изъ С. С. Н.". Я полагаю, что эти буквы означаютъ какую-нибудь охоту (hunt), какое-нибудь мѣстное общество охотниковъ, членамъ котораго онъ, можетъ бытъ, подавалъ медицинскую помощь, за что они и сдѣлали ему этотъ маленьк³й подарокъ.
   - Право, Ватсонъ, вы превосходите самого себя,- сказалъ Холмсъ, отодвигая стулъ и закуривая папироску. Я долженъ сказать, что во всѣхъ вашихъ любезныхъ разсказахъ о моихъ ничтожныхъ дѣйств³яхъ вы слишкомъ низко оцѣнивали свои собственныя способности. Можетъ быть, вы сами и не освѣщаете, но вы проводникъ свѣта. Нѣкоторые люди, не обладая сами ген³емъ, имѣютъ замѣчательную способность вызывать его въ другихъ. Признаюсь, дорогой товарищъ, что я въ большомъ долгу у васъ.
   Никогда раньше не говорилъ онъ такъ много, и я долженъ сознаться, что слова его доставили мнѣ большое удовольств³е, потому что меня часто обижало его равнодуш³е къ моему восхищен³ю имъ и къ моимъ попыткамъ предать гласности его методъ. Я также гордился тѣмъ, что настолько усвоилъ его систему, что примѣнен³емъ ея заслужилъ его одобрен³е. Холмсъ взялъ у меня изъ рукъ трость и разсматривалъ ее нѣсколько минутъ невооруженнымъ глазомъ. Затѣмъ, съ выражен³емъ возбужденнаго интереса на лицѣ, онъ отложилъ папиросу и, подойдя съ тростью къ окну, сталъ ее снова разсматривать въ лупу.
   - Интересно, но элементарно,- произнесъ онъ, садясь въ свой любимый уголокъ на диванѣ. Есть, конечно, одно или два вѣрныхъ указан³я относительно трости. Они даютъ намъ основан³е для нѣсколькихъ выводовъ.
   - Развѣ я упустилъ что-нибудь изъ вида? - спросилъ я съ нѣкоторою самонадѣянностью. Полагаю,- ничего важнаго?
   - Боюсь, дорогой Ватсонъ, что большинство вашихъ заключен³й ошибочно. Я совершенно искренно сказалъ, что вы вызываете во мнѣ мысли, и, замѣчая ваши заблужден³я, я случайно напалъ на истинный слѣдъ. Я не говорю, что вы вполнѣ ошиблись. Человѣкъ этотъ, безъ сомнѣн³я, деревенск³й врачъ, и онъ очень много ходитъ.
   - Такъ я былъ правъ.
   - Настолько, да.
   - Но это же и все.
   - Нѣтъ, нѣтъ, милый Ватсонъ, не все, далеко не все. Я, напримѣръ, сказалъ бы, что подарокъ доктору сдѣланъ скорѣе отъ госпиталя, чѣмъ отъ охотничьяго общества, и разъ передъ этимъ госпиталемъ поставлены буквы С. C., то само собою напрашиваются на умъ слова "Чэрингъ-Кроссъ" (Charing-Cross Hospital).
   - Вы, можетъ бытъ, правы.
   - Все говоритъ за такое толкован³е. И если мы примемъ его за основную гипотезу, то будемъ имѣть новыя данныя для возстановлен³я личности этого неизвѣстнаго посѣтителя.
   - Ну такъ, предлолагая, что буквы С. С. Н. должны означать Чэрингъ-Кросск³й госпиталь, как³е же мы можемъ сдѣлать дальнѣйш³е выводы?
   - Развѣ вы не чувствуете, какъ они сами напрашиваются? Вы знакомы съ моею системой - примѣняйте ее.
   - Для меня ясно только одно очевидное заключен³е, что человѣкъ этотъ практиковалъ въ городѣ, прежде чѣмъ переѣхать въ деревню.
   - Мнѣ кажется, что мы можемъ пойти нѣсколько дальше. Продолжайте въ томъ-же направлен³и. По какому случаю вѣроятнѣе всего могъ бытъ сдѣланъ этотъ подарокъ? Когда друзья его могли сговориться, чтобы доказать ему свое расположен³е? Очевидно, въ тотъ моментъ, когда докторъ Мортимеръ покидалъ госпиталь съ тѣмъ, чтобы заняться частной практикой. Мы знаемъ, что былъ сдѣланъ подарокъ. Мы полагаемъ, что докторъ Мортимеръ промѣнялъ службу въ городскомъ госпиталѣ на деревенскую практику. Такъ будетъ ли слишкомъ смѣлымъ выводъ, сдѣланный изъ этихъ двухъ посылокъ, что докторъ получилъ подарокъ по случаю этой перемѣны?
   - Конечно, это, повидимому, такъ и было.
   - Теперь замѣтьте, что онъ не могъ бытъ въ штатѣ госпиталя, потому что только человѣкъ съ прочно установившеюся практикою въ Лондонѣ могъ занимать такое мѣсто, а такой человѣкъ не ушелъ бы въ деревню. Кѣмъ же онъ былъ? Если онъ занималъ мѣсто въ госпиталѣ, а между тѣмъ не входилъ въ его штатъ, то онъ могъ быть только врачомъ или хирургомъ кураторомъ,- немногимъ болѣе студента старшаго курса. Онъ ушелъ изъ госпиталя пять лѣтъ назадъ,- годъ обозначенъ на трости. Такимъ образомъ, милый Ватсонъ, вашъ почтенный, пожилой семейный врачъ улетучивается, и является молодой человѣкъ не старше тридцати лѣтъ, любезный, не честолюбивый, разсѣянный и обладатель любимой собаки, про которую я въ общихъ чертакъ скажу, что она больше терьера и меньше мастифа.
   Я недовѣрчиво засмѣялся, когда Шерлокъ Холмсъ, сказавъ это, прислонился къ дивану и стадъ выпускать къ потолку колечки дыма.
   - Что касается до вашего послѣдняго предположен³я, то я не имѣю средствъ его провѣрить,- сказалъ я,- но, по крайней мѣрѣ, не трудно найти нѣкоторыя свѣдѣн³я о возрастѣ и професс³ональной карьерѣ этого человѣка,,
   Съ моей небольшой полки медицинскихъ княгъ я взялъ врачебный указатель и открылъ его на имени Мортимеръ; ихъ было нѣсколько, но только одно изъ нихъ могло относитъся къ нашему посѣтителю. Я прочелъ вслухъ слѣдующ³я свѣдѣн³я о немъ:
   "Мортимеръ, Джэмсъ, M. R. С. L., 1882, Грпмпенъ, Дартмуръ, De von, врачъ-кураторъ, съ 1882 по 1884 въ Чэрингъ-Кросскомъ госпиталѣ. Получилъ Джаксоновскую прем³ю за сравнительную патолог³ю съ этюдомъ подъ заглав³емъ: "Наслѣдственна ли болѣзнъ?" Членъ кореспондентъ шведскаго патологическаго общества, авторъ статей: "Нѣсколько причудъ атавизма" (Ланцетъ, 1882), "Прогрессируемъ ли мы?" (Психологическ³й журналъ, мартъ, 1883 г.). Служитъ въ приходахъ Гримпенъ, Торелей и Гай Барро".
   - Ни малѣйшаго намека, Ватсонъ, на мѣстное общество охотниковъ,- сказалъ Холмсъ съ саркастическою улыбкою,- но деревенск³й врачъ, какъ вы проницательно замѣтили. Я думаю, что мои выводы достаточно подтверждены. Что же касается до приведенныхъ мною прилагательныхъ, то, если не ошибаюсь, они были: любезный, нечестолюбивый и разсѣянный. Я по опыту знаю, что въ этомъ м³рѣ только любезный человѣкъ получаетъ знаки вниман³я, только не честолюбивый покидаетъ лондонскую карьеру для деревенской практики и только разсѣянный оставляетъ, вмѣсто визитной карточки, свою трость, прождавъ васъ въ вашей комнатѣ цѣлый часъ.
   - A собака?
   - Имѣла обыкновен³е носить за своимъ господиномъ эту трость. Такъ какъ эта трость тяжела, то собака крѣпко держала ее за середину, гдѣ ясно видны слѣды ея зубовъ. Пространство, занимаемое этими слѣдами, показываетъ что челюсть собаки велика для терьера и мала для мастпфа. Это, должно быть... ну да, конечно, это кудрявый спаньель.
   Холмсъ всталъ съ дивана и, говоря такимъ образомъ, ходилъ по комнатѣ. Затѣмъ онъ остановился у окна. Въ его голосѣ звучала такая увѣренность, что я съ удивлен³емъ взглянулъ на него.
   - Милый другъ, какъ вы можете быть такъ увѣрены въ этомъ?
   - По той простой причинѣ, что я вижу собаку на порогѣ нашей двери, а вотъ и звонокъ ея господина. Пожалуйста, не уходите, Ватсонъ. Онъ вашъ коллега, и ваше присутств³е можетъ быть полезнымъ для меня. Наступилъ, Ватсонъ, драматическ³й моментъ, когда вы слышите на лѣстницѣ шаги человѣка, который долженъ внести что-то въ вашу жизнь, и вы не знаете, къ добру ли это или нѣтъ. Что нужно доктору Джэмсу Мортимеру, человѣку науки, отъ Шерлока Холмса. спец³алиста по преступлен³ямъ? - войдите.
   Видъ нашего посѣтителя удивилъ меня, потому что я ожидалъ типичнаго деревенскаго врача. Онъ былъ очень высокаго роста, тонк³й, съ длиннынъ носомъ, похожимъ на клювъ, выдававшимся между двумя острыми, сѣрыми глазами, близко поставленными и ярко блестѣвшими изъ-за очковъ въ золотой оправѣ. Онъ былъ одѣтъ въ професс³ональный, но неряшливый костюмъ: его сюртукъ былъ грязноватъ, а брюки потерты. Хотя онъ былъ еще молодъ, но спина его уже была сгорблена, и онъ шелъ, нагнувъ впередъ голову, съ общимъ выражен³емъ пытливой благосклонности. Когда онъ вошелъ, взглядъ его упалъ на трость въ рукахъ Холмса, и онъ подбѣжалъ къ ней съ радостнымъ возгласомъ:
   - Какъ я доволенъ! Я не былъ увѣренъ, здѣсь ли я ее оставилъ или въ пароходной конторѣ. Я бы не хотѣлъ ни за что на свѣтѣ потерять эту трость.
   - Это, какъ видно, подарокъ,- сказалъ Холмъ.
   - Да, сэръ...
   - Отъ Чэрингъ-Кросскаго госпиталя?
   - Отъ нѣсколькихъ друзей, служащихъ тамъ, по случаю моей свадьбы.
   - Ай, ай, это скверно,- сказалъ Холмсъ, качая головой.
   Глаза доктора Мортамера блеснули сквозь очки кроткимъ удивлен³емъ.
   - Почему же это скверно?
   - Только потому, что вы разбили наши маленьк³е выводы. По случаю вашей свадьбы, говорите вы?
   - Да, сэръ. Я женился и оставилъ госпиталь, а вмѣстѣ съ нимъ и всяк³я надежды на практику консультанта. Это было необходимо для того, чтобы я могь завести свой собственный домашн³й очагъ.
   - Ага, такъ мы въ сущности уже не такъ ошиблись,- сказалъ Холмсъ. Итакъ, докторъ Джэмсъ Мортимеръ...
   - Мистеръ, сэръ, мистеръ... скромный врачъ.
   - И очевидно человѣкъ съ точнымъ мышлен³емъ.
   - Пачкунъ въ наукѣ, мистеръ Холмсъ, собиратель раковинъ на берегахъ великаго неизслѣдованнаго океана. Полагаю, что я обращаюсь къ мистеру Шерлоку Холмсу, а не...
   - Нѣтъ, это мой другъ, докторъ Ватеонъ.
   - Очень радъ, что встрѣтилъ васъ, сэръ. Я слышалъ ваше имя въ связи съ именемъ вашего друга. Вы очень интересуете меня, мистеръ Холмсъ. Я съ нетерпѣн³емъ ожидалъ увидѣть такой доликоцефальный черепъ и столь хорошо выраженное развит³е надглазной кости. Вы ничего не будете имѣть, если я проведу пальцемъ по вашему теменному шву? Снимокъ съ вашего черепа, пока оригиналъ его еще дѣятеленъ, составилъ бы украшен³е всякаго антропологическаго музея. Я вовсе не намѣренъ быть неделикатнымъ, но признаюсь, что жажду вашего черепа.
   Шерлокъ Холмсъ указалъ странному посѣтителю на стулъ и сказалъ:
   - Я вижу, сэръ, что вы восторженный поклонникъ своей идеи, какъ и я своей. Я вижу по вашему указательному пальцу, что вы сами скручиваете себѣ папиросы. Не стѣсняйтесь курить.
   Посѣтитель вынулъ изъ кармана табакъ и бумажку, и съ поразительною ловкостью скрутилъ папироску. У него были длинные дрожащ³е пальцы, столь же подвижные и безпокойные, какъ щупальцы насѣкомаго.
   Холмсъ молчалъ, но его быстрые взгляды доказывали мнѣ, насколько онъ интересуется нашимъ удивительнымъ гостемъ.
   - Я полагаю, сэръ,- сказалъ онъ, наконецъ,- что вы сдѣлали мнѣ честь придти сюда вчера вечеромъ и опять сегодня не съ исключительной цѣлью изслѣдовать мой черепъ?
   - Нѣтъ, сэръ, нѣтъ, хотя я счастливъ, что получилъ и эту возможность. Я пришелъ къ вамъ, мистеръ Холмсъ, потому, что признаю себя непрактичнымъ человѣкомъ и потому, что я внезапно сталъ лицомъ къ лицу съ очень сер³озной и необыкновенной задачей. Признавая васъ вторымъ экспертомъ въ Европѣ...
   - Неужели, сэръ! Могу я васъ спросить, кто имѣетъ честь быть первымъ?- спросилъ Холмсъ нѣсколько рѣзко.
   - Но точно научный умъ Бертильона будетъ всегда имѣть сильное вл³ян³е.
   - Такъ не лучше ли вамъ посовѣтоваться съ нимъ?
   - Я говорилъ, сэръ, объ умѣ точно научномъ. Что же касается до практически дѣлового человѣка, то всѣми признано, что вы въ этомъ отношен³и единственный. Надѣюсь, сэръ, что я неумышленно не...
   - Немножко,- сказалъ Холмсъ. Я думаю, докторъ Мортимеръ, что вы сдѣлаете лучше, если, безъ дальнѣйшихъ разговоровъ, будете добры просто изложить мнѣ, въ чемъ заключается задача, для разрѣшен³я которой требуется моя помощь.
  

II.

Проклят³е надъ Баскервилями.

  
   - У меня въ карманѣ рукопись,- началъ Джэмсъ Мортимеръ.
   - Я это замѣтилъ, какъ только вы вошли въ комнату,- сказалъ Холмсъ.
   - Это старая рукопись.
   - Не новѣе восемнадцатаго столѣт³я, если это только не поддѣлка.
   - Какъ могли вы это узнать, сэръ?
   - Все время, пока вы говорили, изъ вашего кармана выглядывало дюйма два этой рукописи. Плохимъ былъ бы я экспертомъ, если бы не могь указать на эпоху документа съ точностью приблизительно до десяти лѣтъ. Можетъ быть, вы читали мою небольшую монограф³ю объ этомъ. Я отношу этотъ документъ къ 1730 году.
   - Точная его дата 1742. При этомъ докторъ Мортимеръ вынулъ документъ изъ кармана. Эта фамильная бумага была мнѣ довѣрена сэромъ Чарльзомъ Баскервилемъ, внезапная и загадочная смерть котораго около трехъ мѣсяцевъ назадъ произвела такое возбужден³е въ Девонширѣ. Я могу сказать, что былъ его другомъ и врачомъ. Это былъ, сэръ, человѣкъ сильнаго ума, строг³й, практичный и съ столь же мало развитымъ воображен³емъ, какъ у меня самого. Между тѣмъ онъ сер³озно отнесся къ этому документу, и его умъ былъ подготовленъ къ постигшему его концу.
   Холмсъ протянулъ руку за рукописью и разгладилъ ее на своемъ колѣнѣ.
   - Замѣтьте, Ватсонъ, перемежающ³еся длинные и коротк³е "S". Это одно изъ нѣсколькихъ указан³й, давшихъ мнѣ возможность спредѣлить дату.
   Я посмотрѣлъ изъ-за его плеча на желтую бумагу и поблекшее письмо. Въ заголовкѣ было написано: "Баскервиль-голль", а внизу,- большими цифрами нацарапано: "1742".
   - Это имѣетъ видъ какого-то разсказа.
   - Да, это разсказъ одной легенды, которая въ ходу въ семействѣ Баскервиль.
   - Но, насколько я понимаю, вы желаете посовѣтоваться со мною о чемъ-то болѣе современномъ и практичномъ?
   - О самомъ современномъ. О самомъ практическомъ спѣшномъ дѣлѣ, которое должно быть рѣшено въ двадцать четыре часа. Но рукопись не длинная и тѣсно связана съ дѣломъ. Съ вашего позволен³я я прочту ее вамъ.
   Холмсъ прислонился къ спинкѣ кресла, сложилъ вмѣстѣ кончики пальцевъ обѣихъ рукъ и закрылъ глаза съ выражен³емъ покорности. Докторъ Мортимеръ повернулъ рукопись къ свѣту и сталъ читать высокимъ, надтреснутымъ голосомъ слѣдующ³й любопытный разсказъ:
   "Много говорилось о происхожден³и Баскервильской собаки, но такъ какъ я происхожу по прямой лин³и отъ Гюго Баскервиля, и такъ какъ я слышалъ эту истор³ю отъ моего отца, а онъ отъ своего, то я изложилъ ее съ полною увѣренностью, что она произошла именно такъ, какъ тутъ изложена. И я бы желалъ, чтобы вы, сыновья мои, вѣрили въ то, что та же самая Справедливость, которая наказываетъ грѣхъ, можетъ также милостиво простить его, и что нѣтъ того тяжелаго проклят³я, которое бы не могло быть снято молитвою и раскаян³емъ. Такъ научитесь изъ этого разсказа не страшиться плодовъ прошлаго, но скорѣе быть предусмотрительными на счетъ будущаго, дабы скверныя страсти, отъ которыхъ такъ жестоко пострадалъ нашъ родъ, не были снова распущены на нашу погибель.
   "Итакъ, знайте, что во время великаго возстан³я (на истор³ю котораго, написанную ученымъ лордомъ Кларендономъ, я долженъ сер³озно обратить ваше вниман³е) помѣстье Баскервиля находилось во владѣн³и Гюго Баскервиля, самаго необузданнаго, нечестиваго безбожника. Эти качества сосѣди простили бы и ему, потому что они никогда не видѣли, чтобы святые процвѣтали въ этой мѣстности, но онъ отличался такимъ жестокимъ развратомъ, что имя его сдѣлалось притчей на всемъ Западѣ. Случилось такъ, что Гюго полюбилъ (если можно выразить столь прекраснымъ словомъ его гнусную страсть) дочь зажиточнаго крестьянина, арендовавшаго земли близъ Баскервильскаго помѣстья. Но молодая дѣвушка, скромная и пользовавшаяся добрымъ именемъ, постоянно избѣгала его, страшась его дурной славы.
   "Однажды, въ день Михаила Архангела, Гюго съ пятью или шестью изъ своихъ бездѣльныхъ и злыхъ товарищей прокрался на ферму и похитилъ дѣвушку, пока отецъ ея и братья были въ отсутств³и, что ему было прекрасно извѣстно. Дѣвушку привезли въ замокъ и помѣстили въ комнатѣ верхняго этажа, а Гюго и его друзья предались, по своему обыкновен³ю, продолжительной ночной орг³и. Между тѣмъ бѣдная дѣвушка, слыша пѣсни, крики и страшную ругань, доходивш³я до нея снизу, чуть съ ума не сошла, потому что, когда Гюго Баскервиль былъ пьянъ, то, говорятъ, употреблялъ так³я слова, которыя могли сразить человѣка, слышавшаго ихъ. Наконецъ доведенная до крайняго ужаса? она сдѣлала то, что устрашило бы самаго храбраго мужчину: при помощи плюща, покрывавшаго (и по нынѣ покрывающаго) южную стѣну, она спустилась съ карниза и побѣжала черезъ болото по направлен³ю къ фермѣ своего отца, отстоявшей отъ замка на девять миль.
   "Немного позднѣе Гюго вздумалъ отнести своей гостьѣ поѣсть и попить,- а можетъ быть и еще что-нибудь худшее, и нашелъ клѣтку пустою, - птичка улетѣла. Имъ тогда точно овладѣлъ дьяволъ, и онъ, бросившись внизъ, вбѣжалъ въ столовую, вскочилъ на большой столъ, опрокидывая бутылки и кушанья, и закричалъ во все горло, что онъ готовъ въ эту же ночь предать свое тѣло и душу нечистому духу, только бы ему удалось догнать дѣвушку. Кутилы стояли разиня ротъ при видѣ бѣшенства своего хозяина, какъ вдругъ одинъ изъ нихъ, болѣе другихъ злой, а можетъ быть болѣе пьяный, закричалъ, что слѣдовало бы выпустить на нее собакъ. Услыхавъ это, Гюго выбѣжалъ изъ дому и, вызывая конюховъ, приказалъ имъ осѣдлать его кобылу и выпуститъ собакъ. Когда это было сдѣлано, онъ далъ собакамъ понюхать головной платокъ дѣвушки, толкнулъ ихъ на слѣдъ и съ громкимъ крикомъ полетѣлъ по болоту, освѣщенному луной.
   "Кутилы продолжали стоять, вытаращивъ глаза, не понимая, что такое было предпринято столь поспѣшно. Но вдругъ ихъ отяжелѣвш³е мозги прояснились, и они отдали себѣ отчетъ въ томъ, что должно совершиться на болотѣ. Всѣ взволновались: кто требовалъ свой пистолетъ, кто свою лошадь? а кто еще бутылку вина. Наконецъ, они пришли въ себя и всею гурьбою (тринадцать всего человѣкъ) сѣли на лошадей и пустились догонять Гюго. Мѣсяцъ ясно свѣтилъ надъ ними, и они быстро скакали всѣ рядомъ по тому направлен³ю, по которому обязательно должна была бѣжать дѣвушка, если она хотѣла вернуться домой.
   "Они проскакали двѣ-три мили, когда встрѣтили одного изъ ночныхъ пастуховъ на болотѣ и спросили его, не видалъ ли онъ охоты, Истор³я гласитъ, что человѣкъ этотъ былъ до-того пораженъ страхомъ, что еле могъ говорить, но, наконецъ, сказалъ, что видѣлъ несчастную дѣвушку и собакъ, бѣжавшихъ по ея слѣдамъ. "Но я видѣлъ еще больше этого,- прибавилъ онъ,- Гюго Баскервиль обогналъ меня на своей вороной кобылѣ, а за нимъ молча бѣжала собака,- такое исчад³е ада, какое не дай мнѣ Богь никогда видѣть за своими пятами". Пьяные помѣщики выругали пастуха и продолжали свой путь. Но вскорѣ по ихъ кожѣ пробѣжали мурашки, потому что они услыхали быстрый стукъ копытъ и тотчасъ же увидѣли на болотѣ скакавшую мимо нихъ вороную кобылу, забрызганную бѣлой пѣной, съ волочащимися поводьями и пустымъ сѣдломъ. Кутилы собрались тѣснѣе другъ къ другу, потому что ихъ обдалъ страхъ, но они все-таки продолжали подвигаться по болоту, хотя каждый, будъ онъ одинъ, радъ былъ бы повернуть обратно. Они ѣхали медленно и, наконецъ, добрались до собакъ. Хотя онѣ всѣ были знамениты своею смѣлостью и дрессировкой, однако же, тутъ, собравшись въ кучу, выли надъ выемкой въ болотѣ, нѣкоторыя отскакивали отъ нея, друг³я же, дрожа и вытаращивъ глаза, смотрѣли внизъ.
   "Компан³я, протрезвившаяся, какъ можно думать, остановилась. Большинство всадниковъ ни за что не хотѣло двигаться дальше, но трое изъ нихъ, самыхъ смѣлыхъ, а можетъ-быть и самыхъ пьяныхъ, спустились во впадину. Передъ ними открылось широкое пространство, на которомъ стояли больш³е камни, видимые тамъ еще и теперь и поставленные здѣсь въ древн³я времена какимъ-нибудь забытымъ народомъ Мѣсяцъ ярко освѣщалъ площадку, и въ центрѣ ея лежала несчастная дѣвушка, упавшая сюда мертвою отъ страха и усталости. Но волосы поднялись на головахъ трехъ дьявольски смѣлыхъ бездѣльниковъ не отъ этого вида и даже не отъ того, что тутъ же, рядомъ съ дѣвушкою, лежало тѣло Гюго Баскервиля, а потому, что надъ Гюго стояло, трепля его за горло, отвратительное существо, похожее на собаку, но несравненно крупнѣе когда-либо видѣнной собаки. Пока всадники смотрѣли на эту картнну, животное вырвало горло Гюго Баскервиля и повернуло къ нимъ голову съ горящими глазами и разинутою челюстью, съ которой капала кровь. Всѣ трое вскрикнули отъ ужаса и ускакали, спасая жизнь, и долго крики ихъ оглашали болото. Одинъ изъ нихъ, говорятъ, умеръ въ ту же ночь отъ того, что онъ видѣлъ, а двое остальныхъ на всю жизнь остались разбитыми людьми.
   "Такова, сыновья мои, легенда о появлен³и собаки, которая съ тѣхъ поръ была, говорятъ, бичомъ нашего рода. Изложилъ я ее, потому что извѣстное менѣе внушаетъ ужаса, чѣмъ предполагаемое и угадываемое. Нельзя также отрицать, что мног³е изъ нашего рода погибли неестественною смсртью,- внезапной, кровавой и таинственной. Но предадимся защитѣ безконечно благостнаго Провидѣн³я, которое не будетъ вѣчно наказывать невиннаго дальше третьяго или четвертаго поколѣн³я, какъ угрожаетъ Священное Писан³е. A потому я поручаю васъ, сыновья мои, этому Провидѣн³ю и совѣтую вамъ ради предосторожности не проходить по болоту въ темные часы ночи, когда властвуетъ нечистая сила.
   (Отъ Гюго Баскервиля его сыновьямъ Роджеру и Джону, съ предупрежден³емъ ничего не говорить объ этомъ сестрѣ своей Елизаветѣ)".
   Когда докторъ Мортимеръ окончилъ чтен³е этого страннаго разсказа, онъ сдвинулъ на лобъ свои очки и пристально уставился въ Шерлока Холмса. Послѣдн³й зѣвнулъ и бросилъ окурокъ своей папироски въ камннъ.
   - Ну? - спросилъ онъ.
   - Развѣ вы не находите это интереснымъ?
   - Для собирателя волшебныхъ сказокъ.
   Докторъ Мортимеръ вьшулъ изъ кармана сложенную газету и сказалъ:
   - Теперь, мистеръ Холмсъ, мы вамъ дадимъ нѣчто болѣе современное. Это "Хроника графства Девонъ" отъ 14-го мая нынѣшняго года. Она заключаетъ въ себѣ краткое сообщен³е о фактахъ, сопровождавшихъ смерть сэра Чарльза Баскервиля.
   Мой другъ нагнулся нѣсколько впередъ, и на лицѣ его выразилось напряженное вниман³е. Нашъ посѣтитель поправилъ очки и началъ читать:
   "Недавняя скоропостижная смерть сэра Чарльза Баскервиля, котораго называли вѣроятнымъ кандидатомъ на ближайшихъ выборахъ отъ Средняго Девона, набросила мрачную тѣнь на всю страну. Хотя сэръ Чарльзъ жилъ въ своемъ помѣстьѣ Баскервиль сравнительно недолго, но его любезность и крайняя щедрость привлекли къ нему любовь и уважен³е всѣхъ, кто приходилъ съ нимъ въ соприкосновен³е. Въ настояпце дни, изобилующ³е nouveaux riches, утѣшительно видѣть, когда потомокъ старой фамил³и графства, претерпѣвшей тяжелые дни, способенъ самъ составить свое состоян³е и вернуть своему роду его былое велич³е. Извѣстно, что сэръ Чарльзъ пр³обрѣлъ большой капиталъ спекуляц³ями въ Южной Африкѣ. Благоразумнѣе тѣхъ, кто не останавливается, пока колесо фортуны не повернется противъ нихъ, онъ реализировалъ свои барыши и вернулся съ ними въ Англ³ю. Онъ только два года назадъ поселился въ Баскервилѣ, и всѣ говорятъ объ его широкихъ планахъ перестройки и усовершенствован³й, прерванныхъ его смертью. Самъ бездѣтный, онъ громко выражалъ желан³е, чтобы, еще при его жизни, вся эта часть графства получала выгоду отъ его благосостоян³я, и мног³я имѣютъ личныя причины оплакивать его преждевременную кончину. О его щедрыхъ пожертвован³яхъ на благотворительныя дѣла мѣстныя и во всемъ графствѣ часто говорилось на столбцахъ нашей газеты.
   "Нельзя сказать, чтобы обстоятельства, связанныя со смертью сэра Чарльза, были вполнѣ выяснены слѣдств³емъ, но, по крайней мѣрѣ, многое сдѣлано для того, чтобы опровергнуть слухи, вызванные мѣстнымъ суевѣр³емъ. Какъ бы то ни было, нѣтъ ни малѣйшаго повода подозрѣвать злодѣян³е или чтобы смерть произошла отъ чего-нибудь иного, кромѣ самыхъ естественныхъ причинъ. Сэръ Чарльзъ былъ вдовецъ, и можно сказать, что въ нѣкоторыхъ отношен³яхъ онъ былъ эксцентричнымъ человѣкомъ: не смотря на свое богатство, онъ имѣлъ очень скромные вкусы, и весь его домашн³й штатъ прислуги въ замкѣ Баскервиль состоялъ изъ супруговъ Барриморъ,- мужъ былъ дворецк³й, а жена экономкой. Изъ ихъ показан³й, подкрѣпленныхъ свидѣтельствомъ нѣсколькихъ друзей, видно, что за послѣднее время здоровье сэра Чарльза стало ослабѣвать и что у него была какая-то болѣзнь сердца, проявлявшаяся измѣнен³ями цвѣта лица, удушьемъ и острыми приступами нервнаго упадка силъ. Докторъ Джэмсъ Мортимеръ, другъ и врачъ покойнаго, показалъ то же самое.
   "Обстоятельства, связанныя съ этимъ случаемъ, очень просты. Сэръ Чарльзъ Баскервиль имѣлъ обыкновен³е передъ сномъ прогуливаться по знаменитой тисовой аллеѣ. Барриморы свидѣтельствовали о такой привычкѣ его. 14-го мая сэръ Чарльзъ объявилъ о своемъ намѣрен³и ѣхать на другой день въ Лондонъ и приказалъ Барримору уложить вещи. Вечеромъ онъ отправился на свою обыкновенную ночную прогулку, въ продолжен³е которой имѣлъ привычку курить сигару. Съ этой прогулки ему не суждено было вернуться. Въ двѣнадцать часовъ ночи, видя, что дверь въ переднюю все еще открыта, Барриморъ сталъ безпокоиться и, засвѣтивъ фонарь, отправился на поиски своего господина. День былъ сырой, и слѣды сэра Чарльза были ясно видны на аллеѣ. На полпути по этой аллеѣ есть калитка, выходящая на болото. Видно было, что сэръ Чарльзъ останавливался тутъ не надолго, затѣмъ продолжалъ свою прогулку по аллеѣ, и въ самомъ концѣ ея было найдено его тѣло. Туть есть одинъ только необъясненный фактъ, а именно показан³е Барримора о томъ, что, за калиткой, слѣды шаговъ сэра Чарльса измѣнили свой характеръ, и казалось, будто онъ шелъ не полной ступней, а только на носкахъ. Нѣкто Мерфи, цыганъ-барышникъ, находился въ то время на болотѣ, недалеко отъ калитки, но, по собственному его признан³ю, онъ былъ мертвецки пьянъ. Онъ заявилъ, что слышалъ крики, но не былъ въ состоян³и опредѣлитъ, откуда они шли. На тѣлѣ сэра Чарльза не было обнаружено никакихъ знаковъ насил³я и, хотя свидѣтельство доктора указывало на невѣроятное почти искажен³е лица (настолько сильное, что докторъ Мортимеръ сразу не узналъ своего друга и пац³ента), но было выяснено, что такой симптомъ бываетъ въ случаяхъ удушья и смерти отъ паралича сердца. Такое объяснен³е было дано при вскрыт³и, доказавшемъ, что сэръ Чарльзъ давно страдалъ органическимъ порокомъ сердца, и слѣдователь постановилъ свое рѣшен³е на основан³и медицинскихъ показан³й. Хорошо, что все такъ объяснилось, потому что крайне важно, чтобы наслѣдникъ сэра Чарльза поселился въ замкѣ и продолжалъ доброе дѣло, столь грустно прерванное. Если бы прозаическ³й выводъ слѣдователя не положилъ конца романическимъ истор³ямъ, которыя нашептывались по поводу этой смерти, то трудно было бы найти владѣтеля для Баскервиля. Говорятъ, что ближайш³й родственникъ и наслѣдникъ - сэръ Генри Баскервиль, сынъ младшаго брата сэра Чарльза. По послѣднимъ извѣст³ямъ, молодой человѣкъ былъ въ Америкѣ, и теперь собираются свѣдѣн³я о немъ для того, чтобы имѣть возможность сообщить ему о его наслѣдствѣ".
   Докторъ Мортимеръ сложилъ газету и положилъ ее обратно въ карманъ.
   - Таковы, мистеръ Холмсъ, обнародованные факты, относящ³еся къ смерти сэра Чарльза Баскервиля.
   - Я долженъ принести вамъ свою благодарность,- сказалъ Шерлокъ Холмсъ,- за то, что вы привлекли мое вниман³е на случай, который представляетъ, конечно, нѣсколько интересныхъ данныхъ. Я въ то время видѣлъ мелькомъ нѣсколько газетныхъ сообщен³й объ этомъ, но былъ занятъ маленькимъ дѣломъ о ватиканской камеѣ и, въ своемъ желан³и угодить папѣ, упустилъ изъ вида нѣсколько интересныхъ англ³йскихъ дѣлъ. Въ этой статьѣ, говорите вы, заключаются всѣ обнародованные факты?
   - Да.
   - Такъ сообщите мнѣ интимныя свѣдѣн³я.
   Съ этими словами Холмсъ снова прислонился къ спинкѣ кресла, сложилъ концы пальцевъ и принялъ самое безстрастное судейское выражен³е.
   - Дѣлая это,- сказалъ Мортимеръ, начинавш³й выказывать сильное волнен³е,- я говорю то, чего никогда никому не довѣрялъ. Одинъ изъ мотивовъ, по которому я это скрылъ отъ слѣдств³я, заключается въ томъ, что человѣку науки крайне непр³ятно быть заподозрѣннымъ въ томъ, что онъ раздѣляетъ народное суевѣр³е. Вторымъ мотивомъ было то, что Баскервильское помѣстье, какъ говоритъ о томъ газета, осталось бы безъ владѣльца, если бы что-нибудь усилило его и безъ того мрачную репутац³ю. По обѣимъ этимъ причинамъ я думалъ, что имѣлъ право сказать менѣе, чѣмъ зналъ, разъ практически ничего хорошаго не вышло бы изъ моей откровенности, но отъ васъ у меня нѣтъ никакой причины скрывать что бы то ни было.
   - Болото очень мало населено, и тѣ, кто живутъ по сосѣдству другъ съ другомъ, находятся въ постоянномъ сношен³и. Поэтому я часто видѣлся съ сэромъ Чарльзомъ Баскервилемъ. За исключен³емъ мистера Франкланда изъ Лафтаръ-голля и мистера Стапльтона - натуралиста, нѣтъ ни одного интеллигентнаго человѣка на много миль. Сэръ Чарльзъ велъ уединенную жизнь, но его болѣзнь свела насъ, а эту связь поддерживала общность нашихъ интересовъ въ наукѣ. Онъ привезъ съ собою изъ Южной Африки много научныхъ свѣдѣн³й, и не мало провели мы прелестныхъ вечеровъ, разсуждая о сравнительной анатом³и бушмэна и готтентота.
   - Въ послѣдн³е мѣсяцы для меня становилось все яснѣе и яснѣе, что нервы сэра Чарльза были до послѣдней крайности натянуты. Прочитанная мною вамъ легенда настолько подѣйствовала на него, что хотя онъ ходилъ по всему пространству своихъ владѣн³й, но ничто не могло бы его заставить пойти ночью на болото. Какъ бы это ни казалось невѣроятнымъ вамъ, мистеръ Холмсъ, онъ былъ искренно убѣжденъ, что ужасный рокъ тяготѣетъ надъ его родомъ, и, конечно, то, что онъ разсказывалъ о своихъ предкахъ, не могло дѣйствовать успокоительно. Его постоянно преслѣдовала мысль о присутств³и чего-то отвратительнаго, и не разъ спрашивалъ онъ меня, не видѣлъ ли я во время своихъ врачебныхъ странствован³й какого-нибудь страннаго существа или не слыхалъ ли я лая. Послѣдн³й вопросъ ставилъ онъ мнѣ нѣсколько разъ, и всегда голосъ его при этомъ дрожалъ отъ волнен³я.
   - Я хорошо помню, какъ недѣли за три до рокового происшеств³я я пр³ѣхалъ къ нему. Онъ стоялъ y выходной двери. Я сошелъ съ брички и, стоя протнвъ него, увидѣлъ, что его глаза были устремлены за мое плечо, и въ нихъ читался страшный ужасъ. Я оглянулся и успѣлъ только мелькомъ замѣтить что-то такое, что я принялъ за болыпого чернаго теленка, пробѣжавшаго сзади экипажа. Сэръ Чарльзъ былъ такъ взволнованъ и испуганъ, что я бросился къ мѣсту, на которомъ видѣлъ животное, чтобы поймать его. Но оно исчезло, и это происшеств³е произвело, казалось, на сэра Чарльза самое тягостное впечатлѣн³е. Я просидѣлъ съ нимъ весь вечѳръ и по этому случаю, ради того, чтобы объяснить свое волнен³е, онъ вручилъ мнѣ на хранен³е рукопись съ повѣстью, которую я вамъ прочиталъ. Я упоминаю объ этомъ маленькомъ эпизодѣ потому, что онъ пр³обрѣтаетъ нѣкоторое значен³е въ виду происшедшей впослѣдств³и трагед³и, но въ то время я былъ убѣжденъ, что случай самый обыкновенный и что волнен³е сэра Чарльза не имѣло никакого основан³я.
   - Это я ему посовѣтовалъ отаравиться въ Лондонъ. Я зналъ, что сердце его было не въ порядкѣ, и постоянный страхъ, подъ которымъ онъ находился, какъ бы ни была химерична его причина, очевидно, имѣлъ сильное вл³яв³е на его здоровье. Я думалъ, что послѣ нѣсколькихъ мѣсяцевъ, проведенныхъ въ городскихъ развлечен³яхъ, онъ вернется къ намъ обновленнымъ человѣкомъ. Мистеръ Стапльтонъ, нашъ общ³й другъ, также безпокоивш³йся о состоян³и его здоровья, былъ того же мнѣн³я. Въ послѣднюю минуту передъ отъѣздомъ случилась ужасная катастрофа.
   - Въ ночь смерти сэра Чарльза, дворецк³й Барриморъ, нашедш³й его тѣло, послалъ конюха Перкинса верхомъ за мною, и такъ какъ я еще не ложился спать, то черезъ часъ послѣ происшеств³я былъ уже въ замкѣ Баскервиль. Я провѣрилъ и подтвердилъ всѣ факты, которые были упомянуты на слѣдств³и. Я прослѣдилъ за отпечатками шаговъ по тисовой аллеѣ; я видѣлъ мѣсто y калитки, ведущей въ болото, на которомъ, повидимому, стоялъ сэръ Чарльзъ; я замѣтилъ измѣнен³е формы слѣдовъ, начиная съ этого пункта, и удостовѣрился, что на мягкомъ грав³ѣ не было никакихъ больше слѣдовъ, кромѣ Барримора, и, наконецъ, я тщательно осмотрѣлъ тѣло, котораго не трогали до моего прибыт³я. Сэръ Чарльзъ лежалъ ничкомъ, съ распростертыми руками, пальцы его впились въ землю, и черты лица были до-того искажены какимъ-то сильнымъ потрясен³емъ, что я бы не далъ тогда клятвы въ томъ, что вижу именно его. На тѣлѣ дѣйствительно не оказалось никакихъ знаковъ насил³я. Но одно показан³е Барримора на слѣдств³и было неправильнымъ. Онъ сказалъ, что на землѣ вокругъ тѣла не было никакихъ слѣдовъ. Онъ не замѣтилъ никакихъ, я же замѣтилъ... на нѣкоторомъ разстоян³и отъ тѣла, но свѣж³е и отчетливые.
   - Слѣды шаговъ?
   - Шаговъ.
   - Мужчины или женщины?
   Докторъ Мортимеръ какъ-то странно посмотрѣлъ на насъ, и голосъ его понизился почти до шопота, когда онъ отвѣтилъ:
   - Мистеръ Холмсъ, я видѣлъ слѣды шаговъ гигантской собаки.
  

III.

Задача.

  
   Признаюсь, при этихъ словахъ я содрогнулся. Да и въ голосѣ доктора слышалось легкое дрожан³е, доказывавшее, что и онъ глубоко взволнованъ тѣмъ, что намъ разсказалъ. Холмсъ, возбужденный, нагнулся впередъ, и глаза его блестѣли тѣмъ жесткимъ, сухимъ блескомъ, какой всегда принималъ его взглядъ, когда онъ бывалъ сильно заинтересованъ.
   - Вы ихъ видѣли?
   - Такъ же ясно, какъ вижу васъ.
   - И вы ничего не сказали?
   - Къ чему?
   - Какимъ образомъ могло случиться, что никто, кромѣ васъ, не видѣлъ ихъ?
   - Отпечатки эти находились въ двадцати приблизительно ярдахъ отъ тѣла, и никто не подумалъ о нихъ. Полагаю, что и я бы не обратилъ на нихъ вниман³я, если бы не зналъ легенды.
   - На болотѣ много овчарокъ?
   - Конечно, но то была не овчарка.
   - Вы говорите, собака была большая.
   - Громадная.
   - Но она не подходила къ тѣлу?
   - Нѣтъ.
   - Какая была погода въ ту ночь?
   - Ночь была сырая.
   - Но дождь не шелъ?
   - Нѣтъ.
   - Какой видъ имѣетъ аллея?
   - Она состоитъ изъ двухъ лин³й тисовыхъ живыхъ непроницаемыхъ изгородей, двѣнадцати футовъ высоты. Дорожка между ними имѣетъ приблизительно восемь футовъ ширины.
   - Есть ли что-нибудь между изгородями и дорожкою?
   - Да, между нйми тянется съ обѣихъ сторонъ полоска травы около шести футовъ ширины.
   - Я понялъ, что въ аллею есть доступъ черезъ калитку, продѣланную въ изгороди?
   - Да, черезъ калитку, которая выходитъ на болото.
   - Существуетъ ли какое-нибудь другое отверст³е въ изгороди?
   - Нѣтъ никакого.
   - Такъ что, для того, чтобы войти въ тисовую аллею, надо спуститься отъ дома или войти черезъ калитку съ болота?
   - Есть еще выходъ - черезъ бесѣдку на дальнемъ концѣ.
   - Дошелъ ли сэръ Чарльзъ до нея?
   - Нѣтъ, онъ лежалъ въ пятидесяти, приблизительно, ярдахъ отъ нея.
   - Теперь скажите мнѣ, докторъ Мортимеръ, это очень важно: видѣнные вами слѣды были отпечатаны на дорожкѣ, а не на травѣ?
   - На травѣ нельзя было видѣть никакихъ слѣдовъ.
   - Были ли они на сторонѣ калитки?
   - Да, на краю дорожки, съ той же стороны, гдѣ и калитка.
   - Вы чрезвычайно заинтересовали меня. Еще вопросъ. Была ли заперта калитка?
   - Заперта на замокъ.
   - Какъ высока она?
   - Около четырехъ футовъ.
   - Такъ что можно перелѣзть черезъ нее?
   - Да.
   - Не видѣли ли вы какихъ-нибудь слѣдовъ у самой калитки?
   - Ничего особеннаго.
   - Царь Небесный! И никто не изслѣдовалъ это мѣсто?
   - Я самъ осмотрѣлъ его.
   - И ничего не нашли?
   - Я былъ очень смущенъ. Было очевидно, что сэръ Чарльзъ стоялъ тутъ въ продолжен³е пяти или десяти минутъ.

Другие авторы
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна
  • Шаврова Елена Михайловна
  • Тарусин Иван Ефимович
  • Ключевский Василий Осипович
  • Надеждин Николай Иванович
  • Корш Федор Евгеньевич
  • Стечкин Николай Яковлевич
  • Кречетов Федор Васильевич
  • Корш Евгений Федорович
  • Мартынов Авксентий Матвеевич
  • Другие произведения
  • Быков Петр Васильевич - Н. А. Александров
  • Сологуб Федор - Публицистика разных лет
  • Быков Петр Васильевич - С. И. Черепанов
  • Минаев Дмитрий Дмитриевич - Из "Песни о Нибелунгах"
  • Костров Ермил Иванович - Его сиятельству графу Александру Васильевичу Суворову-Рымникскому
  • По Эдгар Аллан - Продолговатый ящик
  • Гончаров Иван Александрович - Два случая из морской жизни
  • Висковатов Павел Александрович - П. А. Висковатов: биографическая справка
  • Метерлинк Морис - Бессмертие
  • Великопольский Иван Ермолаевич - Великопольский М. Е.: Биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 271 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа