Главная » Книги

Житков Борис Степанович - Что я видел, Страница 7

Житков Борис Степанович - Что я видел


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

  Бабушка говорит:
  - Какая это Ага?
  Я сказал:
  - Вот Ага.
  И пальцем в Клавдю.
  - Вот! Вот! Вот!
  Бабушка вдруг меня по руке - хлоп! И как крикнет:
  - Гадость какая!
  И ногой топнула. Мне не больно было. А я всё равно хотел заплакать.
  Клавдя закричала:
  - Ага! Ага! Ага!
  И убежала в кухню.
  
  
  
  КАК ЭЛЕКТРИЧЕСТВО КУСАЕТ
  Потом я тоже в кухню пошёл. Клавдя говорит:
  - А электричество кусается.
  Я сказал:
  - Пусть тебя и кусает.
  Клавдя сказала:
  - И тебя укусит.
  Я сказал:
  - Ничего не укусит, потому что это ты нарочно.
  Она говорит:
  - И не нарочно. А вот и укусит. Вот сунь сюда пальцы.
  И показывает на дырочки: куда шнурок от плитки вставляют. Я сказал, что не хочу, потому что там всё равно ничего нет. Потом бабушка позвала Клавдю, чтоб она ей щётку дала. А я полез на табурет и стал пальцем пробовать. Только не совсем.
  А Клавка, противная, сзади подошла и как пихнёт мне руку! И меня так куснуло, что я всей рукой дёрнул. И попал Клавде в нос. Она боялась плакать, потому что она противная. А потом я стал плакать. А всё равно бабушке не сказал, почему.
  Тут вдруг зазвонил звонок, и Клавдя побежала дверь отпирать.
  А бабушка ей крикнула:
  - Не отпирай! Спроси, кто.
  Я тоже побежал в кухню и стал кричать:
  - Не смей отпирать, а спроси!
  А Клавдя закричала на меня:
  - Не твоё дело! Ишь, какой! Подумаешь!
  Я тоже стал кричать:
  - Вот и спроси! Вот и спроси!
  А звонок опять зазвонил: дзинь! дзинь! дзззз!
  Бабушка пришла и говорит:
  - Фу, какой базар подняли! Замолчите сейчас!
  Стало тихо, и бабушка спросила:
  - Кто там?
  И мы все слушали. А из-за двери какой-то дядя сказал:
  - Это я, Пётр Викторович, откройте!
  Бабушка открыла, а там дяденька. И даже вовсе не дяденька, а мальчик, только большой. Даже больше бабушки. Бабушка говорит:
  - Здравствуйте, Пётр Викторович.
  А Пётр Викторович сказал:
  - С приездом, Марья Васильевна. Это очень хорошо, что вы приехали. Пойдёмте, у нас дети собрались. С ними скорей заняться надо.
  И потом всё говорил:
  - Пожалуйста, пожалуйста.
  Бабушка тоже говорила "пожалуйста", чтоб он чай пил. И потом, чтоб сел. А он сказал, что никуда не пойдёт, а пойдёт только с бабушкой. И чтоб сейчас.
  
  
  
   ДВОРЕЦ ПИОНЕРОВ
  
  
  
  МЫ ПОШЛИ К ПИОНЕРАМ
  Бабушка стала шляпу надевать и сказала, что я тоже пойду.
  А Клавдя стала на меня шапку надевать. И ещё поправляет. И приговаривает:
  - Не вертись, егоза какая!
  А я шапку сорвал и сам надел нарочно на самые глаза.
  А Клавдя стала скакать на ножке и на меня пальцем тыкать.
  И стала петь:
  - Ага, ага, ага!
  Бабушка взяла меня за руку. А Клавде сказала, чтоб уходила. Мы с Петром Викторовичем пошли вниз по лестнице. А Клавдя стала к себе звонить.
  Пётр Викторович спрашивает бабушку:
  - Это что же за мальчик такой?
  Бабушка сказала:
  - Внук.
  А он опять спрашивает:
  - А почему же он такой сердитый?
  Бабушка говорит:
  - Разве сердитый? - и посмотрела, что у меня шапка на глаза.
  И сказала:
  - Не дурачься, надень как следует.
  Я не хотел. И нарочно вертел головой.
  А Пётр Викторович поправил и прихлопнул сверху ладошкой.
  - Вот, теперь хорошо.
  Он взял меня за руку. А я другой рукой за перила. Он меня вверх поддёргивал. И я очень высоко скакал. И потом стал смеяться.
  А когда вышел на улицу, я сказал, что меня зовут Алёша.
  И потом спросил:
  - А вы мальчик или дядя?
  Пётр Викторович сказал, что он дядя и художник. А художник - это значит, что очень хорошо умеет рисовать всякие картинки: и чтоб смотреть и чтоб вырезать.
  Бабушка сказала:
  - Вот придём во Дворец, там увидишь. Пётр Викторович тебя научит вырезать.
  Я сказал:
  - Какой дворец?
  А Пётр Викторович говорит:
  - Это Дворец пионеров. Там мальчики и девочки рисуют, вырезают и танцуют. И там их учат играть на рояле и на трубе тоже. А потом учат их стрелять из ружей и петь, и они там сами делают лодочки, и паровозики, и вагончики тоже.
  А потом там есть ещё игрушки, которые сами ходят. И там Пётр Викторович будет им показывать, как делать из бумаги аэропланчики, которые летают, а бабушка их научит делать себе варежки. И ещё всякое интересное.
  Мне очень захотелось, чтоб скорей туда. А бабушка остановилась и стала яблоки покупать.
  Я стал кричать:
  - Я не хочу яблок! Скорей идём!
  Бабушка взяла и сказала:
  - Я вовсе не тебе яблоки покупаю, а Петру Викторовичу и себе. А ты не ешь, пожалуйста. А главное, не кричи на всю улицу.
  Я рассердился на бабушку. А она всего два яблока и купила. Только большие-пребольшие. И дала одно Петру Викторовичу.
  Он положил в карман и сказал мне тихонько:
  - Потом съедим.
  
  
  
   ДВОРЕЦ ПИОНЕРОВ
  Пётр Викторович пошёл очень скоро. И меня за руку потянул.
  И вдруг он говорит:
  - Смотри!
  Я посмотрел и вижу - дом. И ступеньки. А там дверь. А около дома стоят два мальчика. И трубят в трубы. Только они ничего не трубят, потому что они каменные. И они очень большие и серые. Я сразу узнал, что это пионеры. Потому что они с трубами.
  Я стал кричать:
  - А я знаю! А я знаю! Пионеры! Пионеры!
  Пётр Викторович закричал:
  - А ну, бегом!
  И мы побежали через улицу. И прямо в этот дом.
  Это и был Дворец пионеров.
  Мы вошли, а там большая комната. В ней столбы. Они не круглые, а с углами. И на этих столбах сделаны картинки. Там девочки, и мальчики, и звери тоже.
  А Пётр Викторович говорит:
  - Потом посмотришь. Теперь вытирай скорей ноги.
  И мы пошли, где вешалки. И я там отдал тётеньке шапку. И Пётр Викторович свою шапку тоже отдал.
  Там много-много вешалок. И они отгорожены длинным столом.
  Тётенька положила на стол железный кружочек с верёвочкой.
  Я посмотрел и закричал:
  - А я знаю! Семь и семь.
  Тётенька засмеялась. И Пётр Викторович тоже засмеялся. И сказал:
  - Верно, верно. Только надо говорить: семьдесят семь и ещё - не кричать.
  Я не стал кричать и услыхал, что играют на трубах. Только не знал, где.
  А потом была большая лестница. И я хотел туда идти. Потому что очень красиво. И около лестницы стоят деревья. Они в зелёных кадках, а в кадках - земля. Деревья оттуда и растут.
  А вдруг кто-то крикнул:
  - Алёша, Алёша!
  Я оглянулся. А это бабушка.
  Она говорит:
  - Чего же вы убежали?
  Я сказал, что очень хочу игрушки, которые сами ходят. И потом вырезать аэропланчики, которые сами летают.
  
  
  
  
   ТОНЯ
  Я хотел идти туда, где лестница. А бабушка пошла со мной совсем не на лестницу, а вбок, в комнату. И Пётр Викторович тоже.
  Там сидели какие-то тётеньки.
  Они вскочили и стали говорить:
  - Ах, Марья Васильевна! Ах, как хорошо! Ах, какой мальчик!
  Всё "ах, ах" говорили.
  И бабушка стала с ними что-то быстро говорить.
  А Пётр Викторович посадил меня на диван и сам сел рядом.
  И говорит:
  - Ты успокойся. Мы сейчас пойдём смотреть игрушки. А сначала яблоки съедим.
  Достал это большое яблоко, которое бабушка дала. Потом ножичек из кармана. Очистил яблоко, и мы стали есть очень интересно. Потому что он вырезал из яблока лодочки, кубики и кружочки.
  И все смеялись, потому что Пётр Викторович очень смешной.
  Вдруг в дверь постучали.
  Прибежала девочка, больше Клавди, и у ней на шее красный галстук, как у пионеров. Она побежала к бабушке и что-то ей говорила очень быстро.
  Я думал, что не по-русски, а это она по-русски. Только так скоро, что все засмеялись. А бабушка сказала:
  - Тоня, ты не все слова сразу, а по очереди.
  А Тоня не стала больше говорить и стала очень красная. И потянула бабушку за руку. Прямо со всей силы.
  Бабушка так боком и пошла, потому что не могла устоять. И ничего не успела договорить. А крикнула:
  - Алёшка, идём!
  И мы все пошли на лестницу. Тоня меня за руку вела. Бабушка за другую.
  Мы пошли по лестнице на самый верх.
  А другие девочки смотрели на нас, как мы идём.
  И все говорили:
  - Здравствуйте, Марья Васильевна!
  И ещё говорили:
  - Тоня, кто это такой? Какой маленький!
  А Тоня тоже им говорила. Она очень скоро говорила, и я не понимал, что она говорит.
  Девочки кричали:
  - Что? Что? Тоня, что?
  А Тоня стала рукой махать.
  Тут мы пришли в комнату. Очень большую, прямо как на вокзале. И там много-много стульев. На стульях сидели девочки и мальчики и смотрели, как говорил один большой. Там пол был выше, чем у нас, где стулья. Потом мы пришли в комнату, где стоит рояль, и там мальчик учился играть. И тётенька сидела рядом. Это для того, чтобы его учить.
  Я сказал бабушке, чтоб меня тоже учить.
  Бабушка сказала, что я маленький. И что мне можно играть только в игрушки.
  А когда мне будет восемь лет, меня тоже будут учить играть на рояле.
  
  
  
  КАК МЫ ПТИЧЕК ДЕЛАЛИ
  А потом мы пошли по лестнице в самый низ. И мы пришли в комнату. В этой комнате все стульчики маленькие, и все столы маленькие, и все скамеечки маленькие. Они такие маленькие, как у меня дома есть стулик, на котором я сижу.
  Мальчики сидели около стола, и Пётр Викторович показывал, как складывать бумагу и потом вырезать, чтоб вышла птичка. Мальчики вырезали, и выходила птичка. Если её снизу подёргать, то она машет крылышками.
  И все мальчики сделали таких птичек. И мне захотелось такую. Я схватил одного мальчика за руку и закричал:
  - Дай, дай!
  А потом сказал:
  - Пожалуйста.
  А мальчик птичку поднял совсем вверх и сказал:
  - Ишь, какой! Возьми да сделай.
  Тогда я заплакал. А на меня никто не глядел.
  Все мальчики кричали и дёргали птичек. И птички махали крылышками. Мальчики говорили:
  - А моя вон как!
  - А моя ещё лучше!
  - А моя шибче!
  Я рассердился, стал махать руками, как птица, и закричал:
  - А я ещё бегать могу!
  И побежал. А они всё равно не глядели. Я их стал нарочно хлопать руками, когда бегал. Один мальчик сказал:
  - Ты что дерёшься?
  Я его хотел опять хлопнуть. И вдруг Пётр Викторович меня поймал и говорит:
  - На тебе птичку.
  А я махал руками и нарочно хлопнул по птичке. Птичка упала на пол, а я убежал и всё махал руками. И вдруг увидел бабушку. Она с девочками и мальчиками сидела у низенького столика.
  Бабушка застучала ножницами по столу и сказала очень громко:
  - Алёша, сейчас же ко мне!
  
  
  
  КАК МЫ КОВРИКИ ДЕЛАЛИ
  Я увидал мальчиков. Они качались на очень больших лошадях. Я убежал туда и схватил одну лошадь за хвост. Она не стала качаться. Мальчик рассердился и крикнул:
  - Пусти!
  А я не пускал. Тогда он стал слезать. И говорил:
  - Ну, погоди! Ну, погоди!
  А я со всей силы закрыл глаза и крепко-прекрепко стал держать хвост. Я думал, мальчик начнёт меня тащить или бить, чтоб я пустил.
  А меня взяли за плечо. И это бабушка. Она сказала:
  - Перестань сейчас же безобразничать!
  И за плечо увела меня к столику, где сидели мальчики и девочки. Посадила на скамеечку и села со мной. А там девочки и мальчики вырезали из бумаги тесёмочки: красные, белые и всякие. А потом из тесёмочек делали коврики и радовались. Я сначала не хотел, а потом тоже стал вырезать тесёмочки. Только очень криво. Бабушка сказала, чтоб я потихонечку. Я стал потихонечку и вырезал одну красную совсем хорошо. Потом ещё зелёную. Тоня всё говорила, а мальчики смеялись, что она непонятно говорит.
  Бабушка сказала Тоне, чтоб она потихоньку говорила, а то мы не станем понимать. И пусть скажет как надо. И все её стали передразнивать и смеялись. Тоня стала понемногу говорить, как будто читает. И тогда мы понимали. И всё ей давали: и ножницы, и бумагу, и бумажные тесёмочки давали, и всё, что она просила.
  
  
   КАК МЫ ЗАПУСКАЛИ АВТОМОБИЛЬЧИКИ
  Потом пришёл Пётр Викторович и говорит:
  - Пойдём, Алёша, заводные автомобильчики пускать.
  Я сказал:
  - Почему заводные?
  Он сказал, что их ключиком заводят. И они сами бегают. У них в серединке машинка.
  Один мальчик сказал:
  - Я тоже хочу.
  И мы пошли. А когда Пётр Викторович завёл и пустил, я сказал:
  - Я знаю. Это не автомобильчик, а танк.
  Он был зелёный. Сверху башня. А из башни выходит пушка. А сбоку у танка ключик. Надо сначала ключиком повертеть, а потом поставить на пол.
  И тому мальчику, что с нами пошёл, Пётр Викторович тоже дал танк. Такой же, как мне.
  Мы сели на пол и стали пускать танки. Я на его танк, а он на мой: чтоб столкнулись. А они не попадали. И пробегали мимо. Мы их ловили и опять запускали. И потом они попадали. Они как столкнутся, так - трах! И один упадёт. Совсем набок. Лежит и жужжит. Это в нём машинка жужжит. А потом пускали танки вместе. У кого скорей. Только я не мог заводить. И мне другой мальчик заводил.
  Потом Пётр Викторович показывал вагончики и паровозики из бумаги. И танки тоже. И аэропланчики. Это мальчики-пионеры наделали. Он пускал аэропланчики, так они через всю комнату перелетали. И даже через тех мальчиков, которые на лошадях качались. Мы потом аэропланчики приносили, и Пётр Викторович опять их запускал.
  И он сказал, что всех научит, как такие аэропланчики делать. И мы стали кричать, чтоб сейчас научил. Он сказал, чтоб приходили завтра.
  
  
  
  КАК Я КАТАЛСЯ НА ЛОШАДИ
  Потом пришла тётя и сказала, что она будет учить, как петь песню. Кто хочет петь, пусть идёт.
  Мальчики слезли с лошадей и сказали, что хотят петь.
  А я скорей побежал к лошадям.
  Я никак не мог влезть, потому что высоко.
  Тоня прибежала, и тогда я сел, потому что она меня подняла. На лошади было очень высоко, и я испугался.
  А Тоня убежала к бабушке. Я тихонько сидел и всё боялся. И крепко держался руками.
  А потом стал болтать ногами. И лошадь стала немножко качаться. А потом немножко больше. Я совсем не стал бояться. И ещё сильнее стал раскачивать.
  Лошадь даже вперёд пошла, как у мальчиков. Я стал радоваться и стал кричать:
  - Го, го! Но, но!
  А потом стал кричать:
  - Берегись! Берегись!
  И стал падать. А не упал. Потому что я руками очень сильно ухватился.
  Я стал кричать:
  - Тоня! Тоня!
  А она не шла.
  Я сидел и уже не качался. Я совсем не шевелился, потому что боялся, что упаду. Я закричал со всей силы:
  - Бабушка!
  И услыхал, что бабушка идёт. Тогда я заплакал.
  Бабушка меня сняла и спросила:
  - Разве ты ушибся? Ну, так чего же ты плачешь?
  А я не сказал, что испугался, а сказал, что хочу домой.
  
  
   КАК ПРЕДСТАВЛЯЛИ ЗАЙЧИКОВ
  Бабушка сказала, что скоро пойдём и не будем смотреть, как девочки и мальчики будут представлять. Я спросил, как это "представлять". Бабушка сказала, что девочки и мальчики наденут такие костюмы и шапочки, что будут зайчиками, уточками, свинками. И будут играть, как будто они на самом деле такие. Только будут говорить по-человечьи.
  Я сказал, что я не хочу домой и буду смирно сидеть. И я смирно сидел, а Тоня и ещё девочки и мальчики учились, как рукавички делать. Сначала они из бумаги вырезали, а потом из материи. И шили иголками. И выходила совсем как варежка.
  А потом пришли две тёти. А с ними девочки, большие, как Тоня, и мальчики, тоже большие. И они стали надевать на себя мордочки и всякие штанишки с хвостиками. И с красными ножками. И шапочки были с ушами, а потом ещё с длинными носами, как у птицы. И все стали как птицы, а другие - как зайчики. А ещё были как свинки. И они вдруг забегали. Я пошёл смотреть. А одна птица прямо на меня. И хотела заклевать длинным носом.
  Я закричал "ай" и побежал к бабушке. А все стали радоваться и смеяться.
  А тётенька сказала:
  - Лена, не шали. Будем начинать.
  Вышел сначала мальчик и стал говорить. А я ничего не понял. Потому что он как-то не так говорил. Бабушка сказала, что это не по-русски и что здесь говорят по-украински. И что я потом привыкну. Потом выходили птицы, и у них на руках крылья. Они хлопали крыльями и тоже что-то говорили. И зайчики тоже говорили. А потом тётенька заиграла на рояле, и зайчики стали прыгать. Они очень высоко прыгали и болтали ушками.
  Я стал смеяться. Они сначала танцевали, а потом запели. И опять танцевали. А потом перестали.
  Я стал кричать:
  - Ещё, ещё!
  Бабушка сказал мне, чтоб я замолчал. И мы с бабушкой пошли. И я, когда шёл, погладил одну птицу, потому что я с бабушкой не боялся.
  А Тоня за нами побежала, взяла меня за руку и сказала, что она меня будет одевать.
  А я сказал:
  - Ха-ха! У меня одна шапка.
  Бабушка дала мне железный кружочек, где написано семьдесят семь, и сказала, чтобы я взял у тётеньки шапку. Я дал и забыл, как это сказать: "семьдесят семь".
  А она посмотрела и раньше меня сказала:
  - Семьдесят семь.
  А я ей сказал:
  - Сам знаю, что семьдесят семь.
  Тётенька дала мне шапку и сказала что-то, только непонятно, потому что по-украински.
  Тоня сказала мне "до свиданья" и сказала "приходи к нам".
  Мы с бабушкой сели на трамвай и поехали домой.
  
   Я НА ВЕЛОСИПЕДЕ КАТАЛСЯ И СТРЕЛЯЛ ИЗ РУЖЬЯ
  А потом мы пошли с бабушкой во двор. И там есть одна комната. Там дают игрушки, чтоб играть, потом чтоб назад отдать. Там тётя мне велосипед дала, чтоб на одной ноге ездить. Я сначала не мог, а потом немного мог. Я очень падал, только не плакал. А бабушка смотрела, как я катаюсь.
  Потом мне дали ружьё. Оно стреляет палочкой. И мы с Клавдей стреляли в мишку. Он сидел, а когда мы попадали, он падал; мы его опять сажали. Потом Клавдя опять заряжала ружьё палочкой, и мы опять стреляли. А другие мальчики катали шар и сбивали деревянные столбики - кегли.
  А потом все мальчики относили игрушки назад, к тётеньке в комнату, потому что игрушки дают не насовсем, а поиграть. Мы с Клавдей потом тоже кегли брали и катали шар, чтобы их сбивать. Я тоже один раз попал.
  А Клавдя сбила три сразу и хлопала в ладоши и кричала:
  - Ага, ага!
  А в той комнате, куда мы уносили игрушки, по стенкам висят разные аэропланчики. Они заводные и сами летают. Нам с Клавдей не давали, а давали только большим мальчикам. Потом там висели ещё луки - это чтобы стрелами стрелять и попадать в кружок. Это тоже маленьким не дают, а то маленькие нечаянно всех застрелят, даже больших.
  
  
  
  
  НЕВОД
  
  
  
  КАК МЫ ПОЕХАЛИ НА НЕВОД
  Мы с бабушкой утром пили чай, и я пил молоко. Вдруг бабушка сказала, чтоб скорей, потому что мы сегодня поедем смотреть, как рыбу ловят и как её неводом вытаскивают из воды. Бабушка сказала, что это далеко и что мы будем ночевать у одной тёти - учительницы, а дома ночевать не будем.
  Я очень захотел ехать и сказал бабушке, что, может быть, я не буду молоко допивать. А бабушка велела, чтоб допивал и не копался.
  Бабушка положила в корзинку хлеба, потом сыру, потом яблок и ещё ножик положила.
  Я молоко скорей допил, и мы пошли. А кошку заперли в кухне, потому что она цветы портит.
  Мы с бабушкой пошли по улице, где прямо на улице растут высокие-превысокие деревья.
  И между деревьями - дорожка, а трамваи ходят с одного боку и с другого, а по дорожке можно идти и ничего не бояться.
  Потом я устал, и мы немножко посидели на скамеечке, потому что там скамеечки поставлены под деревьями, чтоб отдыхать.
  Потом мы пришли на пристань, а там стоял уже маленький пароходик.
  Мы с бабушкой пошли на пароходик, и там было много людей.
  Один дядя встал и сказал, чтобы мы с бабушкой садились. А я к бабушке не хотел на коленки садиться, потому что я не маленький. А бабушка мне дала немного места, и я чуть-чуть сел.
  Потом наш пароходик засвистел, и мы поехали. Мне было немножко страшно, потому что очень близко вода, и я боялся, что нас сейчас зальёт.
  А она не заливала.
  
  
   КАК Я РАССЕРДИЛСЯ НА ДЕВОЧКУ
  Я всё держал бабушку за юбку. Никто не видел, что я держал.
  Там была одна девочка, она сказала бабушке:
  - Здравствуйте, Марья Васильевна!
  А бабушка мне сказала:
  - Ты пусти теперь девочку посидеть, постой около.
  И я выпустил юбку и пустил эту девочку противную.
  Бабушка говорит:
  - Зачем ты таким бычком на девочку смотришь? Посидел, дай другим посидеть.
  А я взял и не стал на неё смотреть совсем. И совсем от неё отвернулся.
  Бабушка сказала:
  - Очень плохо!
  А я всё равно так и стоял.
  Потом мы приехали к пристани. Бабушка встала, а девочкина мама сейчас туда и уселась. Бабушка ещё ей головой кивала и всё говорила:
  - До свиданья, до свиданья! Приходите как-нибудь к нам поиграть с Алёшей.
  А я с ней ни за что играть не буду.
  
  
   НА МЕНЯ ВОЛНА НАБРОСИЛАСЬ
  Мы с бабушкой пошли на берег, и опять она сказала:
  - Очень плохо ты сделал! Очень плохо!
  И мы пошли всё по песку около самой воды. И мне в туфли набралось очень много песку.
  Бабушка ещё раз сказала:
  - Очень плохо!
  А я сказал:
  - А песку сколько набралось!
  И перестал идти. Бабушка сказала, чтоб я сел на песок. Я сел, а она с меня сняла туфли и носочки, а надевать не стала и сказала, чтоб я шёл босиком.
  Я сказал, что босиком тоже не пойду.
  Бабушка говорит:
  - Ну, хорошо. Тогда посиди здесь. Я завтра сюда приду.
  Взяла и пошла.
  А я сидел и песок руками хватал и сыпал.
  А бабушка на меня не глядела и всё уходила.
  Я закричал: "У-у-у!" Вскочил и побежал. Песок был очень тёплый. Я добежал до бабушки и ещё вперёд побежал. Бабушка тоже немножко побежала. А я ещё скорей. И кричал, как Клавдя:
  - Ага, ага, ага!
  Потом я всё бежал впереди. И забегал немножко в воду, самую чуточку. Я забежал в воду и посмотрел на бабушку, а бабушка ничего: она только сказала, чтоб не очень бегал, потому что устану, нам ещё долго идти.
  Я шёл в воде и даже бегал так, что брызгало, и со всей силы бил ногами, чтоб брызги летели. А бабушка кричит:
  - Смотри, какой пароход!
  Я стал смотреть. Он большой, как был наш, на котором мы ехали. И я видел, как у него колеса шлёпают. На пароходе люди ехали и смотрели. Я стал им рукой махать. Пароход уже совсем проходил, и вдруг оттуда кто-то платком белым тоже начал махать. А я рукой ещё сильней замахал.
  Бабушка крикнула:
  - Алёша, назад!
  А тут как набежит волна, да меня прямо всего и выкупала. Чуть не с головой. И даже курточку замочила. Это от парохода такие волны идут, и до самого меня дошли. Я сначала испугался, а потом убежал совсем на песок: там им меня не достать.
  Бабушка сказала:
  - Я же тебе кричала: назад. Теперь что ж убегать, все равно вымок. Снимай всё сейчас!
  Я всё снял, и бабушка говорит:
  - Полезай в воду и ляг на животик, где мелко.
  
  
   БАБУШКА МНЕ КОРАБЛИК СДЕЛАЛА
  Бабушка сняла свои туфли и чулки и меня за руку повела в воду, и я не хотел ложиться, потому что холодно в воде. А бабушка меня вбок потянула за руку, и я упал прямо в воду, и она меня за руку держала и смеялась. И я тоже стал смеяться, и потом стало ничего в воде и совсем не холодно. Бабушка сказала, чтоб я лежал, а сама стала мои штаны выжимать и курточку тоже. Потом положила сушить на песок. Он очень тёплый. Даже горячий. А потом мы с бабушкой сидели на песке, и она надела на меня свою кофточку, и мы стали есть хлеб, сыр и пить молоко. И смеялись, как это волна на меня нашла.
  Потом бабушка взяла яблоко, его на половинки разрезала. И потом одну половинку ложечкой всю выела. И вышла лодочка. Только бабушка там немножко оставила, не всё до конца съела, и мы туда воткнули сухую веточку, и вышла мачта. И я пускал в воду эту лодочку с мачтой. Я потом в неё ещё песку насыпал. А потом так насыпал, что она потонула. А я её всё равно вытащил.
  Я захотел потом спать. И мы пошли с бабушкой, где нет солнца; бабушка сняла свою юбку и постелила, а я лёг и заснул.
  
  
  
  МЫ ПРИШЛИ, ГДЕ НЕВОД
  Я проснулся, потому что бабушка говорила, чтоб я одевался. И всё у меня было сухое. Оно высушилось на солнце. Я оделся и просил, чтоб опять лодочку сделать, а бабушка сказала, что надо идти уже, а то ещё далеко. Потом мы пошли наверх, на берег, и я увидал много домиков. Они все белые, а крыши у них очень смешные: они серые и толстые.
  Бабушка сказала, что домики из глины сделаны, а крыши из камыша. Камыш - как трубочка, и очень длинный. Он растёт. Я потом видел. Бабушка мне показывала, как он растёт из воды у берега. Он - как трава, только высокий, выше, чем бабушка, и выше, чем папа. А сам он - как трубочка. Мне дали такую палочку. Я ударил, и она сейчас сломалась. Его нарежут и накладывают на крыши много-много.
  И куда мы с бабушкой пошли, там тоже такая крыша, и домик тоже белый, и там живёт бабушкина одна знакомая. Она нам чаю давала и баранок. Она сказала, что невод скоро будут закидывать и мы пойдём смотреть.
  Я спросил:
  - Куда кидать его будут?
  Она сказала, что в реку. Сначала кинут, а потом вытянут. А невод - это сетка. Очень большая. Ею рыбу ловят.
  Я всё равно не знал, как это ловят, и очень хотел пойти глядеть.
  И я всё говорил:
  - Ну, пойдём! Ну, пойдём!
  А они чай пили. Выпьют - и опять пьют.
  Я говорил:
  - Не надо чай пить.
  И хотел начать плакать, а бабушка сказала, чтоб я вышел во двор и чтоб там поплакал, потому что всё равно теперь невод не бросают, а когда будет вечер, тогда будут бросать.
  Я сел на сундук. Там коврик лежал. Я потом лёг на коврик и не заплакал, потому что заснул.
  
  
  
  
  НЕВОД
  Мы пошли на реку. Там на песке лежала сетка. Она из верёвок. Мы долго шли, пока пришли, где её конец. Вот это какой невод! У него чурочки привязаны на одной стороне. А это не чурочки, а пробки, только они такие большие. А на другой стороне у невода не пробки, а какие-то железки. Это, мне бабушка сказала, чтоб он тонул.
  Очень много людей нашло смотреть, как невод будут кидать и как рыбу из воды вытянут. Вдруг приехала лодка, очень большая, и в ней дяди. Они рыбаки.
  И в лодку стали складывать невод. Весь невод туда складывать стали. И вышла гора. А верёвку не взяли. Она у нас осталась. Она привязана к берегу.
  Потом как стали рыбаки вёслами грести, так лодка пошла, прямо как пароход. А уйти она всё равно не могла, потому что верёвка от невода осталась у нас. А верёвка не стала их пускать. Они тогда начали невод выбрасывать вон.
  Они его кидают, и их пускает немножечко ехать, а потом они ещё кидают, и тогда опять им можно немножечко ехать.
  И они стали потом снова поворачивать к берегу, только уж далеко-далеко от нас. И там они уж всё выкинули, они только сами остались, и у них верёвка. Они её привезли на берег и сами с ней выскочили.
  И я увидел: на воде цепочка плавает, а бабушка сказала - это пробки и это от невода.
  А я сказал, что невод утонул.
  Бабушка сказала, что низ утонул, а верх плавает.
  А я кричал:
  - Нет, утонул, утонул!
  А там один дядя. Он приехал на телеге. И у него стояла там телега и лошадь.
  Он подошёл и говорит:
  - Чего это ты кричишь? Кто утонул? Никто не утонул, не кричи.
  А я сказал:
  - Не кто, а невод.
  Дядя сказал:
  - Он не утонул, а он в воде стоит, как стенка.
  Я говорю:
  - Как это - стенка?
  А дядя стал рукой показывать и говорит:
  - Вон, где пробки на воде, это верх, и оттуда он вниз висит до самого дна, а железки на самом дне лежат. И теперь рыбе никуда нельзя уйти, потому что её неводом загородили.
  
  
  
  КАК НЕВОД ВЫТАСКИВАЛИ
  Я не стал на дядю глядеть, потому что рыбаки начали наматывать верёвки на катушки. Потому что там большие катушки на берегу стояли. Больше, чем человек. И из катушек большие палки торчали.
  Рыбаки эти палки пихали со всей силы, и катушки вертелись. И всё наматывали верёвку. А тут мальчик какой-то закричал:
  - Ой, тянут, тянут!
  И ещё мальчики побежали и стали рыбакам помогать крутить катушки. Я тоже хотел побежать и тоже закричал:
  - Ой, ой, тянут!
  Бабушка меня за руку держала, а я вырвал руку и побежал. Бабушка не побежала. А потом я прибежал, где рыбаки, и не мог достать, чтоб палку пихать, и я стал мальчика одного сзади пихать, чтоб помогать. А они начали смеяться, а я всё равно пихал.
  Тогда пришла бабушка и сказала, что я нехорошо делаю и дядям мешаю, и они боятся, что на меня наступят.
  Один дядя всё кричал:
  - А ну, ещё! А ну, навались!
  И я тоже кричал:
  - А ну, навались!
  Мне очень хотелось, чтоб и я тоже толкал, а бабушка сказала, что довольно, и меня потянула. Я не плакал, потому что все глядели и мальчики смеялись.
  
  
   КАКИЕ В НЕВОД РЫБЫ ПОПАЛИСЬ
  Потом я посмотрел на реку, а пробки совсем уж близко были. И рыбаки пошли прямо в воду и стали тащить, где пробки. И стал из воды выходить невод. И все люди побежали смотреть, что там будет.
  А там большой-большой мешок. Он тоже из сетки, и в нём что-то было видно. А потом его ещё вытянули, и там были рыбы. Они очень блестели и прыгали, а их вынимали оттуда.
  Один - самый главный - рыбак всё кричал:
  - Гляди, щука! Береги руки!
  Меня бабушка тянула вперёд, чтоб я видел. А я всё равно видел, я сел на корточки и через ноги видел. Потому что дядя стоял. Если тётя какая-нибудь станет, то юбка, и ничего не видно. А это впереди дядя был, что приехал с лошадью. Я тоже закричал:
  - Щука! Береги руки!
  Этот дядя посмотрел на меня и потом говорит:
  - А ты знаешь, какая щука?
  Я ничего не сказал, потому что не знал, какая. А дядя вдруг схватил одну рыбу и говорит:
  - Вот она, щука! Сунь ей палец - откусит.
  А я встал - и назад, потому что он прямо на меня щукой. Она хотела выскочить, и я боялся - вдруг он её пустит и она меня укусит.
  А один мальчик мне показал руку.
  - Вот, - говорит, - пальца нет. Это щука откусила.
  Дядя взял и щукой на меня пихнул и крикнул:
  - У-ух!
  Я закричал:
  - Ой!
  И я зашёл скорей за бабушку, потому что он мне щукой в самый нос, а она живая. Потом были совсем широкие рыбы, и дядя говорил, что это лещи.
  Рыб всех вынимали из невода, и там были совсем маленькие ещё, с красненькими перышками, и это окуньки, я знаю, потому что мы потом ели таких.
  Мы у той тёти ночевали и вечером ели окуньков: у них красненькие перышки снизу.
  И ещё я потому знаю, что один дядя-рыбак дал мне такого окунька и сказал:
  - Держи! Ты помогал, вот тебе за работу.
  А я боялся держать, потому что он был живой и дёргался. Я всё-таки держал, а потом дал бабушке, чтоб она держала. А в неводе всё рыбы, рыбы, и вдруг была шапка, совсем мокрая и чёрная. Бабушка сказала, что это какой-нибудь мальчик уронил в воду, она намокла и потонула.
  Бабушка сказала, что вот уже темно совсем и надо идти, что теперь рыбу уже положили на телегу и вон дядя повёз её.
  А мальчишки все набрали маленьких рыбок. Они в шапки набрали и понесли. Я сказал, что тоже хочу в шапку, а бабушка сказала, что мне уже дали рыбку, а они побольше - им и дали побольше.
  Я сказал, что боюсь щуки. Бабушка сказала, что её надо бояться. Она очень кусачая, она всех рыб заедает, даже маленьких утёночков хватает. Они плывут по воде, а она снизу зубами за ножки утянет и съест.
  У ней во рту всё зубы, и очень острые, как булавки. Даже хуже.
  
  
  
   МЫ ПОШЛИ НОЧЕВАТЬ
  Бабушка сказала, что мы сейчас пойдём в деревню - купим молока. Я молока попью, и спать.
  Бабушка сказала, что вот в эту стеклянную банку мы молока возьмём.
  А потом вдруг говорит:
  - А мы вот что сейчас сделаем.
  И пошла к самой реке. И в банку набрала воды прямо из реки. И туда окунька кинула. А он взял и стал там плавать! Я закричал: "Ура! Ура!" - и стал хлопать в ладоши. И кричал:
  - Смотрите! Смотрите, что у нас!
  И никт

Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
Просмотров: 200 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа