Главная » Книги

Вагнер Николай Петрович - Сказки Кота-Мурлыки

Вагнер Николай Петрович - Сказки Кота-Мурлыки


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

  

Вагнер Н.П.

Сказки Кота-Мурлыки

  
   Впервые опубликованы в 1872 г., до 1913 г. выдержали 9 изданий.
   Текст приведен по изданию: Сказки Кота-Мурлыки. - М.: Правда, 1991.
  

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
   Николай Петрович Вагнер - зоолог и писатель (1829-1907). Окончил Казанский университет. Получив степень магистра, а затем и доктора, он работал в Казани и Санкт-Петербурге профессором зоологии. В его работе "Самопроизвольное размножение гусениц у насекомых" (Казань, 1862) впервые в науке был установлен факт педогенеза (paedogenesis): ученый открыл, что личинки одного двукрылого насекомого из группы Cecidomyidae размножаются, развивая внутри тела новые такие же личинки. В 1869 г. за свои труды Вагнер получил от парижской академии авторитетную премию Бордена. Ученый регулярно занимался зоологическими исследованиями; в 1881 г. его стараниями в Соловецком монастыре была организована зоологическая станция. В 1876-78 годах он издавал журнал "Свет", в котором поместил ряд собственных научно-популярных очерков. В этом журнале, между прочим, были напечатаны и первые стихотворения С.Я. Надсона, талант которого Вагнер сразу оценил.
   Беллетристические произведения Вагнера печатались в различных русских журналах. Наибольший успех имели "Сказки Кота-Мурлыки". Они были проникнуты стремлением направить ум и чувство маленького читателя к подвигу и добру. Недостатком сказок современники считали отсутствие полутонов и избыток сентиментальности, "романтическое фразёрство" и т.п. Следует отметить, что это были сказки скорее для взрослых, чем для детей.
   Особняком стоят позднейшие беллетристические произведения Вагнера: роман "Темный путь" и повесть "Мирра". Здесь Вагнер изменил прежним гуманистическим воззрениям и поддался влиянию антисемитизма. Впоследствии все беллетристические произведения Вагнера были изданы в 7 тт. под общим названием "Повести, сказки и рассказы Кота-Мурлыки" (СПб., 1890-99). Вышли также отдельным изданием научно-популярные очерки Вагнера "Картины из жизни животных" (СПб., 1901). Немало времени и труда Н.П. Вагнер посвятил изучению бессознательной психической деятельности человека и спиритических явлений. В результате он стал Президентом Русского общества экспериментальной психологии.
   Трудно поверить, что бывают на свете люди, которые впервые прочли сказки Андерсена в сорок лет. Но именно так, в сорокалетнем возрасте, раскрыл однажды книгу великого датчанина Николай Петрович Вагнер. Сказки ему, в общем-то, понравились, однако он подумал, что сам мог бы написать не хуже, а то и лучше. Определённый опыт публикаций учёный-энтомолог Вагнер уже имел. Что касается мировоззренческих исканий, то здесь произошла эволюция от вдохновенного христианства к атеизму, а затем от атеизма к спиритизму.
   Вот такой человек и принялся состязаться с Андерсеном. За три года он написал дюжину историй, которые составили знаменитое издание "Сказок Кота-Мурлыки". Несмотря на упрёки некоторых современников, приключения феи Фантасты и т.д. пользовались у современников Вагнера бурной полярностью. Насколько это читабельно по нынешним временам - решать вам. Заметим только, что начиная с 90-х годов ХХ века "Кот-Мурлыка" был переиздан уже неоднократно.
  
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   Кто был Кот-Мурлыка? (предисловие к первому изданию)
   Гулли
   Два Ивана
   Люций Комоло (восточное предание)
   Песенка земли
   Великое
   Новый год
   Руф и Руфина
   Сказка
   Чудный мальчик
   Старый горшок
   Фанни
   Без света
   Береза
   Два вечера
   Дядя Бодряй
   Клёст (птичья драма)
   Папа-пряник
   Пимперлэ
   Сапфир Мирикиевич
   Счастье
   Телепень
   Котя
   Майор и сверчок
   Мила и Нолли
   Божья нива
   Дядя Пуд
   Курилка
  
  

КТО БЫЛ КОТ-МУРЛЫКА?

(предисловие к первому изданию)

  

Жил Мурлыка, был Мурлыка,

Кот сибирский...

В.А. Жуковский

  
  
   Издавая сказки Кота-Мурлыки, необходимо сказать хоть несколько слов об их авторе.
   Это был старый и весьма почтенный Кот, но, к сожалению, полный всяких противоречий. Он был стар и постоянно напевал одну и ту же песню:
   Nicht Alles was Alles ist gut!..
   Таким образом, он никак не мог сделаться ни антикварием, ни архивариусом, хотя бы в каком-нибудь комиссариатском архиве и существовали самые жирные крысы.
   Он был, бесспорно, почтенный Кот, но всегда вооружался против всякого почтенья, называя его китайской церемонией.
   Он любил науку и терпеть не мог ученых. Любил искусство и ненавидел искусников: в особенности таких, которые всю свою жизнь пели фальшивые ноты.
   Одним словом, это был очень оригинальный Кот, хотя всякую оригинальность не любил и преследовал: во-первых, уже потому, что никак не мог отличить оригинального от модного, а - главное, потому, что все оригинальное, по его мнению, заслоняет от нас все обыкновенное, простое, что мы должны изучать или что требует нашей помощи.
   Бедный Кот был немного помешан. У него была одна idee fixe, от которой не могли освободить его все европейские и американские эскулапы.
   - Я, - говорил он, - родился на свет вниз головой, и с тех пор все на свете мне кажется вверх ногами.
   - Наверху стоят сильные и прекрасные золотые тельцы, перед которыми многие преклоняются или по крайней мере скачут и пляшут на задних лапках, а мне кажется, что наверху стоят те самые маленькие червячки, которые весь день-деньской роются в земле из-за насущного хлеба, и стоят потому, что первые должны же быть когда-нибудь последними.
   - Наверху стоит человеколюбивое братство и отдает своему ближнему последнюю собственную рубашку, а мне кажется, что наверху стоит именно та самая собственная рубашка, которая ближе к телу, чем всякая другая.
   - Наверху стоит столб прогресса, с рукой, указующей, куда идти людям, а мне кажется, что этот столб давно лежит на боку, а на нем лежат люди, твердя в умилении сердец: chi va piano, va sano!
   - Наверху стоит светильник мира, потому что никто не ставит его под стол, а мне кажется, что он именно стоит под тем столом, за которым пирует добрая богиня Глупость и ворожит всем, кому хорошо живется на свете.
   - Наверху стоит истина, вечно влекущая на свободу сознанного факта, а мне кажется, что наверху курятся те самые старые курильницы, которые стоят там со времен древних авгуров, а внизу... Но внизу нельзя ничего разобрать за облаками одуряющего дыма...
   - Ах! скоро ли же мне представится, что люди ходят вверх головами и не болтают ногами по воздуху?..
   И бедный Кот усиленно махал хвостом, желая отогнать от себя неотвязную idee fixe. Но это средство, разумеется, не помогло, и он принимался мурлыкать бесконечные песни и сказки. Его окружали и слушали дети, среди которых его старому сердцу было тепло и приютно.
   Но и тут он не знал покоя. И тут к нему приставали разные "крючкотворцы", которые разбирали каждую его мысль, каждое слово.
   - Что это ты сентиментальничаешь, - говорил один крючкотвор. - Разве идут эти нежности к твоим седым усам?
   - Поди выдуби свою кожу, - говорил Кот, - и сердце также, если тебе покажется это лучше. Я тебе не мешаю.
   - Что это ты сам себе противоречишь? - говорил другой крючкотвор.
   - Только одна палка не знает противоречий, - ворчал Кот, - я не хочу быть палкой.
   - А зачем ты рассказываешь детским языком не детские сказки? - спрашивает третий крючкотвор. Разве могут понимать тебя дети!
   Но тут Кот терял всякое терпенье. Он вскакивал и с яростью накидывался на всех крючкотворов:
   - Да вы кто?! - кричал он. - Разве вы сами не дети в общем росте того ребенка, которого зовут человечеством, ребенка с уродливой, тяжелой головой, которая постоянно перевешивает его вниз?
   - Оно, ваше великое человечество, прожило столько веков, и до сих пор не знает, который ему год?
   - До сих пор оно не может освободиться от старых пеленок или помочей, на которых его водят...
   - Оно до сих пор гоняется за красивыми бабочками или за блуждающими огоньками, которые вспыхивают над каждым болотом.
   - Каждую минуту оно готово драться, царапаться до крови, за каждый клочок дрянной земли, за всякую пустую погремушку.
   - Оно хвастает своим знанием и до сих пор не может прочесть одного слова: "Человечность", первого всемирного слова, которому учил его более восемнадцати веков тому назад Великий Учитель...
   - Подите же вы прочь с вашими вопросами. Подите и поучитесь у этих малых из малых, на которых вы смотрите с фарисейской снисходительностью. В их сердцах сама природа, простая, прямая, великая. Они старше вас целым поколением, выше вас целой головой, потому что в этой голове уже сложились те пути, до которых добивались ваши отцы и дети, и все-таки не добились!..
   Что ж!.. Может быть, сумасшедший Кот и был прав, - хоть немножко?.. А впрочем, предоставимте лучше решить этот вопрос нашим детям.
  
  

Гулли

I

  
   Взглянешь на небо, там солнце царит и владеет. Взглянешь на землю... Здесь опять солнце, и некуда от него скрыться. Даже в тени, возле моря, туда оно проникает своим удушливым жаром.
   Но под этим солнцем, среди этого жара, трудятся люди, и весь сад кипит работой. Сад большой, фруктовый. Люди носят большие корзины, полные персиков и абрикосов, яблок и груш и всякого винограду. Тут есть и черный, и розовый, и зеленый, и мускат, и изабелла. Все приносят на верхнюю террасу, где сидит сама владетельница сада и громадного имения, сама баронесса фон Дрепанкуль-Ильстром.
   Подле нее стоит Гулли, татарочка-сиротка, воспитанница баронессы. Смотрит Гулли на всю эту суетню своими большими черными, как черные сливы, глазами - смотрит и думает: зачем это трудятся люди, зачем им столько плодов и яблок, и груш, и персиков, и слив, и абрикосов, и винограду?
   Она вспоминает, что на этих днях она посадила горчичное маленькое зернышко в землю. Посадила его в самой середине цветника и верит, крепко верит, что из этого зернышка вырастет большое дерево - и как же не верить ей, когда сама баронесса читала ей из святой великой книги, как один человек взял и посеял горчичное зерно на поле своем.
   "Это зерно, - сказано в книге, - хотя меньше всех семян, но когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его". И Гулли крепко верит, что это зерно горчичное взойдет и вырастет и будет больше всех злаковых и станет деревом - но укроются ли в нем птицы небесные?.. Вот вопрос!
   Два дня уже лежит зерно горчичное в земле. Завтра, завтра оно должно непременно взойти маленьким зелененьким росточком.
   Несколько раз на дню Гулли пойдет посмотреть то место, где она посадила зерно, место, которое она отметила маленьким крестом, сложенным из двух прутиков.
   Она придет к этому месту и утром рано на восходе солнца, и днем, и даже поздно вечером.
   Завтра оно должно непременно взойти. В это крепко, крепко верит Гулли.
  

II

  
   С вечера она долго молилась. Она не могла молиться иначе, как со слезами, потому что молитва ее обращалась прямо к доброму Иисусу, которого она любит так сильно и горячо. Каждый раз, как она подумает о Нем, ее сердце забьется так радостно и она чувствует, что Он уже стоит подле нее, с Его ласковыми, добрыми голубыми глазами. И на ее собственных больших черных глазах невольно навертываются слезы.
   - Господи! - шепчет она, - сделай так, чтобы все были добрые и любили бы Тебя, доброго, и любили бы друг друга. - И она твердо верит, что когда-нибудь да это будет - непременно будет.
   Когда она легла в свою постельку, то на дворе и в саду была уже теплая южная ночь - и яркий месяц высоко стоял в темно-фиолетовом небе и еще ярче горели и дрожали яркие звезды, отражаясь в море.
   Она заснула с твердой надеждой, что завтра вместе с восходом солнца она увидит всход маленького горчичного зерна. Она не знала, как долго она спала и что ее разбудило, но она вдруг проснулась и села на постельку.
   Неизвестно почему ей представилось, что теперь, именно теперь показался из земли первый маленький зеленый росток горчичного зерна. Сердце у ней забилось так радостно, трепетно - и она невольно быстро поднялась с постели.
   - Я пойду, - думала она, - взгляну на него одним глазком и опять лягу.
   Ночь была душная, через большое окно ярко светил месяц и всюду разливал свой зеленоватый, таинственный свет.
   - Что за нужда, что я раздета, в одной рубашке, - думает Гулли. - Теперь ночь, меня никто не видит. Я пойду, побегу, взгляну - и быстро, быстро опять прибегу и лягу.
   И она, сама не зная как, уже стоит на окне. Окно открыто, но оно высоко. Под ним внизу темнеют кусты олеандров и гольдений.
   - Что же? - думает Гулли, - я спущусь прямо по воздуху. - Надо только захотеть сильно, сильно и можно спуститься.
   И она, сама не зная как, но так легко, неслышно спустилась по воздуху и очутилась перед самым цветником.
   Но что же делается вокруг ее маленького крестика из прутьев? - Она смотрит и не верит глазам.
   Там словно все освещено, но не светом месяца, а ярким, электрическим светом, и среди этого света носятся волны светлого сияющего тумана.
   В них что-то быстро снует, мелькает, копошится. Гулли усиленно, пристально вглядывается в этот туман и видит, что весь он полон светлыми сияющими фигурками, личиками девочек и мальчиков. - О! сколько их в этом тумане. Даже в глазах рябит. И около чего они хлопочут так усердно?
   Гулли вглядывается и видит, что из черной земли, сильно освещенной ярким светом, из этой земли поднимается первый, зеленый, сочный росток. О! как он детски свеж и полон сочной жизни! Как все хлопочут около него, вьются, шепчут, ласкают, целуют его. И все тихо-тихо говорят друг другу:
   - Это росток горчичного зерна, росток Божьего дерева! И отчего все эти светлые, чудные, хорошенькие мальчики и девочки, которые так мило, грациозно вьются и порхают, что-то несут, несут без конца, что-то тяжелое, круглое.
   - Ба! Да это яблоки, груши, абрикосы, персики и много, много всякого винограду.
   - Это изобилие! Изобилие! - шепчут они. И все эти плоды под их светлыми ручками расплетаются, заплетаются в такие чудные гирлянды - все они падают на землю и исчезают!
   Гулли не может налюбоваться на эту дивную игру. Перед ней мелькают, как бабочки, с легкими крыльями, сверкают, блещут опалами, яхонтами, бриллиантами все эти воздушные, чудные, неведомые гости.
   Но что это? Маленький росток горчичного зерна уже вытянулся незаметно перед ее глазами в толстый зеленый ствол. О! как много в нем могучей жизни!
  

III

  
   Но кто-то шепчет около Гулли:
   - Оглянись!
   Она быстро оглядывается кругом. Вокруг светлого тумана все как-то странно изменяет форму... Идут какие-то таинственные невиданные превращения.
   Гулли вглядывается. Множество ростков поднимается со всех сторон. Но эти ростки превращаются в каких-то прозрачных зеленых пауков или в голубых нарядных раков с малиновыми крапинками. Черви, простые безобразные земляные черви становятся такими нарядными, красивыми гусеницами, а из этих гусениц выпархивают чудные блестящие бабочки и кружатся, кружатся вместе со всеми светлыми, блестящими, крохотными созданьями вокруг чудного зеленого ствола горчичного дерева. А оно растет, растет быстро, но незаметно. Оно уже высоко поднялось над землей, и его верхушка вся покрылась целым лесом ветвей, целой тучей листьев.
   Какое-то белое, светлое облако покрывает его вершину. Гулли всматривается, всматривается в это блестящее облако. Но оно уже не облако, а чудная роскошная женщина. Она сидит на вершине дерева, окруженная ее густой непроницаемой листвой, которая растянулась на многие, многие версты, и кругом этой чудной женщины лежат целые груды всяких плодов: груш, яблок, абрикосов, апельсинов, персиков и винограду, винограду без конца. И от всей вершины всюду идут светлые, блестящие, сияющие лучи.
   - Изобилие! Изобилие! Изобилие! - шепчут легкие, маленькие, крылатые созданья и вьются, порхают, мелькают вокруг дерева.
   Женщина медленно, плавно поднимает, протягивает руку и тихо произносит одно слово, одно только слово:
   - Довольство!
   Но от этого слова Гулли быстро, широко открывает глаза и... просыпается.
  

IV

  
   На дворе давно уже день-деньской. Солнце спряталось за мелкими тучами. Как будто дождик сбирается. Но в воздухе душно. Может быть, будет гроза. Гулли едва могла дождаться, чтобы все встали, и побежала в сад к цветнику. Около крестика из земли вышел крохотный желтоватый росток с двумя листиками. Это был росток горчичного зерна, росток Божьего дерева.
   - Господи! - думает Гулли, - какой он был толстый во сне! Отчего же наяву не бывает так, как во сне? И каким сильным деревом он поднимался от земли?!. А сколько было всяких плодов!..
   И Гулли вспоминает ту красивую женщину, которая сидела на этом дереве, и вспоминает то слово, от которого она проснулась...
   - Довольство! - думает она. - Изобилие дает довольство - и все вырастает из земли - все развивается из земли: изобилие - довольство! Это сила, которая набирается из земли. Маленький росток превращается в дерево, и если бы собрать все плоды со всех деревьев, которые их приносят, то какая вышла бы громадная, большущая гора всех этих плодов! Изобилие - довольство!
   И Гулли почти не отходит от цветника. Она все думает, мечтает, что выйдет из этого маленького ростка. О, она вполне уверена, что он будет большим, большим деревом, в ветвях которого будут укрываться птицы небесные.
   И целый день она ходит озабоченная, задумчивая. А день разгулялся и опять сделался жарким. И всем как будто праздник, большой праздник. Все так довольны, веселы, бегают, смеются, и все едят яблоки, груши, пекут айву, щелкают грецкие орехи. - Изобилие! Довольство!
   И все птицы и звери земные тоже чему-то радуются. Громадные стрекозы прыгают и стрекочут повсюду. Саранча залетает в окна. Птицы кричат, порхают, гоняются друг за другом. И отовсюду, из садов, виноградников, со всех деревьев слышится несмолкаемый, оглушительный треск цикад. В ушах звенит от их крика, от всей этой возни, трескотни и шума, и гама.
   Гулли самой весело. Ей хочется бегать взапуски, вперегонки, хочется летать вместе с задорными птицами. Но где же взять крыльев?! Целый день она бегает по жару, по солнцу. Выбежит на берег; там море шумит и сияет, а над ним роятся чайки и бакланы. И целые стаи черных дельфинов прыгают, играют, кувыркаются в зеленоватой, прозрачной, блестящей воде.
   Гулли бегает по камням, по дорожкам, и все ее тянет к ростку - не сделался ли он толще? Не превратился ли в дерево?
   Вечером она устала. Глаза слипаются! Она зевает. Лениво молится и с таким наслаждением бросается в постельку.
   Сон накрывает ей глаза. И снова перед Гулли стоит высокое Божье дерево. Она смотрит кругом. Снова в прозрачном блестящем тумане что-то волнуется, кружится, мелькает, снова меняется, превращается, но теперь все куда-то стремится с криком радости и улетает. Вот у какой-то козявки вдруг выросли крылья; она расправила их и улетела. Вон бабочки легкие, нарядные - все из серебра и перламутра. - Ах, как они летают, точно бешеные. Даже голова кружится от их полета.
   Но Гулли не чувствует, что она сама летает. Она несется дальше от этого постоянного круженья к блестящему морю. Но и на море тоже круженье и блеск, и трепет, и рокот свободного моря. Всюду праздник!
   Вот рыбы - морские, нарядные, пестрые, золотистые рыбы. Они выскакивают из воды, взлетают на воздух и улетают на легких крыльях. Вот на каменистый, скалистый берег выползают из моря странные гады с зазубристыми хвостами. Драконы это или невиданные какие-то дива морские. Они спешат, торопятся - у них вырастают крылья на спине, и они тоже поднимаются на воздух и улетают. Вон и летучие мыши, и летучие белки, и птицы, птицы... Ах, сколько птиц! Все они точно бешеные снуют по всем направлениям.
   У Гулли рябит в глазах, звенит в ушах... Она готова лишиться чувств, но она довольна. Она тоже порхает. Для нее тоже какой-то праздник. Она не знает какой, но все равно. Ветерок так ласково дышит, свежий морской ветерок. Везде ароматный праздничный воздух и так приятно летать, летать, носиться в этом воздухе.
   И Гулли носится не одна, с ней вместе порхают и птицы, и бабочки, и эти нарядные, крохотные, маленькие созданья. Они порхают на легких, прозрачных крыльях. Они схватывают Гулли за руки и несутся вместе с ней. Они кружатся, порхают повсюду и снова прилетают к Божьему дереву.
   - Это наше родное дерево - шепчут они. - Божье, горчичное дерево. Оно выросло из земли и уносится в небо. Горький труд несет изобилие, - изобилие дает довольство, из довольства является свобода.
   И Гулли чувствует, как легко, свободно бьется ее маленькое сердце, как все оно переполнено радостью. Она носится, летает на крыльях свободы. Она летает над морем, над громадным, широким морем, сердце замирает, а воздух тихо ей шепчет:
   - Свобода! свобода! свобода!
   Солнце уже стояло высоко, когда она проснулась. Голова ее переполнена сном. Сердце замирает и трепещет. Ей кажется, что еще над ушами ее кто-то шепчет тихо все одно и то же слово: свобода! свобода! свобода!
   - Но что же мы будем делать на свободе? - думает Гулли. - Летать, порхать! Но куда же?
   И ей становится скучно при одной мысли, что она должна вечно порхать и летать.
   - Что не встаешь, дорогой мой, черноглазый. Все уже чай отпили давно, только ты спишь, - говорит ей ее толстая, дорогая няня.
   - Что же сегодня заспался, мой Гулёк, - говорит сама баронесса, и входит в детскую, и смотрит на заспанные глаза Гулли. - Вставай, мой Гулёнок. - И она щупает ей пульс и смотрит, не горяча ли у ней голова, и так нежно целует ее.
   - Муттерхен, - говорит Гулли (она знает, что баронесса любит, когда она зовет ее муттерхен. Ведь у баронессы нет никого: ни детей, ни внучек. Всех она давно схоронила, и только и есть у ней одна она названая дочка, татарочка Гулли). - Муттерхен, - говорит она, - мне снятся все странные сны... А что мой росток Божьего дерева? Муттерхен, ты не видала его, моя милая...
   - Нет, не видала. Вставай, одевайся скорее и иди сама.
   И Гулли бойко одевается, умывается и бежит - бежит к ростку Божьего дерева.
   - Ну! как он вдруг вырос большим стволом...
   Но на пути ей попадается веселая Груша.
   - Ах! Гулен - встала... Милая моя! - и целует ее.
   Но только что Гулли высвободилась и бежит в сад, как перед ней встает добрая хохотушка Соня.
   - Ах! барышня, барышня дорогая моя. Дай поцелую ясные глазыньки.
   И много, много их целой толпой окружают Гулли, и для всех она милая, дорогая, ясная, ненаглядная.
   - И за что они все меня так любят? - думает Гулли и бежит, опрометью бежит к ростку.
   Он поднялся, значительно поднялся со вчерашнего дня. Но увы! Это был всход зеленой маленькой травки, а никак не большого дерева.
   Гулли уселась прямо на землю и смотрит на этот всход, и она верит, крепко верит, что он разрастется большим, большим деревом.
   А за ней уже бегут целой толпой, гурьбой - и Даша, и Глаша, и Саша, и Соня, и Дуня, и все кричат:
   - Барышня, чай кушать! Барышня, дорогая, чай простыл!..
   Солнце спряталось за тучки. Серенький туманный денек; но такой теплый, ласковый. Нет шума, крика, как вчера, но Гулли кажется, что все травки так сильно любят птичек, а птички и бабочки так нежно, любовно ластятся к нарядным цветам. И цветы от радости и любви так нежно, любовно пахнут. И аромат их носится во всем воздухе. Все напоено их чудным сладким запахом.
   - Муттерхен, - говорит Гулли баронессе, - ведь все и цветы, и кусты, и бабочки, и птички любят друг друга, и все радуются жизни, потому что жизнь и есть благо.
   - Да, - говорит баронесса. - Только злые и недовольные не любят жизни. Только для них она тяжела и неприятна.
   Целый день бродит Гулли тихая и радостная. И за что она ни возьмется - все у ней валится из рук. Так бы все она сидела и слушала тихую любовную песню целой природы.
  

VI

  
   И с этой тихой песней в душе она провела весь день и вечером так сладко молилась Богу и так мирно, тихо уснула. И во сне ее встретила та же тихая, любовная песня.
   Все ее мысли кружатся около Божьего дерева, и она снова носится над ним, носится, порхает над его вершиной, которая высоко-высоко над землей и ушла в небо. И все легкие порхающие созданья, все мальчики и девочки также носятся вместе с ней. Господи! сколько их в ветвях самого дерева! Они смеются и прячутся в его листьях, густых и зеленых. Вон, вон сколько их! и какая громадная вершина! Конца нет. - Все это блаженные, небесные, Божьи птицы и все они укрываются в ветвях Божьего дерева.
   И вся вершина освещена каким-то дивным прекрасным, ласковым светом. О! с какою любовью греет и нежит этот свет, и как дороги были Гулли все эти Божьи небесные птицы. Сердце трепещет и сладко бьется, и кажется Гулли, что нигде на земле, в целом мире нет ничего, ничего выше этого чувства, нет блаженнее любви ко всем и к этому дивному свету.
   О! она теперь знает, что такое это горчичное зерно - это желанное Божье дерево. Труд дает довольство, довольство создает свободу. Но нет ничего в целом мире выше, желанней любви, потому что в ней и свет, и жизнь, и свобода, и довольство жизнью и светом.
   О! как она любит всех этих чудных мальчиков и девочек! Она не знает, как их зовут, но все равно - они такие милые, добрые, - такие дорогие, любящие птички небесные.
   - Гулли, - говорят они, - мы все и вместе с тобой выросли из одного Божьего дерева, из одного горчичного зерна. Везде сеется слабое, а вырастает сильное, сеется презренное, вырастает славное. - И они целуют, ласкают ее, и сердцу Гулли так сладко, так легко, с такой полнотой и наслаждением оно бьется и трепещет. И кажется ей, что целый век она пробыла бы с этим чувством и никогда-никогда не пожелала бы ничего другого.
   И вдруг все эти созданьица вылезли из листьев, из ветвей Божьего дерева, все встали кругами, кругами. И кажется Гулли, что этим кругам нет ни счета, ни конца. И все они из всех кругов общим хором запели чудную песню, и эта песня была сама любовь. Как из громадного органа неслась она то замирая, то снова поднимаясь, как великая волна.
   Гулли, вся трепещущая, радостная смотрела наверх - туда, где ярко горел и освещал всех чудный ласковый свет. И ей казалось, что и песнь, и свет, и любовь - все одно и то же, и чем торжественней, нежней звучала песнь, тем ярче, сильней сиял чудный свет. И еще казалось Гулли, что вся она превратилась в любящую певучую струнку, и вся душа ее трепетала и нежилась в общем согласном хоре, который пел славу свету, свободе, любви!.. Она пела и не чувствовала, как из ее глаз катились, катились крупные слезы. Она понимала, что источник их был в самом ее любящем, восторженном сердце.
   И чувствует она, что вся проникается светом и этот свет так томительно сладко обхватывает ее всю. На него больно смотреть глазам, отяжелевшим от сна. Она силится открыть их... и наконец раскрывает.
   Ее всю окружает свет радостного светлого утра, а песнь звучит, звучит в ее ушах. Она звучит под окном в саду, и видит Гулли, что опять все работают, трудятся - все разбирают ягоды и груши, и все поют так радостно, согласно. Это - песнь труда, песнь довольства. Но когда же она будет песней свободы и любви!..
  

VII

  
   С тех пор прошло много лет. Муттерхен совсем состарилась. Гулли выросла, и всю свою короткую молодую жизнь она вспоминала то, что видела во сне, когда она была маленькой девочкой, - то, что ей снилось в памятные три летние ночи ее детской жизни. Она уже не верила, что горчичное семечко может вырасти в большое дерево, но она верила, она была убеждена, что Божье дерево растет, развивается и что в вершине его укрываются божьи небесные птицы.
   Вся жизнь ее, недолгая жизнь была полна тоски и ожидания. Что бы она ни делала и где бы ни была, вдруг ей почудится, что где-то вдалеке зазвучит родная песнь этих небесных птиц, к которым она стремилась так жадно, которых любила так крепко, и все встрепенется в ней, сердце забьется, затрепещет и тотчас сожмется с такой грустью, и на глазах выступят слезки.
  
   И здесь на земле томилась она,
   Желанием чудным полна.
  
   Она любила труд и трудилась настолько, насколько ей позволяла ее добрая муттерхен, которая больше собственной жизни берегла жизнь ее милой Гулли. Она жила в довольстве, роскоши и всем была недовольна, и все, что было у ней, с радостью отдавала бедным. Она любила музыку. Но музыка наводила на нее неисходную тоску.
  
   И звуков небес заменить не могли
   Ей скучные песни земли.
  
   Бледная, скучная, худая, она постоянно томилась, и к пятнадцатой весне ее тихой жизни захирела и умерла.
   Муттерхен похоронила ее и осталась одна, совсем одна, без детей, без внучек и без своей дорогой милой Гулли!..
  
  

Два Ивана

  
   Жило-было два Ивана, два родных брата. Старший брат был совсем умник. Младший Иван был совсем дурак, так что все соседи говорили: "Ну, брат! видно у тебя в голове-то слепая баба помелом вымела, да песочком посыпала!"
   Впрочем, все соседи любили Ивашку. "Он дурашный да покладистый! - говорили они, - положишь - лежит, поставишь - стоит". И, правду сказать, был наш Ивашка покладистый. Добреющая душа: всем со всяким делится, всякому поможет. Только не всякий пойдет к нему за помощью, потому что, известное дело, заставь дурака Богу молиться - он лоб прошибет.
   Казалось бы, такому дураку с голоду надо помереть или по миру побираться, а у него все шло так, что загляденье: изба новая, крепкая; две лошадки здоровых породистых; своя коровушка, двадцать голов овечек... Одним словом, живет Ивашка, как заправский мужик. Только вот жены Бог не дал. Женился-было Ивашка, да жена его бросила: больно уж глуп был. Так он и жил - не то парень, не то вдовец.
   - Что это Ивашке за счастье, - дивятся соседи, - лошадь у него каждый год жеребится, корова каждый год телится, овцы нанесут ему ягнят! Горох ли засеет, - горох выйдет такой крупный да ядреный. Репу ли посадит - просто, репа врозь лезет. У соседей неурожай, у Ивашки нет неурожая. Точно на его ниву полосой дождь идет, углом солнце светит. Видно, правду пословица говорит: "Не родись богат, а родись удачлив".
   Совсем другая история с другим Иваном, с умным. Такого умного пойти да поискать - наверно, не найдешь. Каких только он штук и хитростей не придумает. Были у него на полях мочежинки, - все осушил: понаделал канавок и отвел воду. Чем только он не удобрял поля?! Весной, когда снег сходит, он всякую дрянь со двора тащит на поле: старый лапоть, тряпицу, дохлую кошку, крапиву, что по пустырям росла, словом, все, что попадется. В огороде сад развел; на капустных грядах желтофиоли рассадил, да махровые розы. На пчельнике у него разъемные ульи, складные; на крыше у него мельница вертится, для домашнего обихода муку мелет. В хлеве у него холмогорская корова по два ведра в день доит; да сорок штук мериносов шпанских, да свиньи чухонские!.. Только все у него не в прок идет. Посадит ли он пшеницу-белотурку, глядь, ее градом побьет. Разведет ли гусей голландских - все гуси переколеют. То морозом гречу положит, то червь хлеб подточит, то дождем сено сгноит. Со всех сторон беды да напасти. Нет ни в чем ему ни счастья, ни удачи.
   И вот завел он кур шпанских. Отличные были куры, черные, белобородые, а петух - так просто загляденье, точно конь вороной: хвост словно генеральский султан, а гребень так и пышет, как платок кумачный... И что ж?! Всех этих кур в одну ночь лиса передавила. Осталась только одна, маленькая да юркая.
   - Постой! - думает Иван, - я тебя, проклятая кума, изловлю; я с тебя сдеру шкуру твою поганую барыне на шубку! И вот смастерил он крепкий капкан и поставил подле лазейки. В ту же ночь попалась кумушка, да еще какая лиса-то - пушистая, чернобурая, краснолапая.
   - А, разбойница, добыл я тебя! - радуется Иван. - Рубля два, чай, дадут за твою шкуру, а может быть и больше. А тушку я отдам Кудлашке. - А Кудлашка визжит, лает и радуется, что ей тушка достанется.
   Дерет с кумушки шкуру Иван. а сам песню поет. Только приходит и Иван-дурак, глядит и дивуется, какую это брат такую лису достал.
   - Братай милый, - говорит, - подари мне тушку.
   - На что, - говорит, - тебе?
   - Да так, - говорит, - больно она мила мне.
   - Есть, что ли, ее станешь? Ее, дурак, не едят люди, а Кудлашка съест.
   - Подари, братай, пожалуйста. Я Кудлашке мясца дам.
   - На, возьми! - И подарил Иван дураку тушку.
   Схватил дурак тушку и унес к себе.
   На другой день собрался Иван-умный в город, на рынок. Повезу, думает, продам шкуру, а на два рубля опять кур куплю.
   Выехал он со двора, глядь, а Ивашка дурашный за ним катит, лисью тушку везет.
   - Куда ты, дурашный?
   - А я, братец, тушку продавать; хорошая тушка: коль за шкуру деньги дают, так за тушку и подавно.
   - Ах ты, дурак, дурак! - хохочет над ним братай, потешается. - Ты бы еще крысьих тушек набрал, авось, такой же дурак и купил бы.
   - Крысья тушка, братай, поганая, ее грешно есть. А это, ишь ты какая!.. Мы с тобой в ней скуса не знаем, а баре все едят.
   Приехали братья, вышли на базар, ходят, продают.
   - Лисью тушку, братцы, эй, лисью тушку, народ честной, - кричал Иван-дурак, и хохочет над ним народ честной.
   Только в ту пору заболей царевна тяжкою немочью. а главный лекарь прописал ей лекарство мудреное: "Надо, говорит, поймать лису чернобурую, да не собаками, а капканом, и у той лисы вынуть сердце и печенку, с наговором, да запечь ту печенку и сердце в пресном пироге и дать царевне съесть рано на заре, с молитвою и приговором, - и всю болезнь как рукой снимет".
   И вот принялись искать чернобурую лису. Ищут, ищут по лесам, по горам, да видно, в недобрый час: где ее найдешь, да еще капканом возьмешь. Главный ловчий совсем голову потерял, ибо объявлен ему царский приказ: "Коли в два дня лису не представит, так быть ему самому в капкане, в петле глухой, что на перекладине качается". Разослал он всех доезжачих: "Ищите, дескать, лису, а то быть мне без головы". И вот рыщут, ищут. Один доезжачий и на базар пошел, а на базаре Иван дурашный орет на все горло:
   - Лисья тушка, по тушку, по тушку лисы чернобурой!
   Уцепился за него доезжачий обеими руками:
   - Что просишь за тушку?
   - Пятьдесят рублевиков, да пять алтын на чай.
   - Ах ты дурак!.. Это за лисью тушку-то; протри глаза-то, проснись. Что ты, разве есть ее будешь?
   - Нет, я, друг, ее не ем, а твое здоровье на нее, верно, ластится. Коли тебе бы она была не надобна, ты бы не торговал, а я не просил бы пятьдесят рублев. Нечего делать, повели Ивашку к главному ловчему: "Вот, дескать, пятьдесят рублев просит да пять алтын на чай". А главный ловчий: "Давайте, давайте, кричит, царская казна все заплатит".
   И вот отсчитали Ивану-дураку пятьдесят рубликов, да пять алтын на чай, да легонького подзатыльника вдогонку: "вот, дескать, дурак, проси впредь, да с оглядкой!"
   А Иван-умный целый день проходил со шкуркой; к вечеру наконец напал на купца, дал он ему за лису рубль с гривной, да и то на пятак обсчитал.
   - Вот, - говорит Иван-дурак брату, - я говорил, братай, что баре и лису едят...
   - Молчи, дурак, - говорит братай, - да Бога благодари за твое дурацкое счастье.
   Вот к концу лета стал Иван-умный мед ломать. Наломал он его из своих разборных ульев гибель, наложил он его в кадки, разобрал как следует и приготовился в город продавать везти. Только приходит к нему Ивашка-дурашный и дивуется, сколько братай меду наломал; а братай на это лето последнюю колоду в разъемный улей перегнал и свалил он эту колоду подле омшаника; а колода большущая, старая-престарая, трухлявая, гнилая, вся так и сыплется.
   - Ах, братай, - говорит Иван-дурак, - отдай ты мне эту колоду, пожалуйста, отдай.
   - На что тебе, дурашный, колоду. Ведь она гнилье, в огне не горит, врозь ползет, как прах сыплется. - И пнул он ногой колоду так, что она крякнула.
   - Ничего, братай, мне пригодится! отдай, пожалуйста!
   - Возьми, - говорит, - мне она даром не нужна.
   И вот собрался Иван-умный мед продавать везти. Глядь, а за ним Иван-дурак едет и колоду везет, рогожей ее покрыл. Запряг своего бурко, - а бурко, лошадь здоровенная, - и насилу он эту колоду прет.
   - Куда ты это, дурашный?
   - А я, братай, колоду продавать; колода большущая, может, кому-нибудь и спонадобится.
   - Ах ты, дурак, дурак!.. Лошадь-то только ты, дурень, измучаешь. Родятся же на свете такие олухи!
   Приехали братья на базар, а в тот год, как нарочно, на мед урожай приключился. Целый базар медом завален. По рублю за пуд дают, да и то за первый сорт.
   Ходит по базару купчина-брюхан, старый-престарый, седой-расседой, а с ним приказчик, парень степенный. Подходят они к Ивану-дураку.
   - Что, добрый человек, продаешь?
   А добрый человек вытаращил свои большущие дурацкие глаза и рот открыл, дивуется на брюхана-купца!
   - А я, - говорит, - гляжу на тя, да дивуюсь, ровно ты моя колода!.. - И показал он купцу колоду. - Это, говорит, мне братай подарил, я и продаю.
   - Ах ты, дурень, дурень!.. да и брат-то твой дурак: как это можно колоду продавать, все пчелы изведутся...
   А сам купчина думает: "Семка, возьму я у него колоду - вот счастье-то мне п

Другие авторы
  • Чулков Георгий Иванович
  • Миллер Орест Федорович
  • Орлов Сергей Иванович
  • Ирецкий Виктор Яковлевич
  • Оболенский Евгений Петрович
  • Зилов Лев Николаевич
  • Шубарт Кристиан Фридрих Даниель
  • Лукьянов Александр Александрович
  • Абрамович Николай Яковлевич
  • Макаров Петр Иванович
  • Другие произведения
  • Осоргин Михаил Андреевич - Времена
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О предложениях создать базу морского флота в Тихом океане
  • Богословский Михаил Михаилович - Петр Великий по его письмам
  • Пальмин Лиодор Иванович - Л. И. Пальмин: биографическая справка
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Наезды
  • Нелединский-Мелецкий Юрий Александрович - Отрывок Делилева Дифирамба на бессмертие
  • Неизвестные Авторы - Самоуправцы
  • Заяицкий Сергей Сергеевич - Страшный Кракатоа
  • Мещевский Александр Иванович - Стихотворения
  • Чаянов Александр Васильевич - Венедиктов, или Достопамятные события жизни моей
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 870 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа