Главная » Книги

Ковалевская Софья Васильевна - Нигилистка

Ковалевская Софья Васильевна - Нигилистка


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

iv align="justify">  
  
  
  
  
  
  
  

 

  

 

  

С. В.

  КОВАЛЕВСКАЯ

  

  align=center> 

  

  align=center> 

  

  align=center> 

  
  

НИГИЛИСТКА

  

  align=center> 

  

  align=center> 

  

  align=center>МОСКВА

  

  align=center>"СОВЕТСКАЯ
  РОССИЯ"

  

  align=center>1989

  

  align=center> 

  

  align=center> 

  

  align=center>Тексты печатаются по
  изданию:

  

  align=center>Ковалевская С. В.
  Воспоминания. Повести.

  

  align=center>М.; Л.: Наука,
  1974.

  

  > 

  

  align=right> 

  

  align=right>OCR
  > Давид Титиевский, сентябрь 2006 г.,
  Хайфа

  

  align=right>Библиотека Александра
  Белоусенко

  
  
  
  
  
  
  

  
  align=center> 

  

  
  align=center>
  >НИГИЛИСТКА

  

  >
  lang=RU > 

  

  
  align=center>ПОВЕСТЬ

  

  >
  lang=RU > 

  

  
  align=center>I

  

  >
  lang=RU > 

  

  >
  lang=RU >Мне было двадцать два года, когда я
  поселилась в Петербурге. Месяца три перед тем я окончила курс в одном из
  заграничных университетов и с докторским дипломом в кармане вернулась в Россию.
  После пятилетней уединенной, почти затворнической жизни в маленьком
  университетском городке петербургская жизнь сразу охватила и как будто опьянила
  меня. Забыв на время те соображения об аналитических функциях, о пространстве, о
  четырех измерениях, которые еще так недавно наполняли весь мой внутренний мир, я
  теперь всей душой уходила в новые интересы, знакомилась направо и налево,
  старалась проникнуть в самые разнообразные кружки и с жадным любопытством
  присматривалась ко всем проявлениям этой сложной, столь пустой по существу и
  столь завлекательной на первый взгляд сутолоки, которая называется петербургской
  жизнью. Все меня теперь интересовало и радовало. Забавляли меня и театры, и
  благотворительные вечера, и литературные кружки с их бесконечными, ни к чему не
  ведущими спорами о всевозможных абстрактных темах. Обычным посетителям этих
  кружков споры эти уже успели приесться, но для меня они имели еще всю прелесть
  новизны. Я отдавалась им со всем увлечением, на которое способен болтливый по
  природе русский человек, проживший пять лет в неметчине, в исключительном
  обществе двух-трех спе-

  

  >
  lang=RU >188

  

  lang=RU > 

  

  lang=RU >циалистов, занятых каждый своим узким,
  поглощающим его делом и не понимающих, как можно тратить драгоценное время на
  праздное чесание языка. То удовольствие, которое я сама испытывала от общения с
  другими людьми, распространялось и на окружающих. Увлекаясь сама, я вносила
  новое оживление и жизнь в тот кружок, где вращалась. Репутация ученой женщины
  окружала меня известным ореолом; знакомые все чего-то от меня ждали, обо мне
  успели уже прокричать два-три журнала; и эта еще совсем новая для меня роль
  знаменитой женщины хотя и смущала меня немного, но все же очень тешила на первых
  порах. Ну, словом, я находилась в самом благодушном настроении духа, так
  сказать, переживала свою
  >lune
  de
  >
  >miel
  >* известности и в эту эпоху своей жизни, пожалуй,
  готова была бы воскликнуть: "Все устроено наилучшим образом в наилучшем из
  миров". Сегодня я находилась в особенно благодушном настроении. Вчера была на
  вечере в редакции одного нового, только что открывшегося журнала, где и мне было
  предложено сотрудничать. Это новое дело живо увлекало всех участников, и
  редакторские субботы отличались необычайным оживлением. Я вернулась домой в
  третьем часу ночи, встала сегодня поздно, долго провозилась за своим утренним
  чаем и с интересом пробежала несколько газет. Увидав объявление, что продается
  по случаю резной книжный шкаф, я съездила его посмотреть; по дороге встретилась
  на конке с одной знакомой дамой, состоявшей, подобно мне, членом комитета только
  что открывшихся Высших женских курсов, потолковала с ней "о делах", побывала еще
  у двух-трех знакомых и, часам к четырем вернувшись домой, сидела теперь в
  покойном кресле перед затопленным камином и с удовольствием

  

  >
  lang=RU >_______________

  

  >
  lang=RU >* медовый месяц (фр.).

  

  >
  lang=RU >189

  

  lang=RU > 

  

  lang=RU >оглядывала свой нарядный кабинет. После
  пятилетнего мытарства по различным меблированным комнатам у немецких хозяек я
  была теперь довольно чувствительна к новому для меня удовольствию своего уютного
  уголка. В передней позвонили.

  

  >
  lang=RU >"Кто бы это был?" - подумала я, перебирая в
  голове имена своих разнообразных знакомых, и с некоторым беспокойством кинула
  взгляд в зеркало, чтобы убедиться, в порядке ли мой туалет.

  

  >
  lang=RU >В комнату вошла высокая молодая женщина в
  простой суконной шубке. По близорукости я не сразу могла решить, знаю ли эту
  особу или нет, тем более что черный головной платок почти совсем скрывал ее
  лицо, оставляя открытым лишь маленький, правильный, слегка подрумяненный морозом
  носик. Любезно, хотя и с некоторым недоумением во взгляде, поднялась я навстречу
  гостье.

  

  >
  lang=RU >- Извините меня, что я решилась вас
  обеспокоить, хотя и не знаю вас лично,- заговорила вошедшая.- Я Вера Баранцова.
  Впрочем, вы вряд ли помните мое имя, хотя родители наши и были соседями по
  именью. Недавно я прочла о вас в газетах. Я знаю, что вы долго учились за
  границей, и о вас повсюду идет молва, что вы хороший и серьезный человек. Вот
  мне и пришло в голову, что вы можете помочь мне советом.

  

  >
  lang=RU >Все это пришедшая проговорила торопясь и
  залпом, но чрезвычайно приятным, грудным голосом. Я была и смущена и польщена
  этим доказательством собственной известности. В первый раз незнакомый человек
  обращался ко мне за советом.

  

  >
  lang=RU >- Ах, я очень рада! Пожалуйста, садитесь.
  Да снимите же вашу шубку,- забормотала я приветливо, тоже сильно
  конфузясь.

  

  >
  lang=RU >190

  

  >
  lang=RU > 

  

  >
  lang=RU >Вера сбросила с головы черный платок. Я
  была поражена, увидав такую красавицу.

  

  >
  lang=RU >- Я совсем одна на свете и ни от кого не
  завишу. Моя личная жизнь кончена. Для себя я ничего не жду и не хочу. Но мое
  страстное, мое пламенное желание - это быть полезной "делу". Скажите, научите
  меня, что мне делать? - проговорила Вера вдруг, без предисловия, сразу приступая
  к цели своего визита.

  

  >
  lang=RU >От всякой другой это странное, неожиданное
  начало могло бы поразить неприятно, показаться битьем на эффект, но Вера
  говорила так просто, в голосе ее слышалась такая искренняя, взволнованная,
  умоляющая нотка, что я и не подумала удивиться.

  

  >
  lang=RU >Эта высокая, стройная девушка с
  матово-бледным лицом и с задумчивыми синими глазами стала мне вдруг
  необыкновенно близка и симпатична. Один только был у меня страх, что я не
  оправдаю ее доверия, не сумею ответить как следует на ее обращение, не смогу
  дать ей никакого полезного совета. И собственная жизнь последних трех-четырех
  месяцев вдруг показалась мне пустой и мелочной; все наполнявшие меня интересы
  утратили смысл и значение: внезапный упрек совести кольнул меня в сердце. "Что я
  ей скажу? Чем помогу ей?"

  

  >
  lang=RU >Не зная, с чего начать, я пригласила Веру
  присесть и приказала подать чай. В России ни один разговор по душе не обходится
  без самовара. Что поразило меня в Вере с первого часа нашего знакомства, это -
  полнейшее равнодушие ко всему внешнему. Она походила на тех ясновидящих, зрение
  которых так поражено присутствием видимого им одним предмета, что не способно к
  восприятию других впечатлений. Я спросила ее, давно ли она в Петербурге, хорошо
  ли устроилась в отеле? Но на все эти банальные вопросы Вера отвечала рассеянно и
  с некоторым недовольством. Мелочи жизни, видимо,

  

  >
  lang=RU >191

  

  lang=RU > 

  

  lang=RU >нимало не занимали ее. Хотя ей ни разу не
  приходилось еще жить в Петербурге, но столичная жизнь не удивляла и не
  интересовала ее. Она всецело была занята одной мыслью - найти назначение, цель в
  жизни. Меня сильно влекло к этой молодой девушке, столь не похожей на тех, каких
  я знала прежде. Я постаралась поэтому заслужить ее доверие, проникнуть в
  сокровеннейшие ее мысли. На ее вопрос я ответила, что не могу дать ей совета,
  пока не узнаю ее ближе. Я попросила Веру бывать у меня возможно часто и
  рассказать мне все ее прошлое. Вера сама только и думала о том, как бы
  высказаться, и на все мои вопросы отвечала с резкой откровенностью. Не прошло
  многих недель, и я проникла в ее сердце и стала читать в нем настолько ясно,
  насколько одной женщине возможно читать в сердце другой.

  

  
  align=center> 

  

  
  align=center> 

  

  
  align=center>II

  

  >
  lang=RU > 

  

  >
  lang=RU >Семья графов Баранцовых - знатная
  дворянская семья, хотя и нельзя сказать, чтобы она была очень старинного рода.
  Ее официальная родословная выведена, правда, чуть ли не до Рюрика, но в полной
  достоверности сего документа позволено сомневаться; вполне установлено лишь то,
  что некий Ивашка Баранцов служил рядовым в роте ее величества императрицы
  Екатерины II
  >, с лица был кровь с молоком, а ростом косая
  сажень, и так сумел заслужить перед матушкой-государыней, что за верную службу
  сразу был произведен в капралы и пожалован поместьем в пятьсот душ крестьян и
  тысячью рублями - души были дешевы, а деньги дороги в то время. С этой поры
  началось процветание рода Баранцовых. Графским титулом они были пожалованы
  Александром I
  >, при дворе которого красивая гра-

  

  >
  lang=RU >192

  

  lang=RU > 

  

  lang=RU >финя Баранцова играла некоторое время очень
  видную роль. Впрочем, в семейных летописях этого рода, за последние сто лет,
  насчитываются не одни только успехи; терпел он и превратности.

  

  >
  lang=RU >Все Баранцовы отличаются пылкостью и
  необузданностью желаний, и свойство это не раз вводило их в беду. Не одно
  богатое поместье, не одна доходная волость были ими за это время проиграны в
  карты или спущены на лошадей и на красавиц. В судьбе баранцовской семьи
  наступало тогда временное помрачение; но по милости божьей эта легкая тучка
  скоро рассеивалась солнышком государевой милости. Кто-нибудь из Баранцовых
  всегда умудрялся вовремя сослужить службу царю и отечеству, и новые богатые
  поместья являлись на место утраченных, так что в общей сложности семья
  продолжала расти и преуспевать. Но если поместья быстро спускались и быстро
  наживались в их роде, зато одно драгоценное наследство переходило у них
  неизменно из поколения в поколение, от отца к сыну и от матери к дочери - это
  была необыкновенная, так сказать, фамильная красота. Все Баранцовы хороши собой.
  Не только уродов или безобразных, но и просто дурнушек между ними не полагается.
  Как бы испытывая естественное влечение к красоте или инстинктом предугадывая
  Дарвина, все графы Баранцовы женились на красавицах, все их дочери находили себе
  красавцев мужей; так что теперь фамильный тип установился прочно и так хорошо
  известен в русской аристократии, что, если вам скажут про кого: у него или у нее
  совсем баранцовское лицо, и в вашем воображении не выступит тотчас же
  определенный образ - высокий, статный рост, матово-белое продолговатое лицо с
  легким, прозрачным румянцем на щеках, низкий, широкий лоб с тонким узором
  синеватых жилок на висках, черные, как воронье крыло, волосы и синие, с
  чер-

  

  >
  lang=RU >193

  

  lang=RU > 

  

  lang=RU >ными ресницами глаза,- то это значит, что
  вы к аристократии не принадлежите и в делах
  >of
  the
  >
  >upper
  ten
  >
  >thousands
  >* в России ничего не смыслите.

  

  >
  lang=RU >Этот баранцовский тип такой прочный и
  живучий, что в доброе старое крепостное время в нем заметили даже способность
  переходить на крестьян и на дворню в графских именьях. Удивительное было дело!
  Стоит только самому барину или молодым господам погостить у себя в усадьбе,
  непременно потом в той или другой крестьянской избе - и притом все в таких, где
  бабы молодые и пригожие,- родится на свет ребенок, ну вылитый маленький
  Баранцов, с такими же тонкими, благородными чертами лица, как и у детей в
  господском доме.

  

  >
  lang=RU >Граф Михаил Иванович Баранцов был достойным
  отпрыском своего семейства. Красавец собой, он имел счастье родиться в начале
  царствования Николая, в период полного расцвета петербургской гвардии. Прослужив
  несколько лет в кирасирском полку, сокрушив множество женских сердец и честно
  заслужив себе между товарищами лестное прозвище "гроза мужей", он, в молодых еще
  годах, влюбился без памяти в дальнюю свою родственницу, Марью Дмитриевну
  Кудрявцеву, тоже носившую на своем красивом, точно выточенном резцом великого
  художника лице явную печать баранцовского рода. Встретив с ее стороны
  взаимность, он обвенчался с ней и продолжал служить. Может быть, он дослужился
  бы до высоких чинов, но в начале царствования Александра
  >II
  > с ним случилась маленькая неприятность, причина
  которой тоже лежала в бурной баранцовской крови и в роковой баранцовской
  красоте. Приревновав свою красавицу жену к другому гвардейскому офицеру,
  он

  

  >
  lang=RU >_____________

  

  >
  lang=RU >* верхних десяти тысяч
  (англ.).

  

  >
  lang=RU >194

  

  lang=RU > 

  

  lang=RU >вызвал его на дуэль и убил наповал. Историю
  затушили с грехом пополам, но молодому графу все же неловко было оставаться
  после этого в своем полку: он был вынужден подать в отставку и уехать в именье,
  которое только что унаследовал от своего отца, скончавшегося как раз
  впору.

  

  >
  lang=RU >Это было в 1857 году. В Петербурге ходили
  даже неясные слухи о предстоящей эмансипации крестьян, но до Борков, так звали
  именье графов Баранцовых, эти слухи еще не доходили. Там все еще шло добрым,
  старым порядком. Как велико было в то время состояние графа Михаила Ивановича, в
  точности не знал никто, всех менее он сам. Именье было большое, хотя и далеко не
  таких уже размеров, как прежде. Покойник папаша, будь ему добрая память, тоже
  любил пожить себе в удовольствие, и еще при нем была вырублена большая часть
  леса и продано немало десятин лугов. Михаил Иванович после почти
  пятнадцатилетней службы в кирасирах, разумеется, не без долгов оставил
  Петербург. Свое правление он начал с того, что для покрытия старых грехов продал
  еще порядочный кусочек земли, да и на остальное именье выдал новую закладную.
  Пока, однако, все это устраивалось благополучно, и графа не беспокоили. Староста
  был молодец; все умел устроить без шуму, без лишних разговоров: когда барину
  нужны были деньги, они всегда оказывались у него под рукой.

  

  >
  lang=RU >В эпоху их переселения в деревню граф
  Михаил Иванович и графиня Марья Дмитриевна, несмотря на трех подрастающих
  дочерей, все еще были и считали себя очень молодыми людьми. Забот и обязанностей
  они за собой никаких не ведали, и никто не отрицал за ними права жить в полное
  себе удовольствие.

  

  >
  lang=RU >Жизнь в деревне пошла прежним путем,
  веселая и вольная. Все в доме еще при покойном барине было за-

  

  >
  lang=RU >195

  

  lang=RU > 

  

  lang=RU >ведено на широкую, барскую ногу: тридцать
  выездных лошадей на конюшне, английский сад, оранжереи и теплицы, масса
  праздной, ленивой дворни. Единственное изменение, которое привезли с собой
  молодые господа, состояло в том, что к затеям старого барства они присоединили
  много разных столичных, более утонченных прихотей, о которых прежде в деревне не
  грезили. В парадных комнатах перебили всю мебель шелковой материей. Полы и окна
  прежде стояли голые - теперь всюду разостлали ковры и навесили портьеры. Лакеи
  ходили прежде в засаленных сюртуках с барского плеча - теперь им пошили
  форменные ливреи. Кухню отдали в распоряжение повара, учившегося в Английском
  клубе, а в девичьей к толпе доморощенных горничных, с утра до ночи занятых
  шитьем, вышиваньем, плетеньем кружев, присоединили еще франтоватую камеристку из
  вольных.

  

  >
  lang=RU >Своим, примером молодые господа имели
  благотворное влияние и на соседей. Губернатор в речи, произнесенной им на обеде
  в честь новоприезжих, сказал недаром, что они внесли новую жизнь в губернию.
  Действительно, с их приездом началась эра праздников, пиров и удовольствий.
  Никто не хотел ударить в грязь лицом перед столичными гостями. Помещики и
  помещицы стряхивали с себя деревенскую лень. Прежние бесхитростные забавы,
  тяжелые именинные обеды, карты и пляска заменились теперь более утонченными, так
  сказать, интеллектуальными удовольствиями. В первый же год после переезда графов
  Баранцовых в имение в их губернском городе состоялся любительский спектакль,
  концерт с живыми картинами и маскарад по подписке.

  

  >
  lang=RU >И Михаил Иванович и Марья Дмитриевна были в
  восторге от произведенного ими в губернии впечатления, и оба вполне прониклись
  важностью своей, так сказать,

  

  >
  lang=RU >196

  

  lang=RU > 

  

  lang=RU >цивилизаторской миссии. Граф произнес даже
  на одном официальном обеде спич о значении английской
  >gentry
  >* и о желательности, чтобы русские помещики
  превратились в английских
  >landlord
  >'
  >o
  >в**.

  

  >
  lang=RU >Графиня тоже трудилась немало для
  облагороживания провинциальных нравов. Она считала себя обязанной выписывать
  дорогие туалеты из Петербурга. Дом Баранцовых был всегда открыт для гостей. Обед
  был поздний, по-городскому, и все домашние были обязаны переодеваться перед
  обедом, как водится у англичан. За закуской подавалась не простая очищенная, а
  английская горькая.

  

  >
  lang=RU >Дом Баранцовых, тяжеловесной старинной
  постройки с каменными стенами аршина в два толщиной по наружному виду напоминал
  огромный четырехугольный ящик, к которому, бог знает для чего, прилеплены в
  разных местах фантастические фонари и балкончики. Вообще он был того
  определенного, хотя, кажется, еще ни в одном учебнике архитектуры не отмеченного
  стиля, который следовало бы назвать крепостным стилем. Всего было много,
  материалом всюду сорили, но все было как-то грубо и топорно. На всем было видно,
  что дом этот строился в такое время, когда труд был даровой и все обходились
  домашними средствами. Кирпичи обжигались на своем заводе, паркеты изготовлялись
  из своего леса и своими крепостными; даже архитектор, делавший план, и то был
  крепостной.

  

  >
  lang=RU >По внутреннему расположению комнат дом
  Баранцовых тоже не отличался от большинства помещичьих домов того времени;
  наверху жили господа, внизу были детские; подвальный этаж был отведен под кухню
  и для прислуги.

  

  >
  lang=RU >___________

  

  >
  lang=RU >* дворянство (англ.).

  

  >
  lang=RU >**
  >помещиков, землевладельцев
  (англ.).

  

  >
  lang=RU >197

  

  >
  lang=RU > 

  

  >
  lang=RU >До подвального этажа графиня спускалась
  только в светлый праздник, когда шла христосоваться со всей дворней; но в
  детские она иногда заглядывала и в простые дни, когда позволяло ей время, то
  есть когда не было гостей или она сама не собиралась в гости,- это, впрочем,
  случалось не очень часто.

  

  >
  lang=RU >В детских баранцовского дома росли и
  развивались три барышни на попечении двух гувернанток, из которых одна,
  m
  >-
  >lle
  Julie
  >, была высокая, очень живая и разговорчивая
  брюнетка неопределенного возраста, а другая,
  >m
  >-
  >me
  Night
  >,- почтенная вдовица со строгим монументальным
  лицом, обрамленным крупными седыми буклями. Сверх этих двух гувернанток при
  детях состояло еще немало другого народа: старая няня, горничная Анисья и
  девчонка для побегушек.

  

  >
  lang=RU >Ну, словом, все было так, как и следовало
  быть в порядочном барском доме. Все три барышни были высоки для своих лет, у
  всех троих были отличные густые волосы, которые по утрам заплетались в косу, а к
  обеду распускались по плечам, и все три обещали со временем быть
  красавицами.

  

  >
  lang=RU >Две старших, Лена и Лиза, стояли, так
  сказать, уже на пороге детской, и в скорости им предстояло выпорхнуть в
  гостиную. Одной из них было четырнадцать, другой тринадцать лет. Обе они уже со
  страстным любопытством прислушивались к каждому доносящемуся до них отголоску из
  верхнего этажа, и обе сильно роптали на то, что их водят еще в коротеньких
  платьях.

  

  >
  lang=RU >Третья барышня, Вера, была еще совсем
  маленькой девчонкой, лет восьми, с кругленьким румяным лицом и с тем страстным
  созерцательным взглядом, который почти всегда бывает в глазах ребенка, живущего
  своей особой детской жизнью. Она пока ни на что не роптала. Как у всех детей,
  жизнь которых идет правильно, в ней бы-

  

  >
  lang=RU >198

  

  lang=RU > 

  

  lang=RU >ли сильно развиты консервативные инстинкты;
  ко всему окружающему она была привязана бессознательною, животного
  привязанностью холеного комнатного зверька, и ей еще ни разу не приходило в
  голову усомниться в достоинствах кого-нибудь из ее близких. Ее мама была лучшая
  из мам, ее детская - лучшая из детских.

  

  >
  lang=RU >Да и действительно, все в доме шло
  прекрасно. Всякий сверчок знал свой шесток, и всем жилось мирно, покойно, как
  всегда бывает во всяком обществе, где есть прочные устои и где отдельной
  личности не предоставлено биться головой об стену, ища какого-то своего
  собственного, отдельного исхода.

  

  >
  lang=RU >Вообще о любви и думалось, и шепталось, и
  мечталось немало в нижнем, как и в верхнем этаже баранцовского дома.

  

  >
  lang=RU >Да и что, в самом деле, кроме радостей и
  печалей любви, могло, казалось, перерезать прямую, ровную, как полотно, дорогу,
  расстилавшуюся пред всеми тремя барышнями Баранцовыми. Во всех остальных
  отношениях их жизнь была определена и предусмотрена наперед. У папы с мамой
  совсем было решено, что Митино пойдет в приданое за Леной, Степино - за Лизой, а
  Борки достанутся младшей - Вере.

  

  >
  lang=RU >Знали тоже и граф, и графиня, что в свое
  время, годика через три-четыре, непременно явится какой-нибудь гусар или драгун
  и уведет Лену; потом, немного погодя, явится другой гусар и уведет Лизу. А там
  придет черед и за Верой.

  

  >
  lang=RU >Будут дети жить не в Борках, а в другом
  доме, будет им прислуживать не Анисья, а другая какая-нибудь горничная, но за
  этими маленькими изменениями пов

Другие авторы
  • Гутнер Михаил Наумович
  • Ган Елена Андреевна
  • Кайсаров Михаил Сергеевич
  • Льдов Константин
  • Рожалин Николай Матвеевич
  • Ницше Фридрих
  • Чернявский Николай Андреевич
  • Минаков Егор Иванович
  • Каразин Николай Николаевич
  • Успенский Глеб Иванович
  • Другие произведения
  • Голенищев-Кутузов Павел Иванович - Стихотворения
  • Каменский Андрей Васильевич - Сэмюэль Морзе. Его жизнь и научно - практическая деятельность
  • Мультатули - Евангелие от Матфея, глава Xix
  • Державин Гавриил Романович - Духовные оды
  • Скабичевский Александр Михайлович - Скабичевский А. М.: Биобиблиографическая справка
  • Карамзин Николай Михайлович - О Богдановиче и его сочинениях
  • Львов-Рогачевский Василий Львович - Усадебники
  • Кальдерон Педро - Г.В.Степанов. Слово о Кальдероне
  • Батюшков Константин Николаевич - Воспоминание мест, сражений и путешествий
  • Грамматин Николай Федорович - Осень
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 380 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа