Главная » Книги

Вагинов Константин Константинович - Из ранних редакций, Страница 3

Вагинов Константин Константинович - Из ранних редакций


1 2 3

Подождал. Выпихнул ~ мертвеца в окошко. Вот, возвращаются те всей оравой, в руках бутылки держат. Удивляются, видят, сидит тюрк, а мертвого родственника нет, спрашивают:
   "Где тот человек, что у окна сидел?"
   "Пошел",- отвечает тюрк.
   "Как пошел?"
   "Я почем знаю. Встал и пошел. Он сказал: я пошел покурить".
   "Да как же покойник мог пойти покурить?"
   Похолодел тюрк. Откуда они узнали, что я убил его? Молчит тюрк.
   "Да ведь это же был покойник, мы везли его в Кутаис".
   Рассердился тюрк.
   "Так что же вы людей морочите, я думал, я человека убил".
   "Да куда же ты его дел?"
   "Да я его в окно выбросил".
   Высадились они на первой остановке и пошли обратно своего мертвеца искать.
   - А нашли они его? - спросил старик.
   - Конечно, куда покойник денется. Он в кустах сидел.
   - Анекдот! - презрительно сказал геморроидальный субъект, сидевший в углу.
   - Не анекдот, а новелла,- отрезал вузовец.- Читали Боккаччио? - там такие новеллы встречаются. Вот и я рассказал, чтоб вас поразвлечь, а вы вместо благодарности - анекдот!
   Он принялся разрезать шницель.
   За столиком ближе к буфету высокий человек с орденом Трудового Знамени, покашливая, рассказывал:
   - Это было на новом гиганте-автозаводе, возникшем на пустом месте. Я там был начальником цеха, работать пришлось свыше всякой меры. Разыгралась одна история. На строительном, как водится, приезжало много туристов. Появляется среди прочих туристов человек, на нем кожаная тужурка, под мех воротник, высокие сапоги со шнуровкой, подметки точно на водолазных сапогах, причудливый берет на голове. Явно иностранец. Пошел он прямо в американский поселок, вошел в домик к инженеру, вышел вместе с ним, сели они на машину, стал турист управлять. Критиковать стал, замечать дефекты.
   Ну, человек, сразу видно, знающий,- решили мы,- ведь нам специалисты нужны, обрадовались, будет еще один лишний специалист у нас. Сговорились с ним насчет работы, он согласился, ответственным работником стал, чуть не на должность инженера. Важно ходит так - цветет - сияет. Только проходит время - выяснилось, он совсем не инженер, а парикмахер, огорчились мы, предложили ему оставить завод и отправляться восвояси, а он уезжать не хочет,- "в Америке кризис",- говорит, просит оставить простым рабочим. Ничего, ха, ха!
   - Что ж, оставили?
   - Оставили. Парня этого можно было приспособить, автомобильное дело знал самоучкой. Потом принял подданство и остался совсем в СССР.
   За другим столиком.
   - Теперь, по сравнению с нашими, электростанции в Норвегии и Швеции просто живопырки.
   - Я читал заметочку в газете, на самом севере нашли какую-то речушку и там построили гидростанцию. Белый уголь пошел в моду. Волгу запрягут тоже. Вот шагаем.
   - Да, на Волге будет построена электростанция, запрягут дуреху.
   - Оказывается, климат Волги вполне подходит к произрастанию винограда, будет у нас виноград. Ничего уха!
   - Мы создали крупнейшие заводы, сельхозмашино-строительства.
   Харьковский;
   Сталинградский.
   Ростсельмаш.
   Саратовский комбайный.
   Страну, как корабль, оснастили сельхозмашинами. Станет прошлым корова-навозница и лошадь-одер.
   Вот, возьмите моего отца, жил он в деревне Пупырево - одно название чего стоит, землицу имел вместе с журавлями на болоте. Бывало, выйдет в поле-люди жнут рожь, а у него и в хороший год цветы да трава на ниве - некогда было землю ковырять, тридцать лет батрачил у графа Строганова.
   Теперь там колхоз Самхвалова.
   - Да, у моего отца была избенка, что чирий, а деревня носила помещичье название Бабонегово, какой-нибудь дурак помещик так назвал.
  
   В конце вагон-ресторана сидела компания цыган в своих пестрых костюмах, пила вино, и видно было, что в деньгах они не стесняются.
  

7. Глава XVI

  
   Истый хулиган пел:
  
   Прощай, Тарновская больница,
   Прощай, железная кровать,
   Пойду в родную я квартиру
   В своей я койке умирать.
   Пропал мой нос, пропали губы,
   Пропал и тонкий голос мой.
  
   Он стал задевать прохожих. На нем был заграничный галстух, купленный на проспекте Огородникова у иностранного моряка. Этот галстух и свою болезнь хулиган уважал. Галстух, по его мнению, его выделял и сообщал ему красоту; болезнь доказывала его смелость.
   - Эй, неудачная блондинка! нельзя ли мне пришвартоваться к тебе. Давай поищемся, что ли.
   Женщина бежала от этой истощенной жалкой безголосой фигуры.
   Ветер погнал высохшего хулигана, как сухой лист, по проспекту.
   Это был последний выход Вшивой Горки. Вшивую Горку, Мирового и Ваньку-Шофера арестовали за хулиганство и выслали из города.
  
   <1934>
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Эта книга является практически полным собранием прозы Константина Вагинова. Сюда не вошли только записные книжки и внутренние рецензий писателя, а также новелла "Конец первой любви" (1931), авторизованная машинопись которой, находившаяся до 1981 года в частном собрании, в настоящее время утрачена
  

Условные сокращения

  
   А - альманах "Абраксас", кн. 1 (Пб., 1922, октябрь) и 2 (Пг., 1922, ноябрь).
   ГПБ - Рукописный отдел Гос. Публичной библиотеки им. M. E. Салтыкова-Щедрина.
   Зв - журнал "Звезда" (Ленинград).
   ПД - Рукописный отдел Института русской литературы (Пушкинского Дома) АН СССР
  

Козлиная песнь

  
   С. 152-154. Что я для тебя достала! - Добавление 1929 г. (Иду по рынку и вижу... ~ И силится Марья Петровна снова приняться за ученье) заменило первоначальный текст:
  
   Иду по рынку и вижу, книжечка "Поль и Виргиния" с гравюрами.
   И садятся они рядом, пьют чай и рассматривают гравюры.
   Первое детство. Сидят две матери с грудными младенцами между двух хижин. Верна" собака лежит у колыбели, а вдали пальмы и торы.
   Второе детство. Маленькие дети идут вод дождем, накрывшись юбкой, а к мим спешит молодой человек босой, элегантный, в широкополой шляпе.
   Вот плантатор бьет раба палками, а Поль и Виргиния умоляют не бить.
   И вспоминает Тептелкин статью добряка Маколея о неграх, еще в детстве прочитанную. И чувствует он, что в прошлом у него были высокие порывы и возвышенное празднество духа, и стремление к чему-то донельзя прекрасному; и опять идут картинки.
  
   С. 161. Большая луна... и т. д.- Добавление 1929 г Написано вместо завершающего роман Послесловия (см. Приложение II). Завершающее "Козлиную песнь" добавление написано в трех вариантах (каждое из ни: озаглавлено: Вариант). Мы публикуем в основном тексте последний, датированный 1928 г Первоначальные варианты:
  

Вариант <1>

  
   Как-то вечером, когда Тептелкин спорил с Марьей Петровной, после многих лет отсутствия появился Филострат, сухонький старичок с болтающимися нарядными кольцами на пальцах, составитель придворного романа.
   Теперь он был только составитель придворного романа, притом романа без особо живописных красот и без философской глубины.
  
   Этот вариант использован в добавлении к главе XXIX (см. с. 118).
  

Вариант (2)

  
   И тут на смертном одре страшная мысль осенила Тептелкина - он понял, что ради людей он покинул высокое Возрождение, и бледный, с светящимися глазами он привстал и почувствовал, что мысли его были прекрасны, но что ничтожество людей на много лет помрачило его разум, что он распространил ничтожество людей на идеи, на первообразы, которые ни в коем случае не были ничтожны; и тут во всей своей славе явился ему Филострат, но не исторический, а скорей символический и светоносный.
  

Труды и дни Свистонова

  
   Став получеловеком, Иван Иванович... и т. д.- Новое окончание главы. Первоначальное окончание:
  
   Боясь встретиться со знакомыми, он решил скрыться в другой город.
  
   Отметим, что после выхода "Козлиной песни" Л. В. Пумпянский поссорился с некоторыми друзьями (в частности, с Бахтиным и Юдиной), сохранившими с Вагиновым дружеские отношения.
   С. 254. Глава одиннадцатая.- Изменено название главы (первоначально: Тишина,- повторение названия главы первой) Вписано новое начало (Свистонов читал ... ~ ... изображения старичка и старушки). Первоначальный текст:
  
   Кипы бумаг росли вокруг Свистонова. Массу исписанных листов пришлось отбросить. Пришлось отбросить и многих героев, как совпадавших друг с другом. Пришлось из нескольких героев составить один образ, собранные черты расположить по-новому. Пришлось начало перенести в конец, а конец превратить в начало. Пришлось двенадцатый год превратить в восьмой, а лето - в зиму. Пришлось многие фразы вырезать, другие - вставить. Наконец, он дошел до отделки старичка и старушки.
  
   С. 257-258. На эстраде играло трио... ~ ... закрепленные - сады.- Новый текст. В отдельном издании было:
  
   Свистонов принялся работать над встречей Психачева с грузином. Свистонов воспользовался разрешением, данным Психачевым среди холмов, и не изменил и не заменил его фамилии.
   Свистонов выводил:
   Психачев познакомился с Чавчавадзе в баре. На эстраде играло трио: виолончель - старик, в бархатной куртке, скрипка - русский в сером костюме и гетрах, пианино - еврей заика. "Не искушай меня без нужды..." - ныли звуки.
   Из-за столика поднялся старик. Повелительный жест рукой - молчи! - обращенный к молодому собутыльнику в кожаных черных перчатках, в косоворотке. Шляпа собутыльника лежала на мраморной доске.
   Затем, слушая тоскливый романс, прикрыл старик глаза рукой и заплакал.
   Чивчавадзе ел цыпленка.
   - В нем душа Дон Жуана,- обратился Психачев к угощавшему грузину,- несчастный старик!
   - Предскажи судьбу моей матушки,- протянул Чавчавадзе пожелтевший листок Психачеву,- ты выпил и закусил.
  
   Старик отнял от лица руку... и т д.- Новый текст. Вместо него было:
  
   - Володя, ты? - вскричал Экеспар, настигая Психачева.- Что ты тут делаешь?
   Психачев замялся.
   - А мне говорили, что ты стал ленинградским Калиостро!
   - А ты?.. Где ты пропадал?
   - И, дорогой друг, где только я не был, создал даже...
   - За пятнадцать лет ты изменился, дорогой друг.
   - Да и ты не похорошел...
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Милиционер весело отдал честь Психачеву. Психачев поздоровался с ним за руку.
   - Это волшебный милиционер! - сказал Психачев,- если б ты знал, какие чудеса он мне рассказывал про яблони!
   Так шли Экеспар и Психачев в белую ночь.
  
   "Пейзаж, пейзаж скорее!" - подумал Свистонов.
  
   Дорога постепенно озарялась солнцем. Пустой Летний сад шелестел. В отдалении видна была Нева.
   Навстречу Экеспару и Психачеву шел фининспектор.
   В это время писатель Вистонов, одержимый мыслью, что литература - загробное существование, высматривал утренние пейзажи, чтобы перенести их в свой роман.
   Уже были описаны отдельные части города, когда он встретился у мечети с Психачевым и Экеспаром.
   - Э, дорогой друг, доброго утра, - протянул руку Вистонов,- живем?
   - Живем!
  
   "Этим надо закончить главу,- подумал Свистонов.- В следующей главе придется развернуть себя, передать токсовские холмы, увод Куку, знакомство с Психачевым".
   Тесто вполне поднялось - площадь романа, пейзажи и линии были ясны.
  
   С. 258-259. Первые два абзаца новой главы (Кипы мгновенных зарисовок... ~ ...то рука, то спина) - новый текст.- Свистонов зевнул... и т. д. шло непосредственно следом за приведенным выше отброшенным фрагментом.
  

* * *

  
   В заключение добавим, что в собрании А. И. Вагиновой (ныне, - ПД, пост 1987, No 46) сохранились пять последних страниц авторского экземпляра романа с правкой и дополнениями. Эти дополнения, хотя и имеют разночтения, практически совпадают с дополнениями, опубликованными нами.
  

Бамбочада

  
   Роман (или, может быть, повесть) был опубликован в 1931 г "Издательством писателей в Ленинграде" тиражом 5200 экз. Так же как и "Труды и дни Свистонова", "Бамбочада" почти не привлекла внимания критики: единственная рецензия в центральной прессе принадлежит И. Бачелису (Лит. газета. 1932. No 18), негативно отозвавшемуся об этом произведении.
   Сохранилось заявление (авторская заявка) Вагинова в правление издательства (1929):
  
   В настоящее время пишу повесть на шесть листов - "Игрок". Действие повести протекает в глубокой провинции В центре повести - плут, шулер, игрок - Фелин-Флеин Он одержим мыслью, что весь мир - арена для пленительных его проделок. Фелин-Флеину 20 лет, он весел, остроумен,- центр повести в его столкновении с неумными и невеселыми людьми. "Игрок" будет окончен к декабрю м-цу с. г.
   В данный момент мне необходимо уехать на полтора м-ца для собирания материалов.
   Очень прошу Правление заключить со мной договор и выдать мне аванс - 300 рублей.
   К. Вагинов (ГПБ, ф. 709, No 4)
  
   По некоторым сведениям, рукопись "Бамбочады" имела название "Повесть о добром и смешном инженере".
  

Гарпагониада

  
   С. 432. Жулонбин подсел к письменному столу...- возможно, к этому месту относится вклейка из ранней редакции романа (собр. Н. С. Тихонова):
  
   Жулдыбин сидел и разбирал всевозможные удостоверения. Здесь было и удостоверение семнадцатого года, выданное врачу в том, что он крестьянин города Петрограда, и трудовые книжки, и профсоюзные билеты, я временные свидетельства, и грамоты. Были и утерянные различными лицами паспорта.
   Жулдыбин рассматривал печати.
   Печатей в одном из ящиков его письменного стола было достаточно. Некоторые были разрезаны на четыре части, другие в полной сохранности.
  
  

Козлиная песнь

Из ранних редакций

  

1. Предисловие, написанное реальным автором на берегу Невы

  
   Печатается в_п_е_р_в_ы_е по автографу, вклеенному в издание 1928 г (частное собр.). Написано, вероятно, в 1928 г., после выхода отдельного издания романа (книга вышла в свет летом 1928 г.), вызвавшего ряд кривотолков в литературных кругах (см., например, "Записки для себя" И. Басалаева, "Замедление времени" Г. Гора и др.). П_р_е_д_и_с_л_о_в_и_е (третье по счету) было написано не для печати, а для небольшого круга читателей из числа друзей и знакомых, которым Вагинов дарил свою книгу. Один из таких экземпляров с вклеенным рукописным предисловием был подарен, в частности, скульптору Л. А. Мессу.
  

2. Глава XX. Появление фигуры

  
   Печатается по тексту отдельного издания. Текст, не подвергшийся редактуре, заменен отточиями.
  

3. Глава ХХХ111 (XXXV)

Междусловие установившегося автора

  
   Печатается полностью по тексту отдельного издания.
  
   С. 505. на столе у меня стоит лавр с мизинец и кустик мирта.- Почти дословная цитата из обращенного к М. М. Бахтину стихотворения (описание комнаты Бахтина): А на окне цветочки - Лавр вышиной с мизинец И серый кустик мирта.
   С. 506. ...с остатками танагрских статуэток.- Танагра - город в Беотии (Греция), известный изготовлявшимися там терракотовыми статуэтками, в основном изображавшими женщин и детей в повседневной одежде. Большое количество таких статуэток было найдено при раскопках в конце XIX в.
   С. 507. ...какой-либо пасторальный роман в древнем французском переводе...- См. примеч. к с. 153. Очевидно, это издание имелось в библиотеке Вагинова.
  

4. (Журнальная редакция. Последняя глава)

  
   Печатается по тексту: Зв. 1927. No 10. С. 95-96. Глава написана, скорее всего, для журнальной редакции.
   Журнальная редакция представляет собой -- с незначительными разночтениями - фрагменты I-XXXII глав (в настоящем издании главы I-XXIII, XXV и XXVII-XXXIV). Главы IX, X, XII, XIV, XV, XVII-XX, XXIV (XXV) и XXVIII-XXIX (XXX-XXXI) опущены, отсутствует также часть главы XXXII (XXXIV,- самоубийство неизвестного поэта). Журнальная редакция разбита на 26 нумерованных главок. К заглавию - Козлиная песнь (из романа). Тептелкин - дана редакционная сноска (возможно, написанная Вагиновым или при его участии):
  
   Роман Конст. Вагинова "Козлиная песнь" показывает людей, которые, будучи по летам современниками революции, стараются удержаться в пределах отжившей культуры и, конечно, скатываются к пошлейшей обывательщине. Здесь помещена лишь одна магистраль "Козлиной песни" с главным действующим лицом - Тептелкиным.
  

5. Первое послесловие

  
   Печатается по изданию 1928 г. с позднейшей правкой (экземпляр из собр. А. И. Вагиновой).
   С. 508. Первое послесловие.- Слово Первое добавлено автором (см. ниже).
   Он завел четыре пары брюк...- конец абзаца дописан.
   С. 509. ...над окрестностями, наполненными кентаврами...- позднейшее исправление. В печатном тексте было: ...над соборами...
  

6. Второе послесловие

  
   Впервые опубликовано: Транспонанс. 1984. No 2(21). С. 117 (публикация Вл. Эрля) по автографу в экземпляре из собр. А. И, Ватиновой:,
   Страницы с обоими послесловиями автором были заклеены. Второе послесловие было обнаружено нами в 1989 году.
  

Приложение третье

Бамбочада

  

Послесловие

  
   Печатается по тексту издания 1931 г., с. 140.
   Можно сделать предположение, что Послесловие написано не в 1930 г., а позже,- видимо, в связи с трудностью прохождения рукописи в издательстве. "Бамбочада", записанная в 1929-1930 гг., вышла в свет только в самом конце 1931 г.
  

Приложение четвертое

Гарпагониана

  

1. <Записка М. Э. Козакову>

  
   Печатается впервые по черновому автографу (собр. Н. С. Тихонова).
   Адресат устанавливается по зачеркнутому началу, из которого следует, что Ватинов, придя в издательство, нашел при рукописи что-то вроде "внутренней рецензии" М. Э. Козакова, на которую решил ответить.
   - (Жулонбин)...- наша конъектура. В рукописи: Жулдыбин.
  

ВСТАВКИ ДЛЯ ВТОРОЙ, НЕОКОНЧЕННОЙ РЕДАКЦИИ

  

2. Вставка к главе VI

  
   Сохранился список, (рукой матери Вагинова) правленный автором.
  

4. Глава XI. Гроза

  
   В архиве Н. С. Тихонова сохранилась черновая редакция главы - правленая машинопись и автограф. В этой главе Вагинов во многом использует свою записную книжку "Семячки" (частн. собрание) и записанные им рассказы рабочих Нарвской заставы (тоже архив Н. С. Тихонова)
   С. 519. Клешняк касался оригинальных рыжих кустиков...- в черновой редакции этой фразе предшествует следующий фрагмент (ср. ниже, с. 520)
  
   Странно читал Клешняк. Взяв книгу, он читал не отрываясь. Он читал только третий сорт, от первого бы, шмыгая носом, с презрением и насмешкой отказывался.
   Какой-нибудь пошлейший эпитет или сравнение, или какая-нибудь избитая мысль его вполне удовлетворяли.
   Он старался запомнить эти фразы и мысли и, поднимая голову, думал:
   "Как этот писатель умен и как необыкновенно красиво он пишет".
   Клешняк стоял посреди комнаты и читал. Затем, не опуская книги, он пошел, подрагивая задом.
   Он становился на цыпочки, слюнил палец, и взгляд его переползал на следующую страницу в то время, как нос издавал сопение.
   - Здорово пишет,- шептал страстный читатель, поправляя пенсне,- не талант, а талантище.
  

6. Глава XV. Поезд

  
   Сохранились правленные автором и А. И. Вагиновой списки (рукой матери Вагинова) фрагментов, главы. Можно высказать предположение, что глава автором закончена не была. Машинопись главы - это только сведение воедино всех набросков, сюда относящихся. При этом выпущен один фрагмент (Вот вы говорили о вшах...), который мы восстанавливаем: см. с. 540.
  

7. Глава XVI

  
   Сохранился список, (рукой матери Вагинова) правленный автором. Это, разумеется, не глава, а только небольшой набросок.
   С. 546. ...арестовали за хулиганство...- далее зачеркнуто. ...и Безбородку...- то есть за порчу памятника Екатерине в Детском Селе (ср. с. 537)
  

* * *

  
   Выражаем глубокую благодарность О. И. Абрамович, Е. Б. Белодубровскому, С. Г. Бочарову, А. X. Горфункелю, М. Б. Мейлаху, О. А. Назаровой, И. М. и Л. М. Наппельбаум, С. И. Николаеву, С. В. Поляковой, Н. Я. Рыковой, Н. И. Харджиеву, А. Л. Хосроеву и H. M. Яшпан, оказавшим нам большую помощь при подготовке рукописи к печати, а также Н. Г. Князевой и И. Ф. Мартынову, предоставившим нам материалы Вагинова из собрания М. С. Лесмана и архива Н. С. Тихонова.
   Особую благодарность мы выражаем Н. И. Николаеву, оказавшему нам поистине неоценимую помощь.
  

Другие авторы
  • Первухин Михаил Константинович
  • Мещерский Владимир Петрович
  • Сушков Михаил Васильевич
  • Бульвер-Литтон Эдуард Джордж
  • Шестаков Дмитрий Петрович
  • Погорельский Антоний
  • Ю.В.Манн
  • Амосов Антон Александрович
  • Наживин Иван Федорович
  • Богданович Ангел Иванович
  • Другие произведения
  • Бедный Демьян - Бедный Демьян: биобиблиографическая справка
  • Гоголь Николай Васильевич - Лидин В. Г. Перенесение праха Н. В. Гоголя
  • Куприн Александр Иванович - Воспоминания об А. И. Куприне
  • Жулев Гавриил Николаевич - Стихотворения
  • Лейкин Николай Александрович - Лейкин Н. А.: биобиблиографическая справка
  • Шуф Владимир Александрович - В край иной
  • Горбунов Иван Федорович - Монологи
  • Брюсов Валерий Яковлевич - И. Соколов. В. Я. Брюсов как переводчик
  • Шишков Александр Семенович - Эпиграмма на A. С. Шишкова
  • Арватов Борис Игнатьевич - Н. Чужак. "Через головы критиков"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
    Просмотров: 290 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа