Главная » Книги

Хвольсон Анна Борисовна - Царство малюток, Страница 3

Хвольсон Анна Борисовна - Царство малюток


1 2 3 4

- Они верно ещё там, на полянке, побежим же скорее, - перебил рассказ Мурзилки Быструн.
   - Подождите, дайте же мне кончить рассказ.
   Но малюткам, как видно, надоел длинный рассказ Мурзилки, и они пустились все вслед за Быструном и очутились на просторной лужайке, где большое общество как раз кончало играть в лаун-теннис. Малютки внимательно следили за игрою, и едва только играющие удалились, побросав на землю все принадлежности лаун-тенниса, как Быструн предложил сыграть, по примеру больших, одну партию лаун-тенниса:
   - Как вы думаете, не сыграть ли и нам?
   - Сыграем, конечно, сыграем! - согласились все в один голос и немедленно принялись переносить сетки, лопатки, мячи и другие принадлежности игры на другой конец полянки, где по их мнению, было гораздо удобнее играть.
   - Ах, нет, я не могу ещё играть. Подождите, пока я сошью себе костюм для игры, - приставал Мурзилка к братьям.
   - Вот ещё! Шей, если тебе нравится, а мы будем играть! - ответили они ему.
   Обиженный Мурзилка ушёл и долго не показывался братьям. Он вытащил из узелка тщательно сложенный свёрток, в котором хранились собранные им в Париже лоскутки, выбрал самые светлые из них и принялся кроить себе костюм, затем шапочку и две пары крошечных туфелек и при помощи ещё двух эльфов, Ниточки и Иголочки, сшил себе полный костюм для игры.
   - Как я хорош! - говорил он, облекшись в новое платье.
   Пока Мурзилка сидел взаперти и шил, - на лужайке, под каштанами стоял шум, гам и веселье; эльфы забавлялись новой игрой и хохотали до слёз над своими смешными приключениями.
   Знайка попал мячиком в Заячью Губу; тот не выдержал удара и повалился, увлекая за собою Незнайку, который в свою очередь толкнул Вертушку. Читайка попал под сетку и кричал на весь лужок своим пронзительным голоском. У другой сетки лежал Чумилка-Ведун, а перед ним растянулся Забияка.
   - Вот и я! - раздался среди общего веселья тонкий голосок Мурзилки.
   Братья все обернулись и дружным хохотом встретили расфранчённого товарища.
   - Хо-хо-хо! ха-ха-ха! хи-хи-хи! - тряслись малютки от смеха, глядя на странный костюм Мурзилки. - Вот чучело-то гороховое! хи-хи-хи... - Сами вы чучелы! - сердито ответил франт: - я с вами даже и говорить не буду, замарашки этакие!
   Мурзилка повернулся, чтобы уйти, но братья вернули его, обещая никогда больше не смеяться над ним.
   Доктор Мазь-Перемазь даже его цилиндр и тросточку навесил на палку, чтобы их как-нибудь не помяли.
   - Скок, Скокинька! Иди ко мне; я только с тобою хочу играть, ты такой же ловкий, как я, - командовал между тем Мурзилка...
  

Рассказ Двадцатый Как лесные человечки в сапожках-мореходах отправились в город Лондон и как они очутились на искусственном катке

   Прошла неделя, другая, а лесные человечки всё ещё жили на вилле у английского доктора.
   - Как вы думаете, господа, не пойти ли нам в другое место? Хоть и хорошо здесь, но надоело, наконец, сидеть на одном и том же месте, - сказал Быструн.
   - Пожалуй! - отозвались другие, - куда же мы пойдём?
   - Уж, конечно, в столицу, в Лондон! - ответил Мурзилка. - Мне хочется посмотреть, как одеваются английские щёголи.
   - В столицу, так в столицу! - сказал Заячья Губа.
   Под вечер, когда спала дневная жара, малютки, надев свои сапожки, покинули гостеприимный кров и направились быстрыми шагами к столице.
   Всю ночь шли они по лесам и рощам и к утру, с первым солнечным лучом, перед ними предстал грандиозный город с башнями и церквами.
   - Господа, отдохнём здесь немного! - предложил Чумилка-Ведун. - Кстати, доктор Мазь-Перемазь расскажет нам кое-что об этом городе; ведь он у нас учёный - всё знает.
   - Я знаю больше про Лондон, - заметил Мурзилка. - Хотите, расскажу? Ведь мой клетчатый фрак, вот над которым все вы смеётесь, сшит по последней лондонской моде...
   - Полно болтать, - сказал Вертушка: - пойдёмте лучше, пока не стемнело, в город.
   Над городом стояла туча дыма и пыли от фабричных труб. Машины, конки, омнибусы летели по всем направлениям, Эльфы растерялись от такой суетни и суматохи.
   - Нет, мне здесь не нравится! - бормотал Мурзилка, придерживая обеими руками свой цилиндр.
   - А самому до смерти хотелось сюда прийти! Ах ты, Мурзилка, Мурзилка пустая голова! - насмехались над ним братья.
   Осмотревшись и привыкнув немного к шуму лондонских улиц, эльфы стали отлично чувствовать себя у англичан.
   Они забирались в вагоны железных дорог, которые мчали их с необыкновенной быстротой с одного конца города на другой; пробирались на суда и пароходы, едущие по реке Темзе (на которой стоит город Лондон); но больше всего приводили их в восторг трёхэтажные мосты через Темзу. Под мостами проходили суда, через мост летели поезда, а на мостах грохотали конки, омнибусы и спешили пешеходы.
   - Ай да город! - восклицали малютки в восхищении от всего виденного.
   Неделя, проведённая в Лондоне, промелькнула очень скоро. В воскресенье утром малютки проснулись рано и вышли на улицу (они ночевали на миртовых ветках в одном богатом саду).
   На улицах была необыкновенная тишина и спокойствие; не заметно было ни проезжих, ни прохожих, из труб не валил дым, магазины были закрыты, и город казался пустым.
   - Что бы это могло быть? - удивлялись эльфы.
   - Ах, да! я и забыл вас предупредить, - сказал Читайка: - по воскресеньям англичане не работают и не гуляют, а только ходят в церковь или сидят дома и читают Священное Писание.
   - Что же мы будем делать сегодня? - вздохнул Мурзилка.
   - Я знаю! пойдёмте кататься на коньках, - ответил Скок.
   - Что ты? посреди лета на коньках!
   - Разве бывают теперь катки? - послышалось со всех сторон.
   - Пойдёмте только, уж я вам покажу.
   Эльфы бросились гурьбой за Скоком. Тот привёл их к большому круглому зданию с закрытыми дверями.
   Заячья Губа одним ловким движением открыл дверь, и глазам крошек предстал громадный зал с блестящим каменным, гладким, как стекло, полом.
   - Ура! Как здесь славно. Вот так искусственный каток! - закричали все.
   - Это что! Поглядите, что у меня ещё тут припасено! - сказал само довольно Скок. - Ведь на каменном катке нужны коньки на колёсах. - И крошка показал изумлённой толпе целый ящик с крошечными-прекрошечными коньками.
   - С красными колёсиками мне, мне! - закричал Мурзилка, успевший уже разглядеть одну выкрашенную пару коньков на колёсиках.
   - Тебе, тебе! - засмеялся Скок, - а то кому же?
   В один миг все прикрепили себе коньки - и пошла потеха. Такого веселья малютки уже давно не имели. Личики у маленьких конькобежцев раскраснелись, глазки разгорелись, а шутки и смех так и сыпались со всех сторон.
   Каких только фокусов не выдумывали конькобежцы; то они ухватятся друг дружке за фалдочки и катятся длинной цепью по катку, то обрывают цепь и налетают друг на друга, причём опрокидывают зазевавшихся, к большому удовольствию остальных.
   Мурзилка, конечно, по обыкновению старался убедить товарищей, что лучше его никто не умеет бегать на коньках.
   - Посмотрите, как ловко я пробегу на одной ноге, обратился он громко к остальным крошкам. - Вот посмотрите: раз, два, три...
   Не успел он досказать "три", как растянулся на полу.
   - Ха, ха, ха! Вот так ловко! - захохотали все.
   - Смеяться нечего, - сердито заметил Мурзилка. - Это я так, нечаянно. Это со всяким может случиться.
   Он поднялся с полу и, прихрамывая, подошёл к скамейке. У него, как видно, сразу прошла охота кататься на коньках с колёсиками.
   Познакомившись хорошенько с городом, лесные человечки решили ехать дальше, чтобы увидеть новых людей и новые города.
  

Рассказ Двадцать Первый Как эльфы в сапожках-мокроступах отправились в Голландию и что они там увидали

   Братцы! Куда мы теперь направимся? - спросил Заячья Губа. - Англия окружена со всех сторон водою, так что сухим путём мы отсюда не можем перебраться. Хотите вернуться домой опять через пролив и Францию или через другое приморское государство, например, через Голландию?
   - Конечно, через Голландию! Мы ведь были уже во Франции, ответили крошки.
   - Ну, так за дело! - скомандовал Заячья Губа, подавая всем сапожки-мокроступки.
   Шлёп, шлёп, шлёп... и зашлёпали по воде крошечные ножки.
   - Аи, я вижу мост! - закричал Пучеглазка.
   - Это не мост, это деревянная ограда, ослабляющая напор воды, - ответил доктор Мазь-Перемазь.
   И он стал объяснять, что Голландия образовалась из наносных песков и ила, что жителям приходится постоянно воевать с морем, чтобы оно не затопило землю.
   Хотя рассказ доктора был очень интересен, его никто не слушал, все, как угорелые, пустились через ограду к воде, а затем через мостки, по пескам прямо к видневшемуся вдали городу. Не обошлось при этом без приключений: ограда сломалась, и малютки чуть не упали в воду. Но, в конце концов, они благополучно добрались до берега.
   Вдруг вся толпа остановилась; перед ними с шумом протекал ручей, приводивший в движение сильные мельничные колёса.
   - Переплывём через ручей! - предложил доктор Мазь-Перемазь.
   - Переплывём! Переплывём! Айда, скорее! - ответили крошки и бросились вплавь.
   - Мазь-Перемазь, дай мне одну руку, а ты Заячья Губа, другую! - кричал Знайка. - Вот так мы, держась за руки, и пройдём.
   - Аи, братцы, спасите, я тону! караул!.. - закричал Мурзилка, захлёбываясь.
   - Не потонешь! Вода не глубока, - смеясь, ответил рядом плывший с ним Незнайка.
   - А ты почём знаешь? - обернулся к нему Пустая Голова.
   - Ну, полно, не ссорьтесь! - вмешались другие. - Вот уж и город виднеется.
   Выскочив на берег, эльфы пообсушились и пустились дальше в путь.
   Вскоре перед ними показался большой портовый город, откуда корабли отправлялись во все страны света. Одни приезжали, другие уезжали. Малютки узнали на набережной негров из Африки, индийцев из Индии; даже одна знакомая ласточка, с которой они прилетали в Европу, попалась им навстречу. Эльфы долго сновали по городу, прислушиваясь к чужому языку и присматриваясь к новым людям.
   - Я не хочу здесь больше оставаться. Что тут интересного? Пойдёмте поскорее в голландский город Амстердам. Там Пётр Великий обучался корабельному делу, я хочу посмотреть на этот город, а здесь что нам делать? - капризничал Мурзилка, которому всё скоро надоедало.
   - Погоди! - ответили ему братья. - Осмотрим хорошенько всё здесь, тогда и пойдём в Амстердам.
   Мурзилка что-то заворчал и до самого выхода из города ни с кем не заговаривал.
   На другое утро малютки умылись росой, напились из чашечек тюльпанов сладкого цветочного нектара и на утренней заре отправились дальше.
   К полудню решили они сделать отдых и выбрали для этой цели тенистый берег быстрой речки.
   - Господа! тут недалеко стоит мельница: не пойти ли нам туда? - спросил доктор Мазь-Перемазь.
   - С удовольствием! - встрепенулись братья.
   - Ах, я буду мельником! - воскликнул Чумилка-Ведун и обвязал голову красным клетчатым платочком.
   - Эй! да тут что-то не ладно! - воскликнули человечки, входя на двор. - Теперь самая рабочая пора, а мельница стоит без движения. Жив ли хозяин?
   - Братцы! - как бы в ответ закричал Чумилка: - я только что был в домике у мельника; ах братцы, бедняжка лежит при смерти больной, жена и дети плачут: зерна привезли много, а работать некому.
   - Неужели?! - перебили его эльфы и стали совещаться, нельзя ли помочь бедняку.
   - Как ты смел взять мой красный платок? Я хотел из него сшить себе турецкий халат! - сорвался вдруг Мурзилка с места, бросаясь к стоявшему Чумилке.
   - Ха, ха, ха! - рассмеялись братья. - Вот пустая голова! Тут думаешь, как бы человеку помочь, а он с чем лезет!
   Фуй, как тебе не стыдно! Сконфуженный Мурзилка поскорее ушёл, а малютки принялись думать, чем бы помочь горю.
   - Мазь-Перемазь, ты отличный доктор! ты травами умеешь всех лечить, вылечи-ка мельника; а ты Знайка, поди разузнай, беден ли он и в чём вся семья нуждается. - Так говорил Заячья Губа.
   Доктор Мазь-Перемазь, довольный своею ролью, побежал в лес, набрал целебных трав и невидимкою прошёл в дом. В то время, когда вся семья спала, он примешал к питью больного свои лекарства, от которых тот должен был сразу выздороветь.
   На мельнице же шла между тем возня и суетня.
   Работа кипела в руках у человечков, которые взялись в одну ночь перемолоть всё зерно, чтобы мельник мог сейчас же, как поправится, поехать продавать смолотую муку.
   Ночью, когда мельник просыпался, он пил приготовленное крошечным доктором питьё, не подозревая, какая сила таится в нём.
   На утро он проснулся бодрым и здоровым, как-будто никогда и не хворал.
   - Господи Боже мой! - удивлялся он. - Вчера вечером мне было так худо, что я ожидал смерти, а сегодня я встал совершенно здоровым. Просто верить не хочется...
   Он надел кафтан и пошёл на мельницу, С тоской подходил он к ней. Больше четырёх месяцев не был он здесь.
   - Верно зерно уж сгнило, и мельница развалилась. Перед моей болезнью вся крыша просвечивала, - говорил он про себя.
   Но каково было удивление мельника, когда он увидел починенную крышу, исправленные крылья и мелко-премелко смолотую муку в стоящих правильными рядами мешках.
   От удивления мельник стал посреди мельницы с разинутым ртом.
   - С нами крёстная сила! - проговорил бедняга, оглядывая счастливыми глазами работу лесных человечков. А те лежали на крыше и, заглядывая через щели, радовались чужому счастью.
   - Ну, полно! - крикнул свалившийся с крыши Мурзилка, - нашли на что смотреть! Я себе весь фрак на этой противной крыше разорвал; пойдёмте скорее отсюда, а то я совсем без фрака останусь!..
   - Сделай милость, не жалуйся, Мурзилка! - сказал Шиворот-Навыворот.
   - Ай, ай, ай! - раздалось в этот момент.
   Вертушка, Быструн и Мишка полетели с крыши прямо в шумящий ручей.
   - Ну, что! говорил я вам, что надо уходить, так нет, не слушаются, вот и выкупались, - радовался Мурзилка, глядя на братьев.
   - Что за беда! - говорили, вылезая из воды, Вертушка, Быструн и Мишка: - в другой раз не будем зевать, а что выкупались, так это не беда... - И они благополучно добрались по бревну до берега.
   - Мурзилка, ты опять полез ссориться! Что ты за озорник! - обратился к нему Заячья Губа. - Мы хотим теперь совет держать, а ты сердишься из-за пустяков.
   - Какой совет? - встрепенулся Мурзилка, легко переходящий от ворчливого тона в дружелюбный.
   - А куда бы отправиться нам из Голландии. Мазь-Перемазь советует отправиться на юг, через Бельгию, а Читайка говорит, что лучше пойти на север и через Данию, Норвегию и Швецию вернуться домой, - ответил Заячья Губа.
   - Гм, гм! - покачал Мурзилка головой: - я тоже думаю, что через Бельгию; там, говорят, выделывают лучшие в мире кружева: может быть, я что-нибудь найду для своего костюма, например, старинные жабо...
   - Ха, ха, ха! - раздался вокруг него хохот эльфов; но Мурзилка на этот раз не рассердился: он видел, что его желание будет исполнено.
  

Рассказ Двадцать Второй Как маленькие эльфы нашли прялку, веретено и рогульку и принялись за пряжу ниток

   Крошки опять надели сапожки-скороходы, шапочки-невидимки и пустились в путь. К вечеру они уже подходили к главному городу Бельгии - Брюсселю. Тут, как и в Голландии, их поразили чистота и порядок улиц, масса садов и цветов, преимущественно тюльпанов, украшающих дома с блестящими на солнце, чисто вымытыми стёклами. Бельгийские женщины, как и голландки, носили на головах громадные чепцы с бантами.
   Эльфы бегали по всем закоулкам, забирались в дома и магазины; наконец, они остановились для ночлега в одном загородном саду.
   - Господа, - сообщил шепотом Чумилка-Ведун, - я сейчас глядел в щёлочку забора и видел на другом дворе какую-то удивительную штуку, - не посмотреть ли нам, что это такое?
   - Ещё бы! конечно! - ответили все.
   Был лунный, светлый вечер; влажная трава благоухала; в тихом, тёмном небе сверкали яркие звёзды... Эльфы умылись росой и, освежившись, перелезли один за другим через забор, чтобы познакомиться с удивительным открытием Чумилки.
   На дворе лежали сломанные прялка, веретено и рогульки, которыми держат мотки во время наматывания клубков.
   - Фу, какое старьё! - протянул презрительно Мурзилка.
   - Что такого! Мы старьё починим, - ответил Дедко-Бородач.
   - Да, да! починим, починим! - заскакали крошки.
   - Но здесь неудобно производить работу, - сказал Заячья Губа. - Лучше перенесём все предметы подальше, где никто нам не помешает.
   Вместо ответа сотни ручек ухватились за сломанные предметы и с трудом потащили их.
   - Ах, тяжело, не по силам! - стонал Мурзилка, бегая взад и вперёд и не дотрагиваясь ни до чего.
   Вдруг тяжёлое колесо наклонилось на бок и, если бы эльфы не обладали волшебной силой, то оно, без сомнения, убило бы многих. Малютки все бросились на помощь и после долгих усилий им удалось, наконец, поставить всё в запущенный угол парка, около речки, куда никто из жильцов дома никогда не заглядывал.
   Вплоть до утра проработали человечки над обломками; зато как обрадовались они, когда сломанные, никуда уже негодные предметы обратились в их руках в совсем новые, пригодные для работы.
   - Hy, что же мы будем теперь делать? - спрашивали они друг друга.
   - Ах, придумал! - воскликнул Чумилка: - я видел много хлопка, знаете - того самого, который растёт в Индии на полях. Его уж вымыли, высушили, растрепали - и он лежит совсем готовый для пряжи. Не взять ли его и не напрясть ли из него ниток?
   - Куда тебе нитки? - спросил недовольный Мурзилка.
   - Как куда? Напрядём ниток и соткём кусок коленкору или платков носовых. Мало ли что из хлопка делают! - ответил Чумилка и с несколькими малютками бросился в сарай, где лежал хлопок.
   И закипела весёлая работа у маленьких эльфов!
   Знайка с Незнайкой вертели веретено, доктор Мазь-Перемазь таскал нитку, Читайка наматывал клубки, Скок и Мишка принимали, остальные помогали, кто чем мог, весело хихикая в такт жужжавшему веретену.
   А Мурзилка, - одетый по последней моде, в коротеньком фраке, полосатых штанишках, в низеньком, новомодном цилиндре, с кружевным платочком вместо своего красного, - бегал и суетился между братьями, точно дело делал.
   Когда вся пряжа была готова, малютки с песнями перенесли её в сарай, заперли двери и, распростившись с цветочными чашечками, которые приютили их на ночь, пустились в путь, переходя из одного города в другой, пока не пришли опять к границе.
   - Господа! нам теперь нужно попасть в Австрию. Как вы хотите: пешком туда идти или опять перелететь на птицах? - обратился в одно утро Заячья Губа к остальным.
   - Нет, лучше идти, лучше идти пешком! - ответили все в один голос.
   - Путь далёкий; мы находимся на юге, и нам нужно пройти через Германию, где мы уже раз были, помните? - продолжал он.
   - Да, но тогда мы в Германии ничего не видали, - ответил Читайка, - а я бы очень хотел посетить какого-нибудь учёного.
   - Можем остаться там подольше, тем более, что Мурзилка хотел себе заказать в Берлине новый костюм, - сказал Заячья Губа.
  

Рассказ Двадцать Третий Как Мурзилка очутился в квартире зубного врача, как ему вырывали зуб, как эльфы-малютки попали в лабораторию и какие они там делали опыты

   Уже много, много дней живут человечки в Берлине, столице Германии. Они там прекрасно устроились, в особенности Мурзилка и Читайка. Первый обегал все магазины, второй забирался каждый день к какому-нибудь немецкому учёному, где он с наслаждением пересматривал старинные книги.
   Однажды Читайка, Шиворот-Навыворот, Китаец и Мурзилка отправились вместе гулять; проходя мимо одного дома, они услышали душераздирающие крики, которые раздавались в нём.
   - Ах, что там такое? - испугались малютки и боязливо заглянули в дверь.
   У Мурзилки подкосились ноги от ужаса.
   - Э-э! да здесь живёт зубной врач, - сказал Читайка, который успел шмыгнуть в дверь и сейчас же выбежал обратно: - он кому-то выдёргивает зуб... Глядите-ка! - обратился он к братьям: - на окошке сидят доктор Мазь-Перемазь и Алхимик, зачем это они сюда забрались?
   Услышав, что там свои, следовательно опасности нет, Мурзилка перестал трусить и, с обычной своей дерзостью, начал насмехаться над другими.
   - Чего этот человек кричит? как это глупо так орать! Я уверен, что он притворяется, ему совсем не больно, - говорил он доктору Мазь-Перемазь, внимательно наблюдавшему за операцией.
   - Хотел бы я видеть, как ты закричишь, когда бы у тебя вздумали вырвать зуб! - заметил Мурзилке доктор Мазь-Перемазь.
   - Даже не пикну, вот увидишь! - ответил тот.
   - Ну, посмотрим, - сказал доктор Мазь-Перемазь и мигнул Алхимику, который занимался составлением раз личных лекарств.
   Мурзилка побледнел, как полотно, но всё-таки сел на подвинутую ему скамейку.
   - Держи меня только, Алхимушка, покрепче, а то я упаду! - сказал он изменившимся голосом, стуча зубами. - А ты, Мазь-Перемазь, не сразу тащи; ты, пожалуй, назло сделаешь больно! - кричал он доктору.
   Но едва тот появился со щипцами, как Мурзилка вытянулся во весь рост, закричал не своим голосом, и, быстро вскочив на ноги, опрокинул державшего его Алхимика и подбежавшего доктора и выбежал на улицу.
   - Вот трус! - говорили братья, - его хотели только напугать, а он чуть от страха с ума не сошёл...
   В тот же вечер, когда эльфы собрались все вместе, чтобы поделиться впечатлениями дня, Китаец рассказал про Мурзилкино приключение у зубного врача.
   - Вот вы всё смеётесь, - перебил рассказчика Мурзилка, не желая, что бы все знали эту историю, - а между тем, в то время, как вы только попусту бегаете, я каждый день открываю что-нибудь новое и занимаюсь серьёзно наукой.
   - Что, что! ты занимаешься наукой! Вот ведь тоже выдумал! - раздались насмешливые голоса.
   - Разве нет? - и Мурзилка кинул гневный взгляд на доктора. - Вот какое открытие: я пошёл бродить по городу и набрёл на замечательную лабораторию, т. е. такое учреждение, где производятся всевозможные опыты, при помощи особых приспособлений. О, если бы вы знали, сколько я видел там интересного. Хотите, я вас туда сведу?
   - Ах, отправимтесь все туда! - сказал Знайка.
   - Да, да, отправимся в лабораторию, - подхватили остальные.
   Лесные человечки живо поднялись с травы и побежали за Мурзилкой, который должен был показывать дорогу.
   Важно и чинно шёл он впереди и, остановившись перед большим зданием, гордо произнёс:
   - Здесь.
   Вмиг лесные человечки разбрелись по всем углам зала, разглядывая загадочные инструменты и снаряды.
   На столе стоял микроскоп, т. е. инструмент для рассматривания самых малых предметов, которые представляются в увеличенном виде.
   - Аи, глядите! - кричал не своим голосом Мишка, рассматривая в микроскоп крошечную букашку. Быструн тоже заглянул туда и от удивления даже присел на корточки. Букашка показалась ему больше человека.
   В другом углу Дедко-Бородач держал зелёную лягушку, которую Тимка разглядывал в лупу, т. е. увеличительное стекло.
   Китаец, умевший хорошо рисовать, обрадовался; увидав, что в лаборатории имеются разные краски, и стал их смешивать, а Знайка усердно толочь их в ступке.
   Незнайка и Вертушка принялись подогревать на спирту какую-то жидкость.
   Рядом же возился Читайка с какой-то ретортой (стеклянный сосуд, употребляемый для химических опытов). Увидя это, Дедко-Бородач выпустил лягушку и подбежал к Читайке, не заботясь о том, что испуганная лягушка металась и скакала, как угорелая.
   - Ай, страшно! Ай, помогите! бегите сюда! - раздался вдруг пронзительный голос.
   Братья в страхе переглянулись и бросились бежать туда, откуда неслись отчаянные вопли.
   Что же оказалось? Пока эльфы занимались физическими и химическими опытами, Мурзилка забрался в анатомический кабинет, где стояли скелеты и висели картины, изображавшие разрезанные части человеческого тела, при виде которых Мурзилка, по обыкновению, струсил.
   Крошкам впервые пришлось видеть такие картины, но доктор Мазь-Перемазь, изучавший, конечно, на своём веку анатомию, и Чумилка-Ведун, знавший всё отлично, принялись обучать братьев.
   - Вот видите эту голову, которая нарисована здесь на доске, - объяснял Чумилка. - На ней показано, из скольких частей состоит голова человека...
   - А там что за тёмная комната? - перебил вдруг трусишка Мурзилка.
   Доктор Мазь-Перемазь улыбнулся и ничего не ответил. Он уже давно разглядел в этой комнате волшебный фонарь и белый экран, на котором наводят картины.
   Не говоря ни слова, он прошёл в эту комнату, незаметно вставил в волшебный фонарь пластинку с нарисованными мухой, саранчой и жуком, зажёг крошечную лампочку - и на белом экране тотчас получилось увеличенное во много раз изображение этих насекомых. Трудно описать ужас всей компании. Маленькие зрители опрометью пустились вон из зала. Более благоразумные вскоре вернулись и, узнав, в чём дело, хохотали до слёз над своим страхом.
   Мало-помалу вернулись все, - один Мурзилка не решался войти в зал, несмотря ни на какие увещания.
  

Рассказ Двадцать Четвёртый Как эльфы приехали в Вену, как они побывали в зоологическом саду, как Мурзилка рассердил льва и как другие дикие звери рассердились на малюток

   Наделав страшный беспорядок и натешившись вдоволь, малютки-эльфы отправились ночевать в сад. Но раньше, чем ложиться, они упаковали все свои вещи, так как с рассветом хотели оставить Берлин, чтобы продолжать путь.
   Они разместились на первом утреннем поезде, отправляющемся из Берлина в Вену. С этим поездом ехало немного народу, и эльфы могли свободно расположиться в вагонах первого класса. Мурзилка выбрал для себя место как раз против зеркала, которое висело на стене вагона. Ему хотелось всю дорогу любоваться собой несмотря на то, что остальные эльфы смеялись над этим и шутили.
   Без всяких приключений доехали эльфы до города Вены, столицы Австрии, и прямо с вокзала отправились осматривать достопримечательности города.
   Вена - красивый город, в нём много роскошных домов, дворцов и больших магазинов. Малюткам Вена очень понравилась, в особенности Мурзилке, который пришёл в неописанный восторг от всего виденного.
   - Ах, какие магазины, какие дома, что за роскошь! Здесь ещё лучше одеваются, чем в Париже! - восклицал он, поминутно останавливаясь.
   Но восторги Мурзилки нисколько не интересовали братьев, зато их сильно заинтересовала большая афиша на углу улицы, на которой нарисованы были львы, тигры и волки.
   - Доктор, - обратились все к Мазь-Перемазь, - объясните, что Эльфы пробрались в павильон, где сидели обезьяны здесь напечатано на этой афише.
   Доктор объяснил, что в афише сказано, что в этот день в зоологическом саду будут показывать только что привезённых из Африки диких животных, - и предложил братьям отправиться в сад. Они, конечно, согласились.
   Мурзилка тоже побежал за всеми, хотя в дороге то и дело ссорился и ворчал, что гораздо интереснее было бы идти по главным улицам, где можно видеть хорошие платья. По мнению Мурзилки, красивое платье интереснее диких зверей. Недаром же его прозвали "Пустой Головой".
   Пришли малютки к зоологическому саду поздним вечером, когда посетителей уже не было, а звери все сидели в закрытых павильонах.
   Эльфы пробрались в первый павильон, где сидели всевозможные обезьяны.
   - Ха, ха, ха! Вот так уроды! - покатывались крошки, глядя на ужимки последних.
   - Хи, хи, хи! - смеялись в свою очередь обезьяны, глядя на эльфов.
   Натешившись вдоволь над обезьянами, малютки-эльфы перешли в другое отделение зоологического сада, где помещались змеи. Змеи только что поели, и потому лежали без движения; тем не менее многие эльфы, в том числе Пучеглазка и Быструн, побоялись подходить близко к ним.
   - Нет, господа, как хотите, а мы ближе не пойдём, - говорили они. - Может быть, эти змеи ядовитые, укусит какая-нибудь из них и тогда - прощай жизнь.
   Доктор Мазь-Перемазь успокоил трусов, объяснив им, что когда змея только что примет пищу, то она теряет ядовитость, и потому становится неопасной. Кроме того, он напомнил, что у него в кармане фрака имеется чудный цветок, который дала ему фея; при помощи этого цветка эльфы могут сделаться невидимками, так что змеи не в состоянии им сделать ничего худого.
   Объяснение это успокоило малюток. Они храбро направились не только в отделение змей, но даже вошли в стеклянную клетку, в которой находились ядовитые змеи, и принялись выделывать с ними всевозможные штуки.
   Чего они только не делали со змеями! - то обвивались ими, то сгибали их, то разгибали.
   Быструн придумал даже обернуть змеёю, точно лентою, трёх эльфов и смеялся, глядя на стоящих будто в клетке братьев. Доктор Мазь-Перемазь при помощи Дедки-Бородача пытался устроить из другой змеи какую-то очень замысловатую фигуру; словом, эльфы веселились искренне.
   Мурзилка не принимал участия в общем веселье. Засунув руки в карманы, он стал сбоку и смотрел, что делают другие, но сам боялся дотронуться до змей.
   - Хватит вам возиться с этими змеями, - повторял он постоянно, - пойдём же лучше отсюда прочь, на улицу, там гораздо интереснее.
   - Нет, Мурзилка, из сада мы так скоро ещё не уйдём, - ответил ему Дедко-Бородач. Тут вот рядом помещаются черепахи, надо непременно и на них поглядеть.
   Не успел ещё Дедко-Бородач договорить последних слов, как эльфы бросили змей и обступили его со всех сторон.
   - Черепахи? Где черепахи? Веди нас скорее к ним.
   - Пожалуйте, вот они тут рядом.
   Эльфы быстро выбежали в другое отделение; Мурзилка, сделав кислое лицо, последовал за ними.
   На полу лежала огромная черепаха.
   - А, Черепаха Ивановна, здравствуй! - закричали малютки, карабкаясь к ней на спину.
   - Эй же, ну! быстрее! так мы до утра не двинемся с места, - подгонял её, подбоченясь, Пучеглазка.
   - Подождите, подождите! - закричал Мурзилка, думая, что черепаха побежит рысью и что ему не поспеть за ними, - дайте мне руку, я бы тоже хотел прокатиться на черепахе.
   При дружной помощи эльфов Мурзилка вскарабкался на спину черепахи, но та не двигалась с места.
   - Ну, какая же это забава, - заметил Мурзилка, - то ли дело прокатиться на льве или тигре!
   - А ведь Мурзилка дело говорит, - заметили другие и гурьбой побежали к хищным зверям.
   Едва только вошли в то отделение, где помещались дикие животные, как со всех сторон раздался страшный рёв и крик, и звери, до того мирно спавшие в углах своих клеток, бросились вперёд и стали метаться.
   Мурзилка, видя, что звери заперты в крепких железных клетках, начал сейчас же храбриться.
   - Я - так совсем не боюсь ни львов, ни тигров, ни пантер, - говорил он. - Если бы мне дали в руки хорошее ружьё, я бы согласился идти на охоту на этих зверей...
   - Ну, Мурзилочка, этого ты не говори, - заметил ему смеясь Чумилка. - Знаем мы, какой ты храбрец. Не до львов тебе: ты даже комаров и то боишься и бежишь от них за сто вёрст...
   Эльфы захохотали, Мурзилка же от злости покраснел.
   - Я боюсь? Я то? Эх, вы сами-то все трусы! - закричал он. - Вот смотрите, как я сейчас рассержу этого льва.
   И, сказав это, Мурзилка подошёл к клетке и своею палкой стал дразнить льва, ударяя в прутья клетки.
   Лев угрюмо шагал взад и вперёд, сначала мало обращая внимания на Мурзилку, но вдруг он рассердился и с такой силой хватил лапой по железным прутьям клетки, что - прутья согнулись, как тростинки.
   Услышав рёв льва, и все другие звери начали реветь и метаться по клеткам.
   Тигр, широко разинув пасть, высунул сквозь прутья свою страшную лапу, желая схватить кого-нибудь из малюток; пантера с налитыми кровью глазами стала бить головою об клетку, как будто намереваясь выскочить на свободу.
   Эльфы струсили не на шутку и так растерялись, что вместо того, чтобы выйти вон из отделения, бросились вперёд, как раз перед клетками разъярённых животных.
   Всему виноват был тут Мурзилка. Он первый бросился бежать, крикнув братьям:
   - За мною, бегите за мною! Вот тут дорога! А то вас львы пожрут!..
   Эльфы пустились бежать вслед за Мурзилкой, толкая и давя друг друга; пробежали мимо слонов, мартышек, попугаев, страусов, не обращая на них ни малейшего внимания, и успокоились лишь тогда, когда очутились далеко от зоологического сада.
  

Рассказ Двадцать Пятый Как эльфы-малютки собрались в отъезд, как они попали в Варшаву, как они там веселились и как Мурзилка нашёл себе дворец

   Господа! - сказал Заячья Губа, - что вы думаете насчёт отъезда? Ведь у нас, поди, уж и зима на дворе. Я советую поторопиться, чтобы не попасть снежинкам на глаза: они, пожалуй, засыплют нас.
   - Конечно, уедем! - ответили все разом.
   Заячья Губа роздал всем сапожки-скороходы, и эльфы зашагали скоро и легко.
   К полудню пятого дня малютки приблизились к какому-то большому городу.
   - Подождите! - сказал Чумилка-Ведун братьям: я сбегаю узнать, что это за город, и живо вернусь...
   - Иди, иди! - закричали все. - А мы пока отдохнём и поищем цветов.
   Малютки успели полакомиться цветочным соком, который они нашли в запоздавших осенних цветах, отдохнули в их чашечках, полазили по деревьям, а Чумилки всё ещё не было.
   Эльфы не на шутку уже начали бояться, не случилось ли чего с ним, когда до их чуткого слуха донеслась весёлая песенка Чумилки, а вслед за этим показался и крошечный певец.
   - Что так долго? Как ты нас напугал! - посыпались упрёки братьев.
   - Погодите, не кричите, всё узнаете, дайте только с духом собраться, - отшучивался Чумилка.
   - Ну, ну, ну? - торопили его братья.
   - Ах, братцы мои, - начал Чумилка, усаживаясь на пенёк, - ведь мы находимся в пределах России...
   - Что ты, что ты? - перебили его малютки.
   - Верно вам говорю: ведь этот город, что находится перед нами, это - Варшава... - Неужели это Варшава?
   - Ура! - перебили его опять крошки.
   - Какой это, однако, красивый город Варшава, если бы вы знали, - продолжал Чумилка, когда все успокоились. - Я там всё осмотрел: какие там мосты перекинуты через реку Вислу, какие дворцы и церкви в самом городе и сколько садов!..
   - Нечего медлить, соберёмся скорее туда! - скомандовал Заячья Губа, и в один миг вся ватага была на дороге к видневшемуся вдали городу.
   Малютки за разговорами да спорами не заметили, как на землю спустилась тёмная осенняя ночь с мириадами звёзд и холодным свежим воздухом.
   Несмотря, однако, на поздний час, город был оживлён; по освещённым улицам мчались экипажи, по тротуарам толкались прохожие, любуясь выставленными в магазинных окнах товарами.
   Эльфы тут же толкались между пешеходами, весело хихикая при каждом толчке. Больше всех волновался Мурзилка. То он оглядывал прохожих, то вскакивал в экипажи проезжих, то входил в отворённые двери магазинов. Всё, что он видел в Варшаве, чрезвычайно нравилось ему и приводило в восторг.
   Кто знает, как долго продолжалось бы веселье, если бы вдруг в воздухе не замелькали белые, пушистые снежинки.
   - И, о, а! мы летим издалека! всё покроем и занесём - разукрасим и заметём! - так пели пушинки, кружась в воздухе.
   Едва только заслышали эльфы знакомые голоса, как бросились бежать.
   И было от чего испугаться: во-первых, малютки боялись, чтобы снежинки не занесли их; во-вторых, они все были одеты в лёгкие костюмы и могли замёрзнуть.
   Долго неслись малютки по улицам, беспомощно озираясь, куда бы укрыться. Но большие каменные дома так грозно смотрели на эльфов своими за

Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
Просмотров: 217 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа