Главная » Книги

Успенский Глеб Иванович - Столичная беднота

Успенский Глеб Иванович - Столичная беднота


1 2 3 4


Г. И. Успенский

Столичная беднота

(Мелкие очерки)

  
   Г. И. Успенский. Собрание сочинений в девяти томах. Том 1.
   М., ГИХЛ, 1955
   Издание осуществляется под общей редакцией В. П. Друзина
   Подготовка текста и примечания Н. В. Алексеевой
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   1. Старьевщик (Из московской жизни)
   2. Первая квартира (Из записок пролетария)
   3. Про одну старуху
   4. Извозчик (Очерк)

1. СТАРЬЕВЩИК

(Из московской жизни)

  
   Зима, жгучий мороз.
   Задолго еще до первого колокола, до первого визга извозчичьих саней по закаленному лютым морозом снегу начинает пробуждаться жизнь на столичном дворе. В грязных клетушках, в нижних этажах, где гнездятся сапожники и портные, напоминающие миру о своем существовании скромною вывеской, уставившейся своим золотым сапогом или растопыренными ножницами куда-нибудь в стену, в кучу дров или в такой угол, куда с незапамятных времен не забредала ни единая человеческая нога, - в этих-то сырых подземельях, обдающих свежего человека какою-то кислятиной вместо воздуха, прежде всех просыпается людское горе, с вечера "звонко" залитое в кабачке под известным заглавием: "Уединение", "Мечта", "Перепутье". Просыпается оно в тощей фигурке сапожника Сидора Иванова, портного Ивана Сидорова и, запахиваясь рваным халатом, сквозь который мороз запускает свои колючие, как иглы, лапы, ежась, бежит опохмелиться, "поправиться", обыкновенно пуская ребром последний пятачок, а за отсутствием его - собственный жилет, сапожную колодку, женин платок и вообще все, что ни подвернется под руку. А навстречу ему уютное пристанище с отрадною надписью: "распивочно" давно уже распахнуло свои гостеприимные объятия и ежеминутно погребает за своей почерневшей дверью весь этот болеющий люд, испугавшийся при дневном свете собственного безобразия и старающийся куда-нибудь скрыться даже от самого себя. Этот же внутренний испуг заставляет до свету убраться со двора увлеченную юнкером Тесаковым камелию, вчера же претерпевшую множество оскорблений от высоконравственной хозяйки, у которой господин Тесаков нанимает комнату и которой уже давно ничего не платит. Виляя своею измятою юбкою, нетвердою поступью бежит она через двор и, выйдя за ворота, направляется в сторону "Крымского ада".
   Где-то ударили к обедне. Жизнь на дворе шумит сильнее и сильнее: тащится с салазками молочница; со скрипом въезжает водовоз вместе с бочкой, составляющей как бы один довольно объемный кусок льду; медленно плетется на дровнях с угольями весь почерневший от соседства с ними мужик и, став посреди двора, громко кричит: "уголь!", выставляя при этом свои белые, как снег, зубы. Просыпаются рачительные хозяева и спешат на рынок, причем, выйдя за ворота, крестятся и кланяются на все четыре стороны. Просыпается харчевник Кузьма Шестов и выкатывает собственную трехобхватную особу на крыльцо, находя почему-то нужным почесаться непременно в виду всей улицы. Он так толст, тучен, жирен и тепел, что от него идет как бы дым и пар, в то время как исхудалого оборванца жжет, щиплет и душит лютый мороз. Из-под извозчичьих полозьев несется неумолкаемый визг и как бы какой-то бесконечной визгливой струей вьется над всем городом. Из труб медленно ползут кверху столбы дыма, застилая собою небо, и сквозь эту дымную занавеску тускло смотрит, колеблющимся пятном, красное солнце морозного дня.
   В это время посреди двора стоит старьевщик. В теплой дубленке, в теплом картузе и валенках, он не боится холоду и поэтому не спеша попевает свою песенку:
   - Ссстаррова тряпья... старых сссаппагов нет ли продавать?
   Попоет-попоет, поправит подмышкой аккуратно сложенный кулечек и поведет глазами по окнам, преимущественно заглядывая или вверх под крышу, или вниз в подвал, откуда печально смотрят эти микроскопические продолговатые оконца, летом сплошь забрызганные грязью, а зимой скрывающиеся за напухшею грудою снега, льду и сосулек.
   Смотрит старьевщик, постукивает нога об ногу и снова тянет свою песенку, и поет он ее таким заунывным голосом, так плакуче, что ее слышит только та непроходимая голь-нищета, у которой вся надежда на существование - это старые голенища, да и то тогда только, когда за них сподобит господь заполучить копеек двадцать.
   Где-то вверху открылась форточка, женский пискливый голос позвал старьевщика, и скоро он, шагая по грязной, обмерзлой лестнице, расспрашивал у добрых людей: "Как пройти в квартиру мещанки Слезовой?"
  

---

  
   Мещанка Слезова сама утверждала, что господь наложил на нее особый крест, который она должна нести до гроба. Крест этот она называла совестью.
   - Наделил меня, батюшка милостивый, наделил! - говаривала она. - И столь он, батюшка милостивый, наделил меня, что всякий может мне на шею сесть! - добавляла она, заливаясь горючими слезами.
   Не неси она этого креста, ей не нужно было бы теперь сбывать оставшийся после покойника мужа хлам, потому что сама она с голоду не умрет: женщине много ли нужно? "Так, пожевала-пожевала что-нибудь всухомятку - и сыта". А на это, разумеется, хватит; стало быть, с этой стороны и толковать нечего. Но ее постоянно мучит постоялец, отставной прапорщик Волшебнов, непременно требующий обеда, да еще старуха Митревна, уже третий день проклинающая, лежа на печи, и жизнь свою сибирную, и соседей, и хозяйку, - старуха, которая ежеминутно молит бога о смерти, и притом только потому, что в эти три дня ей не удалось потешить чайком свою ветхую утробу... Можно было бы уладить дело и с этой стороны, можно было бы доложить Волшебнову, что уверение в благородстве хоть и важная вещь, но что в лавочке за него не дадут и ваксы на две копейки. Да и Митревну можно было бы посдержать, напомнив, что, "мол, я, Слезова, не из корысти держу тебя, не из корысти пою-кормлю, а только ради холода твоего да голода, соболезнуя твоему горю, от которого и самой некуда деться..."
   Но, видно, так уже была устроена Слезова, что мысли о заступничестве за собственный карман она никаким образом не допускала близко к себе, и потому-то ежеминутно терзалась и голодным желудком прапорщика и жаждою старухи. В подобные минуты ей даже казалось, что на неё с укором смотрят и холодная печка, и пустые горшки, и согнутый на сторону самовар... "Что же ты, говорят будто бы эти враги, топи, что ль, меня? А! тебе нечего варить во мне, хозяйка тоже!.. Тьфу ты! вот что ты, а не хозяйка!.." А занятые третьего дня у соседки три куска сахару... Господи! - какими камнями лежат они на ее честной, правдивой душе!
   Сообразив такое состояние людей, обитавших в кухне, читатель, может быть, поймет, что небесная помощь, в каком бы то ни было виде, здесь ждется всеми, и поэтому очень естественно, что старьевщика, как воплощающего в своей плутоватой фигуре эту помощь, приняли здесь с распростертыми объятиями.
   - Куда тут? как бы кадушку-то не того... опрокинешь неравно! - говорил он, влезая в кухню и втаскивая с собою тучу холода, которым и без того изобиловало жилище Слезовой. Шурша своим точно железным от мороза тулупом, на ходу зацепляя им ухват, сковородник и кочергу, старьевщик вступил в соседнюю комнатку, до того микроскопическую, что помещавшиеся в углу образа занимали чуть не целую ее треть. Тут же стояла кровать, а на стене болталось зеркальце, имевшее особенную способность стягивать все черты лица в одну точку, к концу носа.
   Войдя, старьевщик произнес: "доброго здоровья!", уложил на пол свой мешок, шапку и рукавицы, обтер полою полушубка заледеневшие усы и холодно произнес:
   - Продаете что?..
   - Да, вот кой-что есть! - говорила Слезова, нагибаясь к полу и запуская под кровать палку.
   - То-то, продавайте, я ноне добрый... Сейчас издохнуть!.. Такой милостивый, и-и-и!.. натощак не выговоришь... Меху нет ли? галунов? Пошарьте!
   - На-кось, вот, сюртук... годится ли?
   Принимая в руки сюртук, старьевщик окинул его зорким глазом "с одного маху", и, заглядывая в мельчайшие закоулки, нападал на такие пятна, прожженные дырья и изъяны, которые Слезовой очень желалось бы спрятать... И вот от этой-то зоркости старьевщика каждая дыра на поле или на рукаве прожигала такую же дыру и в ее сердце.
   Вскоре из-под кровати, при пособии палки и кочерги, которою орудовала старуха, появились на свет божий, вместе с кучею сора и неизвестно откуда взявшегося пуху, старые, совершенно желтые панталоны покойного супруга Слезовой, Онуфрия Максимыча; потом заплесневелая бутылка с продавленной внутрь пробкой и, наконец, чей-то, бог весть каким образом попавший сюда, форменный картуз с зеленым околышем и разорванным козырьком. Все это будило в голове Слезовой забытое прошлое, поднимало и вихрем несло ее прошлые скорби. То представлялось ей, как покойник супруг-парикмахер, в видах барышей перебравшийся в Петровский парк на дачу, вдруг запил, запропал в городе и, наконец, совсем пропал без вести. А тут зима. Лес опустел, снег сугробами одел дорогу в Москву, а мороз уже успел проглодать углы в дощатой хибарке. Со слезами на глазах, завернув в полу заячьей шубки свою Лизу, которая теперь где-то в белошвейках на Дмитровке, бредет она, Слезова, в Москву, к Каменному мосту: "дескать, не распознаю ли у сродственников про Онуфрия Максимыча?" Ветер дует в упор, вязнут в сугробах слабые ноги, а идти далеко! Добрела. "Не у вас ли, Марфа Марковна, супруг мой?" А супруг, будто кругом виноват, смирный такой, услыхал из другой комнаты и кротко таково говррит: "А, говорит, Аксюша! ты это... здравствуй! виноват я, Аксюша!.." И присела она в то время на оконник и сидела ровно бессловесная, потому - и слеза нейдет, и слова выговорить нельзя... Или вдруг, - смешно сказать! - эти желтые панталоны, протертые на коленях и заплатанные синим тиком от жениной шубы, какую страшную сцену воскрешают они в ее памяти! Помнится ей, как вот в этих самых панталонах, над которыми старьевщик покатился со смеху, привезли Онуфрия Максимыча замертво. Подняли его добрые люди где-то на улице; а оттого он довел себя до этого, что не на добрые деньги вздумал гулять: пустил ризу с венчального образа, "раздел" его, батюшку, донага! И вот он в больнице; то хочется ему огурчика, то селедки, то кваску, - и Аксюша с каким-то особенным искусством, рождающимся только в пору высокой привязанности, умеет протащить ему эти продукты, утаив их от зорких глаз начальства, где-нибудь на груди, в концах головного платка или под полою. "Виноват я, - говорит больной, - много я тебя, Аксюша, бивал понапрасну, ни за что, и много я у господнего престолу должен ответу дать за мои буйства и кровопролития! Только прости ты меня, Аксюша, здесь, на сем свете, потому и без этого я, новопреставившийся раб божий, должен идти в муку вечную. А под подушкой, на Лизино счастье, узелок есть, и скопил я там, на ассигнации, сто рублев..."
   И много-много еще!..
   Осажденная этими воспоминаниями, Слезова с каким-то замиранием сердца расставалась с разным хламом, пробуждавшим в ней эти трогательные воспоминания и теперь валявшимся на полу кучей какой-то рвани. Старьевщик все принимал и даже старался ободрить хозяйку, видя, что она конфузится, подавая какой-нибудь шерстяной носок с дырявой пяткой или заплесневевший картуз: он надевал носок на руку, утверждая, что из него очень легко сделать варежки; примеривал картуз, и примеривал таким ухарским манером, что даже Слезова не могла не улыбнуться, а старуха просто плюнула, проговорив:
   - О, шут тебя возьми, пугало воронье!..
   Наконец, сев на пол и подобрав под колени весь собранный скарб, старьевщик придавил его растопыренною рукою и произнес:
   - Еще чего нет ли?
   - Нет, больше ничего нету.
   - Пошарьте!
   - По комодам разве?
   - Ну, по комодам... Галунов нет ли?
   - Нет, галунов нету... Ничего больше нету!
   - Ну, так, стало быть, сколько? Говори, мать, по-божьему?
   - Что мне? Я по-божьему...
   - Ты сам-от по-божьему-то! - произносит старуха, чувствуя потребность заступиться за Слезову, потому что теперь она уже не сомневается в возможности посидеть за самоварчиком.
   - Мы завсегда по-божьему. Мы люди, бабка, во как - одно слово!.. А я, милая моя, вот как: я свою цену даю, ты свою... Что же? разберем так: сертук этот самый, что говорить, очень он превосходен, и дадут нам за их милость двадцать копеек, а мы, значит, даем ему назначение - гривенник по той причине, как и нам самим преферанц надобен. Так-то-с!
   Все выражают крайнее негодование; но старьевщик, кажется, и не слышит этого и спокойно продолжает речь, примеривая картуз:
   - Они теперича... Какое об них мнение? Мнение будет высокое! А цена трынка. Так ли, милочки мои?
   Опять ропот.
   - Да ты вот что: бог-то есть в тебе?
   - Маменька! Бог во мне есть?
   - Ан вот нету!
   - Милая моя, мамочка! Поверь мне, есть! А что ежели что трынка, так чем же она не монета?
   В это время в дверях показался постоялец, офицер, с взъерошенными волосами, в плисовом рваном халате.
   - Ты! - обратился он к старьевщику, - купишь?
   - Покажьте-с!
   - Что тебе, нюхать, что ли? Видишь, сабля!..
   - Придется, и нюхаем... Только он, оружий этот, дешев.
   - Как??.
   - Ничего он для нас не стоит...
   - Мерррзавец!
   Постоялец исчезает.
   - А то вот не купишь ли? - говорит старуха, вылезая из кухни.
   - Какой товар?
   - Пуговицы костяные...
   - Много ль?
   - Пара всего... Теперь таких пуговиц нету...
   - Ну, стало быть, и пущай они дружка с дружкой... парочкою, стало быть, миленочка с миленочком!
   - А гривну если?
   - Гривну-у? гривну-то я за тебя, старушка, дам ли?.. И то ежели на распорку, коли дело будет. Вот как, балетная моя плясунья, по-нашему разговаривают-то с вами!
   - Покупаешь? - произносит снова явившийся офицер.
   - Никак нет, ваше сиятельство!
   - Ну, подлец после этого.
   - Должно быть, так!
   - Сердит барин-от, - прибавляет старьевщик, прислушиваясь, как за Волшебновым хлопает одна дверь, другая и потом падает на пол кинжал.
   Прапорщик свиреп: он быстро ходит взад и вперед; но немного погодя снова принимается рыться в тощем чемодане с тою же целью - продать что-нибудь старьевщику. Попадался ли ему старый эполет, сломанная шпора, покрасневшая пуговица с цифрами, - он все валил в кучу и назначал, по собственному мнению, самые умеренные цены, хотя в итоге образовывалась такая кругленькая сумма, которою прапорщик предполагал распорядиться самым милым образом.
   - Сколько за все? - восклицает он через минуту.
   - Да что, ваше благородие, я скажу так, что для нашего брата вся это теперича ваша премудрость - ровно плюнуть да растереть.
   - Вон отсюда! - завопил прапорщик, швырнув на пол весь свой товар, и исчез уж "навсегда".
   В то время как в разочарованную душу прапорщика врывались терзающие мысли о том, отчего судьба не дала ему более широкой дороги, где бы он, не печалясь, как теперь, о трехдневном отсутствии водки, мог бы безмятежно покоиться под титулом штабс-капитана, разъезжать на рысаках, звонко покрикивать "пошел", обладать первой в Москве камелией, совершая все это на вдовьи капиталы купчихи Рыдаевой, - в эти плачевные минуты прапорщичьего негодования на судьбу, лишившую его всех только что изображенных благ, старьевщик с присказками и прибаутками валил в мешок все достояние мещанки Слезовой, вместе с старьем навеки погребая в этом же мешке и все ее воспоминания, все прошлые скорби.
   - А что, хозяюшка? - говорил старьевщик, вынимая из-за пазухи сверток сахарной синей бумаги, в котором сочно звякали медяки, - я у вас эту старушку, бог с ней, поторгую! - и он кивнул головою на старуху. - Именно правда, потому кожа у ее, у этой, у старухи... Рубь сорок да семь - рубь сорок семь пожалуйте-ко! Потому, говорю, кожа у этой, у старухи оченно способна, и погоним мы ее на лайковые перчатки...
   Слезова грустно улыбалась; но старуха едва ли что-нибудь слышала из слов старьевщика, потому что была совершенно поглощена заботами о чае и хлопотала около самовара.
   Через полчаса кухня Слезовой представляла несколько иной вид: сама хозяйка, слегка подрумяненная рюмочкой водки, поминутно совалась то к столу, на котором пыхтел самовар и не менее его пыхтела старуха, то к печи, где дымился котел, около которого тощее пламя единственного полена как-то подобострастно егозило и, казалось, хотело сжать его в своих объятиях, лишь бы только угодить Слезовой и поскорее вскипятить щи. В углу стояла соседка с рюмкой в руках, готовясь поднести ее ко рту, причем говорила Слезовой что-то очень утешительное, награждая ее в будущем всяким счастьем, - чего, в одно и то же время, желала и сулила ей также и старуха; но Слезова только вздыхала и полагалась во всем на власть божию. Не то было за перегородкой, в комнате прапорщика. Расстроенное воображение его не давало ему покою.
   - Господи! господи! - взывал он в душе, - хоть бы что-нибудь!..
   Соображая предстоящие барыши, плетется старьевщик по пустынному переулку. От нечего делать он может зайти в лавочку, где ему все друзья-приятели от мала до велика, почему он всегда смело может прибегнуть сюда и перехватить рублик-другой, без залога узла, делая это, конечно, только в тех случаях, если где-нибудь поблизости "лафа", то есть можно погреть руки около чьей-нибудь добротной шубы, салопа и вообще вещицы, на которую нехватает казны, размещенной по всем карманам, во всевозможных узелочках, завертках, "портманеях" и тому подобных казнохранилищах.
   Тут, в лавке, он потолкует с хозяином, дескать, "какие нонче времена тугие", сообщит, пожалуй, известие, что какой-нибудь купец Столбов пожертвовал в приход колокол пудов в тысячу; пошутит с приказчиком, посочувствует ему в эротических подвигах на Цветном бульваре; одним словом, он может толковать обо всем и всегда, именно потому, что не толковать иначе, как "про все", невозможно в его звании и положении. "Такое наше дело, - говорит он: - человек ты завсегда на народе, на самом на юру, - ну, и должен со всяким вступать в разговор; от этого-то я и могу во всем постигать".
   Но всмотритесь пристальнее в эту плутоватую личность, сбросьте с обросшей "образины" старьевщика весь груз прошедших лет, - и перед вами бойкий столичный мальчишка; весь двор зовет его "юлой"; иные, впрочем, заменяют эту кличку "шилом", а собственный родитель не иначе именует сына, как "щенком". Усматривая в сынишке несколько жульническую сообразительность и пронырливость, родитель, резчик печатей Голодаев, умел в раннюю пору детства направлять такие достоинства ребенка в собственную пользу: то препоручал он щенку передать "полковницкой" кухарке Агафье, чтобы она вечером выходила на тротуар, да так, чтобы матка не заметила и чрез глупую его, щенка, голову не намылила бы, при сборище целого двора, и косматую голову самого родителя-изменщика. И щенок отлично исполнял такое поручение! Или, в период голоданья и холоданья, щенок отправлялся, напичканный разными наставлениями, за похищением где-нибудь щепок, дров.
   - Ты, Миша, нахрапом! - говорил отец. - Ноне нахрапом не возьмешь, - к вечеру без головы останешься...
   И нужно было видеть, как прыгало и трепетало сердце горемычного родителя, когда он усматривал все тонкие или, напротив, наглые сношения щенка с плотником, работающим около длинного бревна, протянувшегося чрез двор. Нужно было видеть также всю злобу разных квартирных хозяев и хозяек, приготовившихся было только что выступить в поход за этими щепками, уже отогревающими теперь семейство щенка. В этом негодовании на собственное простоволоеье никто из них не задумывался запустить в щенка кирпич, заржавленную задвижку, гвоздь, словом - все, что ни попадалось в руки. Но и от этого щенок умел "улизнуть".
   Как ни прибыточна была для резчика Голодаева такая деятельность только что оперяющегося пройдохи, однако же нежелание предоставить сыну голод и холод своего неблагодарного ремесла заставило родителя искать ему более обеспеченную дорогу. И вот скоро Мишка-щенок - микроскопический портной. С плотно остриженными волосами, сквозь которые синеют желваки, только что полученные от собратий по мастерству, как знак вступления в "новое" общество, прытко шныряет он с огромным утюгом, чтобы где-нибудь подсунуть его на чужую плиту. Дело у него так и кипит, и тосковать о горькой доле ему некогда, да оно и не стоит: пусть бегает он босыми ногами по льду, без шапки и в одной нанковой рубашке, - он сумеет и согреться, прокатившись с разбегу по льду, или двинет кого-нибудь из своей братии плечом и тут же для собственной потехи лизнет горячим утюгом по снегу. Все у него кипит под руками! И вдруг, когда портных дел мастер только что хотел убедиться в том, что уже ремень и колотушка, в приложении к щенку, не имеют более никакого смысла и что с ним, щенком, нужно вести дело на другой манер, "из-под ласки", - в это-то завидное для многих время щенок страшно роняет себя, похитив какой-то жилет и прогуляв вырученные за него копейки на пряниках. За жилетом следуют панталоны, сюртук... А через неделю щенок уж на воле: он снова живет в обиталище своего родителя, который теперь клянет его за опиванья и объеданья.
   Обдумывая способы исправления сына, резчик Голодаев приходит к тому заключению, что теперь остается одно: "драть его, шельму, до зеленого змия!" Не медля ни минуты, с горестью и вместе любовью в сердце принимается он за веник, и тут-то происходит доморощенное врачевание от всех пороков и зол, во время которого из квартиры Голодаева, сквозь мельчайшие щели и скважины, несется вопль и стон несчастного, очевидно наводимого на путь истины. Вот после этого-то врачевания, спустя месяцев шесть, вы и встретили прежнего щенка ка Кузнецком мосту; говорю - прежнего потому, что теперь вы щенка не узнаете - перед вами уже такая личность, которую в Москве определяют одним словом: чуйка.
   - Сударь, сударь! ваше сиятельство!.. - негромко и таинственно произносит "чуйка", догоняя прохожего.
   - Что тебе?
   - Пожалуйте на минуточку-с!
   - Меня?
   - Вас, вас!.. на секунт!.. за угол только!..
   - Меня ли? почем ты меня знаешь?
   - Как не знать-с! Что вы?.. Знаем-с, пожалуйте!
   Прохожий идет, недоумевая и чего-то опасаясь.
   - Ну говори, что такое?
   - Покупка есть... Как бы кто не увидал!.. Магазинская цепочка-с, "первый сорт"!
   "Чуйка" оглядывается по сторонам и вытаскивает из-за пазухи какую-то цепочку, которая горит перед глазами прохожего и рассыпается искрами на солнце.
   - Куда же ты ее прячешь?..
   - Невозможно, вашскородие, никак: увидят... Сто цалковых стоит... сорок прошу.
   - Да это краденая!
   - Сохрани бог! что мне?.. В кутузке-то мне не очень желательно сидеть... по нужде продаю.
   - Что-то неладно ты говоришь!
   - Барин! барин! ваше благородие!.. куда же вы?.. Двадцать пять!..
   - Десять!
   - Что вы, ваше благородие! Обижать человека... Гаспадин, позвольте!
   - Ну?
   - Угодно двадцать рублей? не по-моему, не по-вашему?
   - Ничего мне не угодно!
   - Как ваша цена? Как же так, ничего не угодно?
   - Пять целковых, она не нужна мне...
   И прохожий идет.
   - Эх, какой вы барин сердитый! - вяло произносит "чуйка". - Ну, пожалуйте, бог с вами... На чаек бы...
   - Ну-ко, брат, оцени-ка, сколько заплатил? - говорит прохожий приятелю, показывая покупку.
   - Пятачок?
   - Что-о-о-о?..
   В другой раз "чуйка" встретилась вам у Иверских ворот. Под аркой, среди грохота и стука сотни экипажей, среди разнообразных криков и пения, доносящегося из часовни, как-то назойливо журчит речь "чуйки". Держа в руках книгу "Химический анализ", пачку конвертов и две-три палочки сургуча, она неотступно следует за каким-то купцом и ежеминутно дребезжит над самым его ухом:
   - "Аннализ"!
   Купец идет молча; но "чуйка" не отстает, она словно прилипла к нему: забегает вперед, егозит и тычет ему в самый нос свою книгу.
   - Аннализ!
   - Прочь!..
   - Аннализ! особбенная кыига-с!
   - Прочь!..
   - Пользительные советы!..
   - Прочь, говорю!
   Сцена этого рода обыкновенно оканчивалась тем, что иной прохожий находил необходимым позвать полицейского, а другой, соблазнившись достоинствами книги, покупал ее, тащил куда-нибудь на Ордынку, за Москву-реку, сажал за нее сынишку, с явным желанием вложить в его тучное существо какие-нибудь познания; но эта попытка, по обыкновению, никакого успеха не имела, а "Химический анализ" очень скоро находил приют в кухне и употреблялся на подстилку под кулебяки.
   И вот, спустя год-другой, та же "чуйка", только сделавшаяся опытнее, старше и солиднее, ходит по дворам в виде старьевщика. Совершилось это перерождение в силу той же причины, какая родила на свет божий поговорку: "Рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше". И действительно, "чуйке" теперь много лучше: скитаясь по Кузнецкому, толкаясь у Иверской, она была воплощенная нужда, искавшая милости в каждом; а теперь эта же нужда, которой везде непочатый угол, сама гоняется за "чуйкой" и на долгие годы вперед сулит ей хороший кусок хлеба.
  

2. ПЕРВАЯ КВАРТИРА

(Из записок пролетария)

  
   ...Претерпев множество неприятных и комических столкновений, неизбежных для провинциала, впервые попавшего в такой запутанный город, как Москва, я, наконец, нашел себе маленькую работу и отыскал столь же маленькую, как и работа моя, комнату. Между множеством разного рода неряшливых и непривлекательных съемщиц, которых приходилось видеть мне во время поисков квартиры, Марья Петровна, теперешняя моя хозяйка, могла смело первенствовать. В пользу ее опрятности говорило, во-первых, то, что она считала себя "мадамой", то есть содержательницей белошвейной мастерской; во-вторых, то, что она была чиновницей, супругой театрального чиновника; в-третьих, она была молода и, наконец, в-четвертых, водила знакомства с благородными семействами и в особенности с благородными мужчинами.
   Все эти качества, неизвестные мне в первый момент посещения ее квартиры, не имели, однако же, той чарующей силы, которая бы могла уничтожить во мне дурное впечатление ее фигуры. Это была молодая, но истрепанная личность с редкими и едва даже не облезлыми волосами. Я ее застал в самом растерзанном утреннем костюме и тем ввел, повидимому, в неописанный ужас. Желая поправить очевидно невыгодное впечатление, произведенное ею на меня, она старалась прикинуться наивною девочкою, улыбалась, куталась в изодранную блузу и не упускала при этом случая распахнуться и пощеголять тощими прелестями собственных плеч и рук. Быть может, я бы снова пустился на поиски другой квартиры, но комнатка, которую показала мне эта мадам, понравилась мне, была недорога, удобна, и притом же тот дом, где работал я, был отсюда недалеко. Я остался.
   Комнатка эта находилась на антресолях; здесь же помещалась мастерская, битком набитая швеями; и в то время, когда хозяйка показывала мне комнату, молодые лица их с особенным вниманием и улыбками рассматривали в полуотворенную дверь нового жильца.
   Жилец был рад такому соседству, потому что любил деревенские песни, а здесь надеялся услышать их в изобилии, ради чего в тот же вечер и перебрался на московскую квартиру.
   Окончив работу, я в тот же вечер сидел в своей комнате на подоконнике: окна были какие-то маленькие, квадратные, лепились почти около пола, как обыкновенно бывают окна на антресолях, и поэтому для того, чтобы увидеть хоть клочок неба, необходимо было садиться на подоконник.
   Стоял удушливый летний вечер. Кусочек неба, который выглядывал из-за крыш огромных домов, был какого-то грязно-желтого цвета; московская пыль тучей стояла над городом и застилала небо. Из переулка и с улицы доносился треск колес. На дворе кто-то пел. Я высунул голову в окно. На коридоре нашей квартиры, углом поворачивавшем от кухни, на растворенном окне сидели все швеи госпожи Поляковой, моей хозяйки, и вели разговоры. Заметив меня, - они замолкли; но через несколько времени разговоры начались снова, только немного тише.
   - Я б ему-за это показала! - храбро говорил молодой голос. - Барские помои!.. Ежели б он так со мной, как с Дуняшей...
   - Молчи! - прервал шопотом другой голос, по всей вероятности голос Дуняши.
   - Сластёха этакой! - продолжала первая.
   - Погоди, попадешься и ты, - заметила кухарка, что я узнал по грубому голосу, который слышал утром.
   - Я-то?
   - Ты! И ты попадешься!
   - Ну это вот! видишь вот это? Это вот на-ко...
   - Ладно!.. Твой век, Татьяна, не очень-то долог! - продолжала кухарка. - Будь ты в этом покойна, и даже так, что совсем твой век короток!..
   Татьяна захрабрилась пуще прежнего.
   Она просыпала в ответ такое множество слов, и притом так скоро, что я ровно ничего не мог расслышать хорошенько, но из храброго тона ее голоса я, впрочем, мог смело заключить, что Татьяна твердо верит в свой долгий век. Храбрые речи свои она закончила каким-то отрывистым смехом, тотчас же звонко затянула какую-то песню и вдруг бросилась за кем-то по коридору "догонять". Через минуту слышно было, как бегущие "строчили" по лестнице. Они выбежали на двор и принялись ловить друг друга, оглашая внутренность двора звонким смехом.
   Ыа окне в коридоре остались Дуняша и кухарка Акулина. Они долго молчали. Акулина, почесывая голову, зевала и неизвестно у кого спрашивала: "который-то теперича час?" Затем через несколько времени, удовлетворяя собственному любопытству, так же сонно отвечала себе;
   - Теперь, надо быть, час девятый!
   И успокоивалась.
   Дуняша вздыхала, но вздыхала так, что решительно не было возможности сделать какую-нибудь связь между этим вздохом и тем проступком против нее кого-то, про который упомянула Татьяна: что-то вялое, неопределенное слышалось в ее вздохе.
   - Поди, жильцу-то самовар пора? - лениво заговорила Акулина.
   - Ты понесешь? - спросила Дуняша...
   - Да хоть и ты... неси!..
   - Сём я? Кто такой: скубент какой-нибудь?..
   - Куды-то ходит... Говорит, отсюда близко... Бог его знает...
   - Мы, Акулинушка, - вяло говорила Дуняша, - мы вместе самовар-то понесем?
   - Нукштож!.. Кто его знает! Сразу человека не распознаешь... Чужой человек, кто он? Бог его знает...
   Кухарка и Дуняша зевали и почесывались. Дуняша пспрежнему вздыхала каким-то звонким вздохом.
   - Которого человека и знаешь, да и то надумаешься...
   - И-и ка-ак!
   - То-то и есть! Вот Андрюшка твой!..
   - Выжига! - перебила Дуняша...
   - Выжига! А был, небось, не выжига!.. Кажется, не один день знала, а когда вполне оказался! то-то и есть!.. Понесем самовар-то... О-ох, батюшки, что-то меня мутит как... Бери... тьфу, господи, то бишь, неси чашки-то! О-о-ох!
   Кухарка и Дуняша исчезли; исчезли, впрочем, медленно. Дуняша, поднимаясь с подоконника, не упустила случая вздохнуть.
   Я стал ждать посещения. Сидя попрежнему на подоконнике, я слышал, как в кухне, находившейся под моей комнатой, постоянно хлопала дверь и швеи толпами возвращались сюда из коридора; они разговаривали, звонко смеялись, затягивали песни. В промежутках этих разговоров и смеха слышался грубый голос Акулины, раздававшийся всякий раз, как только труба самоварная грохалась обземь, чему в особенности способствовала беспрерывная беготня посетительниц. В ответ на суровые предостережения Акулины раздавался смех, еще более громкий и дружный, снова затягивалась песня, и все шло по-старому. Должно быть, благодаря этому и постоянно обрушивавшейся трубе самовар прибыл ко мне очень поздно, но зато вместо двух гостей, которых я ожидал, к моим дверям подвалила целая ватага.
   Посещение это я, впрочем, предвидел, потому что по говору и шлепанью по лестнице ног чуял, что "грядет сила несметная". Среди затаенного шопота и смеха слышалось звяканье чашек, шипенье самовара и голос Акулины, усовещивавшей кото-то нести свечу на виду. Затаенная тишина приближавшейся толпы перерывалась чьим-нибудь ударом по платью, звонким смехом и падением с лестницы. Наконец все затихло перед моими дверями.
   - Фу, батюшки! - слышался вздох Акулины. - Танька, отвори дверь! отвори, что ль!..
   Никто почему-то не исполнял ее приказаний. Слышалось фырканье.
   - Дуняша, отвори ты!
   Но и Дуняша не отворяла.
   - У-у, бесстыжие! - зарычала Акулина, толкая дверь ногою, - нашли место хихикать! О господи! Отворите, сделайте милость! - обратилась Акулина, невидимому, ко мне, потому что говорила особенно ласково и звонко. Я исполнил ее просьбу, потому что и сам сделал бы это с первого слова Акулины, обращенного к своим спутницам насчет двери, если бы не казалось мне, что дверь отворится сию минуту; кроме того, я решительно не знал, почему они не хотят отворить.
   - Покорнейше благодарю-с! - возгласила Акулина, появляясь в комнату с самоваром. - Сделайте милость, уж извините... Обеспокоились. Наши девки, дуры, испугались...
   - Чего же?
   - Да ведь нешто они понимают!.. Ну, жилец новый... Бог его знает... и боятся!
   Акулина поместилась у притолоки и очевидно желала со мною познакомиться.
   - У нас вам будет покойно, - заговорила она тихо. - У нас тихо... Шуму это, гаму - нет... Песни иной раз девки запоют - это разве. Да и то запретесь, не слыхать.
   Я возился около самовара, слушая Акулину. Между тем дверь начала приотворяться; явились две-три физиономии слушательниц.
   - Эта комнатка у нас счастлива, - продолжала Акулина, - не пустует, любят. У нас покойно... Потому у нас тихо и никогда чтобы чего-нибудь... Всё больше чиновники живут... Скубенты, случается... Но редко... Всё чиновники больше. Вы какие будете?..
   Я сказал, что служу.
   - А-а-а... чиновники! так-так... Вот у нас жил чиновник тоже... Кузьмичев... Не знаете?
   - Нет, не знаю...
   - Их ведь много, не узнаешь всех-то...
   Дверь отворилась совсем почти; слушатели теснились у стены в темноте.
   - А то, - оживляясь, заговорила Акулина, - был у нас один жилец, - так это уж только одно удивление, что за жилец такой!.. В первый раз в жизни я такого и видела... Сумашеччий, что ли, он или уж, бог его знает, какой такой! Чиновник...
   - Он не служил! - послышалось из темноты.
   - Отставной-с! За это сумасшествие его, надо быть, и отставили... И что только он делал! Бывало, все животики надорвешь!.. Иной раз, слышь, зовет меня... Придешь к нему, а он: "Акулинушка, говорит, есть у меня хвост?" - "Да и какой еще большой", говорю. Просто смехи - смехи неописанные! Ну и вином шибко зашибал.
   - Это Солошин жених! - раздалось робко в темноте.
   - Что такое Солошин? Еще что?
   - Обнакновенно твой! полно отпираться-то!.. Ишь!..
   - Стыдно!
   - Хе-хе-хе! - засмеялась Акулина... - Шутят!..
   - Он ей, - продолжали в темноте, - ковригу хлеба в именины подарил.
   - И чемодан!
   - Ври!
   - Ты-то не ври!.. Ты больше знаешь!
   - Кому знать, как не тебе? А вот я сейчас про Андрюшку...
   Очевидно было, что кому-то зажали рот на полслове.
   Беседа в подобном роде тянулась долго, и знакомство наше быстро двигалось вперед. Разговоры в темноте к концу визита Акулины шли во всеуслышание, хотя разговаривающие и не решились показать своих физиономий.
   Акулина долго рассказывала про своих жильцов. Когда запас материала, с которым она считала нужным меня познакомить, истощился, она снова, для округления беседы, свела речь на теплоту и всякие удобства квартиры, очень обстоятельно объяснила, каким образом нужно "кликать" ее, Акулину, если понадобится что-нибудь или когда нужно в лавочку послать. Все это она вызывалась сделать с величайшим удовольствием.
   - А за сапоги, - заключила она, выступая на лестницу: - за сапоги, когда почистить случится, там уж как-нибудь... что пожалуете! Приятного сна вам! Покойной ночи!
  

---

  
   Дальнейшее знакомство мое с хозяевами и другими сожителями продолжалось не в такой уже степени быстро, как в первый день переезда. Большею частью я дома не бывал, забегая только на минутку, чтобы выкурить папиросу, отдохнуть, полежать минуту, и уходил опять. Этими короткими минутами и ограничивались все мои отношения к соседям и хозяйке. Хозяин и хозяйка были люди примерные во всех отношениях. Ни малейших столкновений даже "на словах",- что уж совершенно неизбежное явление вообще в супружеской жизни, - между ними и помину не было. Обстоятельство это было тем удивительнее, что для семейных столкновений у хозяев моих были весьма основательные поводы: и муж и жена имели "на стороне" множество историй, не приличных званию супругов. Сальная и постоянно заспанная физиономия супруга, поздние возвращения домой, преимущественно не в весьма полном рассудке, говорили очевидно против него. С своей стороны, по части отлучек не отставала и супруга. Но все это делалось по общему согласию, и вот отчего не было ни столкновений, ни ссор.
   Поднималась хозяйка обыкновенно часов в двенадцать и тотчас принималась за туалет, в то же время не упуская случая показать, что она мадам: громко, как может кричать сердитая баба, кричала она на мастериц и иногда выбегала из своей комнаты в мастерскую, давала пощечину кому следует и снова возвращалась к туалету. Часто за моими дверями слышался робкий плач. Удары и пощечины приходились преимущественно на долю двенадцатилетней девочки Ани, которая была еще ученица, следовательно, по одному уже принципу Марии Петровны требовала пощечин. Ради этого Аня всегда ходила с опухшей щекой или губой, красными глазами и лицом, измазанным черными засохшими потоками слез.
   - Тебя бьет она? - спрашивал я Аню.
   - Чертовка! - отвечала она шопотом, утирая как-то локтем заплаканный нос.
   - За что она тебя бьет? - допытывался я.
   - Чертовка этакая!.. - твердила Аня.
   Так я никогда и не мог допытаться, за что ее бьют. Если я с тем же вопросом обращался к мастерице, то получал ответ:
   - За дело!..
   - Что же она такое делает, что ее каждый день колотят?..
   - Ничего! - говорила мастерица, словно и не слышавшая моего вопроса. - Нас тоже били! Это еще не битье! ......
   - Это что! - подтверждали другие.
   - Вон, поди-ко поживи у Капитонихи, на Тверской! А это что!..

Другие авторы
  • Дашкевич Николай Павлович
  • Сильчевский Дмитрий Петрович
  • Волховской Феликс Вадимович
  • Персий
  • Авксентьев Николай Дмитриевич
  • Бем Альфред Людвигович
  • Булгарин Фаддей Венедиктович
  • Гей Л.
  • Стромилов С. И.
  • Страхов Николай Иванович
  • Другие произведения
  • Стасов Владимир Васильевич - Еще по поводу постановки "Жизни за царя"
  • Апухтин Алексей Николаевич - Юмористические произведения
  • Амфитеатров Александр Валентинович - Красное яичко
  • Арапов Пимен Николаевич - Арапов П. Н.: Биографическая справка
  • Немирович-Данченко Василий Иванович - Собака
  • Розанов Василий Васильевич - Еще о неотложной нужде строить в Петербурге храмы
  • Горький Максим - История деревни
  • Тассо Торквато - Из Тассова освобожденного Иерусалима
  • Михайловский Николай Константинович - Кое-что о г-не Чехове
  • Соловьев Сергей Михайлович - Император Александр I. Политика, дипломатия
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 231 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа