Главная » Книги

Гайдар Аркадий Петрович - На графских развалинах, Страница 3

Гайдар Аркадий Петрович - На графских развалинах


1 2 3 4

p; И Валька увидел обрывок картины - нижнюю часть фотографии с пальмой. На оборотной стороне были, очевидно, вычерчены какие-то буквы, но разобрать их было невозможно, потому что кровь, стекавшая с шеи раненого Волка, запачкала всю эту сторону карточки.
   - Как она попала на шею Волка?
   - Дергач привязал! Он что-то хотел написать нам... Может быть, с ним случилось какое несчастье. Может, камень какой упал со стены и придавил его или ногу он в темноте свихнул себе.
   - А почему только половина карточки?
   Ничего не решив толком, ребята направились к "Графскому", чтобы на месте расспросить обо всем Дергача.
   Возле поросшей плющом стены Яшка оставил Вальку разыскивать оставленные вчера ботинки, а сам полез наверх.
   В темной кладовой он зажег спичку, и сразу же ему бросились в глаза окурки. Он поднял один. Это был такой же самый окурок, какой он нашел несколько дней тому назад в верхней комнате.
   "Это исследователи-ученые были уже и здесь", - подумал он.
   Спичка потухла. Он зажег вторую и дернул дверь, ведущую в полуподвал, - в подвале никого не было. Тогда Яшка выбрался обратно и засвистел условным сигналом. Гулкое эхо десятками фальшивых пересвистов ответило ему, но Дергач не отвечал.
   Стало ясным, что Дергач исчез.
  
  

XV

  
   Прошло два дня. Ребятишки построили Волку крепкую конуру, посадили его на цепь, и Волк официально вступил в должность сторожа Яшкиного дома.
   О Дергаче не было ни слуха.
   - Подался куда-нибудь дальше, - говорил Валька. - Помнишь, он в последние дни все заговаривал об этом. Они ведь такие: кусок хлеба за пазуху - и пошел куда глаза глядят.
   - А почему же он не попрощался с нами?.. И что он писал на обратной стороне фотографии?
   Яшка вынул обрывок картины, повертел его и, решив, что здесь ничего все равно не разберешь, выкинул карточку на траву.
   - Пойдем купаться, Валька.
   Через десять минут после того, как ребятишки убежали, из калитки сада вышел Нефедыч. В руках он держал кривой садовый нож, которым обрезал сухие ветки, и лопату.
   Во дворе он остановился как раз возле того места, где недавно разговаривали ребята, и стал завертывать цигарку. Взгляд его упал нечаянно на карточку, валявшуюся на траве.
   - Ишь, ребята опять насорили, - проворчал он, поднимая обрывок. Он повертел находку в руках, вынул очки и, присмотревшись к поднятому клочку, развел руками: - Ах ты, дьяволята вы этакие! Я-то ищу, ищу фотографию, по два раза на дню человек за ней наведывается, а они разорвали ее... Пропала теперь моя пятерка... Кому понадобится этакий обрывок? - Он сунул карточку в карман и, тяжело вздохнув, пошел домой.
   Когда Яшка и Валька возвращались домой к обеду, то, еще не дойдя до ворот, услыхали лай Волка и крик отца.
   - Да замолкни же ты, окаянный, ишь как разъярился!.. Проходите, проходите. Не бойтесь, он на цепи.
   Калитка распахнулась, и навстречу ребятам вышел какой-то незнакомый человек. Невысокий, слегка сутулый, с неровным рядом мелких зубов, оскалившихся в довольную улыбку. Правая рука его была перевязана бинтом.
   Он искоса посмотрел на мальчуганов и круто повернул на противоположную сторону тротуара.
   Во дворе Яшка столкнулся с отцом, державшим в руке новенькую хрустевшую бумажку.
   Яшка быстро посмотрел на траву возле забора. Брошенного им обрывка фотографии не было.
   После обеда он прошел в сад, лег и задумался. И чем больше он думал, тем назойливее привязывалась к нему мысль, что все события последних дней не случайны, а имеют меж собою крепкую связь и что связывающим звеном всего случившегося и есть эта самая фотографическая карточка.
  
  

XVI

  
   Как раз в это время отец Яшки получил отпуск и собрался с матерью погостить на три дня в город, к старшей замужней дочери.
   Похозяйствовать в дом на это время пригласили тетку Дарью. Но тетка Дарья была уже стара, к тому же чрезмерно толста и немного глуховата, и поэтому мать еще с утра принялась накачивать Яшку:
   - Да смотри, чтобы ложиться рано и двери не позабывать запирать... Да к Нюрке не приставай, а то приеду - взбучку задам. Да ежели я замечу, что ты, как в прошлый раз, шкаф с вареньем гвоздем открывал, то тогда лучше заранее беги из дома. - И так далее. Сначала перечислялись возможные Яшкины преступления, затем шел перечень наказаний, кои воспоследуют за этими преступлениями.
   Яшка на все отвечал коротко:
   - Да нет, мам. Да что ты привязалась? Ты бы еще загодя по шее мне натрескала. Сказал, что не буду, - значит, и не буду.
   Но едва только скрылась повозка, увозившая на станцию родителей, как Яшка ураганом помчался в сад, высвистывая всегда готового появиться Вальку. И вдвоем они начали гоготать и скакать по траве, как молодые жеребята, выпущенные на волю.
   - Я теперь хозяин в доме! - гордо заявил Яшка. - У, лак весело, когда отец с матерью изредка уезжают! Уж мы с тобою за эти дни выдумаем что-нибудь веселое.
   - Давай, Яшка, змея пускать... с трещоткой сделаем.
   - А с трещоткой милиционер не велит, потому что лошади пугаются. Да и без трещотки не велит, чтобы телефонные провода не путать.
   - А мы в поле побежим, подальше.
   Работа закипела вовсю; достали стакан муки, заварили клейстер. Яшка принес отцовскую газету и мочалу, выдернутую из половика, а Валька - дранки.
   Когда Яшка налаживал уже "пута", то есть три ниточки, сводящиеся у центра, на глаза ему попалось интересное объявление. Там было написано:
  

Родители мальчика Дмитрия Елкина

убедительно просят написавшего о нем заметку

в ростовской газете "Молот"

сообщить сыну наш адрес:

"Саратовская губ., совхоз "Красный пахарь".

  
   - Мать честная, да ведь это же Дергача разыскивают! - ахнул Яшка. - Помнишь, он говорил нам, что про него кто-то в газете написал.
   - А Дергач-то ничего и не знает. Может, никогда и не узнает вовсе - разве же ему попадется газета?
   - И куда он провалился? Нет чтобы подождать... Жалко все-таки, Валька, Дергача. Он хоть и беспризорный, а хороший был. Он за нас заступался. Волку козла сварил... Мне рогатку наладил. И вот ушел... А как бы он рад был, Валька!
   Окончив змей, ребята дали ему подсохнуть, потом захватили с собой Волка и побежали в поле запускать.
   Но несмотря на то, что змей ровно пошел вверх и весело загудел трещоткой, распугивая звенящих жаворонков, настроение у ребят упало. Было жалко Дергача и обидно за то, что так неожиданно и нелепо ушел он от своего счастья. В Сибирь собрался, какую-то тетку разыскивать. А где еще ее без фамилии разыщешь? А тут до Саратовской губернии далеко ли?
   Змей, неожиданно козырнув, быстро пошел книзу. Яшка что было мочи пустился бежать, натягивая нитку, но ничего не помогло. Змей еще раз козырнул и камнем упал куда-то на деревья позади "Графского".
   Стали стягивать клубок ниток, но нитки вскоре оборвались. "Эх, не задала бы мать! - подумал Яшка. - Клубок-то ведь у нее на время без спросу взял. Придется идти змей разыскивать".
   Побежали. Змей сидел высоко в ветвях одного из деревьев рощи, которая начиналась от "Графского" и примыкала к мрачному Кудимовскому лесу. Яшка хотел уже было лезть на дерево, как внимание его было привлечено лаем Волка.
   Заинтересованный Яшка побежал на лай и увидал, что Волк прыгает в кустах возле узенькой тропки и, радостно помахивая хвостом, треплет зубами какой-то черный предмет.
   Ребята вырвали у Волка его находку и переглянулись. Это было не что иное, как затрепанная и перепачканная в саже фуражка Дергача.
   - Валька, - сказал Яшка, немного подумав, - а может быть, Дергач вовсе и не убежал? Может, он просто испугался кого-нибудь и прячется где-нибудь здесь, по соседству? Я знаю, тут недалеко шалаш есть.
   - А кого ему пугаться-то?
   - Кого! Да хотя бы вот этих, что по усадьбе лазают.
   - Так ты же сам говорил мне, что это ученые.
   - Знаю, что говорил. Да вот что-то кажется мне теперь, Валька, что они, пожалуй, не совсем чтобы ученые, а какие-нибудь другие.
   Между тем Волк, тихонько, радостно повизгивая, бегал по тропке, обнюхивая ее и не переставая помахивать хвостам.
   - Смотри, Волк-то как радуется. Честное слово, он Дергача след учуял. Знаешь что, Валька, побежим за Волком, он куда-нибудь нас приведет. Тут несколько даже шалашей есть, в которых на покосе ночуют. А сейчас не поздно. Солнце-то во как еще высоко.
   Валька заколебался, но, послушный всегда желаниям своего товарища, согласился.
   - А ну, Волк! - И Яшка помахал перед его носом Дергачовой фуражкой. - А ну, ищи!
   Волк, высоко подпрыгнув, лизнул Яшку в лицо, как бы показывая, что понимает, чего от него хотят, уткнулся носом в землю, повертелся и, разом натянув бечевку, протянутую от ошейника к Яшкиной руке, потащил мальчугана за собой.
   - Ишь, как любит он Дергача.
   - Еще бы! Дергач одного мяса ему сколько скормил да спать с собой всегда клал.
   Сколько времени продолжалось это быстрое продвижение по тропке, сказать трудно. Но, должно быть, немало, потому что деревья уже начали отбрасывать длинные тени, а ребята порядком вспотели, когда Волк неожиданно остановился, завертелся, обнюхивая землю, и решительно завернул прямо от тропки в лес.
   Через полчаса Яшке определенно стало ясным, что в той стороне, куда рвется Волк, нет ни одного места, где бы можно было укрыться Дергачу, кроме только... кроме только "охотничьего домика".
   Постройка, известная под названием "охотничьего домика", находилась верстах в семи от "Графского". Выстроенный когда-то по прихоти графа вдали от проезжих дорог, на краю огромного болота, он оставался почти нетронутым и по сию пору. Правда, все, что из него можно было унести, было расхищено за годы войны, но сам домик, сложенный из валявшихся в изобилии глыб серого камня, уцелел.
   После революции кто-то из сожженных крестьян хотел было приспособить домик под жилье, но место оказалось совсем неудобное: с одной стороны - камень, с другой - болото. Так и не вселился в домик никто, и зарос он сорной травою да сырым мхом.
   Целые тучи мошкары носились меж деревьев. Солнце плохо прогревало сквозь густую листву влажную землю. Не заходили сюда и бабы за грибами, потому что росли здесь одни молочно-белые скрипицы да огненно-красные мухоморы.
   И только ранней весной да к осени, когда разрешалась охота, можно было услышать глухое эхо выстрела одинокого охотника, промышляющего за утками. Да и то редко: своих охотников в местечке было мало, а до города отсюда далеко.
   К этому-то домику Волк и потащил за собой ребят.
   Немного не доходя до места, Яшка остановился и, передавая Вальке бечевку от ошейника собаки, сказал:
   - Останься здесь. Сядь вот за этим камнем да смотри, чтобы Волк не лаял. А я пойду вперед и осторожно разведаю. А то кто его знает, на кого еще нарвешься. В случае чего - назад стрекача пустим.
   Валька съежился. Видно было, что это приказание ему не по душе, но он знал, что Яшке возражать бесполезно, да кроме того, и домик за поворотом, совсем рядом. Он пристроился между двух больших глыб и притянул к себе нетерпеливо рвущегося Волка.
   Завернув за поросший кустарником холм, Яшка увидел крышу "охотничьего домика". Прячась за листву, он пробрался вплотную и прислушался.
   Кроме жужжанья комаров, кваканья лягушек да тоскливого писка какой-то болотной пичужки, он не услышал ни одного звука, который мог бы ему подсказать, что домик обитаем.
   Тогда Яшка осторожно приблизился к крыльцу, недоумевая, что именно заставило Волка так настойчиво тянуть к этому месту. Он потянул ручку двери и очутился внутри домика. В первой комнате никого не было, но за то, что люди были здесь недавно, говорили очистки от колбасы, бутылка из-под вина и окурки, разбросанные по полу.
   Он поднял один окурок и опять без труда узнал все тот же сорт папирос с золотыми буквами, которые он дважды находил в "Графском".
   "Ого, - подумал он, - наши-то исследователи и здесь уже, кажется, успели побывать!" В соседней комнате лежала охапка сена. Тогда он заглянул в маленькую боковую комнату. Здесь он сразу наткнулся на ящик с какими-то инструментами и два неизвестных предмета, похожих немного на снаряды.
   "Что это все может означать? - подумал Яшка. - Э, да лучше, пожалуй, будет убраться отсюда подальше, а то, чего доброго, подумают еще, что я спереть что-либо прилез".
   И он шмыгнул обратно к крыльцу.
  
  

XVII

  
   А где же, в самом деле, был в это время Дергач?
   Отправившись, как обычно, вечером в подвал "Графского", к Волку, он вскоре заснул. Проснулся он опять от легкого рычанья собаки. На этот раз шум наверху был слышен совершенно отчетливо; он то усиливался, то стихал.
   Наконец шаги послышались в соседней с подвалом кладовой. В узенькую щель железной двери просочился свет от зажженной свечи. Кто-то зашаркал ногами по каменному полу, потом зашуршало брошенное на пол сено, и слышно было, как человек улегся на охапку отдохнуть.
   "Кого еще это принесло сюда?" - подумал Дергач. И, потрепав Волка, чтобы тот молчал, Дергач, прокравшись к двери, заглянул в щель.
   И хотя свеча тускло озаряла каменные своды кладовой, Дергач сразу узнал человека.
   - "Граф", - прошептал он, чувствуя дрожь в коленях, - "Граф" вернулся к себе в свое поместье, но зачем? Чего ему здесь надо? - Страшная мысль обожгла при этом Дергача...
   Вот почему он видел графа и Хряща на станции главной линии. Они сами направлялись в местечко, а он, Дергач, не нашел никакого места, куда убежать бы надежнее, как сюда же, в местечко. Ясно, раз граф здесь, то Хрящ где-нибудь неподалеку.
   Но что же делать сейчас? Волк еле сдерживается, чтобы не залаять, а граф и не собирается уходить. Может быть, он даже ночевать здесь останется? А на рассвете, если он заметит дверь, ведущую в подвал, и заглянет сюда? Тогда что? Тогда конец.
   Планы бегства из этой ловушки один за другим промелькнули в голове Дергача. Нет... ничего не выходит. Тогда он достал фотографию, вытащил огрызок карандаша, завалявшийся среди прочей мелочи в кармане, и в темноте наугад написал:
   "Яшка, я заперт... Хрящ здесь, в "Графском", скажи в милицию"...
   Дергач привязал фотографию к ошейнику, подтащил Волка к узенькому окну и просунул туда собачью голову.
   Волк не заставил себя упрашивать...
   Слышно было, как он бухнулся в воду и поплыл, направляясь к противоположному берегу.
   Дергач забился в угол, свернулся и закидал себя сеном. "Все-таки без собаки легче, - подумал он, - а то она обязательно выдала бы лаем".
   Несколькими минутами позже в соседнюю кладовую быстро вошел еще кто-то, и по голосу Дергач сразу узнал Хряща.
   - Граф, - сказал он отрывисто, - что-то неладно... Здесь где-то легавые... Я иду мимо пруда, слышу - бултых что-то от стенки. Гляжу, собака плывет; я к ней... подождал, пока она станет выбираться... осветил ее фонарем - гляжу, у ней к шее какой-то пакет привязан... Я уже выхватил револьвер, чтобы ее ухлопать, но она, как бешеная, рванулась в кусты и исчезла... Постой... собака упала в воду от этой стены... Погоди-ка, а куда ведет эта железная дверь?
   При этих словах Дергач еще больше съежился и почти что остановил дыхание.
   В соседней комнате о чем-то шепотом совещались.
   Потом вдруг дверь разом распахнулась. Сначала Дергач не разглядел никого. Но потом он увидел, что оба налетчика предусмотрительно улеглись на пол, очевидно, опасаясь, чтобы тотчас из раскрытой двери не бабахнул по ним выстрел. В руках у них были наганы.
   - Нет никого, - сказал граф.
   Однако Хрящ двумя прыжками очутился возле вороха сена, лежавшего в углу, и сильно пнул его ногою.
   Злорадный крик вырвался у него, когда он увидел перед собою сжавшегося в комочек Дергача:
   - А... так ты вот где... так ты следишь за нами... донесение кому-то с собакой послал, в милицию, что ли?.. Чья это была собака?..
   И Хрящ со всего размаху ударил Дергача. Тот зашатался и, делая отчаянную попытку если не оправдаться, то выиграть время, ответил:
   - Я не в милицию писал, а мальчишкам знакомым. Чтобы они завтра не приходили сюда, потому что здесь есть кто-то чужой. Это их собака, они здесь ее прятали.
   - А... я знаю... кто такие... - процедил Хрящ, обращаясь к графу. - Они на днях все время вертелись тут, около усадьбы. Один из них сын того самого сторожа... Ну, знаешь, какого... к которому я все за фотографией хожу...
   - Постой, - прервал его граф, - записка-то все-таки может в милицию попасть... Черт знает, что в ней этот змееныш написал. Ее надо вернуть во что бы то ни стало... иначе все дело может рухнуть... Собака, должно быть, до утра по двору бродить будет... Попробуй проберись во двор и убей ее... и сорви написанное на ошейнике... Это ведь не шутка... Мы еще ничего же не сделали...
   Хрящ ударил еще раз Дергача и сказал зло:
   - Вот еще, путайся теперь с собакой!.. Своего дела мало, что ли... Ну ладно... Останься здесь... Да свяжи руки этому гаденышу... И смотри будь начеку... В случае чего... стукнешь, а сам туда подашься... там и встретимся.
   И он исчез.
   Вернулся Хрящ часа через полтора. Он был разозлен, и правая рука его была вся в крови.
   - Проклятая собака! - сказал он. - Ее заперли в баню... Я пробрался туда, ударил ее ножом, но она, как остервенелая, впилась мне в руку... Тут содом поднялся, кто-то даже бабахнул мне вдогонку, да счастье мое, что мимо.
   - А записка?
   - Какая, к черту, записка! Там к ошейнику целая карточка подвешена была. Я рванул - половину сорвал, а половина там осталась. На, смотри...
   Граф посмотрел на поданный ему обрывок и крикнул:
   - Слушай, да ты знаешь, что это такое? Это-то а есть половина той самой фотографии, которая нам нужна; но только весь низ ее, который нам больше всего нужен, остался там... Как она попала к тебе? - спросил он, рванув Дергача за плечо.
   Дергач ответил.
   - Эх, ты! - ядовито сказал граф Хрящу. - Побоялся собачьего укуса. Ну что бы тебе ее всю сорвать! И все дело было бы кончено... А теперь что... весь участок оранжерей перерывать, что ли...
   - Эх, ты тоже хорош! - огрызнулся обозленный Хрящ. - Ваше сиятельство! Хозяин усадьбы - и не можете показать место, где пальма росла.
   - Дурак! Да когда нас мужичье из усадьбы выгнало, мне всего-то навсего двенадцать лет было.
   - А чья же это рожа на карточке?
   - Это старший брат мой. Я на него очень похож был. Да и вся наша семья схожа собой была, это у нас фамильные нос и подбородок... Ну, а что же теперь делать?
   Хрящ подумал и сказал:
   - Надо пока на всякий случай смотаться отсюда. Там переждем денек, а тогда видно будет.
   - А этого? - И граф мотнул головой, указывая на притаившегося в углу Дергача.
   - Этого мы тоже с собой возьмем. Я его еще сначала допрошу хорошенько, как и зачем он здесь очутился.
   Налетчики быстро выбрались наружу, и, подталкиваемый пинками, Дергач побрел по указываемой ему тропинке в лес.
   Одна из веток зацепила его фуражку и бросила ее на землю. Поднять ее Дергач не мог, потому что руки его были крепко связаны.
  
  

XVIII

  
   По инструментам, разбросанным на полу "охотничьего домика", в который был приведен Дергач, он понял, что налетчики прибыли сюда для какого-то серьезного дела.
   Его втолкнули в большую комнату, и он полетел в угол.
   Опомнившись немного, Дергач начал осматриваться. Его сразу же изумило то, что окно, выходящее наружу, было распахнуто и не имело решеток. Он просунул туда голову, но ночь, черная, непроглядная, скрыла очертания всех предметов.
   И сразу же Дергач задумал бежать. В полусгнившей раме вышибленного окна торчал небольшой осколок стекла.
   Прислонившись к подоконнику, он начал перетирать связывавшую его веревку об острый выступ, удивляясь в то же время, отчего это обыкновенно хитрый и предусмотрительный Хрящ сделал на этот раз такую оплошность и оставил его в помещении, из которого можно без особого труда убежать.
   Между тем в соседней комнате шла перебранка.
   - И дернул черт твоего папашу, - говорил Хрящ, - связаться с этой пальмой! Подумаешь, примета какая: сегодня была, а назавтра сгнила. Ну, взял бы хоть, как примету, камень какой... ну, хоть если не камень, то солидное дерево - липу либо дуб, а то пальму! И как у него не хватило сообразить, что не станут без него мужики эту пальму, как он, на каждую зиму в стекло обстраивать и пропадет она в первый же мороз!
   - Да кто же знал-то, - возражал граф. - Кто же тогда думал, что все это надолго и всерьез! Да не только отец, а никто из наших так не думал. Все рассчитывали, что продержится революция месяц... два... а там все опять пойдет по-старому. Ведь на белую армию как надеялись.
   - Вот и пронадеялись. Не станете же весь сад перекапывать! Тут тебя враз на подозрение возьмут. Это все надо быстро и незаметно - нашел место, выкопал, вскрыл и улепетывай... Я вот думаю, нельзя ли старика садовника в усадьбу вызвать... Пусть прямо покажет место, где росла пальма.
   - Опасно... догадаться может.
   - Нам бы он только показал, а там... - Тут Хрящ присвистнул.
   - Ну, а с этим что делать?
   И Дергач понял, что вопрос поставлен о нем.
   - С этим?.. А вот давай закусим немного да отдохнем, а там я допрошу его, да и головой в болото... У меня с ним счеты старые. Все равно из него толку не выйдет. Вот тогда со стремя убежал, скотина.
   "Дожидайся! - подумал Дергач, стряхивая с рун перерезанные веревки. - Только ты меня и видел!"
   Он осторожно взобрался на подоконник, собираясь прыгнуть вниз, как внезапно зашатался и судорожно вцепился руками за косяк рамы.
   Небо чуть-чуть посерело, звезды угасли, и при слабых вспышках предрассветной зарницы Дергач разглядел прямо под окном отвесный глубокий обрыв, внизу которого из-за густо разросшихся желтых кувшинок выглядывали проблески воды, покрывавшей кое-где вязкое, пахнущее гнилью болото.
   И только теперь понял Дергач, почему его оставили без присмотра в комнате с распахнутым окном, и только теперь почувствовал весь ужас своего положения.
   Но годы, проведенные в постоянной борьбе за существование, ночевки под мостами, опасные путешествия под вагонами и всевозможные препятствия, которые приходилось преодолевать за годы бродяжничества, не прошли для Дергача бесследно. Дергач не хотел еще сдаваться. Стоя на подоконнике, он начал осматриваться. И вот вверху, над окном, выходящим к обрыву, он заметил другое, маленькое окошко, ведущее на чердак. Но до него, даже став во весь рост, Дергач не смог бы дотянуться по крайней мере на полтора аршина.
   "Эх, если и так и этак лететь в трясину, - подумал, горько сжав губы, Дергач, - если и так и этак пропадать, то лучше все-таки попытаться".
   План его состоял в том, чтобы распахнуть половинку наружной рамы до отказа, взобраться на верхнюю Перекладину, ухватиться за выступ слухового окна и, пробравшись на чердак, бежать оттуда через выходную дверь.
   В другом месте Дергач проделал бы это без особенного труда - он был цепок, легок и гибок, - но здесь все дело было в том, что рама была очень ветха, слабо держалась на петлях и могла не выдержать тяжести мальчугана.
   Все же другого выхода не было.
   Дергач распахнул окно до отказа и затолкал какую-то деревяшку между подоконником и нижней петлей, чтобы окно не хлябало. Он заглянул вниз, и ему показалось, что черная пасть хищной трясины широко разинулась, ожидая момента, когда он сорвется. Он отвел глаза и больше не смотрел вниз.
   Потом с осторожностью циркового гимнаста, взвешивающего малейшее движение, он ступил ногою на нижнюю перекладину. Сразу же раздался легкий, но зловещий хруст, и рама чуть-чуть осела. Тогда, цепляясь за выступы неровно сложенной стены, стараясь насколько возможно уменьшить этим свою тяжесть, он поднялся на среднюю перекладину. Опять что-то хрустнуло, и несколько винтов вылетело из петель. Дергач закачался и, впившись пальцами в стену, замер, ожидая, что вот-вот он полетит вместе с рамою вниз.
   Теперь оставалось самое трудное: надо было занести ногу на верхнюю перекладину, разом оттолкнуться и ухватиться за выступ слухового окна, которое было уже почти рядом.
   Ноги Дергача напружинились, пальцы, готовые мертвой хваткой зацепиться за выступ, широко растопырились. "Ну, - подумал он, - пора!.."
   И он рванулся с быстротою змеи, почувствовавшей, что кто-то наступил ей на хвост. Раздался сильный треск, и сорванная толчком рама начала медленно падать, выдергивая своей тяжестью последние, еще не вылетевшие винты.
   И Дергач, заползающий уже в слуховое окно, услыхал, как она глухо плюхнулась в зачавкавшее болото.
   Выбравшись на чердак, Дергач бросился к выходной двери. Но едва только он толкнул дверь, как понял, что она закрыта снаружи на засов и он опять взаперти.
   Он лег тогда на пыльную земляную настилку... кажется, впервые за все годы беспризорности почувствовал, что слезы отчаяния вот-вот готовы брызнуть из его глаз.
   Между тем треск сорвавшейся рамы встревожил налетчиков. Внизу послышались голоса.
   - Он выбросился в окно, - говорил граф.
   - Он думал, наверно, что выплывет. Ну, оттуда не выплывешь! Чувствуешь, какая поднялась вонь? Это растревоженный болотный газ поднимается...
   - А как же теперь?
   - Что "как же"? Потонул, туда ему и дорога. Я же и сам после допроса хотел его по этому же пути отправить.
  
  

XIX

  
   Мало-помалу к Дергачу, понявшему, что налетчики его считают погибшим, начала возвращаться совсем было утраченная надежда на спасение.
   С рассветом Хрящ и граф исчезли куда-то. Дергач, воспользовавшись их отсутствием, испробовал все способы вырваться из своей темницы, но дверь была крепко заперта снаружи и не подавалась нисколько. Разобрать же крышу было тоже нечем.
   Прошел еще день. Дергач был голоден и измучен. За это время он съел только кусок хлеба, случайно оставшийся в кармане, да выпил две пригоршни воды, просачивавшейся через щель крыши во время ночного дождя.
   На третий день налетчики вернулись. Они были чем-то радостно возбуждены.
   - Главное, - рассказывал Хрящ, - старик показывает мне обрывок фотографии, а сам говорит: "Мальчишки изорвали, на траве только половину нашел". Я так чуть не подскочил. "Все равно, - говорю, - давайте хоть половину". И когда дал я ему обещанную пятерку, так он чуть не обалдел от радости.
   - Значит, сегодня!
   - Сегодня. Лошадь я уже достал... мы его вьюком нагрузим и перевезем сюда, затем ночью вскроем, и кончено.
   Вскоре оба ушли.
   "Сегодня они привезут что-то, вероятно, стальной ящик, и будут взламывать, - подумал Дергач, вспомнив про виденные им внизу инструменты. - А потом скроются... А я что? Неужели мне останется так пропасть с голоду?" И Дергач, совершенно обессиленный, лег на землю и, прикорнув, как мышонок, к серой пыли, впал в какое-то полузабытье.
   Опомнился он уже к вечеру, когда услышал внизу шаги. "Вернулись", - подумал он.
   Но шаги на этот раз были какие-то крадущиеся, неуверенные, точно кто-то посторонний тихонько, на цыпочках пробирается по комнатам.
   Дергач подполз к двери и заглянул в щель. У входа никого не было видно. Он подождал. Опять послышались шаги, и кто-то вышел на крыльцо, осторожно озираясь и, по-видимому, собираясь бежать прочь.
   - Яшка! - крикнул вдруг Дергач, зашатавшись. - Яшка! Я здесь... здесь, заперт на чердаке...
   Через минуту Яшка был уже около двери.
   - Дергач, - ответил он взволнованно, - здесь отпереть нельзя... огромный замок висит и весь заржавленный...
   Дергач походил на волчонка, только что запертого в клетку. Он дергал дверь, злился и кусал себе губы...
   - Скорее надо, они сейчас вернуться должны... Что, не выходит? Ну, достань тогда мне снизу веревку, я по старой дороге спущусь, а ты меня в окно втянешь...
   Яшка сбегал за веревкой и просунул ее Дергачу в щель двери... Веревка туго пролезала, и пока Дергач продергивал ее, коротко рассказывал Яшке про все, что случилось.
   - Ну, теперь... беги в боковую комнату и жди, как я начну спускаться... Постой!
   Ребята вздрогнули... Где-то невдалеке заржала лошадь...
   - Беги... - шепнул Дергач, - они возвращаются... Беги в милицию, скажи, что здесь взламывают ящик Хрящ и граф, бандиты... Скажи, что к рассвету будет уже поздно... Выручай, Яшка...
   И Яшка, скатившись с лестницы, врезался в кусты, не останавливаясь, махнул рукой притаившемуся Вальке... И, невзирая на ветви деревьев, больно хлещущих лицо, перепуганные ребята побежали к местечку.
  
  

XX

  
   Едва Дергач успел продернуть к себе через щель толстую веревку, как к домику подошли граф и Хрящ, державший узду навьюченной лошади.
   Тяжело топая ногами, налетчики внесли небольшой квадратный предмет в комнаты, и по тому, как тяжело стукнулось что-то об пол, Дергач догадался, что это несгораемый ящик.
   Затем в продолжение всей ночи внизу была слышна возня, скрип и какое-то шипенье, похожее на шум разожженного примуса.
   Очевидно, дело подвигалось медленно, потому что несколько раз снизу доносились отчаянные ругательства.
   Наступал рассвет, а помощь все не приходила. И теперь уже Дергача не столько занимала мысль о том, скоро ли ему придется выбраться, сколько, - сумеет ли прибыть вовремя милиция и захватить проклятого Хряща, прежде чем налетчики взломают ящик и скроются отсюда.
   Радостные восклицания, раздавшиеся снизу, подсказали Дергачу, что наконец-то ящик вскрыт.
   Последовало несколько минут молчания и торопливой возни. Внизу, наверно, рассматривали содержимое ящика.
   - Уф, жарко... Я взмок весь, - сказал Хрящ.
   - У меня тоже язык чуть не растрескался... Пойди на ключ, принеси воды.
   Но Хрящ, очевидно, по соображениям, казавшимся ему достаточно вескими, ответил:
   - Вот еще! Чего я один пойду... идем вместе... а потом сразу же, не теряя ни минуты, заберем все и смоемся, а то лошади, наверно, хватились уже...
   - Боишься, как бы я не забрал все да не убежал? - насмешливо спросил граф. - Ну ладно, пошли вдвоем пить.
   В щель Дергач увидел, как они поспешно направились к опушке и исчезли в кустах. "Сейчас вернутся, заберут все, что было в ящике, и исчезнут, - подумал Дергач. - И опять Хрящ будет на свободе, и опять вечно бойся и дрожи, как бы он не попался на твоем пути. Эх! Да чего же не идут наши-то!"
   И внезапно дерзкая мысль пришла в голову Дергачу.
   - А, Хрящ! - прошептал он. - Ты всегда только и знал, что бить да колотить меня, ты хотел сбросить меня в болото... Погоди же, Хрящ! Мы с тобой сейчас расквитаемся.
   Очевидно, какая-то горячка опьянила Дергача, потому что прежде он, трепетавший при одном упоминании имени Хряща, никогда бы не решился на такой рискованный поступок.
   Он быстро спустил веревку из слухового окна по отвесной стене... закрепил один конец за столб, поддерживавший крышу, и скользнул по веревке вниз. Очутившись на подоконнике боковой комнатки, он спрыгнул И, выбежав в соседнюю комнату, крепко захлопнул тяжелую дверь и задвинул ее на железный засов.
   "Попробуйте-ка, доберитесь сюда теперь!" - злорадно подумал он, оглядывая крепкие решетки выходящих к лесу окон.
   Ему видны были налетчики, возвращающиеся обратно.
   Он встал за дверью. На крыльце послышались шаги. Дверь вздрогнула. Вздрогнула еще раз.
   И тотчас же снаружи раздалось озлобленное и в то же время испуганное восклицание:
   - Что за черт! Там кто-то заперся.
   Тогда Дергач крикнул из-за двери с нескрываемым озлобленным торжеством:
   - Хрящ... ты, собака, хотел бросить меня в болото! Кидайся теперь сам туда от злости! Я не отопру тебе, и ты не получишь ничего из того, что есть в стальном ящике.
   Грохот выстрела, раздавшийся в ответ... и пуля, пронизавшая дверь, не смутили Дергача, ибо он предусмотрительно встал за каменный простенок.
   - Открывай лучше, собачий сын! - заревели в один голос граф и Хрящ. - Открывай, иначе все равно выломаем дверь!
   В ответ на это Дергач захохотал как-то неестественно громко от возбуждения.
   Он знал наверняка, что налетчики не могут голыми руками выломать дверь, потому что все их инструменты остались в домике. Ему важно было выиграть время и задержать бандитов, пока не придет помощь.
   Вдруг он упал камнем на пол, потому что граф, прокравшись с другой стороны, просунул руку с револьвером в решетчатое окно.
   Дергач подполз вплотную к стене. Рука графа корежилась, стараясь изогнуться настолько, чтобы достать пулей Дергача.
   Пуля пронизала пол на четверть от него. Граф через силу изогнул руку еще и опять выстрелил. Пуля подвинулась к Дергачу еще вершка на два. Но рука графа была не резиновая, и больше он не мог ее изогнуть. Тогда граф отскочил от окошка и забежал за угол, очевидно, надумав другой план.
   Воспользовавшись этим моментом, Дергач шмыгнул в боковую комнатку, окно которой выходило на болото.
   Здесь он был в сравнительной безопасности.
   - Но почему же наши не идут? - с беспокойством прошептал он. - Ведь очень-то долго я не смогу продержаться. Хрящ уж что-нибудь да выдумает...
   В том, что Хрящ уже что-то выдумал, он убедился через несколько минут, почувствовав запах гари.
   Он высунулся в соседнюю комнату и увидел, что на полу горят клочки набросанного через решетку сена. Он хотел затоптать, но тотчас же отскочил, потому что пуля ударилась в каменную стену, недалеко от его головы.
   "А ведь сожгут! - в страхе подумал Дергач. - Будут бросать сено, пока не загорится пол. Но почему же не идут на помощь милиционеры?"
   Очевидно, Хрящ хорошо знал, что делает. Среди аппаратов, привезенных налетчиками для взлома шкафа, находились горючие жидкости. Пламя, добравшись до них, забушевало сразу с удесятеренной силой, расплываясь по полу и распространяя тяжелый, удушливый дым.
   "Пропал! - подумал, задыхаясь, Дергач. - Пропал совсем". Дым лез в глаза, в нос, в горло. Голова Дергача закружилась, он зашатался и прислонился к стене.
   "Пропал совсем..." - подумал он еще раз, уже совсем теряя сознание.
   Колени его подкосились, и он упал, уже не услышав, как загрохотали по лесу выстрелы подоспевших и открывших огонь милиционеров.
  
  

XXI

  
   Проснулся Дергач в больнице. И первое, на что он обратил внимание, - это на окружающую его белизну. Белые стены, белые подушки, белые кровати. Женщина в белом халате подошла к нему и сказала:
   - Ну, вот и очнулся, милый! На-ко, выпей вот этого.
   И, слабо приподнимаясь на локте, Дергач спросил:
   - А где Хрящ?
   - Спи... спи... - отвечала ему белая женщина. - Будь спокоен.
   Словно сквозь сон видел Дергач какого-то человека в очках, взявшего его за руку.
   Было спокойно, тепло и тихо, а главное - все кругом такое белое, чистое. От черных лохмотьев и перепачканных сажей рук не осталось и следа.
   - Спи! - еще раз сказала ему женщина. - Скоро выздоровеешь и уже скоро теперь будешь дома.
   И Дергач - маленький бродяга, только огромными усилиями воли выбившийся с пути налетчиков на твердую дорогу, - закрыл глаза, повторяя чуть слышным шепотом: "Скоро дома".
   Через день Яшка и Валька были на свидании у Дергача. Оба они были одеты в огромные халаты, причесаны и умыты. Дергач улыбнулся им, кивнув худенькой, остриженной головой. Сначала все помолчали, не зная, как начать разговор в такой непривычной обстановке, потом Яшка сказал:
   - Дергач! Выздоравливай скорей. Граф арестован, он оказался настоящим графом. Они вырыли под пальмой ящик, спрятанный старым графом перед тем, как бежать к белым. В ящике много всякого добра было, но из-за тебя всё успели захватить наши милиционеры. Ты выходи скорей, все мальчишки будут табунами за тобой теперь ходить, потому что ты герой!
   - А Хрящ где?
   - Хрящ убит, когда отстреливался.
   - Дергач, - несмело сказал Валька, - а твоих домашних по объявлению разыскали. И тебе хлопочут пионеры билет. А Волк кланяется тебе тоже... Он очень любит тебя, Дергач.
   Дергач вздохнул. По его умытому, бледному еще лицу расплылась хорошая детская улыбка, и, закрывая глаза, он сказал радостно:
   - И как хорошо становится жить...
  
   1929
  
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   После выхода "Школы" Аркадий Гайдар окончательно определил

Другие авторы
  • Аскоченский Виктор Ипатьевич
  • Дитмар Карл Фон
  • Никитин Иван Саввич
  • Висковатов Павел Александрович
  • Бородин Николай Андреевич
  • Южаков Сергей Николаевич
  • Вербицкая Анастасия Николаевна
  • Годлевский Сигизмунд Фердинандович
  • Каменский Анатолий Павлович
  • Божидар
  • Другие произведения
  • Амосов Антон Александрович - Амосов А. А.: биографическая справка
  • Сухово-Кобылин Александр Васильевич - Смерть Тарелкина
  • Батюшков Федор Дмитриевич - Сон в Иванову ночь (Шекспира)
  • Подъячев Семен Павлович - Семейный разлад
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Русская беседа, собрание сочинений русских литераторов, издаваемое в пользу А. Ф. Смирдина. Том I
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Н. А. Некрасов как поэт города
  • Страхов Николай Николаевич - Описание Днепра у Гоголя
  • Крылов Иван Андреевич - Ник. Смирнов-Сокольский. Нави Волырк
  • Яковенко Валентин Иванович - Томас Карлейль. Его жизнь и литературная деятельность
  • Плеханов Георгий Валентинович - Рабочий класс и социал-демократическая интеллигенция
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (21.11.2012)
    Просмотров: 301 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа