Главная » Книги

Славутинский Степан Тимофеевич - Литовские предания и сказки

Славутинский Степан Тимофеевич - Литовские предания и сказки



Степан Славутинский.

Литовские предания и сказки

  
  
   О Вороне
   О Морозе
   О Морозе
  
   "Сказка - складка, песня - быль", говорит русская пословица. Но и в "сказке-складке", не смотря на то, что тут иногда слишком раздольно, смело и прихотливо разыгрывается народная фантазия, есть своя доля обще-человеческой правды: под фантастическими образами сказки скрывается все-таки осмысленный взгляд народа на действительность, - на окружающую его природу, на борьбу с нею, на быт свой, сложившийся под влиянием разных исторических и социальных условий. Для наблюдателя жизни народной должны иметь много значения и "сказки-складки" - плоды не одной же праздной фантазии, но и того осмысленного взгляда народа, о котором я упомянул выше.
   Случай доставил мне возможность собрать довольно много преданий и сказок литовских. Если редакции "Виленского Вестника" будет угодно, я сообщу на листах его все эти предания и сказки - и передам их в той безыскусственной форме, в которой они дошли до меня. В заключении же, постараюсь объяснить их, насколько смогу и сумею, указаниями на те стороны народной жизни, к которым они относятся.
  

I.

О Вороне

  
   Жил-был старый ворон и имел он троих сыновей. Раз, вздумал он переселиться с того берега моря, на котором жил с детьми, на другой берег. Вот, взял он одного из детенышей своих и переносит его в когтях, а над самой серединой моря спрашивает сына: "когда я состарюсь совсем и не станет у меня сил перелетать с одного берега на другой, будешь ли ты меня переносить, как я тебя переношу? - "Буду", - отвечал воронёнок. - "Нет, не будешь!" - возразил старый ворон. - "Буду", - повторил воронёнок. - "Нет, не будешь!" - каркнул ворон - и бросил сына в море.
   Воротился ворон на берег, где оставил других сыновей, взял еще одного детеныша в когти и переносит его над морем, а над самой серединой, опять спрашивает сына: "когда я состарюсь совсем и не станет у меня сил перелетать с одного берега на другой, будешь ли ты меня переносить, как я тебя переношу? - "Буду", - отвечал воронёнок. - "Нет, не будешь!" - возразил старый ворон. - "Буду", - повторил воронёнок. - "Нет, не будешь!" - каркнул ворон - и бросил другого сына в море.
   И воротился ворон еще раз на берег, где оставался его третий сын, берет он его - последнего - в когти и несет над морем, а над самой серединой, опять спрашивает сына: "Когда я состарюсь совсем и не станет у меня сил перелетать с одного берега на другой, будешь ли ты меня переносить, как я тебя переношу? - "Не буду", - отвечал воронёнок. - "Как? не будешь?" - переспросил ворон. - "Да не буду" - вновь отвечал воронёнок. - "А почему?" - "Потому, - отвечал сын - что когда ты совсем состаришься, у меня будут уже свои дети, и их я буду переносить с места на место, а не тебя." - "Правда твоя" - молвил старый ворон. - И этого сына он не кинул в море, а бережно перенес на другой берег.
  

II.

О Морозе

  
   Жил-был бедный крестьянин, имел жену и мать родную. Но умерла у него жена, а он взял да женился на другой. Принесла эта жена в дом к мужу богатое приданое, но привела с собою и свою мать родную. И были эти бабы злые-презлые. Напали они на старуху, мужнину мать, каждый день всячески ее обижали, а наконец жена пристала к мужу:
   - Коли хочешь со мной жить и добром хозяйничать, отвези - говорит: - свою старуху в темный лес. Пускай ее либо волки съедят, либо мороз заморозит до смерти!
   Бился-бился бедный крестьянин, - муж богатой жены, - долго отнекивался, но послушался-таки жены: взял мать свою родную, посадил на салазки, укрыл ее кое-как дырявой шубенкой, и, горько плача, отвез в темный лес, а там посадил старуху на пенек, жалобно простился с нею - да и воротился домой.
   А на ту пору зима стояла снежная и холодная. Сидит старуха, дрожит под дырявой шубенкой - уж очень холодно ей; но не столько ей тяжко от холода, сколько от тоски по доме родном, да и сына она много жалеет.
   Ночь настала; ярко звезды в небе загорелись - и вот едет, большим паном, мороз, едет, огромной дубиною по деревьям постукивает; едет, на старуху наехал.
   - А что, бабушка - крикнул - мороз! большой мороз!
   - Мороз, батюшка, - отвечала старуха: - мороз, чтоб Господь его благословил: его час, его пора.
   И снял мороз с своих плеч богатую шубу, укрыл ею старуху, - и дальше поехал, постукивая по деревьям дубиною.
   На другой день, ранехонько утром, не утерпел сын, бедный крестьянин, отправился в темный лес - разведать что сталось со старухой, его матерью, и, коли съели ее волки, либо мороз заморозил до-смерти, - похоронить ее сирые косточки в холодном снегу. Ан приезжает на место, - видит: сидит его старая мать, живехонька, инда-вспотела под богатою шубою, которую дал ей мороз.
   Очень обрадовался сын, что Бог сохранил его мать, взял ее тотчас же с собою и привез домой; и уж как удивились злые бабы, - жена с своею матерью, - глядя на старуху, живую, здоровую, веселую, да еще одетую в такую богатую шубу!
   И стали думать-раздумывать злые бабы, да и придумали.
   - Бери - говорит жена мужу-крестьянину: бери мою мать; вези ее на то же место, куда отвозил свою старуху: и моя старуха, наверное, получит такую же богатую шубу, а может, и лучше добудет.
   Старуха-теща о том же пристает, - просит - уж очень ей и шубы захотелося! - зять нисколько ни ей, ни жене не перечит: тотчас же отвез он тещу в темный лес, на пенек ее усадил, да попрощавшись с нею наскоро, воротился домой.
   Настала ночь; ярко звезды в небе загорелись. И вот пошел страшный треск по лесу: едет, большим паном, мороз, стучит сердито по деревьям огромной дубиною; едет, наехал опять на старуху, но уже на другую.
   - Что, бабушка - крикнул он ей: - мороз! большой мороз!
   - А мороз, чтоб чорт его взял! - отвечала злая баба.
   И ударил ее мороз, со всего размаха, дубиною да и убил сразу на месте.
   На другой день, ранехонько утром, едет крестьянская жена в темный лес, - думает найти мать свою живою, веселою и в шубе богатой; ан приехала - глядь: лежит мать ее на холодном снегу, мертвая, почернелая, и все косточки у ней переломаны.
  

III.

О Морозе

  
   Жил-был старый мороз, имел сына молодого, да и хвастлив же был этот сынок. Раз, думает сынок-морозец: "стар стал отец, плохо дело свое делает, а я-то, молодой и сильный, уж гораздо получше его смогу это дело сделать."
   Вот, едет к обедни, в костел, толстый пан, в большой шубе. - "Ну, - думает морозец: докажу-ка я на этом пане всю свою силу: старик-то мой ни за что бы его не пронял, а я так пройму!".
   И точно: пронял морозец пана; морозил его по дороге в костел, морозил еще пуще на возвратном пути, и до того дошло, что, по приезде домой, пан тотчас же Богу душу отдал.
   Расхвастался морозец перед отцом. - "Вот такого бы пана да в такой шубе ты ни за что не заморозил бы, а я его донял!"
   - "Хорошо, - отвечает старый мороз: но, ведь, ты заморозил пана, хоть и был он очень толст, хоть и был он в большой шубе; а вон - смотри - едет тощий мужик, в дырявой шубенке, в лес дрова рубить: попруй-ка его заморозить."
   Полетел морозец свое дело делать, напал на мужика всей своей силою, то с того, то с другого бока его пронимает, и чем больше старается так-то, тем сильнее мужик топором действует, рубит да рубит. Устал, наконец, морозец. - "Ну, - думает: - постой же, проберу я тебя, как ты домой будешь возвращаться" - да и забрался в мужичьи рукавицы, которые на возу лежали, так их заморозил, что и пальца в них просунуть нельзя было.
   Схватил мужик рукавицы, а как увидал, что их надеть нельзя - давай отбивать их обухом топора - и помял он бока морозцу важно, так, что тот, насилу, чуть жив убрался.
   Много смеялся старый мороз, увидав своего сына, с сильно-помятыми боками.
  

С. Славутинский

    
   С. Славутинский. Литовския предания и сказки // Виленский вестник. 1868. No 20, февраля.
    
   Подготовка текста Ольга Минайлова, 2006.
  

Другие авторы
  • Брянчанинов Анатолий Александрович
  • Кольцов Алексей Васильевич
  • Полевой Петр Николаевич
  • Джунковский Владимир Фёдорович
  • Федотов Павел Андреевич
  • Помяловский Николай Герасимович
  • Леонтьев Константин Николаевич
  • Михаловский Дмитрий Лаврентьевич
  • Клейнмихель Мария Эдуардовна
  • Тучков Сергей Алексеевич
  • Другие произведения
  • Качалов Василий Иванович - Из писем
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Дневник провинциала в Петербурге
  • Боцяновский Владимир Феофилович - (Предисловие к воспоминаниям Н. П. Брусилова)
  • Губер Борис Андреевич - Мертвецы
  • Миллер Орест Федорович - Основы учения первоначальных Славянофилов
  • Белый Андрей - (Дополнения к "Петербургу")
  • Дживелегов Алексей Карпович - Филипп V Длинный
  • Куприн Александр Иванович - Царицынское пожарище
  • Страхов Николай Николаевич - Заметки о текущей литературе
  • Васильев Павел Николаевич - Дорога
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 282 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа