Главная » Книги

Пржевальский Николай Михайлович - И. В. Козлов. Великий путешественник

Пржевальский Николай Михайлович - И. В. Козлов. Великий путешественник


1 2 3 4 5


Иннокентий Варфоломеевич Козлов

Великий путешественник

  

Жизнь и деятельность Н. М. Пржевальского, первого исследователя природы Центральной Азии

  
  

Редакция географической литературы

Рецензенты А. Н. Жилкин и Э. М. Мурзаев

  

СОДЕРЖАНИЕ:

  
   ВО ИМЯ НАУКИ, ДЛЯ СЛАВЫ РОДИНЫ
   СЫН СМОЛЕНЩИНЫ
   ПЕРВАЯ ПРОБА СИЛ
   НАЧАЛО ВЕЛИКИХ СТРАНСТВИЙ
   МЕЖДУ ДВУМЯ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИМИ ЭКСПЕДИЦИЯМИ
   ПРЕРВАННОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ
   ПЕРВАЯ ТИБЕТСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
   НА ОЗЕРЕ САПШО
   ВТОРАЯ ТИБЕТСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ
   В ЗЕНИТЕ СЛАВЫ
   К ОЗЕРУ ИССЫК-КУЛЬ. БОЛЕЗНЬ И КОНЧИНА
   ПАМЯТЬ О Н. М. ПРЖЕВАЛЬСКОМ
   КЛАССИК ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ НАУКИ
  

ВО ИМЯ НАУКИ, ДЛЯ СЛАВЫ РОДИНЫ

  
  
   Среди исследователей природы Земли Николай Михайлович Пржевальский занимает особое место. В нем сочетались и первопроходец, открывавший неведомые для науки земли, и географ-исследователь, изучавший во всем комплексе посещенные территории, и талантливый писатель, создавший яркие всесторонние описания тех мест, где проходили маршруты его экспедиций.
   Пржевальский был исключительно одаренным человеком. Он обладал крепким здоровьем, физической силой, решительным и твердым характером, острой наблюдательностью и прекрасной памятью, то есть всеми теми качествами, какие, по его собственным словам, необходимы путешественнику. К тому же он был неутомимым ходоком, страстным охотником и отличным стрелком. Сочетание таких качеств и позволило Пржевальскому достичь исключительных успехов в изучении неизведанных просторов Центральной Азии.
   Нам, живущим в последней четверти XX в., нередко кажется, что на Земле все давным-давно открыто и исследовано, что изучать осталось только космос. И мы совсем забываем, что территориальные открытия совершались не только в эпоху Великих географических открытий, но и на протяжении всей истории человечества, включая и XIX, и XX вв.
   В истории географических открытий XIX век выделяется исключительно большим количеством экспедиций в самые разные части света и, главное, переходом от открытий и описаний новых территорий к их научному исследованию.
   В России важнейшую роль в организации научных экспедиций играло Русское географическое общество. Созданное в 1845 г. по инициативе крупнейших ученых страны, оно ставило своей главной задачей изучение Отечества, а также "познание в географическом отношении других стран земли, преимущественно же сопредельных России".
   Н. М. Пржевальский появился в Географическом обществе со своим предложением об исследованиях Центральной Азии как раз в то время, когда стала очевидной необходимость изучения и соседних с Россией стран - их природных богатств, путей сообщения, населения, государственного устройства. Руководители Географического общества, в первую очередь Петр Петрович Семенов (впоследствии Семенов-Тян-Шанский), определили Пржевальского как энергичного исследователя. А после его успешного путешествия по Уссурийскому краю они оказывали ему активнейшую поддержку в организации экспедиций в Центральную Азию, которая в то время была настоящим "белым пятном" на карте мира.
   Английский ученый Дж. Бейкер писал: "Своим исследованием Центральная Азия обязана главным образом русским, шедшим через Тянь-Шань, Памир и Монголию, и англичанам, проникшим в нее со стороны Индии через Каракорумскую группу гор или через Тибетское плато". Исследование Азии началось в 1857 г. с путешествия Семенова по Тянь-Шаню и Шлагинтвейта в Яркенд. Характерной чертой для XIX в. является скорее большое число исследовательских экспедиций, чем из ряда вон выходящее значение какой-либо одной из них. Однако имя одного из исследователей, а именно Пржевальского, выделяется среди других. Его путешествия, начавшиеся в 1871 г. и оборвавшиеся с его смертью в 1888 г., в корне изменили карту Центральной Азии. Его деятельность требует особого рассмотрения, и ее можно считать поворотным пунктом во всей истории исследований этого района.
   Среди других исследователей Центральной Азии Пржевальского выделяет то, что он был первым и, пожалуй, самым отважным и упорным. Во главе горстки русских людей он впервые исследовал обширные пустыни Внутренней Азии и высочайшие хребты Тибета, совершив с 1870 по 1885 г. четыре Центральноазиатских экспедиции. Путешествиями, принесшими ценнейшие для науки сведения, Пржевальский навсегда прославил и свое имя и имя своей родины. Во многом благодаря экспедициям Пржевальского русская географическая наука завоевала большой авторитет во всем мире.
   П. П. Семенов в капитальном труде "История полувековой деятельности Русского географического общества" подчеркнул, что путешествия Пржевальского - это целая эпоха в развитии географической науки и один из периодов истории Географического общества, который он так и назвал - "Период экспедиций Н. М. Пржевальского".
   Путешествия Пржевальского проходили в трудных природных условиях. За все добытые научные трофеи приходилось расплачиваться ценой лишений и невзгод. Затрудняла работу экспедиций и сложная политическая обстановка, царившая в Китае.
   После англо-франко-китайской войны 1856 - 1860 гг. китайское правительство открыло доступ в страну иностранцам. Однако оно все же боялось проникновения их и старалось помешать этому. К тому же вследствие тяжелого экономического положения во многих частях Китая то и дело вспыхивали восстания, что, естественно, делало опасным передвижение по стране. Первые два центральноазиатских путешествия Пржевальского как раз проходили по местам, охваченным восстанием мусульманских меньшинств (так называемое дунганское восстание 1862 - 1877 гг.). Только выдержка, твердость характера и бесстрашие помогали Пржевальскому без столкновений миновать опасные места.
   В пути случались иной раз стычки с бандами разбойников, занимавшихся грабежами караванов. Однако с местным населением, если оно не было заранее специально настроено против путешественников, Пржевальский благодаря свойственному ему дружелюбию быстро устанавливал дружеские отношения.
   Экспедиции, изучавшие Центральную Азию в последней трети XIX в., возглавлялись, как правило, военными. Этим гарантировались и безопасность путешествий, и материальная поддержка экспедиций не только Географическим обществом, но и военным министерством.
   Прекрасный организатор, Н. М. Пржевальский считал необходимыми условиями успеха экспедиций беспрекословное подчинение всех участников воле руководителя, строжайшую дисциплину, отличное владение оружием. Подбирая себе помощников, Пржевальский обязывал тех из них, которые не были военными, определяться в какой-либо полк, а оттуда их уже командировали в состав экспедиции.
   В целом все экспедиции Н. М. Пржевальского носили научный характер. Лучшее тому подтверждение - собранные материалы, отчеты о путешествиях. Путешествия Пржевальского совершались во имя науки и для славы Родины. Родина и наука - это были те слова, с которыми Николай Михайлович обращался к подчиненным в трудные минуты, воодушевляя их на подвиг - продолжить путешествие. Сторонник суровой дисциплины, Пржевальский в то же время очень заботливо и справедливо относился к подчиненным. За время всех путешествий он не потерял ни одного человека. Велика была и преданность спутников своему начальнику, что подтверждает сердечность отношений между ними.
   Поставив себе труднейшую задачу - исследовать неведомые просторы Центральной Азии, Н. М. Пржевальский с исключительной энергией и целеустремленностью подготовил себя к экспедициям - стал широко образованным географом, зоологом, препаратором, метеорологом. Во имя осуществления поставленной цели, во имя науки он отказался от всего личного. Его жизнь - пример беззаветного служения долгу, своей стране, пример упорного, неустанного труда. Как образно сказал один из исследователей трудов Н. М. Пржевальского, "подобно тому, как при имени Пушкина нас сразу же осеняет мысль о великом национальном поэте, а при имени Глинки - о национальном композиторе, в имени Пржевальского мы видим прежде всего великого русского путешественника".*
   _______________
   * П о м е р а н ц е в П. Николай Михайлович Пржевальский. - Известия ВГО, т. 72. вып. 4 - 5, 1940, с. 474.
  
  

СЫН СМОЛЕНЩИНЫ

  
   Смоленская земля была родиной многих знаменитых людей. Здесь родились поэт-декабрист Ф. Н. Глинка и основоположник русской классической музыки М. И. Глинка, знаменитый почвовед и географ В. В. Докучаев, путешественник-исследователь Средней Азии П. К. Козлов, выдающийся скульптор XX в. С. Т. Коненков, писатель-фантаст А. Р. Беляев. Смоленщина дала целую плеяду замечательных советских поэтов - М. В. Исаковского, А. Т. Твардовского, Н. И. Рыленкова. Смоленская земля - родина первого человека, совершившего полет в космос, - Ю. А. Гагарина.
   Среди самых знаменитых и талантливых людей Смоленщины сияет и имя выдающегося русского путешественника Николая Михайловича Пржевальского.
   Свой род Пржевальские вели от запорожского казака Корнилы Анисимовича Паровальского, жившего в XVI в. Этот казак поступил на польскую военную службу и принял фамилию Пржевальский. В 1581 г. он был возведен в дворянское достоинство. Дед Н. М. Пржевальского - Казимир Пржевальский воспитывался в иезуитской школе в Полоцке, но бежал из нее и, приняв православную веру, стал именоваться Кузьмой Фомичом. Один из двух сыновей Кузьмы Фомича - Михаил после увольнения с военной службы в чине штабс-капитана поселился в 1833 г. у отца - управляющего имением помещика Палибина.
   Недалеко от имения Палибина, в деревне Кимборово, жил помещик Алексей Степанович Каретников - человек необычной судьбы. Будучи от рождения "дворовым человеком", то есть безземельным крепостным, он, попав в рекруты, так отличился на военной службе, что получил вольную, офицерский чин и даже дворянское достоинство. После увольнения из армии А. С. Каретников составил себе на гражданской службе небольшое состояние и приобрел в Смоленской губернии сельцо Кимборово, в 42 км юго-восточнее Смоленска (ныне в Починковском районе Смоленской области). Нередко в Кимборово приезжал и молодой М. К. Пржевальский. Со временем поездки его становились все чаще. Михаил Кузьмич полюбил дочь Каретникова - Елену Алексеевну. Чувство оказалось взаимным. В 1838 г. они вступили в брак, а 31 марта 1839 г. у них родился первенец - Николай, будущий путешественник.
   В 1840 г. Каретников выделил в наследство дочери домик в лесу, в полутора километрах от Кимборова, куда молодые и переселились. К 1843 г. был построен новый дом. Усадьбу назвали "Отрадное". Здесь и прошли первые годы детства Н. М. Пржевальского.
   Михаил Кузьмич скончался от болезни легких в 1846 г., на сорок втором году жизни, оставив на руках жены трех сыновей и дочь. Елена Алексеевна была женщина умная, довольно строгая, но справедливая. Хозяйство она содержала в порядке, но жила очень скромно. В 1854 г. Елена Алексеевна вступила во второй брак - с Иваном Демьяновичем Толпыго, служащим Смоленской палаты государственных имуществ. У них были дочь и двое сыновей. И. Д. Толпыго хорошо относился к своим приемным детям, был им настоящим другом.
   Решающий голос в семье имела Елена Алексеевна. Для детей она была первой учительницей. За шалости нередко наказывала розгами, хотя в общем-то дети пользовались большой свободой. "Рос я в деревне дикарем, - вспоминает Николай Михайлович, - воспитание было самое спартанское: я мог выходить из дому во всякую погоду и рано пристрастился к охоте. Сначала стрелял я из игрушечного ружья желудями, потом из лука, а лет двенадцати я получил настоящее ружье"*.
   _______________
   * П р е ж е в а л ь с к и й Н. М. Автобиографический рассказ. - Известия ВГО, т. 72, вып. 4 - 5, 1940, с. 478.
  
   Большое влияние на Н. М. Пржевальского в детстве оказывали не только мать, но также и няня Ольга Макарьевна, и дядя, брат матери - Павел Алексеевич Каретников. Няня, или, как ее называет Пржевальский, мамка, часто рассказывала детям сказки. Детская привязанность к няне перешла у Николая Михайловича в безграничное доверие на всю жизнь. Она до конца своих дней была в его доме ключницей, экономкой и главной помощницей по хозяйству.
   Павел же Алексеевич гулял с мальчиками, с четырех-пяти лет стал обучать их грамоте и французскому языку, а позже приучил к охоте. Николай очень дружил со средним братом - Володей, старше которого был всего на год. Володя прислушивался, как учат Николая, и сам в четыре года выучился читать. Для обучения мальчиков приглашались и различные учителя.
   Лет с восьми Николай уже жадно читал все, что попадалось под руку. Особенно большое впечатление производили на него рассказы о путешествиях.
   После домашнего обучения Николай и Володя в 1849 г. поступили в Смоленскую гимназию, причем сразу во второй класс.
   Воспитанное с ранних лет трудолюбие, прекрасные способности и исключительная память выдвинули Н. Пржевальского в число первых учеников. Хотя он среди своих одноклассников был одним из самых младших, но благодаря силе и удали вскоре стал вожаком своего класса.
   Жили братья в Смоленске, в маленькой квартирке на Армянской улице (ныне Садовая). За ними присматривали дворовый человек Игнат и кухарка, сестра няни. На каникулы мальчики приезжали в "Отрадное" и обычно поселялись вместе с дядей Павлом Алексеевичем в отдельном флигеле. Во флигеле они, собственно, только ночевали. Дни напролет проводили все вместе в лесу или на рыбалке. В двенадцать лет, когда Николаю подарили отцовское ружье, он убил первую лисицу и, счастливый, преподнес ее матери.
   Охотничьи вылазки закаляли здоровье, развивали наблюдательность. Можно сказать, что в смоленских лесах и болотах он постигал те навыки общения с природой, которые пригодились ему во время будущих странствий. Тесное общение с природой оказывало и огромное влияние на формирование душевных качеств. Об этом великолепно сказал крупнейший русский географ, многолетний руководитель Русского географического общества П. П. Семенов-Тян-Шанский:
   "Всему высокому, всему прекрасному научился богато одаренный юноша в лоне матери-природы; ее непосредственному влиянию обязан он и нравственною чистотою и детскою простотою своей прекрасной души, и тонкою наблюдательностью своего ума, и своею неутомимою силою и энергиею в борьбе с физическими и духовными препятствиями, и замечательным здоровьем души и тела, и беспредельною своею преданностью науке и отечеству. В течение всей дальнейшей своей жизни Н. М. Пржевальский не разорвал своей связи с своею смоленскою родиною, с тем дорогим ему уголком земли, где прошло его беззаботное детство, где природа в юношеские его годы выработала из него, почти без посторонней помощи, все то, что сделало его одним из самых выдающихся деятелей своего времени и своего Отечества"*.
   _______________
   * Памяти Николая Михайловича Пржевальского, Спб., 1890, с. 15 - 16.
  
   Учение в гимназии шло хорошо, хотя Пржевальского чуть было из нее не исключили. Подбор учителей в гимназии был плохим. И вот однажды в шестом классе один из преподавателей особенно досадил ученикам. Тогда они решили уничтожить журнал, в котором ставились отметки. По жребию совершить этот "поджог" выпало на долю Н. Пржевальского. Он стащил журнал и бросил его в Днепр. За это весь класс посадили в карцер, пока не объявится виновный. На четвертый день, чтобы не страдали товарищи, Николай признался в проступке. Решено было исключить его из гимназии. Мать, узнав о случившемся, уговорила гимназическое начальство, чтобы сына не исключали, а хорошенько высекли. И, хотя учеников шестого класса сечь не полагалось, Пржевальского выпороли, но в гимназии оставили.
   "Вообще розог немало мне досталось в ранней юности, - вспоминал Пржевальский, - потому что я был препорядочный сорванец, так что бывшие в гостях деревенские соседи обыкновенно советовали моей матери отправить меня, со временем, на Кавказ, на службу"*.
   _______________
   * П р ж е в а л ь с к и й Н. М. Автобиографический рассказ, с. 478.
  
   Когда Н. Пржевальский учился в шестом классе, началась Крымская война. Рассказы и сообщения о героических защитниках Севастополя, чтение патриотических книг привели его к решению поступить на военную службу. Сказались, вероятно, и семейные традиции. Поэтому, окончив в 1855 г. с отличием гимназию, Пржевальский подал прошение о зачислении его в полк.
   Назначения на службу пришлось ждать все лето. Оно быстро пронеслось в занятиях охотой, рыбной ловлей, в поездках верхом на лошадях. В конце августа начались сборы в дорогу. В Москву поехали вдвоем: Коля - на военную службу, Володя - поступать в университет.
   И вот юный Николай Пржевальский, привыкший к вольной жизни, попал в армейскую обстановку. Он был принят унтер-офицером в Рязанский пехотный полк. Вскоре полк из Москвы выступил в поход через Калугу в Белев, где Пржевальский попал в особую юнкерскую команду.
   На 16-летнего юношу полковая жизнь произвела гнетущее впечатление. Бессмысленная разгульная жизнь офицеров, их жестокое обращение с солдатами привели к разочарованию в армейской службе. Он писал впоследствии, что пять лет, проведенных в полку, совершенно изменили его прежние взгляды на жизнь и людей.
   В ноябре 1856 г. Пржевальского произвели в прапорщики и перевели в Полоцкий полк, который стоял в Смоленской губернии. Офицеры и здесь предавались кутежам, игре в карты, заставляли солдат воровать продовольствие у местного населения. Пржевальский не без увлечения играл в карты, однако пить отказывался категорически. Ротный командир, отъявленный пьяница, заставляя его пить, уговаривал, стыдил, грозил, но, натолкнувшись на твердый отказ, сказал: "Из тебя, брат, прок будет!"
   Свою неудовлетворенность военной службой Пржевальский компенсировал чтением книг, охотой, сбором растений тех мест, где он бывал.
   За годы службы в полку Пржевальский ясно осознал, что надо избрать другое поле деятельности, где бы труд и время не пропадали даром. Детская мечта о путешествиях превращается в цель жизни. Путешествовать, исследовать никому еще неведомые страны - вот чему стоит посвятить жизнь!
   В то время многие европейские путешественники занимались исследованием Африки. Об их экспедициях и открытиях печатались отчеты в газетах, выходили книги. И Н. М. Пржевальский тоже сначала задумал поехать в Африку. Но в 1856 - 1857 гг. Петр Петрович Семенов открыл для науки огромную горную страну Тянь-Шань, лежащую на южной границе России. А что за Тянь-Шанем, во Внутренней Азии? Это была неведомая для европейцев огромная страна. Пржевальский загорелся желанием исследовать ее. Эта цель была более реальной, чем исследования в Африке. Попасть во Внутреннюю Азию, конечно, легче всего из Сибири. И Пржевальский подает начальству просьбу о переводе его на Амур. Однако вместо ответа его сажают под арест на трое суток. Он приходит к убеждению, что порвать с полковой службой можно, поступив в Академию Генерального штаба армии, получив высшее военное образование.
   В 1860 г. Полоцкий полк переводят в Волынскую губернию, в город Кременец. Здесь Пржевальский прожил одиннадцать месяцев, усиленно готовясь к экзаменам в академию и в то же время изучая труды по ботанике, зоологии, географии, пополняя свой багаж будущего исследователя природы. Свободное от занятий время он посвящал охоте, знакомству с живописными окрестностями города, в первую очередь с Кременецкими горами - отрогами Карпат.
   Наконец в августе 1861 г. Николай Михайлович едет в Петербург, в Академию Генштаба. Экзамены сданы на отлично. Опостылевшая армейская служба позади.
   При переходе на второй курс Пржевальский написал работу "Военно-географическое обозрение Приамурского края". Выбор темы был не случаен. Николай Михайлович уже длительное время изучал литературу по географии Азии, особенно интересуясь мало изученными территориями, в частности Дальним Востоком. Недаром в Полоцком полку он подавал прошение о переводе на Амур. При составлении описания Приамурского края пригодились его знания по разным наукам, умение ориентироваться в литературных источниках, логически излагать свои мысли. Свою первую научную географическую работу Пржевальский выполнил столь хорошо, что за нее Русское географическое общество в феврале 1864 г. избрало его своим действительным членом.
   В академии Пржевальский пробыл всего полтора года, так как в связи с восстанием в Польше в мае 1863 г. состоялся досрочный выпуск слушателей. Николай Михайлович получил чин поручика и отправился снова в Полоцкий полк. Здесь он прослужил десять месяцев. Свободного времени у него было много, и он возобновил усиленные занятия по зоологии, ботанике, географии, чтобы лучше подготовиться к будущим исследованиям, мысли о которых он не оставлял.
   Стремясь применить свои познания в географии и в то же время иметь больше возможностей для углубленного изучения дисциплин, необходимых путешественнику-исследователю, Пржевальский решает перейти на работу в какое-нибудь военное учебное заведение.
   По ходатайству друзей из Академии Генштаба его в конце 1864 г. назначают в Варшавское юнкерское училище дежурным офицером и преподавателем истории и географии. В своей автобиографии он пишет: "Здесь в течение двух лет и нескольких месяцев я в уверенности, что рано или поздно, но осуществлю заветную мечту о путешествии, усиленно изучал ботанику, зоологию, физическую географию и пр., а в летнее время ездил к себе в деревню, где, продолжая те же занятия, составлял гербарий. В то же время читал я публичные лекции в училище по истории географических открытий трех последних веков и написал учебник географии для юнкеров... Вставал я очень рано и почти все время, свободное от лекций, сидел за книгами, так как, подав прошение о назначении меня в Восточную Сибирь, уже наметил план своего будущего путешествия"*.
   _______________
   * П р ж е в а л ь с к и й Н. М. Автобиографический рассказ, с. 481.
  
   Пржевальский оказался прекрасным лектором. Он мог цитировать на память обширные выдержки из трудов классиков науки. Вскоре он завоевал симпатии слушателей, особенно своими лекциями по истории географических открытий.
   В Варшаве Николаю Михайловичу посчастливилось познакомиться с известным зоологом В. И. Тачановским, у которого он научился умело препарировать птиц и набивать чучела. Это оказалось очень ценным впоследствии для сбора и хранения зоологических коллекций.
   Только в субботние вечера позволял себе Николай Михайлович отдых от занятий. Дома у него обычно собирались преподаватели юнкерского училища, студенты естественного факультета университета, профессора. Обладая огромной эрудицией, Николай Михайлович, как правило, захватывал инициативу в разговорах. Он увлекался, развивая какую-нибудь мысль, и увлекал других.
   В конце 1866 г. состоялось назначение Пржевальского в штаб Восточно-Сибирского военного округа в Иркутске и одновременно зачисление офицером Генерального штаба. Для получения необходимых инструкций Пржевальский в середине января 1867 г. едет из Варшавы в Петербург, Там он рассчитывает побывать в Географическом обществе и убедить его руководство снарядить экспедицию в Центральную Азию под его начальством. Молодой штабс-капитан был уверен в своих силах и стремился отдать их на пользу науке.
   В конце января 1867 г. Пржевальский впервые встретился с П. П. Семеновым, возглавлявшим в то время в Географическом обществе отделение физической географии. Петр Петрович радушно встретил начинающего исследователя. Он и сам примерно в этом же возрасте совершил десять лет назад свое путешествие в Тянь-Шань. П. П. Семенов уверился в предприимчивости Пржевальского, его энергии, преданности намеченному делу. Однако он прямо высказал молодому офицеру, что Совет Географического общества едва ли решится поручить экспедицию в Центральную Азию человеку, еще ничем себя не зарекомендовавшему. Зная и высоко ценя работу Пржевальского по Приамурью, П. П. Семенов посоветовал будущему путешественнику испробовать свои силы на обследовании мало изученного Уссурийского края. При этом П. П. Семенов обещал Н. М. Пржевальскому, что если тот справится с поставленной задачей, то он будет всячески способствовать снаряжению экспедиции в Центральную Азию.
   С рекомендательными письмами к генерал-губернатору Восточной Сибири, а также председателю Сибирского отдела Русского географического общества Пржевальский выехал в Иркутск.
  
  

ПЕРВАЯ ПРОБА СИЛ

  
   Уже сама поездка к месту нового назначения - в далекую Сибирь, в Иркутск, была большим событием для Пржевальского. Сибирского железнодорожного пути еще не было. И всю Сибирь он пересек на почтовых. "Сибирь совсем меня поразила: дикость, ширь, свобода бесконечно мне понравились", - писал Пржевальский в своей автобиографии*.
   _______________
   * П р ж е в а л ь с к и й Н. М. Автобиографический рассказ, с. 482.
  
   Прибыв в начале апреля 1867 г. в Иркутск, Пржевальский благодаря письмам П. П. Семенова был радушно принят и в Сибирском отделении Географического общества, и начальником штаба здешних войск генерал-майором Кукелем. Последний обещал Пржевальскому вскоре устроить командировку в Уссурийский край - по его выражению, "наиболее интересную часть наших амурских владений". Служебная цель командировки состояла в различных статистических обследованиях, главным образом населения, обитавшего вдоль реки Уссури. Наряду с этим Пржевальский мог изучать природу края и вести посильные этнографические исследования.
   Н. М. Пржевальский был хорошо подготовлен к путешествию и как географ, и как зоолог, и как ботаник. Составляя описание Амурского края, он тщательно изучил его растения и животных, поэтому легко мог определить, встречается ли то или иное из них и в европейской части страны, или оно местное.
   В Иркутске Пржевальский продолжал усиленно готовиться к экспедиции. Целые дни он просиживал в библиотеке Сибирского отделения Географического общества, знакомясь с опубликованной литературой и рукописями, относящимися к Уссурийскому краю. Он выяснил, кто из исследователей там уже побывал, в каких местах, что нового уже открыл. Прочитав все, что имелось об Уссурийском крае, Пржевальский составил памятную книжку-справочник.
   Большой заботой было найти надежного помощника. Одному отстреливать животных и их препарировать, собирать растения и их засушивать, а кроме того, вести метеорологические наблюдения, прокладывать маршрут, описывать саму местность, не говоря уже о выполнении служебных обязанностей, конечно, было совершенно невозможно. Когда Николай Михайлович отправлялся в Иркутск, он взял с собой из Польши препаратора. Но, убоявшись такой дали и трудностей длительного путешествия, тот из Иркутска уехал. В помощники себе Пржевальский намеревался подобрать молодого человека крепкого здоровья, смышленого, горевшего желанием поехать отнюдь не из-за денег, а по увлечению, чтобы увидеть новые неизведанные края. Выбор пал на шестнадцатилетнего воспитанника иркутской гимназии Николая Ягунова, сына ссыльного польского повстанца. Николай Михайлович обучил Ягунова мастерству препаратора, составлению гербария, и юноша был ему деятельным и усердным помощником во время путешествия. Вторым спутником Пржевальского стал казак Николаев.
   Что касается снаряжения экспедиции, то научное оборудование состояло всего-навсего из термометра, компаса и маршрутных карт. Не было даже барометра. Единственно, чего было вдоволь, - это дроби и пороху. Дроби Пржевальский взял с собой четыре пуда. И это было необходимо. Охота не только давала материал для зоологической коллекции, но и обеспечивала питание участников экспедиции.
   Наконец командировка в Уссурийский край была оформлена. Николай Михайлович сгорал от нетерпения отправиться в путь. 23 мая он писал в Варшаву своему другу И. Л. Фатееву: "Через три дня, т. е. 26 мая, я еду на Амур, оттуда на р. Уссури, озеро Ханка и на берега Великого океана, к границам Кореи.
   Вообще экспедиция великолепная. Я рад до безумия! Главное, что я один и могу свободно располагать своим временем, местом и занятием. Да, на меня выпала завидная доля и трудная обязанность - исследовать местности, в большей части которых еще не ступала нога образованного европейца. Тем более что это будет первое мое заявление о себе ученому миру, следовательно, нужно поработать усердно"*.
   _______________
   * Д у б р о в и н Н. Ф. Николай Михайлович Пржевальский. Спб., 1890, с. 52 - 53.
  
   Приближался день отъезда. И хоть от Иркутска до Уссури было еще очень и очень далеко, Н. М. Пржевальский уже выезд из города считал началом своего путешествия.
   Первую главу книги о путешествии по Уссурийскому краю он посвящает описанию пути от Байкала до села Хабаровки (ныне город Хабаровск), где в Амур впадает протока Казакевича. Начинает он восторженными словами: "Дорог и памятен для каждого человека тот день, в который осуществляются его заветные стремления, когда после долгих препятствий он видит наконец достижение цели, давно желанной.
   Таким незабвенным днем было для меня 26 мая 1867 года, когда, получив служебную командировку в Уссурийский край и наскоро запасшись всем необходимым для предстоящего путешествия, я выехал из Иркутска по дороге, ведущей к озеру Байкалу и далее через все Забайкалье к Амуру"*.
   _______________
   * П р ж е в а л ь с к и й Н. М. Путешествие в Уссурийском крае. М., 1947, с. 23.
  
   Переплыв Байкал на пароходе, Пржевальский со своими спутниками на почтовых тройках в несколько дней пересек Забайкалье, проехав почти тысячу верст, и 5 июня прибыл в селение Сретенское (ныне г. Сретенск) на реке Шилке, откуда начиналось пароходное сообщение. Через четыре дня путешественники отплыли на пароходе из Сретенска, но через сотню верст пароход сел на мель и получил пробоину. Это было их первое приключение.
   Пржевальский принял решение плыть далее на лодке. Договорившись еще с одним пассажиром, они перетащили вещи в лодку и пустились вниз по течению. Пржевальский был даже рад такому повороту событий: представилась неожиданная возможность лучше познакомиться с местностью, останавливаться там, где окажется что-либо интересное, а заодно и поохотиться.
   С начала пути Пржевальский стал вести полевой дневник, куда записывал свои впечатления. Он описывает и характер рельефа местности, и особенности растительного покрова, и реки, и встречавшихся зверей и птиц.
   14 июня путешественники прибыли к месту слияния Шилки с Аргунью, откуда и начинается великий Амур. Вскоре в станице Албазин Пржевальский пересел на пароход, направлявшийся в Благовещенск, Амур от Албазина меняет свое направление с восточного на юго-восточное. Изменяется и характер его течения: вместо одного сжатого русла река разбивается на рукава.
   Чем дальше к югу, тем больше в лесах появлялось лиственных деревьев и кустарников, среди которых были дуб и лещина, отсутствующие в Сибири. Начался Дальний Восток.
   Пересев в Благовещенске на другой пароход, Пржевальский со спутниками ровно через месяц после выезда из Иркутска, 26 июня, прибыл в Хабаровку, откуда и было намечено начать изучение Уссурийского края.
   Пробыв в Хабаровке несколько дней, Пржевальский отправился на лодке вверх по реке. Собственно, они с помощником почти все время шли берегом, собирая растения, подстреливая птиц для коллекции, проводя топографическую съемку местности, уточняя положение притоков реки Уссури, проводя метеорологические наблюдения.
   Сильные дожди, большая влажность воздуха, характерные для второй половины лета на Дальнем Востоке, осложняли сбор коллекций и затрудняли путешествие. Прибывая к вечеру на отдых в очередную станицу, Пржевальский вместе с Ягуновым сушили травы, набивали чучела птиц. Пржевальский записывал свои наблюдения в полевом дневнике, намечал задачи на следующий день.
   Уссурийская тайга произвела на Пржевальского незабываемое впечатление. В отличие от довольно однообразных сибирских флоры и фауны здесь было необычайное разнообразие видов. "Как-то странно непривычному взору, - писал Пржевальский, - видеть такое смешение форм севера и юга, которые сталкиваются здесь как в растительном, так и в животном мире. В особенности поражает вид ели, обвитой виноградом, или пробковое дерево и грецкий орех, растущие рядом с кедром и пихтой. Охотничья собака отыскивает вам медведя или соболя, но тут же рядом можно встретить тигра..."*
   _______________
   * П р ж е в а л ь с к и й Н. М. Путешествие в Уссурийском крае, с. 42.
  
   Но, как и в сибирской тайге, работе страшно мешали тучи гнуса - кровососущих насекомых: комаров, мошки, слепней. Пржевальский пишет, что кто не испытал сам мук от этих насекомых, тот не может даже приблизительно себе представить тех мучений, какие они доставляют.
   Исследуя берега Уссури, Пржевальский знакомился также с жившими здесь казаками, написал специальную статью о бедственном их положении. Всполошившиеся царские чиновники сфабриковали "опровержение", в котором обвинили молодого исследователя в некомпетентности, в преднамеренном сгущении красок. В своей отповеди клеветникам Пржевальский полностью отмел их доводы и привел новые факты тяжелой жизни уссурийских казаков.
   Через 23 дня после выхода из Хабаровки путешественники прибыли в станицу Буссе, преодолев 509 км пути.
   В 12 км выше станицы Буссе в Уссури впадает река Сунгача - сток озера Ханка. Река чрезвычайно извилиста, но судоходна, и Пржевальский со спутниками, устав от плавания в лодке, наслаждались поездкой на пароходе. Через два с половиной дня после отплытия из Буссе они достигли истока Сунгачи, и перед ними открылась обширная водная гладь озера Ханка.
   Изучению озера Ханка, его фауны и флоры, наблюдениям за пролетами птиц в этом районе Пржевальский посвятил большую часть исследований Уссурийского края. С севера на юг озеро простирается на 95 км. Оно мелководно. Преобладают глубины в 1 - 3 м. Наибольшая глубина во времена Пржевальского была определена в 7,2 м, ныне обнаруженная составляет 10,6 м. Размеры Ханки и глубины значительно изменяются в зависимости от объемов приносимой реками воды. Из-за малой глубины и частых волнений судоходство на озере подчас затруднено.
   Во время первого знакомства с озером Пржевальского особенно поразили обширные заросли лотоса и исключительное обилие и разнообразие рыбы, Как известно, лотос орехоносный (Пржевальский называет цветок по-латыни "нелюмбией") встречается в нашей стране в дельте Волги, в Закавказье и на Дальнем Востоке.
   "Это водное растение, - пишет Пржевальский, - близкий родственник гвианской царственной виктории, разве только ей и уступает место по своей красоте.
   Чудно впечатление, производимое, в особенности в первый раз, озером, сплошь покрытым этими цветами. Огромные (более аршина в диаметре) круглые кожистые листья, немного приподнятые Над водою, совершенно закрывают ее своею яркой зеленью, а над ними высятся на толстых стеблях сотни розовых цветов, из которых иные имеют шесть вершков (25 см) в диаметре своих развернутых лепестков"*.
   _______________
   * П р ж е в а л ь с к и й Н. М. Путешествие в Уссурийском крае, с. 60.
  
   Рыбные богатства озера Ханка Пржевальский объясняет исключительно благоприятными условиями для жизни рыбы и для развития икры - неглубокие, хорошо прогреваемые воды, песчаноилистое дно, болотистые или песчаные берега. Пржевальский перечисляет 33 вида рыб, водящихся в озере. Причем осетры здесь достигают веса 15, а иногда даже более 60 кг.
   Весь август 1867 г. провел Пржевальский со спутниками на озере Ханка, изучая его природу и занимаясь переписью крестьян, живших в трех деревнях на западном берегу озера. В начале же сентября он отправился на юг, к побережью Японского моря.
   В настоящее время Приханкайская низменность и побережье залива Петра Великого - самые заселенные районы Приморского края. Здесь расположены крупнейшие города края - Владивосток и Уссурийск, важнейшие порты - Находка и Восточный, многочисленные рыбачьи поселки, колхозы и совхозы. А сто лет назад край этот только начинал заселяться, но Пржевальский уже тогда отмечал, что плодородные ханкайские степи - лучшее место для будущих поселений.
   Путешественники пересекли по почтовой дороге Приханкайскую низменность, низкий (около 300 м) водораздел между бассейнами озера Ханка и реки Суйфун и спустились по этой реке на лодке к ее устью. Река Суйфун впадает в Амурский залив Японского моря.
   Амурский залив с его знаменитой бухтой Золотой Рог, на берегах которой лежит Владивосток, - одно из ответвлений залива Петра Великого. Берега этого залива изрезаны и образуют вторичные заливы. Из них наибольший - Уссурийский, самый западный - Посьет, восточный - Америка.
   На шхуне "Алеут" Пржевальский отправился в Новгородскую гавань (ныне Посьет)*, лежащую в заливе Посьет.
   _______________
   * В книге приводятся наименования географических объектов, употребляемые Пржевальским; современные наименования по возможности приводятся при первом упоминании в тексте в скобках. На картах даются современные названия.
  
   Около месяца пробыл Пржевальский в Новгородской гавани, исследуя и описывая окрестности залива Посьет.
   Из Новгородской гавани Пржевальский с Ягуновым и двумя солдатами выступили 16 октября. Он наметил маршрут вдоль побережья Японского моря до устья реки Тадуши, затем через хребет Сихотэ-Алинь к реке Уссури. Таким образом он мог ознакомиться с малоизвестной частью Южноуссурийского края. Кроме того, Пржевальский имел служебное поручение переписать крестьян, живущих на Сучане и возле залива Ольги.
   Путь от залива Посьет до устья реки Тадуши был самым трудным участком путешествия. Двигаясь параллельно морскому берегу, путешественники непрерывно преодолевали отходящие от Сихотэ-Алиня отроги и разделяющие их долины. Береговая полоса бедна лесами, но в 10 - 20 км от берега склоны хребтов, разделяющих речные долины, покрыты дремучими, преимущественно лиственными, лесами, где встречалось много различных зверей - диких коз, пятнистых оленей, медведей, кабанов, енотовидных собак, барсуков и других животных.
   Попадались и следы тигра, но охота на него оказалась неудачной. На медведей же Пржевальский охотился часто.
   Сучанская долина восхитила Пржевальского своей красотой, плодородием и необыкновенным обилием фазанов. Эти красивейшие птицы водились в те годы во множестве в Южноуссурийском крае, особенно на морском побережье.
   В охоте, наблюдениях над природой, составлении коллекций, в подробных записях всего увиденного по вечерам быстро проходили дни и месяцы. Осень постепенно сменилась зимой, выпал снег, ударили морозы. Каждый день, в любую погоду совершались длинные переходы. Останавливались на ночлег обычно за час-полтора до заката солнца, чтобы засветло развьючить лошадей, заготовить дрова для костра. Пока готовился ужин (фазан, убитый днем, кусок козы или рыба, а то и просто каша), Пржевальский, разогрев на огне замерзшие чернила, записывал свои наблюдения за день. Подостлав под себя ветви и траву и укрывшись шкурами, путешественники засыпали беспокойным сном. Холод заставлял часто просыпаться и поворачивать к костру то один бок, то другой.
   Часа за два до рассвета солдаты вставали, задавали корм лошадям, готовили завтрак. Горячий чай хорошо согревал. С рассветом вьючили лошадей и отправлялись в дальнейший путь. Обыкновенно Пржевальский шел впереди каравана, иногда отходя в сторону от намеченного маршрута. В полдень останавливались перекусить и произвести метеорологические наблюдения.
   7 декабря экспедиция прибыла в залив Ольги, где путешественники пробыли шесть дней, отдохнули и сменили лошадей. Отсюда отправились к устью реки Тадуши. По долине этой реки поднялись на Сихотэ-Алинь, перевалили через хребет и по долинам рек Лифудзин и Уссури добрались 7 января 1868 г. до станицы Буссе. Здесь Пржевальский и закончил свой осенне-зимний поход, пройдя вьючной тропой 1100 км. В этом походе были собраны основная часть коллекции зверей и птиц Уссурийского края и богатый гербарий.
   С выезда из Хабаровки прошло шесть месяцев. За это время было преодолено более 2250 км. Закончился первый, как бы рекогносцировочный период путешествия по Уссурийскому краю.
   Уже в середине февраля 1868 г. Н. М. Пржевальский вновь отправляется на озеро Ханка, где устраивает свою базу близ истока из него реки Сунгачи. Весна 1868 г. (как позже и весна 1869 г., также проведенная на этом озере) была для Пржевальского самым счастливым временем его путешествия по Уссурийскому краю. Он оставил яркое описание весеннего пробуждения природы на озере Ханка и провел систематические наблюдения за изменениями погодных условий, развитием растительности, изменениями в жизни животного мира. Особенно подробны и интересны его орнитологические наблюдения, Пржевальский фиксирует прилет тех или иных птиц, наблюдает за весенними любовными плясками журавлей, токованием тетеревов. Он тщательно записывает, когда и какие птицы начинают пролетать с юга на север, когда начинается и заканчивается их валовой пролет. Орнитологические наблюдения молодого ученого не потеряли своей ценности и до наших дней. Так, отмечая прилет 13 марта японского ибиса - "самой замечательной и редкой птицы здешних мест", Пржевальский пишет:
   "Появление этого ибиса на озере Ханка в такую раннюю весеннюю пору, когда все болота и озера еще закованы льдом, а термометр по ночам падает до - 13®, составляет весьма замечательный факт в орнитологической географии.
   Даже странно сказать, что в то время, когда эта южная птица прилетает на снежные сунгучинские равнины, вместе с нею, еще в продолжении почти целого месяца, живет здесь белая сова, гнездящаяся, как известно, на тундрах крайнего севера"*.
   _______________
   * П р ж е в а л ь с к и й Н. М. Путешествие в Уссурийском крае, с. 147.
  
   Здесь, на берегах озера Ханка, было сделано более 200 чучел уток разных пород, журавлей, ибисов, бакланов и други

Другие авторы
  • Вронченко Михаил Павлович
  • Краснов Петр Николаевич
  • Анзимиров В. А.
  • Соррилья Хосе
  • Будищев Алексей Николаевич
  • Никитин Виктор Никитич
  • Немирович-Данченко Владимир Иванович
  • Крандиевская Анастасия Романовна
  • Островский Александр Николаевич
  • Карпини, Джованни Плано
  • Другие произведения
  • Рылеев Кондратий Федорович - Наливайко
  • Помяловский Николай Герасимович - Андрей Федорыч Чебанов
  • Гоголь Николай Васильевич - Записки сумасшедшего
  • Розанов Василий Васильевич - В. В. Розанов: биографическая справка
  • Трилунный Дмитрий Юрьевич - Песнь Байрона
  • Невзоров Максим Иванович - Невзоров М. И.: Биографическая справка
  • Кузнецов Николай Андрианович - Кузнецов Н. А.: Биографическая справка
  • Дудышкин Степан Семенович - Дудышкин С. С.: Биографическая справка
  • Анненков Павел Васильевич - Г-н Н. Щедрин
  • Уитмен Уолт - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 416 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа